Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Демократия штука дорогая и не каждому государству по карману. Неизвестный автор


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


01.12.2021, среда. Московское время 04:43


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ

У ОБСЕ нет ничего против победы Путина

В ответ на материалы о фактах грубой фальсификации результатов проходивших в этом году президентских выборов представитель европейских наблюдателей, следивших за ходом голосования в марте, заявил на этой неделе, что, если суд не докажет обратное, его организация будет придерживаться своей первоначальной оценки выборов, которые, по ее мнению, проводились в полном соответствии с законом.

«Я придерживаюсь того, что было сказано в нашем предварительном заявлении и отчете», - подтвердил Храир Бэлиан, руководитель группы по наблюдению за выборами Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, или ОБСЕ, которая совместно с Бюро по делам демократических институтов и прав человека занималась организацией работы наблюдателей.

В заявлении ОБСЕ говорится, что проходившие 26 марта президентские выборы «свидетельствуют о дальнейшем прогрессе в консолидации процесса проведения демократических выборов».

В последующем отчете организации также отмечается, что выборы являются «важной вехой в эволюционном процессе становления представительной демократии в Российской Федерации».

Бэлиан сделал это заявление в ответ на публикацию в газете «Москоу таймc» от 9 сентября материалов, свидетельствующих о многочисленных случаях фальсификации результатов голосования на проходивших в марте президентских выборах.

В публикации были представлены доказательства того, что в урны для голосования подкидывали дополнительные бюллетени, что создавались списки «несуществующих» избирателей, сжигались бюллетени, поданные за кандидатов от оппозиции, и на избирателей оказывалось давление со стороны местных администраций. Все эти материалы позволяют предположить, что фактов фальсификации было достаточно для того, чтобы повлиять на благоприятный исход выборов в пользу Владимира Путина.

«Мы не имеем достаточно ресурсов на проведение расследования такого рода, как те, которые были опубликованы в газете «Москоу таймс», - заявил Бэлиан.

Если российские суды приступят к рассмотрению дел о фальсификации выборов и примут решения в пользу истцов, добавил он, «мы с огромной радостью изменим свою нынешнюю точку зрения по этому вопросу».

Тем временем, российские наблюдатели указывают на то, что в большинстве случаев избирательные комиссии отказываются принимать жалобы на нарушения, допущенные в ходе мартовских выборов.

По словам юрисконсульта КПРФ Виталия Константинова, в районные, городские и областные или республиканские суды было подано около 200 исков в связи с нарушениями в ходе президентских выборов. Кроме того, как он сообщил, в прокуратуры и отделения милиции было подано еще 1000 жалоб, и более 200 жалоб было направлено в избирательные комиссии разных уровней.

На сегодняшний день, по словам Константинова, прокуратуры признали факты нарушения закона о выборах лишь в 10 процентах жалоб. В 50 процентах жалоб факты нарушения были опровергнуты, и 15 процентов, жалоб остались без ответа. По его словам, по остальным жалобам ведется расследование.

«Время судебных разбирательств пока еще не пришло», -заявил он.

Влияние на ход выборов международных наблюдателей из таких организаций, как ОБСЕ, может быть крайне незначительным. Как сообщил Бэлиан, в день выборов в России работало всего около 400 наблюдателей, которые разъезжали по стране небольшими группами по два человека.

Каждая группа должна была побывать на 10-15 избирательных участках, находясь на одном месте не более часа. В целом, представители ОБСЕ побывали с краткими визитами всего на 3 проц. из 95.000 избирательных участков, разбросанных по всей территории России.

Как же проходили эти краткие визиты?

«Наблюдатели ОБСЕ провели всего пять минут на нашем избирательном участке, - вспоминает Paмай Юлдашев, руководитель молодежного движения «Азатлык» в Татарстане и член избирательной комиссии на участке N 418 в Казани. - Они быстро все осмотрели и сказали, что да, у нас есть столы для членов комиссии, будки для голосования со шторками, где избиратели могут заполнить бюллетени и опечатанные урны для бюллетеней. Они сказали, что на нашем участке все в порядке. После чего уехали».

По словам Юлдашева, он рассчитывал на то, что наблюдатели задержатся на участке и посмотрят, как проходят выборы хотя бы спросят российских коллег о том, что их беспокоит, но этого не произошло.

В тот же день Юлдашев застал другого члена его избирательной комиссии за внесением в регистрационные списки «несуществующих» избирателей. Он попытался этому помешать, но его коллеги вызвали милицию и, в итоге, его оштрафовали на 50 рублей за нарушение общественного прядка.

Путин получил в Татарстане 68,76 проц. голосов.

«Не считая очень немногочисленных случаев нарушений, о которых сообщили нам наши наблюдатели, ездившие по стране, и того, что в некоторых районах не было наблюдателей, в том числе в Чечне и Дагестане, мы не обнаружили абсолютно ничего серьезного, что нарушало бы процесс выборов», - заявил Бэлиан.

Самые серьезные нарушения, судя по всему, имели место именно в этих двух республиках, в которые ОБСЕ из соображений безопасности решила не направлять своих наблюдателей. По словам Бэлиана, заблаговременно было официально объявлено только о решении не посылать наблюдателей в Чечню, что означает, что Центральная избирательная комиссия знала о том, что там не будет международных наблюдателей.

В конце концов, ЦИК объявил, что за Путина проголосовали 190.000 человек, или половина населения Чечни, и это просто ошеломляющие результаты для республики, которая разорена в результате продолжающегося конфликта с Россией.

Между тем, документы из Дагестана свидетельствуют о том, что 551.287 из 887.853 голосов, которые официально получил Путин, образовались из воздуха. Только эти цифры составляют четвертую часть от перевеса в 2,2 миллиона голосов, которые, в конечном счете, позволили Путину одержать победу в первом раунде президентских выборов.

Могли ли западные наблюдатели обнаружить эти нарушения? Пожалуй, нет, учитывая ограниченность во времени их работы и немногочисленный состав.

Тем не менее, один наблюдатель ОБСЕ, англичанин по национальности, заявил, что лично он был свидетелем ряда процедурных нарушений при подсчете голосов.

Профессор Джефф Глейзер, лектор Института политических и международных исследований Лидского университета, был исключением среди подавляющего большинства наблюдателей - он провел всю ночь в штабе Приволжской территориальной комиссии Казани.

Глейзер обладает большим опытом работы в качестве наблюдателя и говорит по-русски. По его словам, за время его пребывания в штабе комиссии - с 9 часов вечера 26 марта до полудня 27 марта - он стал свидетелем процедурных действий, которые противоречат содержащемуся в отчете утверждению о том, что «на местах, где наблюдатели следили за внесением данных из протоколов в компьютер, данные которые заносились в компьютер полностью соответствовали результатам, указанным в протоколах».

«На мой взгляд, все происходило довольно хаотично», - заявил он.

В начале вечера Глейзер заметил, что поправки в протоколы, которые приносили в территориальную комиссию с участков, вносились вручную, если в них обнаруживали математические несоответствия. По закону о выборах, такие протоколы следует отсылать назад в участки для проведения пересчета в присутствии наблюдателей, зарегистрированных на этом участке.

Вместо этого, как рассказал Глейзер, «они замазывали какие-то цифры корректирующей жидкостью, хотя использовать замазку в протоколах не разрешается».

«Когда я заглянул в протоколы, которые они исправили, то видел эти замазанные цифры. Они также заполняли новые протоколы, на совершенно новых бланках», - добавил он.

Глейзер не вмешивался в происходящее на его глазах.

По словам руководителя группы экспертов Бэлиана, наблюдателям ОБСЕ разрешается только сообщать о нарушениях, не вмешиваясь в процесс работы. Как сказал Бэлиан, он не может припомнить какие-либо серьезные нарушения, о которых бы сообщалось из Татарстана.

Глейзер рассказал, что представителиизбирательных комиссий явно забеспокоились, когда он начал наблюдать за тем, как председатель участковой комиссии диктует машинистке цифры из исправленного протокола.

Глейзер рассказал и о том, что председатель территориальной комиссии быстро выпроводил из комнаты всех руководителей участков, увещевая их сдавленным шепотом: «Что же вы делаете? У нас же здесь наблюдатель из ОБСЕ!»

«Возможно, он подумал, что это не предусмотрено процедурами или что-то делается неправильно, трудно сказать», - пояснил Глейзер.

По его словам, в помещениях все время толпились люди. Одни приносили протоколы прямо в хозяйственных сумках. Другие - в том числе начальник милиции Приволжского района и глава районной администрации - находились там без какой-либо видимой причины. Начальник милиции большую часть времени находился в комнате, где машинистке диктовали цифры из протоколов. У него в руках Глейзер видел несколько свернутых протоколов с избирательных участков.

Когда подсчет был завершен, данные, внесенные в компьютер, сверили с исходными протоколами и исправили неточности.

Затем председатель территориальной комиссии начал вносить исправления в компьютерную распечатку данных, сверяя их с данными в других распечатках. По мнению Глейзера, это было «довольно любопытное» зрелище.

«Но когда был готов окончательный протокол для районной комиссии, его не ввели в компьютер. Почему? Да потому, что когда его подготовили, а это было 10:30 утра, компьютер уже увезли в районную администрацию».

Как рассказал Глейзер, секретарю комиссии пришлось ехать в районную администрацию, чтобы вводить цифры в их компьютер.

«На мой взгляд, такие процедурные действия являются незаконными», - отмечает Глейзер, при этом добавляя, что у него сложилось впечатление, что чиновники пытались подогнать данные под какое-то заранее оговоренное количество голосов, поданных за их кандидата.

Но, по мнению Глейзера, его наблюдений явно недостаточно для того, чтобы аннулировать результаты выборов.

«На мой взгляд, эти процедурные нарушения, неподтвержденные прямыми уликами, не могут использоваться как доказательства в поддержку обвинений в фальсификации».

«Мои собственные наблюдения в Приволжском районе [в штабе территориальной избирательной комиссии], хотя и вызывают беспокойство, не позволяют мне сделать вывод о том, что там происходило что-то противозаконное».

По словам руководителя группы экспертов Бэлиана, он не знал, что в Татарстане работал наблюдатель ОБСЕ.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта