Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Давайте научимся... разговаривать не как питекантропы друг с другом – жестами и матом, а нормальным, человеческим, русским языком. Кирилл, Патриарх Московский и всея Руси


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


27.07.2021, вторник. Московское время 22:27


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Политические опросы: возможности и принципиальные ограничения

Информация, собранная в результате опроса, легко поддается количественному, в частности, статистическому анализу, поэтому политические опросы часто используются для выяснения представленности тех или иных мнений в генеральных совокупностях, для так называемых замеров общественного мнения. В этих случаях их так и называют - опросы общественного мнения. Исследователи, применяющие такие методики, явно или неявно используют как справедливые и не требующие обоснований, по крайней мере, два следующих утверждения.

Считается справедливым, во-первых, что каждый респондент способен иметь собственное мнение по вопросам политики, а во-вторых, что общественное мнение может быть представлено как сумма индивидуальных мнений всех членов генеральной совокупности: всех граждан, всех избирателей и т.д. Поэтому, опросив достаточно большое число респондентов, социологи надеются выявить количественные характеристики представленности различных мнений в обществе. Как следствие, при анализе результатов опросов мнения, получившие больше всего ответов респондентов, объявляются доминирующими в генеральной совокупности, в собственно общественном мнении.

Но такой подход к изучению общества имеет и определенные ограничения. Каждый респондент, отвечая на вопросы социологов в ходе опроса, переистолковывает задаваемые ему вопросы и свои ответы в соответствии с собственными интересами. Поэтому одинаковые по форме ответы на вопросы анкет, особенно при выборе вариантов ответов, могут иметь совершенно разное содержание у разных категорий респондентов. Подбирать же разные вопросы для разных категорий респондентов при проведении опросов бессмысленно, поскольку тогда исчезнет возможность получения единых процентов ответов для всей выборки: ведь каждый будет отвечать на свой вопрос и давать свой ответ. В современной социологии есть и такие методы, называемые обычно качественными, которые позволяют выявить особенности и интересы каждого конкретного респондента, но при этом представленность мнений в обществе уже не оценивается, описываются и классифицируются обычно только сами мнения, их разнообразие. Качественные методы в социологии могли бы составить определенную альтернативу опросам, как количественным методам, но средства массовой информации еще не освоили технологии представления их результатов в своих публикациях.

Стандартизация процедуры опросов позволяет проводить еженедельные мониторинги общественного мнения, т.е. еженедельные опросы по сопоставимым методикам, и демонстрировать динамику выявленных показателей, что очень важно для ведения избирательных кампаний. В качестве таких показателей чаще всего выступают проценты ответов на вопросы о предпочтениях политиков, политических партий и движений, об отношении к тем или иным событиям и т.п. Но эта же стандартизация процедуры опросов заставляет социологов выявлять и обнародовать не реальные суждения, свойственные представителям различных социальных групп, а усредненные, обобщенные мнения всех российских граждан или всех потенциальных избирателей исключительно по вопросам, включенным в анкеты.

Часто исследователи идут еще дальше и в ситуации политического выбора интерпретируют якобы выявленную ими способность каждого респондента иметь собственное мнение, например, в предпочтениях политиков или кандидатов, как способность респондентов к политическим суждениям, как их способность высказывать такие суждения. Продолжая эту логическую цепочку, исследователи обычно используют якобы выявленные ими политические суждения респондентов для объяснения их политических позиций.

Очень существенно, что не все ответы респондентов, включенных в опросы, представляют собой именно их мнения. Социологические службы в качестве вопросов по общественно-политической тематике обычно навязывают своим респондентам представления и проблемы профессиональных политиков, их суждения и способы их мышления, которые не соответствуют представлениям, способам мышления и менталитету большинства граждан. Очень часто сами формулировки вопросов неявно, а иногда и явно содержат в себе указания на наиболее желательный ответ, в чем проявляется ангажированность проводящих опрос, их стремление не столько выявить общественное мнение, сколько его сформировать. Ведь для того, чтобы разобраться в современной российской политике, нужно быть в нее весьма сильно вовлеченным, нужно знать и уметь анализировать историю политических партий и движений, их реальные цели и методы работы, быть в курсе текущих политических событий, знать хотя бы основы политических и социологических наук. Социологические исследования показывают, что удовлетворяет этим требованиям, хотя бы частично, явное меньшинство российских граждан. И поэтому опросы весьма часто показывают именно то, что заложено в них политически ангажированными исследователями или их заказчиками.

Даже внешне нейтральный вопрос, не содержащий в себе ни скрытой агитации в пользу какого-либо избирательного объединения, ни подсказок желательного ответа, не всегда прост для анализа результатов опроса, как могло бы показаться на первый взгляд. В качестве примера сошлемся на данные опроса Фонда «Общественное мнение» (рис. 2), содержащие ответы на вопрос «Если бы выборы в Государственную Думу состоялись в ближайшее воскресенье, за какую партию (политический блок, движение) Вы бы проголосовали скорее всего?». Примерно такие же вопросы задают в своих анкетах и другие российские мониторинговые агентства. Формулировка вопроса не меняется в течение длительного периода времени, иначе невозможно будет вести мониторинг. Но отвечая на подобный вопрос, респондент не находится в ситуации реального политического выбора. Он отлично знает, что в следующее воскресенье выборы не состоятся, он не всегда уже точно определил, за кого он будет голосовать, и будет ли голосовать вообще. И даже, если он совершенно искренне отвечает, за кого он будет голосовать, какие-то обстоятельства могут помешать ему исполнить его же желание. Ответы на такой вопрос отражают так называемое вербальное, т.е. словесное поведение респондентов, то, что они думают или какими они хотят казаться. Каким окажется их реальное поведение можно только догадываться.

В сложившейся ситуации мониторинговые агентства ищут способы представления результатов опросов, которые бы наиболее адекватно отражали политические и электоральные предпочтения граждан и потенциальных избирателей. Фонд «Общественное мнение» (ФОМ) представляет в ответах на вопросы анкет проценты от всех ответивших (рис. 2), а Агентство региональных политических исследований (АРПИ) - проценты от тех, кто уже определился с выбором избирательного блока или объединения (рис. 3). Поэтому результаты опросов, представляемые разными агентствами, могут несколько отличаться друг от друга, на что средства массовой информации практически никогда не указывают в своих публикациях. А ведь выбор того или иного способа вычисления процентов ответов на определенных этапах избирательной кампании может давать некоторые преимущества тем или иным политикам или политическим силам. Но социологов в этом винить нельзя: они обычно точно указывают, как получены проценты ответов.

К принципиальным ограничениям опросов относятся и, по крайней мере, два типа воздействий на респондентов, предопределяющих результаты политических опросов. Во-первых, политически пассивные, плохо разбирающиеся в политике респонденты вынуждены при ответах на вопросы анкеты ориентироваться на мнения и оценки, транслируемые средствами массовой информации, особенно телевидением. А поскольку таких респондентов большинство, результаты опросов выявляют скорее не общественное мнение, а то, насколько эффективно ведется рекламно-агитационная кампания в средствах массовой информации.

Во-вторых, в ситуации, когда предлагаемая в опросе проблематика не очень волнует респондента или он не имеет о ней сложившихся представлений, он либо отвечает более или менее случайным образом, по настроению, не задумываясь всерьез о своих ответах, либо не отвечает вовсе. Отвечают на вопросы о политике и вполне осмысленно в первую очередь те, кто является членом той или иной политической партии или движения, или хотя бы в состоянии указать, какую политическую силу он поддерживает. Поэтому в результатах опросов мы чаще всего видим мнение наиболее политизированной части общества, а мнения не ответивших на вопросы остаются неизвестными. Ответившие случайно, по настроению, обычно вообще никакого мнения не имеют, и их ответы включаются в анализ результатов опросов наряду с другими.

Не ответивших или затруднившихся с ответами бывает довольно много, их мнения при интерпретации результатов опросов учесть уже невозможно, но это не значит, что мнения таких респондентов не важны: например, на выборах политиков именно такие мнения часто определяют результат, поскольку голосов политизированных избирателей обычно недостаточно для победы. Можно попытаться оценить возможные ответы не ответивших с помощью опросов экспертов, но объективность таких оценок обычно вызывает большие сомнения: каждый эксперт, вовлеченный в политику, всегда имеет собственную политическую позицию, с которой он и оценивает результаты опросов и прогнозирует результаты выборов.

Таковы некоторые принципиальные ограничения опросов как методик изучения мнений и оценок в области политики. Но к социологическим службам, проводящим опросы, часто можно предъявить и требования технического характера, например, в репрезентативности, т.е. представительности, используемых ими при проведении опросов выборок респондентов. В частности, обычно опросы на улицах городов намного менее представительны, чем опросы по месту жительства. Но сведения о выборке не всегда публикуются средствами массовой информации, хотя теперь это прямое требование действующих законов о выборах депутатов Государственной Думы РФ и Президента РФ. Более того, многие теле- и радиопрограммы строятся на мнениях граждан, полученных в ходе уличных опросов. Некоторые периодические печатные издания публикуют результаты собственных опросов на столь малых выборках, что они не могут считаться репрезентативными. Столь же мало представительны и опросы, проводящиеся многими организациями в сети ИНТЕРНЕТ, или при приеме телефонных звонков от абонентов, когда выборка формируется из тех, кто сам обратился на соответствующий сайт в сети или сам позвонил по указанному телефону. В этих последних случаях в выборке преобладают ответы наиболее активных граждан, которых чем-то заинтересовали темы опросов. Такая практика вызывает большие сомнения в объективности публикаций. И эти сомнения тем больше, чем менее известна в профессиональном социологическом сообществе организация, проводящая опрос такого рода.

И если такие наиболее известные и профессионально работающие социологические службы, как Фонд «Общественное мнение» (ФОМ), ВЦИОМ, АРПИ и РОМИР уже давно сняли все подобные вопросы технического характера, то принципиальные ограничения опросов пока еще не преодолены.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта