Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Народ, зависящий от воли одного человека, не может сохраниться, да и не заслуживает этого. Р. Шеридан


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
Демократия
Кому нужны законы
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


27.11.2022, воскресенье. Московское время 12:54


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Введение

Эта книга является попыткой принять всерьез представление о демократии как о «народовластии», т.е. как о процессе коллективного управления сложной социальной системой и посмотреть, к каким следствиям в теории демократии такое представление приводит.

Достаточно очевидно, что при таком взгляде на демократию расхождения со стандартным подходом, рассматривающим демократию просто как форму правления, в рамках которой регулярно проводятся свободные и честные выборы в условиях политического плюрализма и свободы слова, будут довольно существенными. Для реального коллективного управления социальной сложностью участия в выборах раз в четыре года явно не достаточно.

Наиболее естественной формой совместного принятия решений коллективом людей являются переговоры. Следовательно, демократия, понимаемая как «народовластие», должна представлять собой процесс переговоров. Регулярно повторяющиеся выборы в сочетании со свободной предвыборной кампанией также можно рассматривать как особую форму переговоров, - «молчаливый торг». Тем не менее последовательный взгляд на демократию как на переговорный процесс очень многое меняет и в постановке наиболее важных вопросов и в выводах о происхождении и возможных реализациях этого политического феномена. Демократические институты представляют собой своего рода «коллективный разум». Если рассматривать демократию как институционализацию «коллективного разума», то в центре нашего внимания неизбежно оказываются следующие вопросы: 1) каким образом вообще могла возникнуть идея народовластия, т.е. власти «коллективного разума»? 2) Какие социальные условия и установки культуры лежат в основе разделения институционального и неинституционального типа демократии? 3) Как из элементарных демократических практик выросла сложная система демократических политических институтов западного типа?

Нетривиальность самой проблемы «коллективного разума» демонстрируется в первых пяти главах этой книги. В следующих пяти главах рассматривается вопрос о том, в каких условиях и исходя из каких предпосылок столь сложная идея вообще могла появиться. То, что кажется очевидным образованному европейцу и сейчас представляется почти бессмысленным многим из тех, кто воспринял иные традиции политической культуры. Сам факт отсутствия каких-либо следов идеи демократии в исключительно развитых цивилизациях Ближнего Востока или Восточной Азии уже само по себе свидетельствует о то, что эта идея не является ни простой, ни очевидной.

По существу демократия как целостная система возникла спонтанно только в некоторых частях Европы — в Северном Средиземноморье в период античности и затем в Италии и Северной Европе в Средние века и утвердилась окончательно в Швейцарии, Нидерландах, Великобритании, а затем в Северной Европе и США в 17-19 вв. Только на севере Европы демократическое развитие было непрерывным — без катастрофических сломов общественного устройства, террора, многочисленных гражданских войн, тоталитарных режимов и т.п. Следовательно, вопрос «почему демократия существует?» не такой простой и такой очевидный. По-видимому, требуют анализа те специальные условия, в которых возникали сначала демократические практики, а затем и целостные демократические политические системы. Если бы этот вопрос был тривиальным, мы смогли бы наблюдать спонтанное развитие демократических практик и институтов повсеместно.

Именно своеобразная региональная эксклюзивность демократических политических систем позволяет усомниться в том, что демократию можно свести к некой простой формуле типа «честные и свободные выборы + свобода слова» или что-то в этом роде. Между тем именно такого рода сверхупрощенные критерии используются, например, различными международными организациями для оценки степени демократичности того или иного политического режима. Так что более глубокое исследование проблемы демократии как переговорного процесса имеет и достаточно очевидную практическую значимость. Кроме того, применение упрощенных критериев создает уверенность в том, что там, где эти критерии выполняются и имеется определенная тенденция поддержания демократических институтов, «все в порядке». Как я надеюсь показать ниже, дело обстоит далеко не так просто: вопрос о роли переговоров в функционировании демократии как политической системы приводит к множеству других, не столь на первый взгляд простых вопросов.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2022  Карта сайта