Демократия.Ру




Государи заурядные никогда не могут безнаказанно ни править деспотически, ни пользоваться народным расположением. Наполеон I Бонапарт (1769-1821), император французов в 1804—1814 и 1815 годах, полководец и государственный деятель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


30.05.2024, четверг. Московское время 01:20


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Заключение. Некоторые итоги

Как известно, власть - это способность проводить в жизнь свои решения, применяя в случае необходимости и принуждение. Сразу же отметим, что принуждение - крайняя мера, к которой может прибегнуть субъект деятельности, обладающий таким качеством, как власть. Принуждение в данном случае понимается широко: речь идет не только о физическом, но также о моральном, психологическом воздействии. Вместе с тем осуществление власти не всегда связано с принуждением, хотя в потенции принуждение все равно остается. Более того, чем власть крепче, тем меньше требуется применять принуждение в ходе ее реализации. И наоборот - чем слабее власть, тем в большей степени при ее осуществлении опираются на принуждение, т.е. зависимость здесь обратно пропорциональная. Это некоторые общие закономерности, относящиеся к любому виду власти. Однако предметом нашего рассмотрения является лишь один вид власти, а именно государственная власть.

Во многих современных странах провозглашен принцип разделения государственной власти. Имеются и теоретические наработки, но я не буду на этом подробно останавливаться, поскольку данные проблемы были рассмотрены в третьей главе. Как признано в подавляющем большинстве современных стран мира, источником государственной власти выступает народ. И эта власть осуществляется народом либо непосредственно, либо через представителей (иногда через двойное опосредование, например через правительство, формируемое парламентом) в различных формах, что и предопределяет выделение ветвей государственной власти. Как отмечал Дж. С. Милль, «исполнение любой политической функции и в качестве избирателя, и в качестве представителя есть власть над другими»102. Но для осуществления власти необходима институциональная основа, т.е. для реализации власти необходимы специальные органы. Без этого невозможно организовать участие граждан в голосовании, в результате которого принимаются властные решения.

Хотя разные авторы рассматривают различные аспекты демократии участия103, все признают, тем не менее, важность принятия решений непосредственно гражданами в современных условиях. На необходимость рассмотрения проблем демократии участия и с социально-функциональной точки зрения, и с институционально-организационных позиций обращал внимание исследователей известный польский ученый К. Опалек104. Рассмотрение общих вопросов демократии участия не входит в предмет настоящего исследования, поэтому я остановлюсь лишь на этих общих замечаниях. Но что весьма важно, так это создание организационной основы для реализации гражданами своих прав на непосредственное принятие властных решений путем голосования на выборах и референдумах. Такую организационную основу и составляют избирательные органы.

Еще раз обратим внимание на то, что избирательные органы образуют единую систему, обладают функциональной обособленностью и организационной самостоятельностью. При этом в законодательстве фиксируется независимость избирательных органов от других органов государства, закрепляются гарантии такой независимости, устанавливается определенный способ формирования избирательных органов, который, как правило, нацелен на обеспечение их самостоятельности. Финансирование избирательных органов осуществляется непосредственно из бюджета, и выделение средств в их распоряжение не должно зависеть от действий других государственных органов. Все это позволяет говорить о существовании самостоятельной избирательной ветви власти. Как мы уже видели, к такому выводу также пришли некоторые зарубежные и отечественные специалисты, хотя есть и несогласные с такой точкой зрения. Но что примечательно, так это закрепление в некоторых конституциях избирательной ветви власти наряду с законодательной, исполнительной и судебной.

Под ветвью государственной власти понимается один или несколько государственных органов, образующих в рамках единого государственного механизма осуществления власти самостоятельную систему, которая наделяется властными полномочиями для выполнения присущих только ей функций. Относительная независимость ветви власти обеспечивается и особым порядком формирования относимых к ней государственных органов (органа) в зависимости от характера их деятельности, и внутренней самостоятельностью в ходе организации работы данной системы (подсистемы государственного механизма власти), и особым порядком взаимодействия с гражданами, и обособленностью выполняемых функций, причем при выполнении этих функций данные органы (орган) незаменимы, и финансированием непосредственно из бюджета. Как это видно из настоящей работы, избирательные органы и в России, и за рубежом вполне соответствуют приведенным признакам ветви власти. Естественно, как органы, составляющие ветвь государственной власти, они вступают во взаимодействие с органами государственной власти, принадлежащими к другим ветвям власти (что также рассматривалось выше в данной работе), поскольку все органы государственной власти составляют единую систему.

Отнесение одного или нескольких государственных органов к самостоятельной ветви государственной власти предполагает наличие особого порядка формирования соответствующего органа (органов), в котором отражались бы особенности именно этой ветви власти, участие указанного органа (органов) во взаимодействии с другими ветвями власти в рамках системы «сдержек и противовесов», отработку специфических для данной ветви власти форм и методов взаимодействия с институтами гражданского общества, а также специфические (связанные с сущностью ветви власти) формы ответственности упомянутого органа (органов) при осуществлении им (ими) властных полномочий от имени народа (речь, как уже отмечалось, идет о современном государстве, в котором источником власти, как правило, признается народ).

Мы начинали рассматривать проблемы, связанные с функционированием избирательных органов, с общей их характеристики, с определения их места среди других органов государства в условиях, когда все или часть государственных органов формируется путем выборов. Актуальной для любой страны остается проблема обеспечения самостоятельности избирательных органов, независимость их от влияния прежде всего органов исполнительной власти, возглавляемых людьми, объективно заинтересованными в том, чтобы остаться «у руля». И в России есть еще люди, стремящиеся в большей степени к тому, чтобы контролировать то, «как подсчитают» голоса, чтобы не беспокоиться о том, «как проголосуют» граждане. В.В. Михайлов, проведя многолетнее обширное исследование выборов в разных частях России, убедительно доказал верность своего вывода: «Ряд очень активных региональных политиков создает и поддерживает настолько неблагополучное положение с выборами в своих регионах, что подрывается большинство самых важных избирательных прав, а само волеизъявление граждан на выборах фальсифицируется»105. При этом в России на рубеже XX и XXI вв. не только эксперты, занимающиеся проблемами выборов и в теории, и на практике, высказывают озабоченность по поводу сложившейся ситуации, но и предпринимаются попытки изменить ситуацию путем совершенствования избирательного законодательства. В частности, Председатель Центральной избирательной комиссии А.А. Вешняков, говоря о необходимости внесения поправок в действующее российское избирательное законодательство, отметил: «Независимость избиркомов от местных властей значительно снизит возможность использовать выборы как демократическую ширму для проведения «своих людей» во власть»106. Все это еще раз подтверждает, что к системе избирательных органов надо подходить как к отдельной ветви власти, и законодательно обеспечить самостоятельность избирательных комиссий при выполнении возложенных на них функций в едином государственном механизме.

На протяжении истории человечества избирательные органы далеко не всегда были самостоятельны и отделены от исполнительных, в частности, органов. Однако и судебные органы тоже отнюдь не сразу отделились от исполнительных. А в некоторые исторические периоды все полномочия (в том числе законодательные, исполнительные, судебные) сосредоточивались в одних руках и осуществлялись одним и тем же органом. Но все это не мешает сегодня говорить и о разделении власти, и о существовании различных ветвей власти, и о взаимодействии между собой органов, относящихся к разным ветвям. В настоящее время и избирательные органы не только обладают автономией, но и активно взаимодействуют с различными государственными органами.


102 Mill J.S. Utilitarianism, On Liberty, and Considerations on Representative Government. L., N.Y., 1976. P. 299.

103 См. об этом: Cotta S. Partecipazione: a che cosa?//Rivista Internazionale di Filosofia del Diritto. XLVII. 1. 1970. P. 61-68.

104 Opalek K. Zagadnienia teorii prawa i teorii polityki. Warszawa, 1986. S. 319.

105 Михайлов В.В. Демократизация России: различная скорость в регионах//Особая зона: выборы в Татарстане. Ульяновск, 2000. С. 82.

106 Выборы наши тяжкие//Век. 2001. №45 (461). С. 12.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2024  Карта сайта