Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Самый худший вид рабства — быть рабом собственного страха. Бернард Шоу (1856-1950), ирландский драматург и романист


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


07.12.2021, вторник. Московское время 23:08


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Дагестан

Взять интервью у председателя участковой избирательной комиссии в Дагестане было равносильно чуду. Другие просто отказывались разговаривать из страха потерять работу или навлечь беду на свою семью. Но один «смельчак» - при условии, что его фамилия не будет названа - согласился рассказать корреспонденту «Москоу таймс» о том, как происходила фальсификация выборов.

«Здесь корень зла кроется в нашей политической системе. Контролируемая [Магомедом-Али] Магомедовым и его приближенными - в том числе и родственниками, - эта система способствуют созданию кланов, которые разрешают всем остальным играть только по их правилам. Здесь не существует законов, слово начальника - закон. Никому не надо, чтобы ты хорошо выполнял свою работу - им нужна только твоя покорность и послушание, - говорит председатель избирательной комиссии, с которым нам удалось по-беседовать. - В Дагестане почти 65 процентов трудоспособного населения не могут найти постоянную работу, непослушных можно легко заменить».

В Дагестане участковые избирательные комиссии укомплектованы легко управляемыми людьми, продолжает он, в том числе работниками школ и университетов, которые напрямую зависят от финансирования местной администрацией.

«Фальсификация происходила повсеместно на всей территории республики. Давление оказывалось на всех руководителей среднего звена, на заводах и других предприятиях. Им говорили, что они должны подчиняться, или их просто уволят. В этой системе все контролируется местными администрациями. Именно они подводят окончательные ИТОГИ [выборов]. Они уничтожали бюллетени, поданные за Зюганова и других [кандидатов], и приписывали необходимое количество голосов Путину».

«Они сказали нам, что мы должны использовать любые уловки, чтобы нe: давать копии протоколов [наблюдателям] в день голосования, чтобы администрация могла выправить результаты к следующему утру, - продолжает он. - Мы могли принести им, ска-жем, 64 процентов [голосов] за Путина, и они могли отвергнуть их и потребовать, чтобы мы увеличили процент».

По его словам, самый простой способ фальсификации - это использовать бюллетени тех, кто не голосовал. Списки регистрации избирателей готовятся заранее, а затем заполняются за тех, кто не пришел «Всегда полно лишних бюллетеней. Обычно голосует только около 50 процентов населения - в основном пожилые люди. Молодежи наплевать, и многие избиратели просто не верят в избирательную систему».

По российскому законодательству, бюллетени всех зарегистрированных избирателей на каждом участке должны храниться в комнате для голосования в течение всего дня выборов. Но в Дагестане, по словам нашего собеседника, на многих участках бюллетени подносили по мере надобности, оставляя остальные бюллетени в сейфе.

«Скажем, на участке 3000 избирателей. Это означает, что в резерве 1500 бюллетеней. Мы просто не отрезали кончики бюллетеней, как это нужно делать, чтобы погасить неиспользованные».

«Еще один способ [подтасовки результатов] - это дополнительные списки. В них может числиться, скажем, 500 человек, преданных администрации. Каждый из них получает несколько открепительных талонов [они позволяют зарегистрированному избирателю, который по каким-то причинам не может голосовать по месту жительства, отдать свой голос на любом другом избирательном участки]. Затем этих людей возят челночными рейсами с одного участка на другой на специальном автобусе, предоставленном администрацией».

Как рассказал наш собеседник, даже без этих талонов «доверенные лица», которые не зарегистрированы ни на каком конкретном участке, могут прийти с паспортом на любой участок и получить бюллетень. «Какие наблюдатели [за выборами] обратят внимание на мужчину в костюме и галстуке или на прилично одетую женщину?»

«Кроме того, в этот день переводили часы, и многие наблюдатели могли перепутать время и прийти час позже», - продолжает он свой рассказ, добавляя, что избирательные комиссии на многих участках, возможно, воспользовапись лишним часом, чтобы подложить в урны уже заполненные бюллетени.

«Я уверен, что если бы все проходило нормально, в Дагестане победили бы коммунисты. Я помню, как в 1996 году [тогда он уже возглавлял избирательную комиссию] около 80 процентов проголосовали за Зюганова, но результаты выборов просто перевернули с ног на голову, - вспоминает он. - Здесь царит полная нищета. Даргинцы и аварцы [две из 30 основных национальностей, проживающих в Дагестане] занимают все важные посты, и никому другому просто невозможно пробиться».

«Их задача - как можно дольше удержаться у власти и окружить себя марионетками. Может быть, Путин знает об этом, а может быть, и нет. Я не думаю, что люди в Москве могут до конца понять нашу систему. Но здесь людям говорят, что они должны подстраиваться под новую структуру власти и демонстрировать свою лояльность. Они живут в страхе, что их могут уволить. Лучшие люди уезжают, и представители интеллигенции - врачи и учителя - просто ждут, когда их хватит инфаркт», - говорит он. По его словам, Дагестан ocтpo нуждается в федеральном финансировании, чтобы компенсировать ущерб, нанесенный во время вторжения чеченских мятежников в августе прошлого года.

«Я уверен, что в ближайшие годы здесь ничего не изменится. Даже сама мысль о том, что результаты голосования полностью сфальсифицированы, вызывает чувство беспомощности. Люди понимают бесполезность сроих усилий в борьбе за справедливость - здесь любой суд будет на стороне администрации».

Евгения Борисова

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта