Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

С того дня, когда жена чиновника стала богатеть как на дрожжах, все сомнения по поводу лживости, лицемерия и коррумпированности самого чиновника как-то сами собой исчезают. Павел Курьянофф


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


28.10.2021, четверг. Московское время 12:10


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Использование опросов в избирательных кампаниях

Применяемые большинством социологических служб методики снимают уровни политических настроений респондентов в моменты проведения опросов, а эти настроения могут измениться при приближении сроков выборов.

Результаты опросов в период отсутствия избирательной кампании могут очень сильно отличаться от аналогичных результатов в период ее проведения и особенно окончания. Причина отличий в том, что практическое освоение политики гражданами, выражающееся в их ежедневном выборе, происходит скорее под воздействием их образа жизни, образования, менталитета, внутренне присущих им и их культурной среде схем мышления, чем под воздействием навязываемых извне схем мышления профессиональных политиков и политологов. Ежедневный выбор российских граждан, как правило, не связан с политикой, и поэтому результаты опросов общественного мнения не связаны напрямую с результатами предстоящих выборов. Политический эффект от навязывания гражданам внешних для них схем мышления возможен, но требует больших затрат ресурсов и является кратковременным. С помощью таких технологий вполне можно победить на выборах. Это как раз ситуация эмоционального голосования, «голосования сердцем», а не разумом, не через выражение своих реальных интересов. Возможно, высокий результат движения «Единство» на выборах 1999 года связан с тем, что в ходе целенаправленной агитационной кампании его избирателей удалось убедить голосовать именно эмоционально, а не рационально.

Опросы общественного мнения выполняются социологическими службами в такой форме, чтобы можно было легко привлечь внимание средств массовой информации. Не удивительно - именно так социологические службы зарабатывают деньги. В частности, стандартным стало присутствие логики спортивной борьбы в предвыборных материалах социологов и комментариях средств массовой информации: чей рейтинг повышается, чей понижается, кто кого обгоняет, у кого на промежуточном финише и на финише будет выше рейтинг. На самом деле же деле избирательная кампания направлена на получение голосов избирателей в течение одного конкретного дня выборов. Спортивная терминология часто заменяет анализ логики реальной политической борьбы комментированием процентов голосов и рейтингов доверия, сравнением результатов различных опросов.

Данным опросов таких служб, как ФОМ, ВЦИОМ, АРПИ и РОМИР, безусловно, можно доверять, но интерпретировать результаты их опросов следует не менее профессионально, чем их проводить.

Сам факт включения в рейтинг малоизвестных кандидатов или политических партий повышает их шансы на выборах, поскольку потенциальные избиратели таким образом знакомятся с ними через публикации результатов опросов в средствах массовой информации. Этот пример показывает, что использовать опросы для манипулирования общественным мнением в избирательных кампаниях вполне возможно. Рейтинги политиков и политических партий иногда составляются исходя исключительно из задач таких кампаний, а не мнений респондентов, этических и нравственных норм, интересов широких социальных групп. Часто опросы проводятся вообще не столько с целью выявления мнений избирателей о кандидатах, сколько с целью агитации в такой своеобразной форме за своего кандидата. Подобные приемы были очень распространены в ходе предвыборной кампании 1999 года в одномандатных округах.

На формирование предпочтений избирателей, а, значит, и на результаты выборов, сильно влияют и сами факты публикаций результатов опросов. Средства массовой информации публикуют результаты опросов, как итоги своеобразного делегирования прав и представления интересов социальных групп определенным политикам и политическим партиям, что не соответствует реальной, намного более сложной картине политической жизни. В итоге сами опросы становятся средством формирования мнений граждан, а не средством их выявления. А средства массовой информации в ходе избирательных кампаний чаще всего отображают ту реальность, которую сами же и сформировали. И поэтому ни одна социологическая служба, проводящая опросы в ходе избирательных кампаний, не может считаться полностью неангажированной. Каждая из них неизбежно включается в процесс, при котором опубликованные результаты опросов влияют на результаты последующих опросов, которые тоже публикуются и т.п. При этом опросы, проводящиеся даже задолго до дня голосования, почти полностью ориентированы на тематику предстоящих выборов. Фактически любой политический мониторинг сводится к мониторингу электоральному, политические опросы - исключительно к электоральным, что упрощает и искажает российскую политику в ее представлении абсолютному большинству граждан.

В кампании по выборам депутатов Государственной Думы 1999 года проведение опросов общественного мнения общественно-политической направленности и публикация их результатов в средствах массовой информации, особенно на телевидении, безусловно, оказали существенное влияние на формирование политических предпочтений как различных групп федеральной и региональных элит, так и простых избирателей.

При этом отчетливо проявились две противоположные тенденции в оценке результатов опросов общественного мнения и других социологических исследований. С одной стороны, впервые за период проведения демократических выборов с 1989 года на общероссийском уровне появилась конкуренция среди агентств, проводящих еженедельный социологический мониторинг политических предпочтений и электорального поведения граждан. В течение нескольких предшествующих лет такой мониторинг вел только Фонд «Общественное мнение» (ФОМ), с 1998 года такой мониторинг начало Агентство региональных политических исследований (АРПИ), а к декабрю 1999 года к ним присоединились Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и агентство РОМИР. Таким образом, интерес к результатам изучения электорального поведения повышался по мере приближения даты голосования 19 декабря 1999 года.

Повышение уровня востребованности результатов социологических исследований и электорального мониторинга сопровождалось сериями публикаций в некоторых средствах массовой информации, в первую очередь, печатных, о том, что результатам социологических опросов не следует доверять. Аргументация авторов подобных публикаций, в основном, сводилась к тому, что в ходе проведения и формирования отчетов о результатах таких опросов обнаруживается много неточностей и прямых фальсификаций. Некоторые авторы утверждали, что рейтинги политиков и политических партий часто формируют сами социологи, иногда даже без проведения каких бы то ни было исследований, и что опросы - это скорее средство манипулирования общественным мнением, а не средство его выявления. Некоторые авторы утверждали даже, что политические рейтинги - это не что иное, как пропаганда под видом объективных научных данных. А, поскольку, общество еще не научилось бороться с такого рода социологическими фальсификациями, - все опросы общественного мнения в период предвыборной кампании следует запретить.

Согласованный характер появления публикаций о сфальсифицированности результатов любых социологических опросов и политических рейтингов позволяет предположить, что это была очередная политическая кампания в рамках общей кампании подготовки некоторых представителей российской элиты к парламентским выборам 1999 года. Напомним, что аналогичные серии публикаций появлялись в прессе и перед выборами в Государственную Думу 1995 года. И тогда, и в 1999 году в качестве одного из результатов такой негативной для социологов кампании у ведущих социологических агентств отмечались определенные трудности в получении заказов и финансировании исследований. Возможно, что кампания по дискредитации электоральной социологии имела не только политические, но и чисто коммерческие цели, связанные с желаниями пользователей соответствующей информации снизить цены на услуги в этом формирующемся секторе рынка.

Одной из политических целей кампании по дискредитации электоральной социологии было желание представителей некоторых элитных групп добиться возможности толкования общественного мнения и тенденций его развития без посредников в лице социологов. Как уже отмечалось, за последние годы общественное мнение стало одним из важнейших ресурсов любой избирательной кампании федерального, регионального или местного уровня. Поэтому политики периодически осуществляют попытки формирования и описания общественного мнения напрямую, без всяких исследований. И если результаты социологических исследований расходятся с их представлениями о желаемом, политики пытаются доказать свою правоту и ошибочность, ангажированность или сфальсифицированность результатов исследований общественного мнения.

Тем не менее, эффективность электорального мониторинга, который велся крупными социологическими службами на протяжении всей кампании, оказалась довольно высока. Об этом можно судить, сравнив результаты выборов в Государственную Думу 19 декабря 1999 года по партийным спискам (рис. 1) с данными исследований двух ведущих российских агентств - ФОМ (рис. 2) и АРПИ (рис. 3). Учитывая, что статистическая погрешность процентов предпочтений респондентов составляет примерно 3-3,6%, можно утверждать, что социологи весьма точно определили электоральные предпочтения российских граждан.

Все избирательные объединения и блоки, прошедшие в Государственную Думу, по приведенным на этих рисунках данным, получили проценты, лежащие с учетом погрешности внутри допустимых интервалов. Исключение составляет только движение «Единство» (»Медведь»), феномен которого оказалось непросто выявить с помощью обычно применяемых методик проведения мониторинга. Для всех остальных избирательных объединений и блоков социологический мониторинг, как видно из представленных рисунков, давал достаточно устойчивый результат: резких изменений тенденций электоральных рейтингов не наблюдалось.

Ведущие российские социологические агентства абсолютно верно указали, какие избирательные объединения пройдут в Государственную Думу РФ и в каком порядке расположатся лидеры: КПРФ, «Единство» и «Отечество - Вся Россия». Позиции следующих по набранным в результате выборов голосов избирательных объединений были выявлены не столь точно. В частности, по опросам ожидался более высокий результат объединения «Яблоко». Но необходимо учитывать, что с учетом величины статистической погрешности и этот результат довольно точен. Величины процентов электоральной поддержки по опросам не совпадают и не могли совпасть с реальными процентами голосов, набранных избирательными блоками и объединениями. По-видимому, электоральная социология уже достигла предела точности своих исследований и большего от нее на нынешнем этапе развития требовать невозможно.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта