Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Можно сопротивляться вторжению армий, вторжению идей сопротивляться невозможно. Виктор Гюго (1802-1885), французский писатель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


28.11.2021, воскресенье. Московское время 15:09

Обновлено: 29.05.2003  Версия для печати

Игра в полузащите, или судьба омбудсмена

Выжутович В.

Срок пятилетнего пребывания в должности уполномоченного по правам человека Олега Миронова истек. Но замены ему пока нет. Павел Крашенинников, которого прочили на освобождаемый пост, отодвинут в сторону. Процедура избрания омбудсмена непроста. Предлагать кандидатуры могут президент, Совет федерации, думские фракции и отдельные депутаты. Выбирать положено только из тех, кто заручился предварительной поддержкой не менее 300 законодателей. Побеждает тот, кто, попав в бюллетень, наберет 226 и более голосов. Так намечалось и на этот раз. Но в отлаженной, хорошо управляемой машине согласования произошел непредвиденный сбой. Миронов пока остается. Но это уже другой Миронов.

Думские центристы, долгое время продвигавшие Крашенинникова, вдруг тормознули его. Как будто бы потому, что выдвиженец Союза правых сил был заведомо неприемлем для «Яблока» и не очень устраивал коммунистов: зачем же затевать голосование, если его отрицательный результат легко просчитывается и, можно сказать, предрешен?

Информированные источники называют другую причину: Крашенинникова не пропускает кремлевская администрация. Сам по себе он для верховной власти фигура вполне подходящая. Как-никак был министром юстиции и большим радикалом при этом не прослыл. Совершенно вменяемый, не упертый, способный играть по правилам. Одним словом, системный политик. Даже на то, что партбилет у него не того образца, какой ныне является пропуском во власть, Кремль спокойно закрыл бы глаза. Но не сейчас: лишком далеко стал заходить СПС в критике власти, чтобы накануне парламентских выборов удовлетворить его кадровые амбиции.

Ситуация может стать патовой. В предвыборном ажиотаже трудно найти кандидатуру, которая устраивала бы квалифицированное думское большинство. Когда все партии устремились в погоню за рейтингом, когда каждый шаг совершается с оглядкой на избирателей, былая способность к договоренностям мгновенно улетучивается.

Если в оставшееся до каникул время Дума не найдет консенсусной фигуры, достойной возглавлять правозащитное ведомство, осенью ей и вовсе будет не до того. Из чего следует, что Олег Миронов продолжит исполнять свои обязанности как минимум до президентских выборов. Раньше марта 2004-го заполнением этой вакансии некогда будет заняться.

Но тогда все начнется сначала. Нынешние расклады утратят силу. Выбирать омбудсмена будет новая Дума. Упадут или поднимутся к тому времени акции того же Крашенинникова, возглавляющего сегодня Комитет по законодательству? Где и в каком качестве будут пребывать другие кандидаты — нынешний вице-спикер Владимир Жириновский и председатель Комитета по госстроительству Валерий Гребенников? Велика вероятность, что после парламентских выборов и нового дележа думских портфелей политический вес кого-то из них уменьшится, а то и совсем обнулится. Претендовать на должность государственного правозащитника будут, скорее всего, уже другие люди.

Между тем Олег Миронов не намерен сдавать свое кресло без боя. Он числится одним из кандидатов и говорит, что депутаты в своем большинстве не возражают против его избрания на новый срок.

Это похоже на правду.

Вспомним его историю. Олег Миронов вступил в должность 22 мая 1998 года после ожесточенных думских дебатов. Возможности правозащитника, возведенного в государственый ранг, оказались весьма притягательны для партий, желавших посадить на это заметное место своего человека. Согласно закону уполномоченный вправе беспрепятственно посещать все органы государственной власти, запрашивать и получать от государственных органов, должностных лиц документы и материалы, небходимые для рассмотрения жалоб, знакомиться с уголовными, гражданскими делами и делами об административных правонарушениях, решения (приговоры) по которым вступили в законную силу.

И это далеко не все из того портфеля, в розыгрыше которого тогда принимали участие, кажется, все депутатские фракции. А получили портфель коммунисты. Их ставленник Олег Миронов был приведен к должности в результате успешного торга между фракциями КПРФ и НДР. Сергей Ковалев назвал происшедшее «циничным сговором парламентских сил».

Заступив на пост, Миронов тотчас же вышел из партии. И с той поры он подчеркнуто сторонится политики и вообще всего, что ею пахнет. Он никак не откликнулся на громкий судебный процесс по делу обвиненного в шпионаже офицера Александра Никитина. Он не вмешался в судьбу военного журналиста Григория Пасько.

«Я обязан реагировать на жалобы, — объяснял Миронов причину своей отстраненности от самых крупных, скандальных и явно политических инцидентов последнего времени. — А от данных лиц ко мне жалоб не поступало».

Восстановление на работе, обжалование приговоров, ремонт прохудившейся кровли, взыскание алиментов — пока уполномоченный по правам человека обременял себя лишь такими хлопотами, он устраивал власть. Но вот Миронов неожиданно для него, хотя и негромко, заговорил об акциях российских военных в отношении мирного населения Чечни. Вот чуть смелее высказался по поводу «массовых пыток и истязаний в системе МВД и Минюста». Вот обнаружил в деле Гусинского «некоторые тревожные моменты нашей сегодняшней действительности». И на глазах у изумленной публики и к собственному немалому изумлению вчерашний коммунист будто и впрямь переродился. И удостоился высшего признания своих правозащитных заслуг: формирования оппозиции в собственном аппарате. Десять чиновников из аппарата, который Миронов сам же сформировал, сигнализировали президенту о том, что их начальник выступает сторонником «наднациональной доктрины прав человека», стремится «во что бы то ни стало стать «занозой» для властей», «не чурается обращаться к сомнительным иностранным фондам и организациям, находящимся на содержании ЦРУ».

За Миронова тогда дружно вступились российские правозащитники. Прежде они с ним практически не сотрудничали и своим коллегой его не считали. Сегодня же он признан ими. Во всяком случае, Людмила Алексеева, московский лидер Хельсинкской группы, говорит, что с Мироновым можно работать.

Можно, конечно. Потому что в рамках отведенной ему роли он все-таки кое-что делает. Говорю именно о роли, а не о полномочиях, достаточно обширных. Со времен Сергея Ковалева эта роль изменилась. Для ее исполнения больше не требуется пламенный трибун. Нужен эффективный чиновник, выступающий посредником между обществом и властью. Причем посредник гибкий, умеющий договариваться с бюрократией самого разного ранга. Беспощадный и яростный обличитель режима сгорит в два счета. Такой защитник никого не защитит. Он сам то и дело будет нуждаться в защите.

Если кто-то сегодня вдруг вознамерится повторить путь Сергея Ковалева, его ждет сокрушительный провал. Потому что в большую политику этот путь уже не ведет. Правозащита чем дальше, тем неизбежнее становится уделом маргиналов. Граждане, не перестав нуждаться в защите своих прав, даже, может, нуждаясь в ней еще больше, чем прежде, перестали внимать тем экзотическим деятелям, в ком десять лет назад искали опору. У кого есть деньги, спасаются от произвола властей извечным российским способом. У кого денег нет, уповают на милость начальства, на Бога, на «авось как-нибудь образуется».

Правозащита как род политической деятельности сходит с подмостков. Что, в сущности, справедливо. Это занятие не политическое. В странах с устойчивой демократией его считают делом рутинным и в общем-то скучным. Требующим не гражданской доблести, а специфических знаний и навыков. Для приобретения славы, восхождения на общественный пьедестал оно пригодно лишь при тоталитарных режимах.

Наши теперешние соискатели правозащитного мандата соотносят свои устремления с современной российской реальностью. Потому и не мнят себя наследниками тех благородных и странных безумцев, коим на Руси судьба испокон готовила «путь славный, имя громкое народного заступника, чахотку и Сибирь». Их притязания скромнее — солидная, не очень обременительная государственная должность. И, разумеется, все, что к ней прилагается.

Валерий ВЫЖУТОВИЧ,
ведущий программы «Газетный дождь» канала ТВЦ, политический обозреватель газеты «Московские новости»
29.05.2003

Статья опубликована на сайте политических комментариев Политком.Ру.

Постоянный URL статьи http://www.politcom.ru/2003/pvz142.php


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Лев Пономарев: Для нас очевидно, что нашего представителя из правозащитного сообщества Государственная Дума не примет

 Демократия.Ру: Политковская А., Образовалась очередь к пятому креслу страны. Жириновский, Миронов, Крашенинников, Ковалев...

 Новая Газета: Олег Миронов, уполномоченный по правам человека в России: У Президента был. Охрана не мешала

 Демократия.Ру: Фирсов А., Закон в одно слово

 Демократия.Ру: Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. No1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации»

 Демократия.Ру: Требуется омбудсмен без вредных привычек и завышенных требований

 Стрингер: Конкурс на лучшего защитника человеческих прав

 Кремль.Орг: Людмила Алексеева: Это очень трудная должность, потому что власти принижают институт Уполномоченного своим безразличным отношением к нему




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 10.11.2021

 06.11.2021

 02.11.2021

 23.10.2021

 15.09.2021

 04.09.2021

 07.07.2021

 18.06.2021

 27.04.2021

 24.03.2021

 22.03.2021

 16.03.2021

 20.02.2021

 04.02.2021

 29.11.2020

 28.11.2020

 01.07.2020

 24.06.2020

 23.06.2020

 23.06.2020


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта