Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

В нашей стране [России], в отличие от Африки, политических оппонентов не едят. Владимир Путин


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


24.10.2021, воскресенье. Московское время 17:45


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

О выборах, профессионализме журналиста и цене ошибок

Интересы СМИ и интересы общества

Признаки агитационного материала

Ответственность и квалификация журналиста

Ответственность как этическая норма

Информационные конфликты и язык публикаций

Тайна личной жизни

Личные симпатии и объективность журналиста

Советы коллегам


Пожалуй, нет смысла очередной раз повторять всем известную истину: выборы - перманентное состояние нашего общества и поле деятельности средств массовой информации Российской Федерации. В связи с этим обострение отношений «пресса - власть» и увеличение конфликтов в информационной сфере следует рассматривать не как чрезвычайную ситуацию, а как периодически возникающую реальность. Она характеризуется обострением политической борьбы, возрастанием ответственности всех участников процесса - избирателей, кандидатов, СМИ. Но этим своеобразие ситуации не исчерпывается. Предвыборная кампания - время суммирования умозаключений, позволяющих сделать правильный выбор. И здесь роль средств массовой информации переоценить невозможно. Речь идет о стратегической линии СМИ, позиции главного редактора, каждодневного труда и мастерства отдельного журналиста.

Интересы СМИ и интересы общества

Эллен Мицкевич и Чарльз Файерстоун в книге «Телевидение и выборы» выделяют три группы интересов, которые часто вступают в противоречие друг с другом. Это:

    а) интересы кандидата, направленные на связь с общественностью;

    б) интересы телевидения, как специфической формы самовыражения, присущей журналистике, и

    в) интересы общественности, направленные на получение информации, необходимой для участия в выборах.

(Это в полной мере можно перенести и на деятельность печатных средств массовой информации, которые, обладая своей, не присущей телевидению спецификой, тем не менее действуют внутри того же «треугольника».)

Как и любой процесс, избирательная кампания находится в состоянии постоянного изменения и совершенствования. Сегодня к большинству кандидатов и партий уже нельзя отнести слова корреспондента «Вашингтон Таймс» Мартина Зиффа, так охарактеризовавшего предвыборную кампанию, которую вели некоторые партии накануне парламентских выборов 1995 года: «Ряд российских политических партий просто размахивал флагами и демонстрировал своего кандидата». Сегодня большинство политических деятелей не пренебрегает услугами имиджмейкеров, социологов, прислушивается к советам специалистов в области рекламы и СМИ. Совершенствование процесса кандидатами накладывает серьезную ответственность и на журналистов, чья подготовка в области права, этики, а также профессиональный уровень работы серьезно влияют на электоральное поведение избирателя.

Проблеме повышения профессионального, этического и правового уровня журналистов уделено достаточно много внимания в многочисленных публикациях. Однако при более пристальном рассмотрении большинство работ, посвященных выборной тематике, оказываются справочником или пособием для главных редакторов, учредителей и владельцев СМИ. Согласитесь, что такие темы, как политическая реклама, предоставление кандидатам времени в эфире или соответствующих печатных площадей, обеспечение равенства кандидатов, распределение финансирования в ходе выборной кампании, - все это в большей степени входит в круг интересов и сферу деятельности законодателя, главного редактора СМИ и его владельца, наблюдателей и общественных организаций.

Есть, разумеется, и немалый пласт проблем, которые, имея характер стратегического планирования, относятся к сфере интересов и журналиста, и редактора.

Признаки агитационного материала

Интересный пример того, как материал, имеющий, казалось бы, явно правовой и административный характер, имеет отношение непосредственно к журналисту. Речь идет об агитации в СМИ, осуществляющейся в не предназначенное для нее время либо ведущейся с нарушением установленных норм и правил. В статье Александра Глискова «Правовые проблемы предвыборной агитации в СМИ», опубликованной в региональном приложении к журналу Центра «Право и средства массовой информации» «Законодательство и практика средств массовой информации», приводятся основные признаки, которыми руководствовался красноярский избирком при определении агитационного материала, содержащегося в СМИ:

- указание на негативные или положительные качества кого-либо из кандидатов;

- описание возможных последствий прихода к власти кого-либо из кандидатов;

- описание возможных последствий неизбрания кого-либо из кандидатов;

- выражение предпочтений в отношении кого-либо из кандидатов (в частности, указание на то, за кого будет голосовать тот или иной избиратель).

Конечно, подобные признаки не могут иметь силу закона для журналистов всех субъектов Российской Федерации, однако это иллюстрирует необходимость глубокого ознакомления журналиста с теми нормами, которыми руководствуется местный избирком. Знание этих норм позволит избежать части ошибок и нарушений, которые нередко допускаются журналистами в ходе предвыборной кампании в СМИ.

Ответственность и квалификация журналиста

Первые главы предлагаемого пособия содержат основательный анализ правовых аспектов деятельности СМИ в период выборов. Я же остановлюсь на таком важном моменте, как ответственность журналистов. И дело не в том, что средства массовой информации называют «четвертой властью» (надо сказать, что и тезис этот достаточно спорен). СМИ являются мощнейшим средством воздействия на избирателя, и это должны понимать те, кто допущен к пользованию этим средством. Порой манипулирование общественным сознанием с помощью прессы носит столь изощренный характер, что не хочется упрекать журналиста в «невольном пособничестве». Но и сама пресса порой вносит свою негативную лепту в изменение общественного сознания в достаточно странном направлении. Вспомните сформулированный уже достаточно давно афоризм: «Пресса сделала Жириновского». Анализ последовавшей за этим ситуации позволил некоторым переиначить его: «Жириновский сделал прессу». Кто прав? Скорее всего, те и другие. Пресса «сделала» Жириновского, да и сам он «сделан» для прессы. Анализ феномена Жириновского, проведенный уже неоднократно, на 30 процентов действительно разобрал его, а на 70 - способствовал рекламе лидера ЛДПР.

Но сейчас, пожалуй, не время продолжать этот анализ. Хочется напомнить вот о чем: «делали» Жириновского не только те, кто был заинтересован в его взлете, не только Владимир Вольфович собственной персоной, не только руководители и владельцы СМИ, для которых он - подарок судьбы. Его делали и журналисты, с восхищением (пусть и негативно окрашенным) взирая на его резкую, «независимую» позицию, агрессивность, умение парировать удары - пусть не на высочайшем интеллектуальном уровне, но зато мгновенно. Агрессивность Жириновского расценивалась не иначе как телегеничность и высочайшее актерское дарование.

Готов согласиться, что тому, кто его по-настоящему «делал», было выгодно выпячивать именно «актерствование» Жириновского, но мне чертовски обидно за журналистов. Ведь после первых же выступлений Жириновского было ясно, что его слабым (читай: слабейшим) местом был блок экономических вопросов. Начни настойчиво развивать именно экономическую тему - разговор с «харизматическим лидером» пошел бы совершенно по-другому. Но не пошел. И тому есть две основные причины: во-первых, для того, чтобы беседовать об экономике всерьез, пусть даже с «неэкономистом» Жириновским, нужна база, и база солидная. А во-вторых, в разговоре об экономике и журналисту, и публике (а избиратели, внимавшие ему, становились именно публикой) неинтересен Жириновский. Ведь слова «бюджет», «дефицит», «инфляция» не очень-то способствуют неумеренной жестикуляции и возможности резких выпадов в адрес политических противников. И потому журналист, набравшийся-таки смелости предложить кандидату (или уже парламентарию) обсудить вопрос из области экономики или финансов, был, наверное, благодарен Владимиру Вольфовичу за немедленную перемену темы, избавляющую обоих от необходимости переживать мучительнейшие минуты ощущения некомпетентности и вселенской скуки.

Ответственность как этическая норма

Один из показателей высокой ответственности журналистов - неукоснительное соблюдение профессиональных норм. Вслед за рядом западных СМИ, таких, как «Вашингтон пост» или Би-би-си, российские средства массовой информации всерьез задумались о создании своих собственных кодексов, устанавливающих нормы профессионального поведения журналистов.

В то время, когда Владимир Яковлев вел предвыборную кампанию за пост губернатора Санкт-Петербурга, по городу старательно распространялись листовки с ксерокопией выговора по партийной линии (!), вынесенного несколько лет назад коммунисту Яковлеву за злоупотребления должностными полномочиями при распределении автотранспорта. Реакцию ярых противников и сторонников предугадать было несложно. А вот «сторонние» наблюдатели реагировали по-разному. Так, многие из них говорили и писали о недопустимости такого рода вещей; ведь в архивах пылятся около 19 миллионов учетных карточек бывших членов КПСС, в том числе со сформулированными в соответствии с духом времени выговорами. Добавьте сюда немалое количество личных дел граждан, работавших в «непростых» организациях, и Вы получите удивительную картину: перенесение грехов прошлых на потенциальные действия в будущем напрочь отметает за ненадобностью такой распространенный жанр, как компромат в отношении тех, кому за сорок. Оговоримся: в приведенном случае речь все же идет не о СМИ, а о листовках. Хотя тенденции в ряде СМИ свидетельствуют о том, что вышеуказанный подход достаточно живуч.

Приближающиеся выборы непременно будут сопровождаться «сливом компромата» - так было не раз и не два. А предвыборная кампания - наиболее подходящее время для такого рода занятий. Не надо быть пророком, чтобы предположить еще одно: компромат будет выглядеть довольно внушительно, но вряд ли будет сопровождаться достаточным количеством доказательств.

Одним словом, может сложиться ситуация, аналогичная той, в которую попадает герой рассказа Марка Твена «Как меня выбирали в губернаторы». В рассказе, как известно, речь идет о публикациях в газете материалов, призванных «свалить» кандидата любой ценой. Причем никто из «авторов» не заботится о приведении доказательств виновности, ведь главное - масштаб и уверенность в непогрешимости собственных высказываний! Осложняется дело тем, что компромат появляется на страницах газет и экранах телевизоров вплоть до самого последнего момента, когда уже поздно что-либо исправлять. И «отмываться» конкуренту, который не стал депутатом или мэром, порой приходится уже потом, когда даже положительный результат выглядит как-то очень скромно по сравнению с упущенной победой, совершиться которой помешала одна публикация или фраза, прозвучавшая в эфире.

Информационные конфликты и язык публикаций

Однако неприятностями эта ситуация чревата не только для кандидата, но и для журналиста. Практика показывает, что в период предвыборных кампаний резко увеличивается число конфликтов в информационной сфере. Причины конфликтов различны, но, как показывает статистика Верховного суда РФ, львиная доля исков к журналистам и СМИ (кстати, немалая часть их выигрывается!) касается ущемления чести и достоинства. Справедливости ради следует признать, что наряду с исками, служащими средством обогащения и скандальной славы, есть и такие, которые стали возможными по причине неаккуратности журналиста, его правовой безграмотности, неумения обращаться со словом. Как известно, иск может быть удовлетворен, если сведения, распространенные в отношении лица, не соответствуют действительности (если ответчик - в данном случае журналист и/или редакция - не докажет обратное) и ущемляют честь, достоинство или деловую репутацию ответчика (это уже решает суд). В отличие от уголовного преследования за оскорбление в данном случае речь не идет об использовании неприличных, инвективных слов и выражений, хотя пренебрежительный тон в отношении того или иного лица явно увеличивает шансы истца и резко сокращает шансы ответчика.

Не ставя задачу приводить множество примеров, ограничимся пока одним. Газета «Воронежский курьер» в номере от 11 февраля 1995 года (пример не самый свежий, но весьма показательный и типичный) опубликовала статью, касающуюся деятельности члена Госдумы Игоря Муравьева. Автор статьи обвинял Муравьева в нецелевом расходовании бюджетных средств, «проедании» народных денег, небескорыстной любви к Сергею Мавроди и пр. Забегая вперед, скажем, что Муравьев подал иск о защите чести, достоинства и деловой репутации и выиграл его. (Газета в соответствии с исковым заявлением Муравьева и ст. 43 Федерального закона «О средствах массовой информации» была вынуждена опубликовать опровержение и выплатить истцу 10 млн. рублей.)

Не пытаясь анализировать степень объективности и компетентности судей, возможные симпатии или антипатии, заметим, что газета проиграла по двум причинам:

1) Редакция не смогла предоставить суду достаточно доказательств виновности депутата.

2) Усугубило положение редакции использование автором статьи целого ряда выражений, которые судьи расценили как ущемление чести и достоинства Муравьева. Судите сами:

«Ну отдался Муравьев Мавроди бесплатно, так отдался»;

«Ах, - девственно недоумевает депутат...»

«...а «газификацию улицы» вы с коллегами и помощниками успешно «проели» сами»;

«Ну что вы, право слово, Игорь Владиславович, строите из себя...» и пр.

Да, возможно, газета имела основания сомневаться в честности парламентария - не все они святые. Но тем не менее отсутствие доказательств, которые можно пощупать, посмотреть, прочитать, делает подобные статьи «проигрышным материалом».

Кстати, есть смысл процитировать еще несколько выражений из статьи, не касающиеся самого депутата, но имеющие непосредственное отношение к совершенно конкретному аспекту журналистского профессионализма:

«А сколько «лимонов» из бюджета федерального Госдума приготовила за этот период для угодных ей газет?..»

«...Одна московская фирма, которой на нужды воронежских избирателей и газификацию тутошних улиц, извините, «накласть».

Возникает вопрос, каким языком должен выражать свои мысли журналист: языком электората? Но он достаточно неоднороден - в него входят и те, кто грамотно говорит по-русски, и те, кто предпочитает (а точнее, может) разговаривать жестами и междометиями, лишь обозначая интересующую проблему не связанными между собой частями речи, и те, кто жадно и с удовольствием впитывает «новшества» в языке (большинство из которых представляет заимствования из английского либо образцы сомнительного сленга). Языком кандидатов? Но все они отличаются друг от друга воспитанием, уровнем агрессивности и культуры общения, словарным запасом. Что делать: идти на поводу у тех, кто в этой статье не усмотрел ни единой грубости или пренебрежительного отношения? Писать материал, напичканный «лимонами», «разборками», «стрелками», «кидалами» и пр.? Подумайте, ведь это мы с вами способствуем тому, что слово «разборки», пришедшее из совершенно конкретного мира, стало нормой языка и употребляется в телеинтервью даже обитателями кремлевских кабинетов и Белого дома.

Прекрасно известно, что «запретные плоды» типа инвективной лексики всегда привлекали к себе подростков именно своей запретностью. О какой запретности может идти речь сейчас, когда эти запретные в прошлом плоды вызревают нынче вполне легально? Давайте определимся, что будем делать: понижать планку, перейдя полностью на просторечно-грубоватый язык с примесью совершенно чуждых наносов, или постараемся поднимать ее? (Второе труднее еще и потому, что начать каждому придется с себя.) А применительно к выборам хочется подумать еще о следующем: лексика, употребляемая журналистом и кандидатом, порой является более важным для электората штрихом к портрету, чем детали самой обсуждаемой проблемы. Анализ публикаций дает основание говорить о проблеме языка и стиля как о широко распространенной в центральной и региональной прессе.

К проблеме языка публикаций имеет отношение и такой важный вопрос, как использование терминов. Он выходит далеко за рамки выборной тематики и имеет отношение ко всем без исключения сферам деятельности журналиста. Экономика и финансы, спорт и бизнес, криминал и охрана порядка, экология и внешняя политика - все эти и многие другие области знаний и занятий содержат в своем багаже немалое количество специальных терминов, родившихся совсем не случайно. Каковы последствия незнания терминологии? Первый ответ напрашивается сам собой: вывод о некомпетентности журналистов. Но это происходит тогда, когда терминологически неграмотную статью читает специалист. А когда нет? В этом случае появляется еще одно неприятное последствие: читатель способен впитать неправильно толкуемый термин и оперировать им в дальнейшем, а также, столкнувшись с ним в корректно употребленном варианте, попросту не понять или понять неправильно. Кстати, эта ситуация имеет непосредственное отношение к вопросу об ответственности журналиста перед читателем или зрителем.

И наконец, еще одно, весьма серьезное последствие ошибок в терминологическом аппарате. Сначала вопрос: может ли некорректное употребление журналистом того или иного термина привести к правовым последствиям для него и представляемого им средства массовой информации? Уверенный ответ: может. В основном это касается публикации и показа материалов о ходе расследования уголовных и гражданских дел, судебных репортажей, журналистских расследований. А приводит это зачастую к весьма неприятным для СМИ и журналистов искам о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Это логично. Почему бы не защитить себя свидетелю по делу, «нелюбезно» названному во всеуслышание подследственным или подозреваемым? Как должен себя чувствовать человек, в отношении которого возбуждено уголовное дело и который не в меру поспешным журналистом уже объявлен преступником? (А живет этот человек, кстати, в небольшом городке, где, как говорится все всех знают?!) Какой реакции можно ожидать от человека, публично обвиненного в еще недоказанных грехах? А ведь общеизвестно, что преступником человека или группу лиц может назвать только суд!

Да не только в суде дело! Задайте себе и коллегам вопрос: можете ли Вы ответить, как закон трактует такие понятия, как «публичность», «пропаганда», «призыв», «соучастник», «клевета»? Ведь суд будет руководствоваться тем толкованием, которое содержится в законах, поэтому иные варианты, почерпнутые в трудах Даля, Ожегова и других мастеров слова, для судьи неавторитетны.

Хорошее дело для всех заинтересованных в собственном «выборном ликбезе» сделал член избиркома Красноярского края Б.Е.Черотайкин. Он подготовил так называемый «Краткий юридический словарь избирателя», который содержит нормативные определения основных понятий, встречающихся в избирательном процессе. Возможно, есть потребность и в составлении «Юридического словаря для журналиста»; он, несомненно, оказал бы неоценимую услугу работникам СМИ.

Тайна личной жизни

Еще один вопрос, стопроцентное разрешение которого практически невозможно, - персональная информация, а точнее определение грани, где заканчивается тайна личной жизни лица (в данном случае политического, общественного деятеля, представителя власти - того, кого в западном праве принято называть public figure) и начинается общественно значимая информация. Он невероятно сложен и включает в себя массу различных аспектов: психологию личности, социальную психологию, мораль, - вобрал в себя представления людей об охраняемой и оберегаемой ими «территории частной жизни». И пока законодатели всех стран решают этот вопрос, пытаясь найти достойные нормативные формулировки, способные регулировать отношения в этой сложнейшей сфере, каждый решает его самостоятельно. В том числе журналист, ограничивающий или не ограничивающий себя в стремлении написать или показать ставшую ему известной информацию о личной жизни кандидата, депутата, парламентария. В ходе предстоящих выборов мы, несомненно, столкнемся с этой проблемой не единожды.

Личные симпатии и объективность журналиста

Вопрос о персональной информации, ограничениях и самоограничениях неразрывно связан (особенно в период выборов) с политическими симпатиями и антипатиями журналистов, по крайней мере с представлениями и суждениями аудитории о такого рода пристрастиях. Журналист, судья, прокурор, следователь, политик - все, от кого мы ждем не в последнюю очередь именно объективности и беспристрастности, тоже пойдут на выборы и бросят в урну для голосования заполненный бюллетень. У них есть пристрастия, они знают, кого поддерживают (или, учитывая сегодняшнюю российскую специфику, против кого голосуют). Они политически ориентированы «во времени и в пространстве». Однако признаки симпатий и антипатий пригодны явно не для всех журналистских жанров. Так, невозможно избежать критики политических противников в аналитической статье, а уж в репортаже с митинга, где до предела накалились страсти, сам тон часто выдает отношение журналиста к происходящему. Но во время, скажем, телевизионных дебатов, где журналист, подобно талантливому актеру, должен обладать даром перевоплощения и играть одновременно роли ведущего и рефери на ринге, явные признаки симпатий и антипатий свидетельствуют о недостаточном профессионализме. Кроме того, коль скоро основной и важнейший для общества участник выборов - сам избиратель, недостаточно объективная, а порой и предвзятая позиция журналиста в подобной ситуации может помешать адекватному восприятию происходящего аудиторией и в конечном счете негативно сказаться на возможности свободного волеизъявления избирателя.

Важной частью профессионального мастерства является, бесспорно, умение вести беседу во время интервью и пресс-конференций. Не посягая на хлеб тех, кто профессионально занимается образованием журналистов, отметим лишь два момента, явно заметных в профессиональном поведении журналистов в данных ситуациях. Это реакция на ответы и подготовка перед встречей. Даже не искушенному в политических и выборных делах зрителю и читателю порой заметно, как журналист, имея перед собой ряд заготовленных заранее вопросов, упускает случай отреагировать на ответ собеседника новым, незапланированным вопросом, лишая тем самым аудиторию возможности узнать больше интересных подробностей о планах, программе и текущей деятельности кандидата, его личности, мировоззрении и взглядах на проблему. А отсутствие реакции часто обусловлено недостаточной готовностью журналиста к встрече. Выборы предъявляют к журналистам и СМИ особые требования, поэтому и интервью с кандидатом, и участию в пресс-конференции должна предшествовать серьезная подготовка. Ведь так нечасто приходится слышать от журналиста: «Простите, но ведь в 1997-м Вы говорили следующее...» А ведь это и прибавляет «веса» самому журналисту, и позволяет воссоздать ретроспективу взглядов и суждений кандидата.

Видимо, для того, чтобы читатель и зритель лучше понимали суть написанного и показанного, настало время рассказать им о некоторых, хотя бы самых важных, «правилах игры» в журналистике. Аудитория, зная писаные и неписаные законы, которыми Вы руководствуетесь, с пониманием относилась бы к спокойному, взвешенному тону и вдумчивым материалам, не требуя «взрывных» статей и репортажей, будоражащих сознание и мешающих адекватному восприятию ситуации.

Советы коллегам

Суммируя вышесказанное, хотелось бы еще раз напомнить о тех рекомендациях, многие из которых в той или иной степени уже были сформулированы в разного рода пособиях, справочниках и статьях.

Старайтесь знать выборное законодательство как можно лучше. Следите за изменениями в законах и подзаконных актах, регулирующих ход предвыборной кампании и деятельность средств массовой информации.

Помните, что объективность - признак высочайшего профессионализма. Ваша объективность - возможность составить полное представление о кандидатах и сделать правильный выбор.

Имейте в виду, что стать «сообщником» тех, кто затевает грязную игру, можно и не желая этого. Проверяйте информацию, смотрите внимательно, что кроется за внешне безобидными фразами, за описанием фактов, не имеющих непосредственного отношения к профессиональной деятельности человека.

Не сочиняйте «лжегероев»; помните, именно Вы делаете известным и подлеца, и радетеля.

Готовьтесь к встречам с кандидатом; от Вашей подготовки зависит больше, чем просто успешный репортаж.

Решите для себя, каким языком Вы говорите с читателем или зрителем. Понижение планки и попытка подстроиться под малограмотную речь некоторых избирателей сродни популизму политика, подметающего асфальт перед зданием школы, которая никогда не будет достроена.

И последнее:

Ответьте еще раз на вопрос: «Кто главный на выборах?»

В. Авдеев,
Национальный институт прессы

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта