Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Вы выиграли выборы, а я — подсчет голосов. Анастасио Сомоса (младший), президент Никарагуа


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


07.12.2021, вторник. Московское время 23:16


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Глава 7. Международное право, сравнительное правоведение и нормы права

Введение

Право граждан участвовать в управлении страной посредством законных и периодически проводимых выборов уже давно признано в соответствии с международным правом в области прав человека. В нескольких наиболее важных международных и региональных договорах, а также других документах формулируются четыре элемента, составляющие ядро этого права:

всеобщее и равное право голоса; тайное голосование; проведение выборов с разумной периодичностью; а также отсутствие дискриминации среди избирателей, кандидатов или партий37. Однако, несмотря на то, что право на участие в политической жизни закреплено в большом количестве договоров, касающихся прав человека, оно лишь недавно стало повсеместно восприниматься в качестве фундаментального права, и лишь в последние годы в качестве важного элемента этого права стали рассматриваться вопросы доступа к средствам массовой информации.

Быстрая эволюция прав, касающихся участия в политической жизни, является результатом двух факторов: первое - сближение государственных воззрений относительно важности демократических прав, которое сопровождало окончание холодной войны, и которое было отражено в документах, принятых в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ); и второе - выработка норм, особенно после 1989 года, Организацией Объединенных Наций (ООН), а также Организацией Американских Государств (ОАГ) в сочетании со стремлением государств принять эти нормы38.

Организация Объединенных Наций наблюдала за целым рядом выборов, первоначально выполняя свою роль в процессе деколонизации; а затем, начиная с Никарагуа в 1989 году, в соответствии со своим мандатом по поддержанию мира и совсем недавно в рамках программ по предоставлению консультационных услуг и технического содействия39.

Организация американских государств впервые осуществляла наблюдение за приведениями выборов в 1962 г., и Межамериканская комиссия по правам человека издала целый ряд заявлений нормативного характера, в которых, помимо прочего, настоятельно утверждалось (впервые в 1990 г. при рассмотрении выборов в Мексике), что нарушение права участия в выборах является предметом озабоченности международного сообщества40. Учитывая растущее принятие обязательного статуса права участвовать в выборах, нормы Организации Объединенных Наций и Организации американских государств сейчас могут рассматриваться в качестве части нормативного процесса дальнейшего уточнения этих прав.

В первом разделе настоящей главы рассматриваются международные и сравнимые нормы и юриспруденция, являющаяся основой права на свободу политической коммуникации, включая право кандидатов свободно выражать свои точки зрения в средствах массовой информации, а также право населения иметь доступ к этим точкам зрения. Первый подраздел, суммируя существующие точки зрения, представляет право на участие в политической жизни в том виде, как сформулировано в ведущих договорах по травам человека и других соответствующих документах. В следующих подразделах рассматриваются различные аспекты права на свободу выражения и отсутствие дискриминации, которое лежит в основе права равного доступа к правительственным средствам массовой информации для политических партий и кандидатов в ходе избирательных кампаний. Эти подразделы формулируются в соответствии с международным правом и сравнительным правоведением, а также на основе норм и стандартов, разработанных группами Организации Объединенных Наций, занимающимися наблюдением за ходом выборов. Второй раздел предлагает нам краткое рассмотрение инициатив в области оказания технического содействия и мониторинга выборов со стороны межправительственных и неправительственных организаций.

7.1. Международное право и сравнительное правоведение

7.1.1. Право на участие в политической жизни

Статья 21 Всеобщей декларации прав человека является первым заявлением в отношении права человека на участие в политической жизни в период после Второй мировой войны. Единогласно принятая Генеральной ассамблеей в 1948 году, Всеобщая декларация является выдающимся развитием обязательств в области прав человека, изложенных в Уставе Организации Объединенных Наций. Если во время ее принятия эта декларация рассматривалась в качестве заявления основных принципов, сегодня она принимается многими в качестве документа, содержащего строгие обязательства, подлежащие выполнению всеми «членами международного сообщества»41.

Гражданские и политические права, изложенные во Всеобщей декларации, были уточнены и кодифицированы в Международном договоре о гражданских и политических правах, который вступил в силу в 1976 г. По состоянию на июль 1994 Г. участниками этого Международного договора были 127 государств, что делает настоящий договор международным инструментом с самым большим количеством участников, гарантирующим право на свободные выборы. Статья 25 этого договора предусматривает в своей соответствующей части:

Каждый гражданин имеет право и возможность без каких-либо разграничений, упомянутых в Статье 2 [включая политическое мнение], и без необоснованных ограничений: ... (в)Голосовать и быть избранным в ходе законных, периодически проводимых выборов, на которых реализуется всеобщее и равное право голоса и которые проводятся тайным голосованием, гарантируя свободное волеизъявление избирателей; ....

Статья 3 Первого протокола к Европейской конвенции по правам человека (участниками которой являются 28 стран), а также Статья 23 Американской конвенции по правам человека (25 стран-участниц) гарантируют право на участие в политической жизни в аналогичных формулировках42. Статья 13 Африканской хартии по правам человека и народов также упоминает это право, хотя и в несколько более ограниченном виде43.

Наиболее подробно изложенные положения в отношении прав граждан участвовать в выборах содержатся в трех документах, принятых СБСЕ, которые сегодня насчитывают 53 страны-участницы. Хотя документы СБСЕ и не являются договорами и поэтому не носят обязательного ДЛЯ выполнения характера со стороны стран-участниц, многими странами они воспринимаются как документы, накладывающие обязательства на страны-участницы, а не просто как документы, содержащие рекомендательные нормы.

Среди рассмотренных выше документов лишь документы СБСЕ ясно признают право доступа к средствам массовой информации для всех политических группировок и отдельных лиц в качестве одной из сторон права на участие в политической жизни. В Копенгагенском документе от июня 1990 г. страны-участницы берут на себя обязательства «обеспечить, чтобы волеизъявление народа служило основой полномочий правительства» путем обеспечения, помимо прочего, того, чтобы никакие правовые или административные препятствия не стояли бы на пути открытого доступа к средствам массовой информации на не дискриминационной основе для всех политических группировок и лиц, желающих участвовать в выборном процессе44.

Хотя договоры по правам человека в прямых формулировках не включают право кандидатов, участвующих в политической борьбе, на доведение своей точки зрения до избирателей через средства массовой информации или право населения на свободный доступ к точкам зрения кандидатов, эти права твердо зафиксированы в правах, определенных договорами на свободу выражения и отсутствие дискриминации. Причем не имеет никаких практических последствий тот факт, является ли источником этих прав - выполнение которых вне всяких сомнений является исключительно важным при проведении любых законных выборов - право на участие в политической жизни само по себе или права на свободу выражения и отсутствия дискриминации. В связи с тем, что право на участие в политической жизни в течение десятилетий считалось носящим противоречивый характер, большинство законов в этой области появилось под влиянием принципа свободы выражения.

В следующих разделах приводятся заявления международных трибуналов и национальных судов, которые поддерживают право политических партий на доступ к правительственным средствам массовой информации, особенно правительственным радио- и телевизионным станциям на не дискриминационной основе. Многие из этих заявлений сделаны Европейским Судом или Комиссией по правам человека (которые интерпретируют и применяют Европейскую конвенцию по правам человека). Это объясняется тем фактом, что европейские трибуналы играли наиболее активную роль в разрешении судебных дел, в ходе которых рассматривались проблемы свободы волеизъявления. В свете того факта, что различные международные трибуналы имеют тенденцию полагаться на юриспруденцию друг друга, особенно при интерпретации аналогичных положений45, решения европейских органов могут восприниматься как имеющие более глобальное значение. Делается также ряд ссылок на решения национальных судов. Представляется, что международные трибуналы, а также национальные органы все в большей степени обращаются к прецедентному праву, особенно к тем прецедентам, которые интерпретируют фундаментальные положения, касающиеся прав, с тем, чтобы обогатить информацией свою собственную судебную практику46.

7.1.2. Свобода политических дебатов в качестве фундаментального права

Свобода политических дебатов была признана в качестве главного базиса демократического общества существующими институтами и правительствами во всем мире. Европейский Суд по правам человека отметил в 1978 г. в своем примечательном решении, например, что «свобода политических дебатов является ядром концепции демократического общества»47.

Фундаментальная значимость свободы политического волеизъявления в значительной степени основывается на важности того, чтобы электорат обладал необходимой информацией о функционировании подлинно демократического общества. Техническая группа Организации Объединенных Наций в своем докладе по референдуму в Малави констатировала: «Для того чтобы избиратели смогли сделать сознательный, основанный на должном информировании выбор, тдавая свои голоса за того или иного кандидата на избирательном участке, необходимым условием этого является активное использование права свободы [волеизъявления]»48.

Аналогичное заявление было сделано Верховным Судьей Нигерии Энугу:

Свобода слова вне всяких сомнений является первоосновой любого демократического общества, так как без свободного обсуждения, особенно политических вопросов, окажется невозможным просвещение или образование населения, так необходимое для должного функционирования ответственного правительства и осуществления им соответствующих процессов49.

Израильский Верховный Суд заявлял:

Реальная демократия и свобода слова являются одним целым. Свобода слова дает возможность каждому индивидууму выработать его или ее собственное независимое мнение при принятии решений, что жизненно необходимо в любом демократическом государстве. Существо демократических выборов заключается в возможности иметь доступ к точкам зрения, основанным на информации, оценить их и представить на широкое открытое обсуждение...50.

Джеймс Медисон - один из тех, кто принимал самое активное участие в разработке Американской конституции выступал не менее эмоционально:

Любое народное правительство, лишенное исходящей от народа информации или средств приобретения такой информации, является ни чем иным, как прологом к фарсу или трагедии или, вероятно, и того, и другого. Знание будет всегда руководить невежеством. И народ, который стремится управлять своей судьбой, должен вооружить себя той силой, которую дает знание51.

7.1.3. Роль прессы в информировании населения и контролировании действий правительства

Свобода средств массовой информации является необходимым условием для того, чтобы население смогло воспользоваться своим правом на свободу волеизъявления и получение информации. Межамериканский суд по правам человека заявил: «Именно средства массовой информации превращают в реальность свободу волеизъявления»52.

Европейский Суд признал, что свобода средств массовой информации является одним из самых важных механизмов обеспечения информированности граждан:

Свобода прессы предоставляет населению одно из лучших средств приобщения к существующим точкам зрения и формирования своей точки зрения в отношении идеи и подходов к различным проблемам их политических лидеров. В частности, она дает возможность политикам реагировать в своих выступлениях на те проблемы, которые существуют в общественном мнении; она, таким образом, дает возможность каждому принимать участие в свободных политических дебатах, которые являются ядром концепции любого демократического общества53.

За прессой также признается важнейшая роль в информировании населения о делах, представляющих всеобщий интерес, а также роль «сторожевого пса, стоящего на страже населения»:

На [прессу] возложена ответственность за предоставление информации и идей по вопросам, представляющим всеобщий интерес. Но дело не только в том, что пресса должна предоставлять такую информацию и идеи: население, кроме того, должно иметь право получать эту информацию и идеи. В противном случае, пресса не смогла бы играть свою основную роль «сторожевого пса на службе населения»54.

Суммируя вышесказанное, можно сказать, что пресса и другие средства массовой информации, включая радио и телевидение, признаются в качестве механизмов, имеющих две общественные функции: информировать население и действовать в качестве «сторожевого пса». Эти общественные функции не накладывают на прессу обязательств, подобных тем, которые возложены на правительство в отношении уважения и обеспечения уважения выполнения фундаментальных прав. В частности, отдельные органы средств массовой информации не обязаны выполнять обе из вышеприведенных функций или какую-либо одну из них. Скорее наоборот, признание в международном праве того, что средства массовой информации обслуживают общественные интересы, накладывает обязательства на правительство, которое должно следить за тем, чтобы средства массовой информации в целом имели бы возможность выполнять свои функции.

В частности, правительства обязаны не чинить препятствий реализации принципа независимости редакции. Какие-либо карательные меры против прессы за опубликование информации и мнений в отношении вопросов, представляющих всеобщий интерес, недопустимы, за исключением каких-то особых обстоятельств, в силу того, что такие карательные меры, по всей вероятности, «послужат сдерживающим фактором для журналистов, призванных вносить свой вклад в общее обсуждение вопросов, затрагивающих жизнь общества»55.

Кроме того, правительства обязаны обеспечить плюрализм средств массовой информации, способствовать функционированию, а также предоставить доступ к различным источникам информации56. За исключением особых условий, данные положения требуют того, чтобы правительства создавали возможности для свободной деятельности частных телевизионных и радиостанций57. Европейский Суд подчеркивал, что «государства являются гарантом в последней инстанции принципа плюрализма», а также что плюрализм необходим для успешного выполнения средствами массовой информации их общественных функций: «Это соображение представляется особенно важным по отношению к аудиовизуальным средствам массовой информации, программы которых имеют огромную аудиторию»58.

Более того, хотя правительства могут регулировать технические аспекты радио и телевещания, распределение частот может осуществляться посредством справедливой и недискриминационной системы, и правительства не будут иметь возможности введения ограничений на содержание передач, за исключением отдельных случаев введения таких ограничений, которые допустимы применительно к свободе прессы59.

Однако частные станции не могут заменить общественные радио- и телевизионные станции, и правительства должны создавать общественные радио- и телевизионные каналы, которые получают достаточные средства и свободны от правительственного вмешательства в принятии редакционных решений60. Если правительство контролирует или поддерживает какую-либо вещающую станцию, эта станция должна выполнять обе общественные функции средств массовой информации.

7.1.4. Свобода волеизъявления: права политических партий и отдельных лиц на доступ к правительственным вещающим средствам массовой информации в ходе избирательных кампаний

Международные стандарты и положения прецедентного права со всей ясностью показывают, что правительства имеют негативные обязательства в отношении невмешательства в процесс предоставления информации средствами массовой информации или ораторами. Хотя ни один из существующих международных трибуналов не рассматривал прямо позитивные обязательства какого-либо правительства в ходе избирательной кампании в отношении передачи по электронным средствам массовой информации точек зрения политических кандидатов на контролируемых правительством каналах, международные нормы, отличные от спектра государственной практики, подтверждают, что эти обязательства, действительно, широко признаются.

Несколько национальных судов пришли к заключению, что политические партии имеют право доступа к электронным средствам массовой информации и права на телевизионное и радио время в качестве необходимого аспекта права на свободу политической коммуникации в свете огромного влияния радио и телевидения на общественное мнение, а также на общественный характер средств массовой информации, принадлежащих правительству.

Например, Верховный Суд Тринидада и Тобаго принял решение в отношении того, что «фундаментальное право свободы слова требует открытия телевизионных средств массовой информации для программ политического характера» при условии лишь разумных ограничений61. Один из оппозиционно настроенных членов парламента представил жалобу в отношении того, что ему было отказано в передаче его заранее записанной политической речи Государственной телевизионной компанией Тринидада и Тобаго. В своем решении, что действия телевизионной станции нарушают право свободы слова, Верховный Суд заметил:

В связи с тем, что телевидение является наиболее мощным средством коммуникации в современном мире, по моему мнению, беспочвенным является постулирование того, что свобода выражения политических воззрений наделяется тем же смыслом, которое придается этому понятию Конституцией без соответствующего инструмента обеспечения выражения таких точек зрения на телевидении. Дни ораторов-одиночек прошли, так же как и дни распространения политических взглядов в брошюрах ... .

Суд пришел к заключению, что на правительство может быть оказано воздействие с тем, чтобы оно приняло правило в отношении радио- и телевизионного вещания в плане выделения эфирного времени для политических программ в ходе избирательных кампаний, а также даже в течение периодов между всеобщими выборами. Как ТТТ (телевидение Тринидада и Тобаго) так и Генеральный прокурор, направили соответствующую апелляцию, и по этой апелляции было принято решение, подтверждающее правильность решения Верховного Суда62.

Основной Высокий Суд Замбии рассмотрел директиву, изданную президентом Каундой в ходе подготовки к многопартийным выборам 1991 года, в которой трем газетам, находящимся под контролем правительства, предписывалось не освещать заявления, сделанные членами основной оппозиционной партией, Движением за многопартийную демократию, и не размещать их рекламу63. Суд принял решение, что данная директива является неконституционной, так как она нарушает принцип конституционной защиты и свободы волеизъявления и не является разумно оправданной в демократическом обществе. Суд заявил:

В связи с тем, что истцам не было разрешено публиковать свои точки зрения по политическим вопросам в государственных газетах, и в качестве необходимого следствия даже посредством радио и телевидения, они были лишены возможности использовать принцип свободы волеизъявления ... .

Суд представил следующие комментарии о должной роли средств массовой информации, принадлежащих государству:

В случае с газетой эти средства массовой информации должны функционировать на основе принципов журнализма и этики и должны быть свободны от любого внешнего вмешательства. Эти принципы диктуют предоставление возможности освещения всех достойных внимания событий, независимо от источника таких новостей. Все что является менее значимым, чем это, а обществу очень легко оценить, работает ли данная газета в соответствии с четкими журналистскими принципами и этикой, является неприемлемым со стороны средства массовой информации, печатного или какого-либо другого органа, принадлежащего государству.

Миссии Организации Объединенных Наций по наблюдению за ходом выборов, по крайней мере, в последние годы, регулярно призывали к обеспечению «справедливого» доступа к средствам массовой информации для всех зарегистрированных партий64. Так, наблюдатели Организации Объединенных Наций, присутствовавшие на выборах 1989 г. в Никарагуа, отметили, что на этих выборах отмечался очень важный элемент справедливого проведения выборов, так как «все политические партии имели равный доступ к государственному радио и телевидению как с точки зрения предоставления эфирного времени, так и с точки зрения продолжительности предоставленного времени»65.

Подобным же образом Техническая группа Организации Объединенных Наций на референдуме в Малави подтвердила важность соблюдения принципа свободы волеизъявления для обеспечения справедливости выборов. Хотя дело не дошло до констатации того, что был обеспечен равный доступ к средствам массовой информации, контролируемым государством в соответствии с обязательными для выполнения положениями международного права, эта группа все же заявила, что обеспечение такого доступа было делом обычным. Подразумеваемое выраженное предположение заключалось в том, что любое отклонение от обычной нормы несет в себе презумпцию несоблюдения международных стандартов:

В случае с правительственными средствами массовой информации нормальной практикой является то, что равный доступ, как с точки зрения эфирного времени, так и продолжительности предоставляемого времени, должен обеспечиваться конкурирующим сторонам для того, чтобы они имели возможность представить свои аргументы66.

Наиболее подробные рекомендации в отношении средств массовой информации были опубликованы Организацией Объединенных Наций через Переходные органы Организации Объединенных Наций в Камбодже (UNTAG). Эти рекомендации имели целью «обеспечить развитие свободных и демократических средств массовой информации» в ходе подготовки к майским выборам 1993 г. и в ходе последующего периода времени67. Принцип справедливого доступа к средствам массовой информации для всех партий, участвующих в предвыборной борьбе, был предметом всеобщей озабоченности68.

7.1.5. Отсутствие дискриминации и обязательность соблюдения баланса: обязательства контролируемых средств массовой информации по опубликованию точек зрения оппозиций

Право политических партий и кандидатов на доступ к правительственным средствам массовой информации получает мощную поддержку со стороны тех, кто придерживается принципов строгого запрещения дискриминации, включая такие запрещения на основании политических воззрений, в соответствии с международным правом.

Пункт 1 Статьи « Международного договора декларирует, что правительства обязаны как воздерживаться от дискриминации, так и обеспечивать такое положение, при котором отдельные страны-участницы не проводили бы политику дискриминации по вопросам, затрагивающим возможности реализации фундаментальных прав:

Каждое государство-участник настоящего Договора берет на себя обязательство уважать и обеспечивать для всех лиц на своей территории, а также лиц, находящихся под юрисдикцией данного государства, права, признанные в настоящем Договоре без разграничения какого-либо рода, таких, как различия по расовому, половому, языковому, религиозному, политическому или другому принципу национальной или социальной принадлежности, имущественному статусу, по рождению или какому-либо иному статусу.

Другие договоры в области прав человека предусматривают аналогичные обязательства69. Таким образом, если средства массовой информации, контролируемые правительством, предоставляют эфирное время правящей партии, как для прямых выступлений в эфире или путем освещения соответствующих новостей, то данное средство массовой информации обязано предоставить аналогичное время конкурирующим с руководящей партией политическим партиям на не дискриминационной основе.

Наиболее уместное заявление, сделанное по данному вопросу каким-либо международным трибуналом, было опубликовано Европейской комиссией по правам человека по поводу непринятия заявки одной из ассоциаций, которой Британской радиовещательной корпорацией (Би-би-си) было отказано в эфирном времени в ходе избирательной кампании на основании того, что политикой Би-би-си является представление эфирного времени только политическим партиям. Комиссия выразила свое мнение в отношении того, что, несмотря на то, что Статья 10 Европейской конвенции (гарантирующей свободу волеизъявления) не предоставляет общего права доступа к средствам массовой информации, политическая партия или другое юридическое лицо имеет право на эфирное время, если такое время было предоставлено другим партиям или юридическим лицам:

Представляется очевидным, что свобода «распространения информации к идей», являющаяся частью права на свободу волеизъявления в соответствии со Статьей 10 Соглашения, не может интерпретироваться как включающая общее и неограниченное право доступа любому гражданину или организации к эфирному времени на радио или телевидении для выражения своего мнения. С другой стороны, комиссия считает, что отказ предоставления эфирного времени одной или более конкретным группам или лицам может в конкретных обстоятельствах явиться основанием для предпринятая определенных действий в соответствии со Статьей 10 или Статьей 10 вместе со Статьей 14 Соглашения [запрещения дискриминации]. Такая проблема может возникнуть в принципе, например, в том случае, если одна политическая партия лишается эфирного времени в ходе предвыборной кампании, тогда как другие партии такое эфирное время получают70.

К «Европейской комиссии не обращались по поводу принятия решения в отношении более масштабного вопроса о том, имеют ли политические партии права доступа к электронным средствам массовой информации в ходе избирательных кампаний в качестве одного из аспектов права на свободу волеизъявления, независимо от вопроса предоставления равного доступа, если такой доступ предоставлен какой-либо партии. Европейской комиссией данный вопрос не рассматривался.

Израильский Верховный Суд принял решение в отношение того, что положение о выборах должно интерпретироваться в свете фундаментальных принципов свободы слова и равенства. Несмотря на то, что положение о выборах запрещает передачу пропагандистских материалов, относящихся к выборам (за исключением времени, отводимого для заявлений соответствующих партий), Суд принял решение, что это условие должно трактоваться в узком смысле и применяться только к «заявлениям, доминирующей целью которых является оказание воздействия на избирателей». Заявления, имеющие основной целью, например, доведение информации, содержащей какие-то новые сведения, (на основании стандартов объективного зрителя) не могут исключаться как пропагандистские; если такая информация была передана, принцип равенства требует передачи точек зрения конкурентов71.

Доклад Технической группы Организации Объединенных Наций по референдуму в Малави, где говорится об обязательствах придерживаться принципа недискриминации, указывает, что «информация, предоставленная правительственными средствами массовой информации, не должна быть ориентирована в пользу той или иной стороны».

7.1.6. Право на ответ, исправление или опровержение в правительственных средствах массовой информации

Несколько национальных судов приняли решения, что их конституционные гарантии свободы волеизъявления и принципа недискриминации требуют от правительственных средств массовой информации публикации ответов критиков правительства на правительственные заявления по противоречивым вопросам. Это обязательство приобретает большую строгость в ходе избирательной кампании, когда право электората на надежную информацию требует, чтобы партии или кандидаты, чьи воззрения истолковывались неправильно или подвергались нападкам, получали бы возможность дать ответ. Несколько судов выработали конкретные обязательства для изданий, находящихся под контролем государства, или радио- и телевизионных станций предоставлять точно сбалансированную информацию, а также предоставлять возможность оглашения точек зрения оппозиции.

Например, в Белизе один из лидеров оппозиционной партии (партия ранее входила в правительство), а также директор одной из телевизионных станций в городе Белизе, запросили разрешение у радиотелевещательного управления Белиза передать серию ежемесячных получасовых программ72. Эти программы явились бы ответом на текущие заявления правительства о состоянии экономики, многие из которых носили критический характер по отношению к политике, проводимой предыдущим правительством. Радиотелевещателыюе управление Белиза такого разрешения не дало на основании того, что предлагаемые программы являлись партийными политическими передачами. Определив в своем решении, что радиотелевещательное управление Белиза действовало незаконно, Верховный судья Высокого Суда заявил: «Сегодня телевидение является наиболее мощным средством распространения информации, идей и осуществления коммуникации. Право на свободу волеизъявления, таким образом, включает право использовать такое средство массовой информации»73.

Апелляционный суд, подтверждая заявление Верховного судьи, заявил, что отказ радиовещательного управления Белиза передавать программы было незаконным и дискриминационным, а также нарушающим конституционные права заявителей, как в отношении свободы волеизъявления, так и принципа защиты от дискриминации. Суд со всей ясностью заявил, что политические партии должны иметь возможность, используя телевидение, отвечать на заявления, сделанные правительством, которые «предоставляют информацию или объяснение событий чрезвычайной национальной или международной значимости или ... стремятся заручиться поддержкой населения в связи с такими событиями»74. Только там, где имеется «общий консенсус мнений», оппозиция не будет иметь право на ответ. Суд пришел к заключению, что радиотелевещательное управление Белиза обязано обеспечить предоставление равного времени политической оппозиции.

Верховный Суд Индии также признал право на ответ на политические заявления на страницах изданий, принадлежащих правительству. Одно из агентств государственного сектора перепечатало в своем внутреннем журнале статью, отвечающую его интересам, однако, отказалось перепечатать критический материал, которым сопровождалась эта статья в первоначальном источнике. Суд признал, что отказ этого агентства публиковать сопровождающий материал был незаконным на основании того, что в силу статуса данного агентства, как правительственного инструмента, оно обязано проявлять честность по отношению к своим читателям. Более того, «справедливость требует того, чтобы обе точки зрения доводились до читателей, каким бы незначительным не было их количество, с тем, чтобы они получили возможность делать свои собственные выводы»75.

Рекомендации по средствам массовой информации, изданные переходным органов Организации Объединенных Наций (УНТАГ), содержат положения о необходимости баланса и объективности. Рекомендация N 8 предусматривает:

Средства массовой информации должны предоставлять партиям, группам или отдельным лицам, чьи точки зрения были искажены или неправильно интерпретированы каким-либо издательством или радио- или телевизионной станцией, «право на ответ» в том же самом органе средств массовой информации76.

В Рекомендации 9 УНТАГ «настоятельно рекомендует» средствам массовой информации «сохранять баланс точек зрения, отражать широкий спектр мнений камбоджийского общества и публиковать, возможно, полную информацию об истории, финансах и платформе политических партий или кандидатов». Эта рекомендация также настаивает на том, чтобы средства массовой информации «публиковали точки зрения и контраргументы в одно и то же время» и отмечает, что когда «в одной и той же передаче или статье сталкиваются противоположные идеи, ответ может и не понадобиться»77.

7.1.7. Ограничения на ответственность средств массовой информации за перепечатку незаконных заявлений

Ни один из международных трибуналов до сих пор не принял ни одного решения в отношении целесообразности привлечения какого-либо средства массовой информации к ответственности за распространение без соответствующего одобрения незаконных заявлений (таких, как заявления клеветнического характера или возбуждающих чувство ненависти), сделанных какой-либо политической партией или кандидатом. Международные стандарты, вне всяких сомнений, запрещают такие заявления, однако, оставляют открытым вопрос в отношении того, привлекать ли к соответствующей ответственности средства массовой информации вместе с выступающим.

Рекомендации УНТАГ находятся в русле консервативного подхода и исходят из того, что средства массовой информации могут привлекаться к ответственности за передачу (или публикацию) заявлений, оскорбляющих чью-либо личность, или которые «призывают к дискриминации, насилию или враждебности посредством национальной, религиозной, расовой или этнической ненависти»78.

Привлечение средств массовой информации к ответственности за слово, пусть даже слово, которое нарушает международные стандарты, требует от редакторов заранее проверять все публикации и передачи и, благодаря расплывчатости существующих стандартов, действовать в качестве цензоров. В период проведения избирательной кампании, когда возможность политических партий публиковать свои платформы является критически важным фактором,/особенно когда основная часть электронных средств массовой информации контролируется правительством, различные противоречащие друг другу права могут быть более удачно сбалансированы, если к ответственности будет привлекаться только политическая партия или лицо, ответственное за ту или иную передачу.

Растущее количество правительств и судов, которые уважают свободу волеизъявления, отказываются от привлечения к ответственности средств массовой информации за незаконные заявления, опубликованные в этих средствах массовой информации (за исключением заявлений, сделанных или допущенных к опубликованию персоналом данного средства массовой информации). Европейская комиссия по правам человека, например, удовлетворила апелляцию одного датского журналиста, который был обвинен и оштрафован за передачу в эфир теле интервью с членами группировки, стоящей на позициях превосходства белой расы79. В результате Датский парламент принял закон, который снимает ответственность журналистов (а также их редакторов и сотрудников), которые публикуют заявления, проникнутые расизмом и националистической ненавистью, но которые сами не имели намерений разжигать эту ненависть.

Конституционный Суд Испании принял решение, что газета не может нести ответственность за опубликование коммюнике ЕТА радикальной Баскской сепаратистской группы, в котором оправдывается террористическая деятельность этой организации. Конституционный Суд признал недействительным обвинение издателя этой газеты на основании того, что имело место простое воспроизведение коммюнике, подготовленное кем-то другим, кто никоим образом не связан с газетой, и что такое воспроизведение является одной из форм выражения, защищаемой правом на свободу информации. Суд заявил:

Право журналиста информировать и права читателей получать полную точную информацию составляют в конечном итоге объективную институциональную гарантию, которая эффективно препятствует выдвижению обвинений в преступных замыслах со стороны тех, кто лишь передает информацию80.

Аналогичным образом в деле, которое рассматривалось в Испании, один из политиков, который представлял Эррибатасуна (одну из Баскских сепаратистских коалиций), был обвинен за публикацию статьи, критикующей правительство. Журнал, который опубликовал данную статью, не был привлечен к суду, хотя правительство придерживалось мнения, что она может спровоцировать насилие81.

Причины непривлечения средств массовой информации к ответственности со всей очевидностью выступают на первый план в ходе избирательных кампаний, когда своевременное распространение информации является очень важным, учитывая тот факт, что озабоченность, связанная с привлечением к ответственности, часто задерживает или не позволяет вообще публиковать политические партийные программы или освещать их в электронных средствах массовой информации. Желание привлечь средства массовой информации к ответственности за предвыборные заявления, без сомнения, способствуют усилению самоцензуры в частных средствах массовой информации и осуществлению правительственной цензуры де-факто в средства массовой информации, контролируемых правительством.

Международное право отнюдь не поощряет заранее вводимые ограничения, особенно тогда, когда ценность информации зависит от своевременности ее распространения. Американская конвенция по правам человека (Статья 13(2)) ясно запрещает любую «превентивную цензуру». Международный договор и Европейская конвенция истолковываются как запрещающие административную цензуру, за исключением особых обстоятельств, и как требующие того, чтобы любой административный приказ, ограничивающий публикацию, являлся бы предметом незамедлительного рассмотрения в суде.

Европейский суд в Деле о шпионах со всей ясностью заявил, что суды должны давать разрешения на введение предварительных ограничений только в исключительных случаях. Суд подчеркнул, что «опасность, сопряженная с предварительным введением ограничений такова, что делает необходимым самое тщательное изучение дела со стороны суда», что в особой степени это касается прессы, так как «новости являются легко утрачиваемой субстанцией, и задержки в опубликовании новостей, даже незначительные, могут лишить информацию ценности и интереса к ней»82. Новости и мнения в контексте избирательной кампании являются исключительно легко «утрачиваемыми» субстанциями; вряд ли можно себе представить другой такой контекст, в котором срочность опубликования материала имела бы такое значение, так как такую информацию обсуждают и дают на нее свой ответ до того, как избиратели примут решение, за кого они отдадут свои голоса.

Вышеупомянутое прецедентное право и соответствующие нормы создают прочную основу и дают основания заключить, что политика освобождения средств массовой информации от ответственности за предвыборные материалы, которые неподконтрольны редакции, дают возможности вести свободную политическую дискуссию, что является необходимым условием проведения свободных и справедливых выборов.

7.1.8. Политическое волеизъявление может быть ограничено только в силу чрезвычайных причин

Все основные соглашения в области прав человека, а также другие документы в своих положениях прямо требуют или интерпретируются как требующие того, чтобы ограничения на свободу волеизъявления отвечали трем требованиям. Первое, любое ограничение должно предусматриваться законом. Второе, для того, чтобы обеспечить законодательную базу для какого-либо ограничения, это ограничение должно отвечать одной из целей, указанных в соглашении. Международное соглашение допускает ограничения только в целях защиты «прав или репутации других», «национальной безопасности», «общественного порядка» (что помимо собственно общественного порядка включает и обеспечение всеобщего благосостояния), «здоровья и моральных устоев нации», и касаются «пропаганды войны» или «подстрекающие к насилию, враждебности или дискриминации на основании национальной, расовой или религиозной розни83. Третье, любые ограничения должны быть необходимы в «демократическом обществе»84. Для того, чтобы отвечать критерию необходимости, ограничение необязательно должно быть «абсолютно необходимым (indispensable)», однако, оно должно быть более, чем просто «разумным» или «желательным». Должны быть продемонстрированы «насущные общественные потребности», ограничение должно быть пропорционально легитимным целям, а причины, приведенные в оправдание этого ограничения, должны быть достаточными и релевантными85.

Там где информация, в отношении которой вводятся ограничения, связана с вопросом, «вызывающим очевидную озабоченность населения», (что включает политические дебаты в ходе избирательной кампании), такая информация может быть ограничена только в том случае, если представляется «абсолютно точным», что ее распространение приведет к отрицательным последствиям, появления которых опасается государство86.

Кроме утверждения этих стандартов, Техническая группа Организации Объединенных Наций по референдуму в Малави отметила, что любые ограничения на свободу волеизъявления в ходе избирательной кампании «не должны быть настолько расплывчатыми или толковаться настолько широко, что это привело бы к тому, что органы, отвечающие за обеспечение выполнения закона, толковали бы эти положения слишком широко в силу того, что неопределенность в отношении правовых границ оказывает демпинговый эффект на применение этого права [свободу волеизъявления] и может привести к дискриминации в... [ограничениям] применения закона»87.

Соответствующим образом правительства могут не допустить выхода в эфир предвыборных программ только в тех случаях, когда распространение такой информации со всей определенностью привело бы к нарушению общественного порядка или посягательству на другие интересы, которые правительство в соответствии с законом имеет право защищать. Может быть выдвинут довольно сильный аргумент, что средства массовой информации, находящиеся под контролем правительства, особенно в том случае, если они контролируют единственные или основные каналы в регионе, не имеют право отказывать в предоставлении радио- и телевизионного времени для проведения политических дебатов, за исключением ограниченных обстоятельств (которые более подробно рассматриваются в следующих разделах).

7.1.9. Увеличение степени защиты критики политиков и правительства

Международное право со всей ясностью отмечает, что политики и правительство должны с большей терпимостью относится к оскорбительным заявлениям, чем частные лица, и что выбранные официальные лица и кандидаты должны иметь особенно широкие возможности для публичной критики.

Европейский Суд в своем единогласном решении заявил, что в силу того, что «свобода политических дебатов является ядром концепции демократического общества ... границы приемлемой критики соответствующим образом расширяются применительно к политику по сравнению с рамками критики, приемлемой в адрес частного лица»88. Кроме того, «границы допустимой критики шире, если критика направлена против правительства, чем границы критики, направленной против частного лица или даже политического деятеля»89. Государственные власти могут, «выполняя свои функции в качестве гарантов общественного порядка», принимать карательные меры за публичное оскорбление, которые соответствуют нанесенному ущербу, но только в том случае, когда обвинения «лишены оснований или сформулированы недобросовестно»90. Эта ссылка на общественный порядок предполагает, что полномочия правительства по ограничению потенциально оскорбительных заявлений против правительства должны ограничиваться ситуациями, когда возникает угроза общественному порядку.

Кроме того:

Хотя свобода волеизъявления является важной для всех, она важна в особой степени по отношению к избранным представителям народа. Они представляют своих избирателей, они привлекают внимание к проблемам своих избирателей и защищают их интересы. Соответствующим образом препятствия, чинимые свободе волеизъявления оппозиционному члену парламента, вызывают необходимость тщательного изучения этих случаев со стороны суда91.

Вышеприведенные причины в отношении более строгих обязанностей правительства воздерживаться от вмешательства в права, связанные со свободным волеизъявлением оппозиционных членов парламента, относятся также и к кандидатам на выборные должности.

7.1.10. Повышение степени защиты выражения политических мнений

В соответствии с международным правом выражение точки зрения (в отличие от домыслов в отношении каких-то фактов), касающиеся вопросов, поднимаемых в ходе политических дебатов, может ограничиться только в особых случаях. В частности, они не могут ограничиваться на том основании, что не являются правдивыми. Требование доказать правдивость выраженного мнения каким-либо докладчиком, которого обвиняют в диффамации (клевете), является «посягательством на свободу выражения мнения»92.

Так, Европейский Суд признал недействительным обвинение, предъявленное одному из журналистов за диффамацию, на основании того, что последний обвинял одного из лидеров австрийской партии в заявлениях, «соответствующих философии и целям Национал-социалистической партии» (что является уголовным преступлением в Австрии). Это обвинение основывалось на заявлении этого партийного лидера, в котором говорилось, что пособие для австрийских женщин должно быть увеличено на 50 процентов для того, чтобы удержать их от абортов, тогда как пособие, выплачиваемое матерям-иммигранткам, должно быть сокращено на 50 процентов. Австрийский суд признал, что журналист не доказал правдивости своего обвинения, так как заявление этого партийного лидера не является прямым отражением точек зрения Национал-социалистической партии, и что этот журналист «игнорировал нормы честного журнализма путем ... изложения мотивов, которые [политик] сам не выражал93. Европейский Суд отверг аргументы Австрийского суда, заявив, что журналист не обязан доказывать правдивость своего не очень четкого заявления.

7.1.11. Право на эффективную судебную защиту

Международное право определяет, что каждый человек имеет право на эффективную судебную защиту со стороны компетентных национальных трибуналов в случае нарушения основного права. Например, каждая страна-участница Международного соглашения берет на себя обязательства в соответствии со Статьей 2(3):

а. Обеспечить любому лицу, чьи права или свободы, признанные в настоящем соглашении, нарушены, право на эффективную судебную защиту, невзирая на тот факт, что это нарушение было допущено лицом, действующим в официальном качестве;
b. Обеспечить каждому лицу, претендующему на такую судебную защиту, его соответствующее право, определенное компетентными судебными, административными или законодательными органами или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой данного государства, а также обеспечить возможности судебной защиты;
с. Обеспечить осуществление такой судебной защиты компетентными органами в случае принятия решения о предоставлении такой защиты94.

Обоснованным является предложение о том, что в тех случаях, когда административные (в противовес судебным) средства защиты являются единственным имеющимся в наличии средством защиты, орган, который принимает решение по жалобе, должен быть независим от того органа, который является субъектом жалобы. Европейский Суд принял решение, что в силу того, что отдельные лица имеют право в соответствии с Европейской конвенцией на доступ к информации, представляющей жизненно важный интерес с точки зрения их частной или семейной жизни, они, кроме того, имеют право на отказ в запросе на такую информацию, который был рассмотрен каким-либо органом, независимым от того органа, который отказал в первоначальном запросе на информацию95.

Аналогичным образом Техническая группа Организации Объединенных Наций на референдуме в Малави призывала к тому, чтобы «существовал механизм обращения к суду, который бы обеспечивал независимое рассмотрение дел там, где применялись ограничения этого права [свободы волеизъявления]»96.

Указанные выше прецеденты являются убедительным аргументом в пользу утверждений, что международное право, укрепляемое рекомендациями Организации Объединенных Наций, требует создания органа по регулированию предвыборного радио- и телевещания, независимого от правительства, а также от средств массовой информации, и который является предметом судебного рассмотрения.

7.1.12. Правительственные обязательства по обеспечению безопасности персонала средств массовой информации и соответствующих помещений

Правительства несут обязательства общего характера по обеспечению физической безопасности всех людей в рамках своей юрисдикции97. Кроме того, различные заявления, содержащиеся в документах Организации Объединенных Наций, выступают за необходимость более жестких обязательств со стороны правительств обеспечивать безопасность журналистов и помещений средств массовой информации от физического нападения.

Члены Организации Объединенных Наций на Всемирной конференции по правам человека в Вене в 1993 г. (которая собиралась по случаю 45-й годовщины Всеобщей декларации прав человека) помимо других вопросов подтвердила и усилила их приверженность делу обеспечения выполнения многих из основных прав, изложенных во Всеобщей декларации. Пункт 26 Венской декларации имеет к этому наиболее прямое отношение:

Всемирная конференция поощряет более активное участие средств массовой информации, в отношении которых свобода и защита должны быть гарантированы в рамках национального права [курсив наш].

На своей сессии в 1993 г. Комиссия по правам человека Организации Объединенных Наций (состоящая из 53 представителей соответствующих правительств) предприняла исключительную меру, потребовав назначения специального представителя Организации Объединенных Наций по свободе волеизъявления для обеспечения выполнения этого права и для защиты «профессионалов, работающих на информационном поприще» (включая «журналистов, редакторов, писателей и авторов, издателей и типографских работников»)98. Комиссия, выражая «озабоченность по поводу массовых случаев», помимо прочего, насилия или угроз насилия, а также ... случаев причинения беспокойства», направленных против этих людей, заявила о необходимости «принять соответствующие меры по обеспечению незамедлительного прекращения таких действий и создания условий, в которых эти действия были бы менее вероятны»99. Назначение специального представителя было оправдано, заявила комиссия, так как «эффективная защита прав человека, лиц, которые осуществляют право свободы выражения мнения и волеизъявления, является исключительно важным для защиты человеческого достоинства», а также в силу того, что «право на свободу выражения мнения и волеизъявления взаимосвязано с реализацией всех других прав человека и усиливает их»100.

По вышеуказанным причинам и благодаря особой важности защиты средств массовой информации во время избирательной кампании, включая те органы, которые публикуют противоречивые точки зрения, правительства должны проявлять особую бдительность в ходе избирательных кампаний и осуждать, расследовать случаи нападения на персонал средств массовой информации и их собственность, а также принимать к нападавшим карательные меры.

7.1.13. Особые меры на те случаи, когда свобода волеизъявления была ранее ограничена без должных на то оснований

Правительства несут обязательства по приведению национального законодательства, которое затрагивает право на свободу волеизъявления и информации, с международными нормами, в которых это право устанавливается. В тех странах, где свобода волеизъявления ранее была ограничена, может оказаться необходимым ввести особые меры по обеспечению этого права в ходе предвыборной кампании. Однако такие особые меры никоим образом не освобождают правительство от его обязательств гарантировать право свободы волеизъявления в отношении всех лиц, в рамках юрисдикции этого правительства в любое время.

Как подчеркивалось Технической группой Организации Объединенных Наций на Референдуме в Малави, особые меры необходимы для обеспечения уважения свободы волеизъявления в ходе избирательной кампании, «где свобода выражения мнения и волеизъявления явилась предметом необоснованных ограничений в прошлом». Предпочтительным является подход, констатированный Группой, заключающийся в том, чтобы снять эти ограничения; помимо этого, обычной практикой является введение особого законодательства, которое имеет очевидный правовой приоритет над ранее установленными ограничивающими законами и практикой. Более того, «очень часто оказывается необходимым опубликование четкого заявления со стороны самых высоких правительственных эшелонов в адрес применяющих закон органов, обращая внимание на новые нормы, вступившие в силу на период выборов или референдума»101.

7.2. Практика межправительственных и неправительственных организаций

Организация Объединенных Наций уделила достаточное внимание принципу периодичности и законности выборов. Несколько резолюций Генеральной ассамблеи подчеркивали важность этого принципа102. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций в своем докладе остановился на усилиях Организации по повышению этого принципа103. По запросу Генеральной ассамблеи Генеральный секретарь назначил одного из высокопоставленных чиновников Организации Объединенных Наций для выполнения функций в качестве координатора вопросов, касающихся проведения выборов, а также создал Управление по оказанию содействия при проведении выборов, своего рода специальную группу, занимающуюся этими вопросами104. Центр Организации Объединенных Наций по правам человека, Департамент технического сотрудничества для развития, а также Программа развития Организации Объединенных Наций - все эти органы предоставляют помощь странам-участницам по вопросам проведения выборов.

Организация американских государств также уделяла достаточное внимание и ресурсы обеспечению выполнения избирательных прав. Организация американских государств осуществляла наблюдение за ходом выборов с 1962 года, а ее постоянный Совет и ее министры иностранных дел издавали резолюции по вопросам представительной демократии, причем одна из самых важных резолюций этого рода была принята в июне 1991 г105. Организация американских государств создала Управление по демократическому развитию, которое призвано заниматься, помимо прочих проблем, вопросами мониторинга выборов106. Межамериканская комиссия по правам человека в ходе рассмотрения «аутентичности» целого ряда выборов издала заявления нормативного характера107.

Конференция по безопасности и сотрудничеству в Европе в своей Парижской хартии для Новой Европы от 21 ноября 1990 года создала Управление по свободным выборам, которое было создано в Варшаве. Целью этого управления является обеспечение контактов и обмена информацией между странами-участницами по вопросам проведения выборов. Пражский документ по дальнейшему развитию институтов СБСЕ от 30 января 1992 г. придал дополнительные функции этому управлению и поменял его название. С этого момента оно стало называться Управлением демократических институтов и прав человека108. Страны-члены этих организаций принимают участие в деятельности организации и помогают формировать базу для создания принципов достижения законности выборов. Более того, государства часто приглашают межправительственные организации и неправительственные организации для ведения наблюдения и подготовки своих соображений по практике проведения избирательных кампаний в своих странах.

Организация Объединенных Наций, Организация американских государств и СБСЕ ведут наблюдения за ходом выборов по просьбе государств точно так же, как и Организация Африканского единства, Совет Европы, Европейский Союз, а также Секретариат Содружества Наций. Целый ряд неправительственных организаций, как национальных, так и международных, также имеют ценный опыт в проведении мониторинга предвыборных кампаний; одна из таких организаций Международная юридическая группа по правам человека, подготовила рекомендации по ведению наблюдения за проведением выборов в 1994 г., которыми и сейчас пользуются межправительственные организации, неправительственные организации, а также правительства109. Эти организации все более активно ведут мониторинг освещения соответствующих событий в средствах массовой информации110. Результаты мониторинга со стороны НПО и МПО находят положительный отклик в странах, обратившихся с просьбой о таком мониторинге, т.к. считаются ими полезными для повышения законности выборов и для создания имиджа законных выборов в их странах, а также для того, чтобы обеспечить признание международным сообществом факта успешного движения их стран по пути демократии111. Делегации наблюдателей на выборах помогают, таким образом, определить нормативный характер избирательных прав.


37 Тексты соответствующих договоров см. в Приложении 1. См. также работу G.H. Fox, «The Right to Political Participation in International Law», 17 Yale J of Intl. L 539 (1992), в которой рассматриваются общие положения, касающиеся права участвовать в политической жизни в соответствии с международным правом.

38 См. ссылку на работу Fox выше, особенно стр. 607. Данная эволюция нашла также свое отражение и в работах других теоретиков-правоведов. Например, в 1988 году профессор Генри Стайнер отметил, например, что право на участие в политической жизни функционирует скорее в качестве «оружия в риторической битве», с помощью которого «каждый из существующих в мире идеологических блоков, наполняя это право своим собственным содержанием, обвиняют других в нарушении этого права в своем собственном его понимании». Г. Стайнер «Участие в политической жизни в качестве одного из прав человека», 1 Гарвардский ежегодник по правам человека (1988), стр. 77. В 1990 году профессор Томас Франк отметал, что легитимность этого права страдает от отсутствия определенности. Франк, Сила легитимности в отношениях между странами (1990), стр. 50-66. К 1992 г., однако, Gregory Fox пришел к выдвижению неотразимого аргумента в пользу того, что такой неопределенности более не существует.

39 См. Л. Гарбер, «Новая эра установления мира: Организация Объединенных Наций и наблюдение за проведением выборов», в Stiftung Wissenschaft und Politik (1993). Проблемы международного мониторинга выборов в контексте деколонизации описаны в работе М. Эванс и Д.Т. Олидж, «Чему прошлое может научить будущее?» Уроки выборов, проводимых под международным контролем, 1920-1990», 24 Международное право и политика (1992), 1711-56. Проблемы избирательных прав, в качестве продолжения права на самоопределение, описаны в работе Д. Падилла и И. Гупперт, «Осуществление международного контроля над проведением выборов: реализация принципа свободных и справедливых выборов», 7 Международно-правовое обозрение Эмори (1993), 73, 79-85.

40 Решение по выборам в Мексике, Положения 9768, 9780, 9828, Ежегодный доклад Межамериканской комиссии по правам человека: 1989-1990, ОЕА/Сер. L/V/11.77, rev. 1, Док-7 (7 мая 1990 г.), стр. 98-123, особенно стр. 118, пункт 88 (в рассматриваемых случаях предполагается фальсификация результатов выборов; комиссия подтвердила свою компетенцию рассматривать вопросы проведения выборов в государствах, являющихся членами Американской конвенции). Эти случаи приводятся в работе Д. Шелтона, «Представительская демократия и права человека в Западном полушарии», 12 Human Rights Law-Journal (1991), 353-359. См. также «Права человека, политические права и представительская демократия в межамериканской системе», в Ежегодном докладе Межамериканской комиссии по правам человека: 1990-1991, ОЕА/Сер. L/V/11.79, rev. 1, Док. 12 (22 февраля 1991), стр. 525.

41 См. Тегеранскую прокламацию, Заключительный акт Международной конференции по правам человека стр. 4 пункт 2, ООН Док. А/Конф. 32/41, принятая Генеральной ассамблеей, Рез. Генеральной ассамблее 2442 (XXIII), 19 декабря 1968; 23 Сборник резолюций Генеральной ассамблеи, Приложение N 18 (А/7218), стр. 49. В 1971 г. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций отметил:

После своего принятия Декларация, благодаря своему влиянию в самых различных контекстах оказывала и оказывает значительное воздействие на содержание и характер международного права, а также приобрела статус гораздо более значительный, чем планировалось первоначально. В общих чертах можно выделить два элемента в рассматриваемом процессе: первое, применение Декларации в качестве критерия для оценки содержания и норм в контексте соблюдения прав человека; и второе, подтверждение Декларации и ее положений в целой серии других документов. Эти два элемента, часто действуя вместе, привели к тому, что Декларация обрела кумулятивную и всеохватывающую силу.

42 Межамериканская комиссия по правам человека со всей ясностью заявила, что в соответствии со Статьей 23 все кандидаты имеют право вести свою избирательную кампанию в равных основных условиях и что выборы должны проводиться в рамках «необходимых гарантий с тем, чтобы результаты выражали волеизъявление народа». «Права человека, политические права и представительская демократия в межамериканской системе», примечание 4 выше, стр.525.

43 В Африканской хартии не упоминаются такие концепции, как «законные периодически проводимые выборы», «всеобщее и равное право голоса», «тайное голосование» или даже цели «гарантирования свободного волеизъявления избирателей». Соответствующий текст Статьи 13 включен в Приложение1. Проблемы текущей и потенциальной роли Организации африканского единства в целях обеспечения справедливых выборов рассматриваются в работе Л. Гарбер, «Организация африканского единства и выборы», 4 Journal of Democracy (1993), стр. 55-60.

44 Пункт 7.8 Документа Копенгагенской встречи Конференции по гуманитарным вопросам в рамках СБСЕ, 29 июня 1990 г. перепечатанное в Приложении I и в 29 выпуске Международных правовых материалов (Intl L Materials), 1305, 1308. См. также Парижскую хартию, подписанную 21 ноября 1990 г. главами государств-участниц Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подтверждая приверженность демократии и принципам, изложенным в Копенгагенском документе, а также в документе Московской встречи по гуманитарным вопросам (3 октября 1991).

45 См. СТАТЬЮ 19 Справочник по свободе волеизъявления: международное право и сравнительное правоведение, нормы и процедуры (Лондон: 1993), 45-46, где цитируется, помимо прочего, обязательное членство в какой-либо ассоциации, предписанной законом, в отношении практики журналистской деятельности, Межамериканский суд по правам человека, Adv. Ори. ОС-5/83 от 13 ноября 1985 г., Серия А N 5, перепечатанная в 7 номере Human Rights Law Journal (986), 74, а также в 8 номере EHRR 165.

46 См. указанную выше работу со стр. 28-44.

47 Лингенс против Австрии, судебный процесс, состоявшийся 8 июля 1986 г., Серия AN 103, пункт 42. См. также, например, Резолюцию Генеральной ассамблеи Организации Объединенных Наций 59(1), от 14 декабря 1946 г.: «Свобода информации является фундаментальным правом человека и ... краеугольным камнем всех свобод, которым привержена Организация Объединенных Наций».

48 Доклад Технической группы Организации Объединенных Наций по проведению свободного и справедливого референдума по вопросу об однопартийной/многопартийной системе в Малави (15-21 ноября 1992 г.), пункт 26.

49 Государство против Ivory Trumpet Publishing Co. [1984] 5 NCLR 736, Верховный Суд, Энугу, 31 января 1983 г., явилось предметом обсуждения в СТАТЬЕ 19 Справочника о свободе волеизъявления, см. также ссылку на ту же СТАТЬЮ 19 выше, стр. 56 и 123-130.

50 Зевеяи против Центральной избирательной комиссии на выборах в Кнессет 13 созыва, а также Ассоциация по гражданским правам в Израиле против Департамента радиовещания Израиля, НС 869/92 и 931/92; 46(2) Пискей Дин, 692.

51 G. Hunt (ред.), работы Джеймса Медисона (1910 г.), 103.

52 Обязательное членство в Ассоциации журналистов, см. приведенную выше ссылку на СТАТЬЮ 19.

53 Кастеллс против Испании, судебный процесс 23 апреля 1992 г., Серия А N 236, пункт 43.

54 Торгенсон против Исландии, судебный процесс от 25 тоня 1992 г., Серия А N 239, пункт 63; Кастеллс против Испании, см. предыдущую ссылку пункт 43; Обсервер и Гардиан против Великобритании (дело о шпионах), судебный процесс от 26 ноября 1991 г., Серия А N 216, пункт 59(b); «Санди тайме» против Великобритании (II) (дело, связанное с предыдущим делом шпионов), судебный процесс от 26 ноября 1991 г., Серия А N 217, пункт 65.

55 Лингенс против Австрии, пункт 44.

56 См. Декларацию по свободе волеизъявления и информации, 29 апреля 1982 г., в которой Комитет министров Совета Европы заявил, что «государства обязаны предотвращать посягательства на свободу волеизъявления и информации, а также должны проводить политику, направленную на обеспечение максимально возможного разнообразия средств массо вой информации, и плюрализм источников информации, создавая, таким образом, возможности выражения самых различных идей и мнений». Перепечатано в Сборнике документов Совета Европы DH-ММ (91) 1. См. также Гейллюстреерде Перс против Нидерландов, доклад комиссии, принятый 6 толя 1976 г., 8 D&R 5 (1976 г.); Дж. Маленверни, «Свобода информации в Европейской конвенции по правам человека и в Международном соглашении о гражданских и политических правах», 4 HRLJ (1983), 443, 451. См. также Статью 13 Американской конвенции;

а также Комитет по правам человека Организации Объединенных Наций, общие комментарии по Статье 19, принятые комитетом на 461 заседают от 27 июля 1983 г., Сборник документов Организации Объединенных Наций А738/40, 109

57 См. Информатионсверейн Лентиа и другие против Австрии, судебный процесс от 24 ноября 1993, Серия А N 276. В особых условиях, например, когда общественные радиостанцию не в состоянии выжить по финансовым причинам, если только им не будет представлено монопольное право, может быть допустима правительственная монополия при условии, что правительство предлагает всеобщему вниманию различные точки зрения на правительственных каналах. Однако, из всех средств обеспечения уважения плюрализма «общественная монополия является тем самым средством, которое накладывает самые строгие ограничения на свободу выражения. Далеко идущий характер таких ограничений означает, что они могут быть оправданы лишь насущной потребностью» (пункт 39).

58 См. предыдущую ссылку пункт 38.

59 См., например, решение Европейского Суда по правам человека в Гроппера Радио AG и другие против Швейцарии, судебный процесс от 28 марта 1990 года, Серия AN 173, пункт 61. Ограничения свободы волеизъявления является допустимыми, например, в соответствии с Международным договором, лишь в соответствии с законом и когда они являются необходимыми: (а) для обеспечения уважение прав или репутации других; (b) в целях защиты национальной безопасности или общественного порядка или здоровья или моральных устоев нации».

60 Правительство несет более прямую ответственность за обеспечение того, чтобы вещающие средства массовой информации выполняли свои общественные функции. Такое разграничение ответственности правительства между электронными средствами массовой информации и прессой обычно объясняется традиционно незначительными масштабами вещания, а также значительными расходами, связанными с работой телевизионных станций, в частности. С увеличением количества кабельных и спутниковых каналов, а также с увеличением количества частных радио- и телевизионных станций, многие обозреватели полагают, что отношение к радио- и телевещанию все меньше должно отличаться от отношения к прессе. Это, однако, не тот вопрос, который следует рассматривать в настоящем исследовании, так как большинство стран, переходящих к демократическому устройству, располагают только одной или двумя национальными телевизионными станциями.

61 Рамбачан против Тринидад и Тобаго Телевижен кампани лимитед, а также против генерального Атторнея Тринидада и Тобаго, решение от 17 июля 1985 г. (неопубликованное), которое было приведено и обсуждалось в рамках СТАТЬИ 19 Справочника по свободе волеизъявления, см. также вышеприведенную ссылку на СТАТЬЮ 19, стр. 58-59.40

62 А. Лесгер, «Свобода волеизъявления: соответствующие международные принципы», в Документе развития юриспруденции в области прав человека (Лондон: Секретариат Содружества Наций, 1988), 30.

63 Артур Вина и другие против Генерального атторнея (1990) НР/1878 (Высокий Суд: Лусака), суммировано с изъятиями в СТАТЬЕ 19 Справочник по свободе волеизъявления, стр.59-60.

64 Некоторые рекомендации Организации Объединенных Наций понимались как направленные на обеспечение равного доступа к средствам массовой информации при соблюдении более масштабных требований в отношении уважения свободы волеизъявления, ассоциаций и мирных собрания, особенно проводимых политическими партиями. Например, Гаитянская миссия изучала, среди прочих вопросов, степень уважения к «свободе волеизъявления и свободе политических партий мобилизовывать своих сторонников», и отметила с одобрением, что правительство разрешило журналистам выступать «с исключительно резкими обличительными заявлениями» без вмешательства со своей стороны. (G.H. Fox, см. приложение 1 ссылку на работу G.H. Fox, 246 и 256).

65 Создание и условия работы Миссии наблюдателей Организации Объединенных Наций по проверке избирательного процесса в Никарагуа (ONUVEN), ситуация в Центральной Америке, документы 44-и Сессии Генеральной ассамблеи Организации Объединенных Наций, «угрозы всеобщему миру и безопасности и мирные инициативы», документы Организации Объединенных Наций А/44/375 (1^89ЦТри-ложение 1, стр. 3.

66 Доклад Технической группы Организации Объединенных Наций на референдуме в Малави, см. также ссылку на этот доклад выше, пункт 27.

67 Переходный орган Организации Объединенных Наций в Камбодже (UNTAG), рекомендации по средствам массовой информации в Камбодже (1992), преамбула, пункт 4. См. также Приложение 1, содержащее соответствующий текст этих рекомендаций.

68 Особое внимание обратите на Рекомендации 2, 4, 7-10. Другим вопросов, вызвавшим значительную озабоченность, был вопрос, связанный с физической безопасностью всех лиц, занятых в опубликовании информации или точек зрения, рассматриваемых в разделах 7.1.12 ниже.

69 См. Приложение I, содержащее соответствующие тексты, особенно Статья 1 Американской конвенции, Статья 14 Европейской конвенции и Статья 2 Африканской хартии.

70 Х и Ассоциация Z против Великобритании, Европейская комиссия по правам человека, решение о доступе от 12 июля 1971 г., Приложение N 4515/70, 38 Сборник решений 86 (1971).

71 НС 869/92 и 931/92, а также см. ссылку Зевели против Центральной избирательной комиссии на выборах в Кнессет 13-го Созыва.

72 Белиз Бродкастииг Аусорити против Куртеней и Хоар, Апелляционный Суд, 20 июня 1986 г.; (1988) LRC 276; 13 Коммон Л. Булл (1987), 1238, приводится и рассматривается в СТАТЬЕ 19 Справочника по свободе волеизъявления, 57-58.

73 См. предыдущую ссылку, LRC, 284.

74 См. предыдущую ссылку, где цитируется Сборник законов Англии Холсбери (4-е издание, том 8, пункт 1134).

75 Манубхай Шали против Лайф Инщуранс корпорейшн оф Индия [1992] 3SCC 637.

76 УНТАГ Рекомендации по средствам массовой информации, см. соответствующую сноску выше, воспроизведенную в Приложении 1.

77 См. вышеприведенную ссылку.

78 См. сноску выше Рекомендаций 17 и 19.

79 Джерсилд против Дании, Апелляция N 15890/89, решение, удовлетворяющее апелляцию, принято 8 сентября 1982г. Европейская комиссия впоследствии заявила, что этот журналист не может быть привлечен к ответственности, и что он совершил свой поступок, исходя из узких профессиональных интересов, а именно, что этот журналист имел намерения бороться с расизмом, разоблачая его, и что данная передача, действительно, с большой степенью вероятности, внушает неприятие расизма. Доклад Комиссии принят 8 июля 1993 г. Европейский суд согласился слушать данное дело, и существует надежда, что в поле зрения этого суда окажется более широкий вопрос об ответственности средств массовой информации за непредвзятые репортажи.

80 Дело Эджин STC 159/86, Бюллетень конституционного права, 68, 1447 пункт 8 суммированный с изъятиями в СТАТЬЕ 19 Справочника по свободе волеизъявления, стр. 120.

81 Факты и решения по судебному процессу над Мигелем Кастеллс в Испании суммированы в Докладе Европейского Суда по правам человека в Кастеллс против Испании, см. сноску выше пункты 8-18.

82 Обсервер и Гардиан против Великобритании (Дело о шпионах), пункт 60.

83 Статьи 19 и 20 Международного соглашения. Американская конвенция включает аналогичный перечень ограничений, однако, в этой Конвенции принимается термин «общественный порядок (public order), а не более широкое понятие «order public». В Европейской конвенции используется фраза «предотвращение беспорядков или преступлений». Кроме других ограничений, упомянутых в Международном соглашении и Американской конвенции, Европейская конвенция включает ограничения, необходимые для защиты «территориальной целостности или общественной безопасности», конфиденциальности «информации, полученной конфиденциально», а также «полномочий или беспристрастности судебных органов».

84 Статья 19 Международного соглашения; Статья 10 Европейской конвенции и Статья 13 Африканской хартии. См. Обязательное членство в Ассоциации журналистов, пункт 46.

85 Европейский Суд по правам человека, Хэндисайд против Великобритании, судебный процесс от 7 декабря 1976 г., Серия А N 24, пункты 48-50; «Санди таймc против Великобритании, судебный процесс от 26 апреля 1979 г., Серия А п 30, пункт 62.

86 «Санди таймс» против Великобритании, пункты 65-66.

87 Доклад Технической группы Организации Объединенных Наций по референдуму в Малави, пункт 29.

88 Лингенс против Австрии, пункт 42.

89 Кастеллс против Испании, пункт 46.

90 См. предыдущую ссылку пункт 42.

91 См, предыдущую ссылку пункт 42.

92 Лингенс против Австрии, пункт 46.

93 Обершлик против Австрии, судебный процесс от 23 мая 1991 г.. Серия А N 204, пункт 13.

94 Статья 13 Европейской конвенции и Статья 25 Американской конвенции устанавливают право на эффективную судебную защиту компетентным судом или трибуналом на аналогичных условиях. Статья 8 Всеобщей декларации прав человека объявляет «право на эффективную судебную защиту со стороны компетентных национальных трибуналов» в случае нарушения «основных» прав.

95 Гаскин против Великобритании, судебный процесс от 7 июля 1989 г., Серия А N 160.

96 Доклад Технической группы Организации Объединенных Наций на Референдуме в Малави, пункт 29.

97 Например, Статья 9 Международного соглашения гласит: «Каждый человек имеет право на свободу и безопасность». Статья 2, цитировавшаяся выше, требует от каждой страны-участницы «уважать и обеспечивать права всех лиц на своей территории и являющихся субъектами ее юрисдикции, признанные в настоящем Соглашении».

98 Комиссия по правам человека, резолюция 1993/45, принятая 5 марта 1993 г., Документ Организации Объединенных Наций E/CN.4/1993/122, Глава II.A, в преамбуле пункт, 11 и в основной части, пункт 13. См. также Доклад специального представителя, Документы Организации Объединенных Наций E/CN.4/1994/33, от 26 января 1994 г., пункт 1.

99 См. предыдущую сноску пункт 7.

100 См. Предыдущую сноску в преамбуле пункты 9 и 10.

101 Доклад Технической группы Организации Объединенных Наций по Референдуму в Малави, пункт 248.

102 См., например, Резолюцию, принятую Генеральной ассамблеей по повышению эффективности принципа периодичности и законности выборов, Документы Организации Объединенных Наций A/RES/46/137 (9 марта 1992).

103 См., например, Доклад Генерального секретаря о повышении эффективности принципа периодичности и законности выборов, Документы Организации Объединенных Наций А/46/609 и Дополнения 1 и 2 (ноябрь 1991).

104 Г-н Джейм О.С. Джонах, заместитель Генерального секретаря по политическим вопросам, был назначен представителем Организации Объединенных Наций - координатором вопросов, касающихся проведения выборов, и г-н Хорасио Бонео был назначен директором этого управления.

105 Резолюция, принятая в Сантьяго, в отношении приверженности демократии и восстановлению межамериканской системы, OEA/Ser.P/AG/doc. 2734/91 (4 июня 1991); представительская демократия, OEA/Ser.P/AG/doc. 2739/91, RES. 1080 (XXXI-0/91) (4 июня 1991).

106 См. Управление по демократическому развитию, AG/RES 1063 (ХХ-0/90) (8 июня 1990).

107 См. G.H. Fox, стр. 566.

108 Мандат этого управления был также определен на Московской встрече СБСЕ по решениям в Хельсинки от 10 июля 1992, Раздел VI, Человеческое измерение, пункт 5 и далее.

109 Международная юридическая группа по правам человека (подготовлено Л. Гарбер), Рекомендации по Организации международного наблюдения за ходом выборов (Вашингтон, округ Колумбия, 1984).

110 Европейский Институт средств массовой информации, расположенный в Дюссельдорфе, осуществлял мониторинг работы средств массовой информации на нескольких выборах. СТАТЬЯ 19, при сотрудничестве местных партнеров, провела мониторинг выборов в Малави в 1994 г. См., например, СТАТЬЮ 19, Мониторинг средств массовой информации в Малави (еженедельные доклады о результатах мониторинга электронных и печатных органов в ходе избирательной кампании в мае 1994 г.), а также «Свобода волеизъявления в Малави: выборы и потребность в реформе средств массовой информации» (толь 1994г.).

111 См. G.H. Fox, о рассмотрении вопроса о важности стандартов и норм для международных делегаций, ведущих наблюдение за выборами при интерпретации договорных норм, стр. 571-596.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта