Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Самые образованные народы бывают так же близки к варварству, как наилучшее отполированное железо близко к ржавчине. А. Ривароль


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


27.10.2021, среда. Московское время 08:35

Вот такая загогулина...

Е.Бачеева, А.Кистауова

Обилие законов не всегда приводит к их соблюдению.

Критика в адрес Центральной избирательной комиссии, в первую очередь того, как применяется закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ» стала характерной чертой нынешней избирательной кампании.

В момент регистрации избирательных объединений недовольство различных участников предвыборной гонки вызывали нормы закона, регламентирующие порядок предоставления финансовой информации.

Сейчас, на старте нового этапа предвыборной кампании, большинство споров ведется по поводу четкого определения самого понятия «предвыборная агитация». ЦИК РФ, как правоприменительный орган, к сожалению, не в состоянии дать ответ, который удовлетворил бы всех. В результате возникают коллизии в первую очередь со средствами массовой информации, которые, по расширительному толкованию статьи 8 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права граждан РФ на референдум» являются непосредственными участниками предвыборной кампании.

В своей деятельности СМИ опираются на положения отдельного закона о печати и, главное, на Конституцию РФ, которая в статье 29 гарантирует свободу информации и запрещает цензуру. Однако статья 96 Конституции говорит о том, что порядок выборов депутатов Государственной Думы устанавливается федеральным законом (см. выше), и, в частности, законом «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ». По смыслу последнего, свобода информации может быть - как бы это сказать - ограничена, если информация касается зарегистрированных кандидатов в депутаты.

Следовательно, возникает вопрос: как сочетать положения Основного Закона и Закона Федерального, к которому Конституция отсылает. Или - другая трактовка проблемы, предложенная Сергеем Доренко, - «...Конституция РФ и закон о печати... они отменяются на время предвыборных битв?»

Этот вопрос стал камнем преткновения журналистов и работников избирательных комиссий. Он неоднократно поднимался как на страницах печатных изданий, так и на экранах телевидения, но вразумительного ответа на него до сих пор нет. Сергей Доренко попытался получить некоторые разъяснения по этому поводу от председателя ЦИК Александра Вешнякова.

Напомним, что 29 октября ЦИК принял решение о вынесении представления в Минпечати «О пресечении противоправной агитационной деятельности и привлечении ОРТ и С.Доренко к ответственности». Причиной тому послужила авторская передача С. Доренко, где открыто говорилось о «причастности» Е.М. Примакова к недавнему покушению на президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе. В подтверждение данной информации Доренко привел сведения, полученные от бывшего директора Агентства национальной безопасности (АНБ) США Уильяма Одама в ходе его интервью «Радио Свобода». Эксперты ЦИК расценили это как агитацию против Е. М. Примакова, то есть как нарушение предвыборного законодательства. По мнению ЦИК, критиковать кандидата в прессе может только другой кандидат, то есть только тот, кто официально зарегистрирован в качестве участника избирательной кампании, и чьи расходы на подобную деятельность можно попытаться отследить.

Вопрос в том, как в этом случае быть с правом общественности на получение информации (ст.29 Конституции). «Если же общественность ничего не знает о человеке, вообще о кандидате, ... как узнать - преступник, не преступник?», - вопрос, который Сергей Доренко задал председателю ЦИК А. Вешнякову. В ответ на это председатель ЦИК предложил вначале разобраться в том, что понимается под выборами: «...должна быть честная, конкурентная борьба кандидатов, которым создаются равные возможности для осуществления борьбы...». А если так, то «... почему о Сергее Михайлове можно говорить, а о Примакове - нельзя?» Потому что это - АГИТАЦИЯ.

Нет, это, по словам Доренко, его право на распространение информации, гарантированное Конституцией. Более того, Конституция гарантирует и право на выражение мнения, и право самому решать, каким это мнение будет - положительным или отрицательным. Как быть?

Налицо коллизия законов, разобраться в которой компетентен исключительно суд. А зритель, избиратель, имеет право выбирать, что слушать и слушать ли вообще. Главное - этот выбор ему обеспечить.

И в целом складывается впечатление, что строго следовать букве закона представители СМИ в этой предвыборной кампании не смогут. Ведь если разобраться - у них одни права (свобода слова и мнения), у кандидатов - другие (равенство кандидатов, право на предвыборную агитацию), а у избирателей - третьи (право на получение информации). И все они в «гарантированы» Конституцией. Помимо этого, права журналистов закрепляются Федеральным законом о средствах массовой информации, а права кандидатов - Федеральным законом «О выборах депутатов Государственной Думы ФС РФ». Неувязочка получается: что над чем преобладает - Конституция или Закон, Закон или Конституция.

А. Вешняков:

«...- Конституция России говорит о том, что выборы в Госдуму должны проходить в соответствие с законом «О выборах депутатов...», т. е. тогда мы должны открыть закон о выборах и попытаться вместе с Вами определить, что такое предвыборная агитация. Листаем закон, открываем ст. 8, которая говорит, предвыборная агитация - это деятельность, побуждающая или имеющая целью побудить голосовать за или против любого зарегистрированного кандидата...»

Да, действительно, такое определение в статье 8 присутствует, но это лишь часть данного законом понятия. Ведь агитация это еще и деятельность, побуждающая или имеющая целью побудить избирателей к участию в выборах. В ходе жаркой дискуссии с Доренко это не прозвучало, но закон глобально толкует любую деятельность, имеющую отношение к выборам, как ведение предвыборной агитации.

А. Вешняков:

«... - Если это касается лиц других, которые не являются зарегистрированными кандидатами, пожалуйста, свобода слова и закон о СМИ действует без всяких изъятий».

Если попробовать разобраться без спешки и вернуться к Основному Закону, то наша Конституция говорит о том, что все граждане имеют равные права. Если при определенных условиях - определенных частью общества для другой его части - некоторые граждане станут иметь больше или меньше прав, то сама идея равенства становится не нужна. Налицо попытка улучшения и добавления к Конституции задним числом. Очевидно, что такой подход неверен. Конституция на то и сделана так, чтобы ее нельзя было просто изменить, и это нельзя сделать принятием дополнительных законов, толкований или комментариев. Не только в России такая сложная процедура внесения изменений в Конституцию. Внесением в федеральный закон противоречий законодатель заставляет лихорадить механизм правоприменения, который в России не имеет полностью работоспособной защитной функции рассмотрения спорных вопросов в суде, в разумные сроки и с обязательным выполнением решения...

С. Доренко:

«-...Закон «О выборах ...» делает изъятие из Конституции?.. Временно...»

А. Вешняков:

« -...Я же сказал, что Конституция подразумевает проведение выборов в соответствии с федеральным законом «О выборах...» и закон «О выборах...» в этой части действует... Если Вы не согласны с этой позицией ... отмените ее через суд.
Кстати, эта норма - изобретение не российское, это норма, которая действует во многих цивилизованных странах, поэтому это не есть какое-то новое открытие.»

Здесь непосвященные могут и не заметить нескольких важных вещей, о которых идет речь. Попробуем разложить все по порядку:

    1. Может ли закон делать изъятия из Основного закона (Конституции)?

    2. Может ли Основной закон отсылать к специальному?

    3. Как можно отменить такое противоречие через суд?

    4. Что именно действует в цивилизованных странах?

Первое. Поскольку Основной закон (Конституция) является особым законом, который отличается как процедурой принятия и внесения поправок, так и своим прямым действием, иные законы могут предоставлять дополнительные права, прямо не указанные в тексте Основного закона. Тем не менее, делать изъятия из прав, предоставленных Конституцией, ни один закон не может. В таком случае он сразу вступает в противоречие с Конституцией, и такие вопросы довольно оперативно решаются Конституционным Судом. Это в других странах, в России же специфика в том, что все последние законы страдают от того, что либо слишком детально рассматривают все вопросы, либо совсем поверхностно. Если вы наткнетесь на статью закона, которая говорит «... сотрудник милиции имеет право задержать вас только в случае обоснованного подозрения в совершении преступления, или в любом ином случае...» - вы начнете понимать, что жить по такому закону будет трудно. Теперь представьте, что дело дошло до суда...

Второе. Да, может, и это делается часто и везде.

Третье. Реального решения вопроса трудно ждать в обозримом будущем. Даже такой вопрос, как очевидное несоответствие регулирования прав граждан в Конституции и в Федеральном законе будет рассмотрен в Конституционном Суде РФ очень нескоро. И только после того, как в суд подаст либо гражданин Российской Федерации, либо Госдума, Совет Федерации, и т.п. Решение Конституционного Суда может быть и перестанет интересовать участников процесса задолго до того, как подойдет очередь рассматривать дело, а закон о Конституционном Суде РФ ничего не говорит о сроках.

Четвертое. К сожалению, не вполне понятно, что именно имел в виду А. Вешняков. Может быть, ограничения, налагаемые на участников выборов? Или то, что и в других странах конституция может отсылать к законам? Все-таки, ссылки на соответствие какого-то положения нашего закона каким-то международным стандартам существуют только в виде моральных обязательств. Пока международный договор (конвенция, соглашение) не ратифицирован Россией, он не подлежит применению на ее территории, да и потом нужно готовить новый закон либо поправлять существующие. Если же наша российская Конституция говорит иное, то мы и должны жить по своему Основному Закону. Не из боязни прослыть нецивилизованной страной, а просто потому, что надо жить по закону.

Да, коллизия законов существует, и не только в области выборов. Мириться с подобной ситуацией нельзя. Общество само должно выработать вакцину для того, чтобы находить выход из такого положения. В настоящее время дословное толкование только одной статьи закона создает ненужное напряжение в обществе. Дело не в том, что определенные каналы или газеты лишатся возможности «гнать джинсу» и под видом новостей рассказывать нам по несколько часов в день о какой-то партии, про которую вы может быть слышали последний раз перед выборами 95 года. Дело в том, как действует Российская Конституция. Найдутся ли здоровые силы в нашем обществе, которые все же установят моральные и этические стандарты, распространив их не только на выборы, но и на все политическую деятельность - покажет время.

Председатель ЦИК, Александр Вешняков, как юрист-теоретик, а в большей степени, как практик, по его же словам, понимает абсурдность ситуации, но сделать ничего не может, поскольку соблюдает закон «О выборах депутатов государственной Думы...». А за ошибки законодателей и создателей закона ему отвечать приходится. Конечно, решения в Центральной избирательной комиссии принимаются коллегиально, но в сознании среднестатистического гражданина России ответственность лежит прежде всего на председателе.

Ну что же, суд их рассудит. Можно предположить уже сейчас, что после декабрьских выборов в судах будут рассматриваться несколько типов дел - процедурные, дела о законности решений об отмене регистрации и по несоответствию применяемых законов Конституции России. Обкатка двух законов на федеральном уровне (закона об основных гарантиях избирательных прав и закона о выборах в Госдуму) реально может привести к необходимости пересмотра результатов народного волеизъявления, поэтому вполне объяснимо, что некоторые участники выборов с опасением смотрят в будущее, надеясь, что результаты выборов не будут отменены как следствие судебных решений.




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта