Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Сила парламента проявляется не столько в том, что он может сделать, сколько в том, чему он может помешать. Джеймс Фулбрайт


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


16.10.2021, суббота. Московское время 16:18


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

СМИ в избирательной кампании: нормы и практика

Виды СМИ: единство в многообразии

Равные условия: иллюзии и реальность

Ответственность и безответственность

Инструмент гражданского контроля


Роль средств массовой информации в избирательной кампании зависит от значительного числа факторов, среди которых не последнюю роль играют национальные традиции, превратности исторического пути, уровень структурированности гражданского общества, доминирующие этические представления и т.д. Но если от всего этого абстрагироваться, если представить, что все мы не более чем субъекты права, существующие в стерильной атмосфере правовых отношений, то можно ясно увидеть те правила электоральной игры, которыми законодательно определена роль СМИ в избирательной кампании. Говоря о законах, я имею в виду прежде всего федеральные избирательные законы - «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 19 сентября 1997 г. (с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом от 30 марта 1999 г.), «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 24 июня 1999 г. и «О выборах Президента Российской Федерации» от 31 декабря 1999 г., а также Закон Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г.

Но если взглянуть на все эти законы в их взаимодействии и проанализировать правоприменительную практику, то оказывается, что электоральная игра идет по совершенно иным правилам. Реальная жизнь стирает границы «игрового поля», и политический выбор уже становится неотличим от выбора товара в супермаркете, журналистика - от рекламы, или, пользуясь языком имиджмейкеров, от «public relations», а политическая деятельность - от бизнеса. Так нарождающаяся рыночная экономика, проникая в несвойственный ей социальный ландшафт, порождает «рыночное общество».

Законодатель, на мой взгляд, ясно ощущая опасность коммерциализации избирательных кампаний, предвидел и пытался предотвратить появление «черного PR». Анализ нормативного материала показывает, что интенция законодателя была направлена именно на предотвращение «подпольной», «левой» предвыборной агитации, против манипулирования голосами избирателей путем теневой скупки СМИ. Однако, как мы увидим в дальнейшем, далеко не всегда использованные средства оказались адекватны целям. В одних случаях они вообще не достигли никакой цели, в других - достигли частично, в третьих - достигли совершенно противоположных целей.

Причем, чтобы обезопасить законодательство о выборах от противоречий с другими законами, в Закон «Об основных гарантиях...» были включены специальные нормы, позволяющие решать любые коллизии в его пользу. Однако данный акт, устанавливающий общие правила, касающиеся роли СМИ в организации и проведении выборов, имеет более высокую юридическую силу только в сравнении с другими законами о выборах. В случае противоречия с нормами, например, Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» применению подлежат нормы Федерального закона «Об основных гарантиях...» (п. 7 ст. 1). В отношении всех прочих федеральных законов он не занимает какого-либо особого места, а значит, возможные коллизии между его нормами и положениями, например, закона о СМИ должны решаться по общим правилам коллизионного права.

В сфере формирования представительных и других выборных органов власти роль СМИ многогранна. При этом следует различать использование СМИ в избирательной кампании и их участие. В первом случае СМИ выступают преимущественно как производитель массово-информационных услуг, во втором - как самостоятельный институт демократии. Причем, обе указанные ипостаси СМИ взаимосвязаны и неразделимы: с одной стороны, использование СМИ субъектами политических отношений, как правило, означает вовлечение печатной и электронной прессы в политический процесс; с другой - ее участие в политическом процессе в конечном счете является результатом ее использования теми или иными субъектами политических отношений.

Кто вправе использовать, пользоваться услугами СМИ в ходе избирательной кампании? Избирательные комиссии, органы государственной власти и местного самоуправления, кандидаты и т.д. О каких услугах идет речь? Об информировании (в формах опубликования и оповещения) и о предоставлении (платном или бесплатном) печатных площадей и эфирного времени для предвыборной агитации.

В чем состоит участие СМИ в избирательной кампании? В осуществлении гражданского контроля на всех этапах подготовки и проведения выборов.

Такова воля законодателя. На практике же все обстоит несколько иначе.

Виды СМИ: единство в многообразии

Законодательство о выборах подразделяет СМИ на несколько категорий с различным правовым статусом. Пункт 1 статьи 39 Закона «Об основных гарантиях...» выделяет средства массовой информации, которые можно условно обозначить как «уполномоченные». В эту группу входят телерадиокомпании и редакции периодических печатных изданий: а) учредителями (соучредителями) которых являются государственные или муниципальные органы, организации, учреждения и (или) б) которые финансировались в предшествующий выборам год не менее чем на 15 процентов своего бюджета за счет средств, выделенных органами государственной власти или местного самоуправления.

Следует заметить, что использование здесь любимого юристами союза «и (или)» создает возможность включения в данную группу тех СМИ, которые имеют государственных или муниципальных соучредителей, но не получают от них никакого финансирования. Но за счет каких средств в таком случае подобные СМИ должны будут осуществлять функции, возложенные Законом на «уполномоченные» средства массовой информации? В аналогичной ситуации неминуемо окажутся те СМИ, которые ранее получали финансовую подпитку, но лишились ее в год выборов. Примечательно, что если редакция СМИ только в год выборов начала получать бюджетное финансирование, то, строго говоря, она не попадает в категорию «уполномоченных».

Разгадку этого противоречия следует искать в тех статьях избирательных законов, где указывается, что государственные СМИ покрывают связанные с выборами расходы «за счет средств текущего бюджетного финансирования указанных средств массовой информации» (пункт 2 статьи 26, пункт 5 статьи 40, пункт 1 статьи 41 закона «Об основных гарантиях...»). Причем Закон говорит именно о бюджетном финансировании, то есть о целевом предоставлении бюджетных средств конкретным СМИ, а не о предоставлении определенным категориям СМИ каких-либо льгот, например по налогам или арендной плате. Следовательно, речь идет только о СМИ, финансируемых из того или иного бюджета.

Более поздние федеральные избирательные законы - «О выборах депутатов Государственной Думы...» и «О выборах Президента Российской Федерации» - не только не исправили данное противоречие, но, напротив, породили новые коллизии. Так, пункт 15 статьи 49 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» вразрез со статьями 40 и 41 закона «Об основных гарантиях...» освобождает муниципальные СМИ от необходимости предоставлять кандидатам бесплатные информационные услуги.

«Уполномоченные» СМИ несут главную нагрузку по информационному обеспечению избирательной кампании. На них возложены следующие задачи:

1 обеспечить зарегистрированным кандидатам, избирательным объединениям, избирательным блокам равные условия проведения предвыборной агитации;

2 предоставлять избирательным комиссиям возможность размещения печатной информации;

3 предоставлять избирательным комиссиям бесплатное эфирное время для информирования избирателей;

4 на равных основаниях предоставлять зарегистрированным кандидатам, избирательным объединениям и блокам бесплатное эфирное время в прайм-тайм;

5 резервировать платное эфирное время для проведения агитации кандидатами, избирательными объединениями и блоками в объеме не меньшем, чем объем бесплатного эфирного времени;

6 выделять печатные площади для материалов, предоставляемых кандидатами, избирательными объединениями и блоками;

7 публиковать в 3-дневный срок получаемые из соответствующих избирательных комиссий сведения о поступлении и расходовании средств избирательных фондов;

8 публиковать в 3-дневный срок получаемые из соответствующих избирательных комиссий отчеты кандидатов, избирательных объединений и блоков о размерах и обо всех источниках создания их избирательных фондов, а также обо всех произведенных затратах.

Вторая категория СМИ - специализированные периодические печатные издания, формально относящиеся к группе «уполномоченных», но ориентированные на неполитическую тематику. За подобными СМИ избирательные законы признают право отказаться от публикации каких бы то ни было агитационных материалов при условии полного неучастия в избирательной кампании в какой бы то ни было форме. Условно обозначим данную категорию как «уклоняющиеся».

Пункт 7 статьи 48 Закона «О выборах Президента Российской Федерации» допускает отказ негосударственных и муниципальных организаций телерадиовещания, редакций негосударственных и муниципальных периодических печатных изданий, а также редакций государственных периодических печатных изданий, выходящих реже чем один раз в неделю, от участия в агитационной деятельности. Допускается отказ специализированных организаций телерадиовещания и редакций специализированных периодических печатных изданий от участия в освещении избирательной кампании.

Причем в отличие от Закона «Об основных гарантиях...» Закон «О выборах Президента Российской Федерации» прямо указывает, что отказом от участия в освещении избирательной кампании и в агитационной деятельности считается «непредставление в соответствующую избирательную комиссию уведомления» о размере и условиях предоставления эфирного времени и печатной площади для целей предвыборной агитации. Тем самым закон связывает освещение избирательной кампании с предоставлением информационных услуг для целей агитации. Здесь в наиболее концентрированной форме проявляется стремление законодателя не допустить нелегальной предвыборной агитации под видом объективного «освещения избирательной кампании».

Однако принятые законодателем меры на практике оказываются недостаточно эффективны. Кроме того, совершенно противоестественно требовать, чтобы СМИ, отказавшиеся от размещения платной предвыборной агитации, воздерживались от освещения избирательной кампании. Подобное требование, помимо прочего, практически невыполнимо, поскольку, например, специализированные музыкальные радиопрограммы, занимающие львиную долю FM-диапазона, как правило, не имеют в своей сетке вещания места для предвыборной агитации, но почти всегда предусматривают передачу кратких новостей. Спрашивается, неужели такие радиопрограммы обязаны воздерживаться от сообщений о ходе избирательной кампании? Такое требование кажется чрезмерным. Тем более, что оно практически игнорируется повсеместно.

Третья категория - средства массовой информации или их редакции, учрежденные зарегистрированным кандидатом (кандидатами), избирательным объединением или блоком и не подпадающие под действие пункта 1 статьи 39 Закона «Об основных гарантиях...» Условно обозначим их как «ангажированные» СМИ. Обратим внимание на то, что данная категория существует в избирательных законах только применительно к периодическим печатным изданиям. Если же участник избирательной гонки учредит телерадиопрограмму или телерадиокомпанию, то она не сможет - во всяком случае по закону - попасть в число «ангажированных» СМИ. Важно и то, что данное правило касается лишь тех СМИ, которые учреждены зарегистрированными кандидатами и объединениями, а следовательно, созданы уже в ходе избирательной кампании.

Особенность правового режима «ангажированных» СМИ - освобождение их от обязанности предоставлять печатную площадь на равных условиях всем конкурирующим кандидатам. Как это ни парадоксально, но, по мнению Центризбиркома, они имеют право размещать агитационные материалы учредивших их кандидатов только за плату. Кроме того, эта категория освобождена от обязанности не допускать обнародование информации, способной нанести ущерб чести, достоинству или деловой репутации зарегистрированных кандидатов, в случаях, когда эти СМИ не могут предоставить зарегистрированному кандидату возможность обнародовать опровержение или иное разъяснение в защиту его чести, достоинства или деловой репутации до окончания срока предвыборной агитации. Тем самым «ангажированные» СМИ и их должностные лица выводятся за пределы ответственности, предусмотренной статьей 4013 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях и статьей 11 Федерального закона «Об административной ответственности юридических лиц за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах» от 6 декабря 1999 г.

Следует признать, что данное изъятие из общих правил, содержащееся в пункте 4 статьи 53 Закона «О выборах Президента Российской Федерации», плохо стыкуется с требованиями Гражданского кодекса Российской Федерации и Закона о СМИ, касающимися защиты чести, достоинства и деловой репутации. Очевидно, что она не может толковаться как индульгенция «ангажированным» СМИ, освобождающая их от ответственности за распространение недостоверных сведений, порочащих честь и достоинство кандидатов на выборные должности. Иное толкование неминуемо будет противоречить Конституции Российской Федерации.

Наконец, четвертая категория - средства массовой информации, не относящиеся к первым трем группам и имеющие право на договорной основе, за плату предоставлять эфирное время, печатную площадь зарегистрированным кандидатам, избирательным объединениям и блокам. Условно обозначим эту группу как «оплачиваемые» СМИ.

Важно, что как оплата, так и предоставление печатной площади и эфирного времени в этих СМИ осуществляются на равных условиях. Причем, во-первых, оплата должна осуществляться исключительно через соответствующие избирательные фонды, а во-вторых, только в порядке 100-процентной предоплаты.

Равные условия: иллюзии и реальность

Хотя избирательные законы гарантируют кандидатам, избирательным объединениям и блокам равные условия доступа к СМИ, вопрос реального обеспечения равных условий, имеющий отношение как к «оплачиваемым», так и к «уполномоченным» средствам массовой информации, далеко не так прост. Следует подчеркнуть, что законодатель не счел нужным определять понятия эфирного времени и печатной площади, в результате чего правоприменитель вынужден довольствоваться их обыденным смыслом. Вот почему нельзя исключить возможность возникновения споров, например, в отношении кабельного телевидения и проводного радио, к которым указанные термины вообще не применимы.

Не нужно сбрасывать со счетов и то, что кандидаты вправе самостоятельно определять форму и характер своей агитации через средства массовой информации. Это открывает простор для искусственного вздувания рейтинга в рамках формально равных квот печатных площадей и эфирного времени. Тем самым избирательная кампания рискует превратиться из состязания политических программ и личных достоинств претендентов, каковой по идее и должна быть, в творческий конкурс PR-технологий и политической рекламы. Причем избирателям здесь отводится роль не зрителей и тем более не членов жюри, а испытуемых, против своей воли ставших объектами не вполне чистых экспериментов.

Предвидя такой поворот событий, Конгресс российских журналистов, собравшийся в Ижевске (Удмуртская Республика) в сентябре 1999 года, принял специальную Декларацию в поддержку честных и свободных выборов. В ней, в частности, говорится: «Журналисты не могут и не должны нести ответственность за несоответствующие закону заявления кандидатов, избирательных объединений и блоков, распространяемые средствами массовой информации в период избирательной кампании. Раз закон дает право кандидатам, объединениям и блокам «самостоятельно определять форму и характер своей агитации через средства массовой информации», то пусть они и несут ответственность за содержание предвыборных материалов. Помимо прочего, это должно заставить руководителей СМИ поостеречься от участия в скрытой агитации и, особенно, «контрагитации», превращающих журналистов в «пушечное мясо» предвыборных баталий».

Стремясь гарантировать претендентам равные условия, избирательные законы запрещают кандидатам использовать преимущества своего служебного положения. Однако запрет этот распространяется почему-то только на государственных и муниципальных служащих, а также на журналистов. Зарегистрированные кандидаты, работающие в СМИ, на время участия в выборах должны быть освобождены от выполнения служебных обязанностей и не вправе участвовать в освещении избирательной кампании через какие-либо средства массовой информации. Кроме того, кандидатам-журналистам запрещается участвовать в освещении избирательной кампании через любые средства массовой информации. В результате кандидат-журналист оказывается дискриминирован и лишен на период избирательной кампании своих профессиональных прав. Причем нарушение зарегистрированным кандидатом этих положений является основанием для отмены решения о его регистрации.

Логика законодателя понятна: журналист изначально занимает преимущественное положение, поскольку имеет постоянный доступ к СМИ. Но, спрашивается, не обладает ли куда большими электоральными возможностями по сравнению с журналистом тот «рядовой олигарх», в руках которого находятся и финансовые ресурсы, и собственные СМИ? Не имеют ли постоянного доступа к умам избирателей звезды шоу-бизнеса? Представляется, что простым расширением круга лиц, в отношении которых устанавливаются определенные ограничения, проблему не решить. Видимо, в самой конструкции института равных условий заложены некие органические пороки, которые еще предстоит преодолеть законодателю.

Причем, требования избирательных законов, касающиеся недопустимости использования преимуществ своего служебного положения, на практике откровенно игнорируются как журналистами, так и государственными и муниципальными служащими. Например, в период кампании 1999 года по выборам в Государственную Думу электоральные события в информационных программах ОРТ регулярно комментировал тележурналист А. Невзоров, баллотировавшийся по одному из одномандатных округов. Другой кандидат - журналист А. Минкин столь же часто выступал в газетах и передачах НТВ, фактически участвуя в освещении избирательного процесса.

Что же касается государственных и муниципальных служащих, то база данных негосударственного проекта «Информатика для демократии: 2000+» содержит информацию о более чем пятидесяти случаях использования ими преимуществ своего служебного положения, зафиксированных участниками общественного Интернет-мониторинга (см. www.indem.ru/idd2000). Причем, как правило, кандидат-чиновник не идет на прямое нарушение закона, выбирая такой вариант действий, когда удар по противнику наносится как бы со стороны, вне всякой связи с выборами и на вполне законных (на первый взгляд) основаниях.

Вот почему упомянутая выше Декларация в поддержку честных и свободных выборов содержит призыв к многочисленным надзирающим, контролирующим, регулирующим и лицензирующим государственным и муниципальным органам проявлять в период избирательной кампании максимальную сдержанность и не предпринимать в отношении средств массовой информации, участвующих в освещении выборов, каких-либо репрессивных мер, за исключением случаев непосредственной, наличной и неустранимой опасности жизненно важным общественным интересам. «Мы призываем их, - говорится в Декларации, - в этот период воздержаться от аннулирования лицензий, опечатывания редакционных помещений под предлогом обеспечения противопожарной безопасности или сангигиены, отключения передатчиков и т.п. В любом случае мера пресечения или наказания должна быть пропорциональна реально причиненному вреду. Нельзя допустить, чтобы административные репрессии в отношении СМИ стали методом ведения предвыборной борьбы. Вот почему каждый такой случай должен рассматриваться как уголовно наказуемое воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов и попытка введения косвенной цензуры, становиться предметом немедленного реагирования со стороны избирательных комиссий, прокуратуры и суда».

Ответственность и безответственность

Институт «равенства условий» требует также, чтобы в информационных программах телевидения и радио не отдавалось предпочтения какому бы то ни было кандидату, избирательному объединению или блоку. В то же время очевидно, что журналист может иметь собственное мнение и было бы антиконституционно требовать, чтобы он скрывал его. Но «правила игры» избирательной кампании диктуют: роль журналиста - в сопоставлении мнений, непредвзятом анализе позиций, представлении интересов аудитории. Он должен быть в равной степени нелицеприятен по отношению ко всем кандидатам. В противном случае он неминуемо возвращается к роли пресловутого «коллективного пропагандиста и коллективного агитатора».

Примечательно, что российские СМИ уже приступили к выработке собственных правил работы в период избирательных кампаний. Так, специальная памятка телекомпании НТВ содержит значительное число рекомендаций. Журналистам запрещается: каким бы то ни было образом проявлять свои политические симпатии или антипатии; подменять информацию об освещаемом эпизоде предвыборной борьбы своим мнением о происходящем; оперировать недостаточно проверенной информацией; использовать случайные высказывания кандидатов, не несущие существенной информации об их позициях; злоупотреблять цитированием мнений избирателей; поощрять эпатирующие действия и заявления кандидатов; употреблять идеологические ярлыки и оскорбительные эпитеты и т.д.

Определенные деонтологические нормы содержатся и в упомянутой выше Декларации. «В период избирательных кампаний, - говорится здесь, - работники средств массовой информации должны особенно тщательно соблюдать требования закона, нормы профессиональной этики и правила поведения журналистов, в том числе упомянутые в настоящей Декларации, с тем чтобы не ставить под сомнение честность, беспристрастность, взвешенность и информативность своих материалов и передач, не подрывать репутацию СМИ и уверенность в справедливости результатов выборов. Будем помнить, что при исполнении профессиональных обязанностей журналист признается лицом, выполняющим общественный долг. Служение обществу, общественному благу, а не частному интересу, корыстным или карьеристским соображениям должно двигать журналистами. В этой связи мы подтверждаем свою приверженность пониманию журналистики как свободной профессии, стремящейся к общественному благу, и решительно осуждаем любые попытки подкупа журналистов и давления на них».

К сожалению, в ходе кампании 1999 года по выборам в Государственную Думу российская общественность имела возможность убедиться в том, насколько далеки нормы закона и профессиональных правил поведения журналистов от реальной практики некоторых СМИ. В качестве примера можно привести факт, в отношении которого совпали мнения Центральной избирательной комиссии Российской Федерации и Большого Жюри Союза журналистов России.

В Представлении ЦИК России «О пресечении противоправной агитационной деятельности и привлечении организации телерадиовещания «ОРТ» и ее должностных лиц к ответственности» от 29 октября 1999 года N 32/420-3 отмечается: «Рассмотренные Рабочей группой материалы аналитической программы «Авторская программа С. Доренко» свидетельствуют, что ее ведущим и автором проводится агитационная деятельность против лидеров и всего федерального списка избирательного блока «Отечество - Вся Россия». Исходя из того, что «организация телерадиовещания и ее должностные лица (в том числе и ведущие) не являются самостоятельными субъектами агитационной деятельности», ЦИК России предложил Министерству Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций «принять меры по пресечению противоправной агитационной деятельности, проводимой организацией телерадиовещания «ОРТ», связанной с подготовкой и выходом в эфир аналитической программы «Авторская программа С. Доренко» и привлечению этой организации и соответствующих должностных лиц к ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации».

Министерство, однако, не согласилось с ЦИК России и отказалось «принять меры» в отношении ОРТ. Со своей стороны, Центральная избирательная комиссия не пошла на то, чтобы воспользоваться своим правом составлять протоколы об административных правонарушениях и передать в суд «дело С. Доренко» по статье 408 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях («Нарушение правил проведения предвыборной агитации, агитации при проведении референдума в периодических печатных изданиях и на каналах организаций, осуществляющих теле- и (или) радиовещание»).

Напротив, Большое Жюри Союза журналистов России от имени всего журналистского сообщества однозначно дистанцировалось от С. Доренко. В своем решении от 19 ноября 1999 года оно констатировало, что в выпусках аналитической программы С. Л. Доренко допускалось смешение информации и комментария, а также отождествление мнений и версий с установленными фактами, выпуск в эфир компрометирующей информации без принятия должных мер к ее проверке с обращением к объекту критики, несоблюдение требования качественно равного изложения позиций обвинения и защиты, проведение информационной кампании по целенаправленной дискредитации граждан и организаций. Большое Жюри пришло к выводу, что допущенное С. Доренко нарушение основных положений международной Декларации принципов поведения журналистов, обязывающих оперировать только фактами, которые установлены журналистом лично, использовать только достойные методы получения информации и делать все возможное для исправления любой опубликованной информации в случае, если установлено, что она наносит урон искажением истины, лишает его права называться журналистом.

Вместе с тем Большое Жюри подчеркнуло, что «совершенно недопустимо какое-либо ограничение права журналистов собирать и распространять достоверную информацию о кандидатах на выборные должности». Тем самым оно вступило в заочный спор с ЦИК России по вопросу о том, могут ли СМИ в период избирательной кампании в полном объеме продолжать осуществлять свои социальные функции по информированию аудитории или должны ограничиться некомментированным изложением событий и предоставлением эфирного времени и печатной площади субъектам агитационной деятельности: кандидатам, избирательным блокам и объединениям, доверенным лицам. Очевидно, что СМИ не только вправе, но и обязаны доводить до сведения населения собранную ими информацию, не переступая при этом грань, отделяющую объективное информирование от агитации. Напротив, низведение СМИ до уровня «производителя информационных услуг» способно превратить избирательную кампанию в механизм откровенного манипулирования волей электората.

Если избирательная комиссия усмотрит в деятельности СМИ нарушение законодательства о выборах, то она вправе обратиться в правоохранительные органы, суд, исполнительные органы государственной власти, осуществляющие государственную политику в области СМИ, с представлением о пресечении противоправной агитационной деятельности и привлечении организации, осуществляющей теле- и (или) радиовещание, редакции периодического печатного издания к ответственности, установленной законодательством Российской Федерации.

Но о какой ответственности идет речь? В случаях, когда закон возлагает ответственность на должностных лиц редакций, ответ прост: нарушение средством массовой информации, журналистом условий проведения предвыборной агитации влечет наложение штрафа на главного редактора, иное ответственное лицо либо на журналиста (ст. 408 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях). Кроме того, возможно привлечение к ответственности не только физических лиц, но и организаций согласно Федеральному закону «Об административной ответственности юридических лиц за нарушение законодательства Российской Федерации о выборах и референдумах» от 6 декабря 1999 г. Причем протокол о правонарушении вправе составить сама избирательная комиссия, ее члены.

В случае, когда речь идет об ответственности, выходящей за рамки упомянутого закона, проблема усложняется. С одной стороны, упоминание в пункте 9 статьи 45 Закона «Об основных гарантиях...» исполнительных органов власти, осуществляющих государственную политику в области СМИ, свидетельствует о намерении законодателя задействовать регистрирующие органы. Но Закон о СМИ поручает регистрирующим органам заниматься только случаями злоупотребления свободой массовой информации, нарушения порядка объявления выходных данных и представления обязательных экземпляров, признания недействительным свидетельства о регистрации. С другой стороны, из текста отнюдь не следует, что законодатель рассматривает нарушение редакцией СМИ правил проведения агитации как разновидность злоупотребления свободой массовой информации или, скажем, порядка объявления выходных данных.

Можно, конечно, предположить, что Закон «Об основных гарантиях...» вводит самостоятельный состав правонарушения. Но тогда становится непонятным упоминание «ответственности, установленной законодательством Российской Федерации». Очевидно, что механизм ответственности не может действовать по аналогии и «на глазок».

Наконец, если даже допустить, что нарушение редакцией правил проведения агитации есть разновидность злоупотребления свободой массовой информации, то единственной формой реагирования со стороны регистрирующего органа может быть вынесение предупреждения. Только в случае накопления редакцией двух и более предупреждений регистрирующий орган может обратиться в суд с иском о прекращении деятельности СМИ. Что же касается приостановления деятельности СМИ, то эта мера рассматривается законом только как средство обеспечения иска, а не как мера ответственности.

Инструмент гражданского контроля

Роль СМИ в процессе формирования выборных органов власти включает также осуществление гражданского контроля за всеми событиями избирательной кампании. Вот почему Закон «Об основных гарантиях...» признал за представителями СМИ права:

а) присутствовать на заседаниях избирательных комиссий и при осуществлении работы с избирательными документами (п. 1 ст. 26);

б) присутствовать в день голосования на избирательных участках с момента начала работы участковой избирательной комиссии и до получения сообщения о принятии вышестоящей избирательной комиссией протокола об итогах голосования (п. 3 ст. 26);

в) присутствовать в иных избирательных комиссиях при установлении ими итогов голосования, определении результатов выборов, составлении соответствующих протоколов об итогах голосования, результатах выборов, а также при повторном подсчете голосов избирателей, участников референдума (п. 5 ст. 26);

г) знакомиться с протоколом участковой избирательной комиссии об итогах голосования, а также с протоколами иных избирательных комиссий об итогах голосования или результатах выборов, изготавливать и заверять в соответствующей избирательной комиссии либо получать от нее копии указанных протоколов и приложенных к ним документов (п. 11 ст. 26);

д) быть проинформированным о составлении избирательной комиссией повторного протокола об итогах голосования в случае выявления в нем описок, опечаток либо арифметических ошибок (п. 9 ст. 57);

е) получать от избирательных комиссий для ознакомления итоги голосования по каждому избирательному участку, территории и результаты выборов по избирательному округу в объеме данных, содержащихся в протоколе соответствующей избирательной комиссии (п. 1 ст. 60);

ж) получать от избирательных комиссий, проводивших регистрацию кандидатов, общие данные о результатах выборов по избирательному округу в течение суток после их определения (п. 2 ст. 60).

М. Федотов,
секретарь Союза журналистов России,
доктор юридических наук, профессор

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта