Демократия.Ру




Жестокость законов препятствует их соблюдению. Шарль Луи де Секонда Монтескье, барон де ла Бред (1689-1755), французский писатель, правовед и философ


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


24.11.2017, пятница. Московское время 19:14


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Карин Холлох. Выборы Президента РФ 26 марта 2000 г в Татарстане: все в порядке?

Впечатления международного наблюдателя

I. Международное наблюдение за ходом избирательной кампании, подготовкой и проведением выборов как гарантия их законности и демократичности

29 июня 1990 года государствами-участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) [1] был подписан Копенгагенский документ, в котором подчеркивается, что демократия является неотъемлемым элементом правового государства и провозглашается следующее: «(7) Для того, чтобы воля народа служила основной власти правительства, государства-участники: (7. 4) обеспечивают, чтобы голосование проводилось тайно или применялась равноценная процедура свободного голосования и чтобы подсчет голосов и сообщение о нем были честными, а официальные результаты были опубликованы,. . . (7. 7) обеспечивают, чтобы закон и государственная политика допускали проведение политических кампаний в атмосфере свободы и честности, в которой никакие административные действия, насилие или запугивание не удерживали бы партии и кандидатов от свободного изложения своих взглядов и оценок, а также не мешали бы избирателям знакомиться с ними и обсуждать их или голосовать свободно, не опасаясь наказания. (8) Государства-участники считают, что «присутствие наблюдателей, как иностранных, так и национальных, может повысить авторитетность избирательного процесса государств, в которых проводятся выборы. Поэтому они приглашают наблюдателей из любых других государств-участников СБСЕ и любых соответствующих частных учреждений и организаций, которые пожелают наблюдать за ходом их национальных выборов в объеме, допускаемом законом». Таким образом, обязательства по СБСЕ могут быть заключены в семи главных, с точки зрения соблюдения демократических традиций, словах: выборы должны быть всеобщие, равные, справедливые, тайные, свободные, открытые и ответственные.

После распада СССР Российская Федерация (РФ) является, как его правопреемник, участником СБСЕ, а после его реорганизации - участником ОБСЕ. В соответствии с обязательствами ОБСЕ Председатель Центральной избирательной комиссии Российской Федерации Александр Вешняков пригласил международных наблюдателей в Россию, чтобы они наблюдали за ходом выборов Президента Российской Федерации, которые проводились 26 марта 2000 года. Это была уже пятая миссия ОБСЕ по наблюдению за выборами в России. Государства-участники ОБСЕ отправили в Россию 34 долгосрочных наблюдателя [2], которые находились в разных регионах России от четырех до шести недель. Главный офис был организован в Москве, а местные представительства открылись в 13 городах, расположенных на всей территории России - Владивостоке, Волгограде, Екатеринбурге, Иркутске, Кемерово, Краснодаре, Красноярске, Ростове-на-Дону, Самаре, Санкт-Петербурге, Уфе, Элисте и в столице Республики Татарстан - г. Казань.

Ближе ко дню выборов в Россию приехало 380 краткосрочных международных наблюдателя из 32 стран, семнадцать из которых прибыло в Республику Татарстан и в соседние республики.

Я имела честь посетить Республику Татарстан и выполнять мониторинг президентских выборов целых пять недель. Таким образом, у меня и у моей коллеги из Нидерландов была возможность ознакомиться с избирательными комиссиями и их работой практически на всех уровнях и этапах и наблюдать за подготовкой и проведением выборов. Мы встречались с представителями кандидатов, анализировали содержание местных газет, местного телевидения и радио. В день выборов мы посетили несколько избирательных участков, где наблюдали как за ходом голосования, так и за процедурой подсчета голосов. В качестве координаторов я и моя коллега находились в день выборов исключительно в городе Казань. Нашим наблюдателям была предоставлена возможность посетить и другие республики. В Татарстане 26 марта 2000 года наша группа посетила примерно 80 избирательных участков и несколько территориальных избирательных комиссий. Примерно две трети избирательных участков, которые мы посетили, располагались в таких городах, как Набережные Челны, Нижнекамск и Казань, остальные - располагались в деревнях и селах, например, в Арском и Высокогорском районе. Таким образом, мы имели возможность полностью выполнять свою функцию наблюдателей за выборами Президента РФ 26 марта 2000 года, а также на себе почувствовать исполнение тех положений Федерального закона «О выборах Президента РФ», которые касаются создания наблюдателям условий, необходимых для надлежащего осуществления ими своей деятельности.

II. Развитие демократических традиций в Республике Татарстан

На предыдущих выборах, проводившихся в России, международные наблюдатели от ОБСЕ уже наблюдали за подготовкой и проведением выборов в Татарстане. К сожалению, у них всегда были замечания по поводу нарушений, допущенных в ходе подготовки и проведения выборов. Эти замечания были опубликованы в итоговых отчетах ОБСЕ.

В «Итоговом заявлении миссии наблюдателей от ОБСЕ/БДИПЧ [3] за первым туром выборов Президента РФ в 1996 году» были выражены следующие наблюдения и озабоченность: «Наиболее серьезной причиной для озабоченности был Татарстан, где мы посетили ряд избирательных участков и наблюдали как сторонники Президента Ельцина, находившиеся внутри избирательных участков перед кабинами для голосования, открыто призывали избирателей поддержать Ельцина. Более того, в некоторых случаях эти сторонники сами входили в кабины. Мы также видели как некоторые люди, выходившие из кабин, держали в руках несколько избирательных бюллетеней. В этой республике некоторые люди, предъявлявшие несколько паспортов, получали несколько бюллетеней, и были замечены случаи, когда они голосовали не один раз. Наблюдатели в Татарстане были озабочены ролью, которую играли местные наблюдатели от Президента Ельцина, занимавшие также влиятельные посты в местной администрации, и, по всей видимости, контролировавшие деятельность председателя избирательной комиссии данного участка. Наблюдатели критически расценили методы подсчета голосов в Татарстане, характеризуя их как «хаотичные», а также выразили озабоченность в истинности сводной таблицы результатов территориальных избирательных комиссий». [4]

В «Итоговом заявлении миссии наблюдателей от ОБСЕ/БДИПЧ за вторым туром выборов в 1996 году» делаются следующие замечания: «Например, наблюдатели в Татарстане и Мордовии встречали представителей местной администрации внутри избирательного участка. Также в Татарстане имелись свидетельства запугивания жителей сельских районов со стороны местных властей, заключающиеся в том, что будет отключен газ, если жители не проголосуют за Президента Ельцина. [5] Наблюдатели отметили общее улучшение процесса подсчета и подготовки таблиц по сравнению с первым туром, хотя оставалась все та же проблема допуска наблюдателей в некоторые территориальные избирательные комиссии, особенно в Татарстане. [6] Наблюдатели отметили удивительный «переворот» электоральной поддержки двум кандидатам (резкий переход голосов от Зюганова к Ельцину во втором туре - прим. ред. ) в четырех республиках: Башкортостан, Дагестан, Мордовия и Татарстан (. . . ). « [7]

За президентскими выборами 1996 года последовало расследование доказательств нарушений и рассмотрение дела в Верховном Суде РФ. При этом обнаружилось, что существовало значительное количество протоколов, фальсифицированных в Татарстане в пользу Президента Ельцина в 1996 году.

После наблюдения за выборами депутатов Государственной Думы РФ в декабре 1999 года в итоговом докладе ОБСЕ/БДИПЧ дан следующий анализ положения со средствами массовой информации в регионах: «(...) в Башкортостане, Татарстане и Владивостоке журналистов, доставляющих беспокойство, либо увольняли, либо на них оказывалось давление со стороны администрации другими способами». [8]

Группа наблюдателей от ОБСЕ сделала доклад о своих наблюдениях за выборами в Государственную Думу в 1999 году в Татарстане, отметив, что проведение выборов в сельских районах было хорошо организовано, тогда как в Казани наблюдатели обнаружили более разнообразную картину. Многие участки для голосования были переполнены, что привело к плохой организации, очередям и явилось препятствием для нормального наблюдения за выборами. Явка избирателей во многих сельских районах была чрезвычайно высокой и в некоторых участках доходила до 100%.

Открытое голосование было широко распространено, также как и практика использования заранее заполненных бюллетеней. На нескольких участках было более трех переносных урн для голосования, а одна команда наблюдателей сообщила, что на одном из избирательных участков только одна из четырех избирательных урн была опечатана. Все международные наблюдатели в Татарстане сообщали о присутствии представителей местной администрации на избирательных участках, как в течение всего дня голосования, так и при подсчете голосов. Особенно сильно присутствие администрации ощущалось в сельских участках, что, по-видимому, оказывало сильное влияние на комиссии. Некоторые председатели комиссий открыто заявляли, что они персонально ответственны за результаты выборов, выходящие из участка. Одна команда наблюдателей из Апастовского и Камско-Устьинского районов сообщила о случаях открытого инструктажа избирательной комиссии со стороны наблюдателей от блока Отечество - Вся Россия.

В Камско-Устьинском районе одной команде наблюдателей сначала запретили присутствовать на избирательном участке N1668 в избиратель ном округе 23. После того как комиссия избирательного участка созвонилась с территориальной комиссией, и наблюдателям, наконец, разрешили войти на участок, они могли наблюдать лишь на расстоянии, не имея доступа к необходимой информации, не имея возможности видеть списки избирателей или выдаваемые избирателям бюллетени.

В декабре 1999 года подсчет голосов занял много времени на всех избирательных участках, которые посетили международные наблюдатели. Все наблюдатели отметили, что протоколы были заполнены карандашом.

Исходя из этих наблюдений, можно прийти к выводу, что демократические стандарты в Республике Татарстан не были на уровне со стандарта ми Российской Федерации.

III. Результаты международного наблюдения за ходом Президентских выборов Российской Федерации в Республике Татарстан 26 марта 2000 года

В своем итоговом постановлении после выборов ОБСЕ констатировало, что выборы Президента РФ 26 марта 2000 года означают дальнейший прогресс в консолидации демократических выборов в Российской Федерации. ОБСЕ рассматривает эти выборы как веху в происходящем сейчас эволюционном становлении представительной демократии в Российской Федерации.

Таким образом, ОБСЕ дает прошедшим выборам вполне положительную оценку. Я не подвергаю сомнению правильность выбора, сделанного российским народом 26 марта 2000 года. Однако, в действиях отдельных должностных лиц в некоторых регионах было обнаружено несоблюдение избирательного законодательства, что нарушало законность избирательного процесса.

В целом представляется, что в Татарстане улучшилось понимание избирательных законов и следование им. Но во время периодов интенсивного голосования и при подсчете голосов способность следовать законам уменьшалась. Предписанные законом процедуры нарушались, прозрачность ограничивалась. Однако эти отклонения в целом не свидетельствуют о намеренной попытке участковых комиссий нарушать процедуру выборов. Имело место и нежелание разрешить наблюдателям более активно следить за процедурой выборов, особенно во время решающих стадий, а именно при подсчете голосов.

Далее мне хотелось бы изложить результаты наших наблюдений за ходом выборов в Татарстане.

1. Предвыборная кампания

Уже в ходе предвыборной кампании нами были отмечены отдельные несоблюдения обязательств ОБСЕ, выразившиеся в том, что некоторые официальные лица пытались повлиять на выбор избирателей, нарушая, тем самым, принцип свободы выборов. У нас были разные источники, которые подтверждают факты такого влияния на волю избирателей со стороны администрации республики. Один такой факт был даже описан в статье «Хамадеев лукавить не стал» в газете «Вечерние Челны» от 8 марта 2000 года. Глава администрации Набережных Челнов Рашит Саитович Хамадеев собрал 6 марта 2000 г. руководителей городских предприятий и выступил перед ними. На повестке дня стояли и предстоящие выборы. По мнению автора статьи, судя по количеству времени, которое Хамадеев уделил этому пункту, и пафосу выступления, именно ради выборов челнинские руководители были созваны в этот день на совещание. Статья цитирует слова Хамадеева: «Минтимер Шарипович собирал нас, глав администраций, и сказал примерно так: если бы Примаков вышел со своей кандидатурой в президенты, мы бы призывали народ Татарстана голосовать за него. (. . . ) Сегодня республика нацеливает всех своих граждан голосовать за Путина. (. . . ) У меня есть великое желание после этих выборов сделать анализ, какой руководитель как поработал. Вы можете сказать, что это невозможно. Это очень легко. (. . . ) И как руководитель работал, в чью пользу? Стоит ли его дальше там держать?»

Еще один факт может проиллюстрировать активную агитацию администрации в пользу одного из кандидатов. Так, после семинара в Арске, проведенного ЦИК 13 марта 2000, на обратном пути я хотела познакомиться с территориальной избирательной комиссией Высокогорского района. Мы приехали туда почти одновременно с председателем комиссии, который тоже присутствовал на семинаре в Арске. Во время беседы с ним я увидела в его кабинете две большие стопки агитационных плакатов с изображением кандидата в президенты В. Путина. На мой вопрос, почему агитационные материалы одного из кандидатов находятся в помещении комиссии он ответил уклончиво, что он не занимается размещением материалов. Почему эти плакаты вообще находились у комиссии, он объяснять не стал. Члены других комиссий, которые тоже присутствовали на семинаре, сообщили нам, что эти агитационные материалы были принесены членами ЦИК на семинар. После семинара их раздавали председателям территориальных избирательных комиссий. Такое действие прямо нарушает пункт 3 (д) статьи 44 Федерального закона «О выборах Президента РФ». Указанная статья устанавливает, что избирательным комиссиям и их членам запрещается проводить предвыборную агитацию, выпускать и распространять любые предвыборные агитационные материалы. Наблюдатели ОБСЕ также заметили противозаконное распространение плакатов с изображением кандидата в президенты В. Путина через территориальные избирательные комиссии в Приморском крае (г. Владивосток). [9]

Во время предвыборной кампании плакаты с изображением В. Путина были наклеены во всех административных зданиях Татарстана. Наглядная агитация остальных кандидатов была малозаметна. В Казани висело несколько плакатов с изображением Говорухина и Джабраилова. Вызвал удивление тот факт, что агитационных материалов коммунистической партии почти не было. Нам сказали, что дворники получили указание срывать плакаты коммунистов. Перед выборами мы не смогли проверить это утверждение. Однако, на заседании ЦИКа 29 марта 2000 г. председателю одной избирательной комиссии пришлось отвечать на обвинения одного местного кандидата в уничтожении его плакатов. Председатель комиссии откровенно и чистосердечно сообщила, что плакаты Зюганова они срывали, а вот плакаты жалобщика - ни разу. В ЦИКе выслушали еБ невольное признание, но, насколько нам стало известно, не отреагировали на него.

Анализ содержания местных газет и местного телевидения укрепил впечатление, что для средств массовой информации Татарстана существовал только один кандидат: они публиковали положительные статьи о В. Путине, письма читателей о поддержке кандидатуры Путина и т. д. Другие кандидаты - в основном Зюганов, Явлинский и Жириновский - были замечены только в статьях с оскорбительным содержанием.

2. Избирательные комиссии

Закон РФ «О выборах Президента РФ» в пункте 7 статьи 22 четко определяет обязанность избирательных комиссий и органов государственной власти субъектов РФ оказывать международным наблюдателям необходимое содействие. Эта обязанность была в полном объеме выполнена как в Татарстане, так и в соседних республиках, где работали наблюдатели нашей группы. Центральная избирательная комиссия Республики Татарстан (ЦИК) [10] предоставила нам возможность ознакомиться со всеми необходимыми документами, приглашала нас на большинство своих заседаний и провела несколько встреч как с долгосрочными, так и с краткосрочными наблюдателями. Все территориальные и участковые комиссии также оказывали нам содействие. [11] Благодаря качественным семинарам, проведенным ЦИК для всех избирательных комиссий, наши наблюдатели всегда имели свободный доступ в помещения всех территориальных и участковых избиркомов, что указывает на значительное развитие гласности выборного процесса в Татарстане.

Однако, следует отметить, что не все избирательные комиссии работали на высоком профессиональном уровне. На нескольких избирательных участках члены комиссии не только были сотрудниками одного и того же предприятия, но они еще все были неопытными. Подтверждением этому могут служить результаты проверки Думских выборов 1999 года, проведенной ЦИК РФ 24-25 февраля 2000 года в городе Казани, в ходе которой выяснилось, что участковая избирательная комиссия на участке N434 не занималась ни сортировкой бюллетеней, ни подсчетом голосов. Все члены комиссии были сотрудниками одной школы. По итогам проверки вся комиссия была распущена.

Согласно наблюдению в день выборов в ряде случаев участковыми комиссиями руководили отнюдь не члены этой комиссии.

Выполнение поставленной перед ЦИК задачи было затруднено тем, что всего за месяц до выборов, в связи с болезнью ее председателя Марата Ашраповича Сираева, пришлось назначить нового председателя ЦИК.

3. В день голосования

Благодаря эффективному сотрудничеству с местными наблюдателями нам стали известны две попытки вброса бюллетеней в день голосования. Около 13 часов один из местных наблюдателей на избирательном участке N263 заметил женщину, которая пыталась вложить в избирательный ящик 24 бюллетеня. Этому наблюдателю вместе с другими наблюдателями удалось задержать эту женщину и конфисковать бюллетени. Эти бюллетени были переданы председателю участковой избирательной комиссии, но не комиссия, а местные наблюдатели вызвали милицию. Когда я приехала на этот участок, милиционеры все еще находились там. Они подтвердили ту версию события, которую изложили местные наблюдатели. Председатель участковой комиссии сначала отказывалась выполнить требования милиционеров и передать эти сомнительные бюллетени на осмотр, но затем согласилась. Осмотренные бюллетени выглядели как настоящие, на них была печать и подпись. На 12 бюллетенях был поставлен знак «за Путина». Остальные бюллетени относились к местным выборам. У меня создалось впечатление, что участковая избирательная комиссия была не заинтересована в раскрытии данного инцидента. Члены комиссии не хотели показывать мне список избирателей [12] и лежащие перед ними бюллетени.

ЦИК вначале наотрез отказалась разбираться в случившемся, считая, что это не входит в ее компетенцию. Только через два часа после описанного выше инцидента на участке появился член ЦИК, чтобы заняться случившимся.

Почти одновременно произошел аналогичный случай на участке N265. Там человек пытался вбросить в избирательную урну 32 бюллетеня. В 16 бюллетенях был отмечен Путин, остальные бюллетени относились к местным выборам. В этом случае участковая комиссия оказала большее содействие в раскрытии инцидента. Средства массовой информации знали об обоих этих случаях, но для их освещения они не уделили внимания в новостях. Интересна была реакция ЦИК на попытку вброса бюллетеней: там прокомментировали этот факт таким образом, что это, как будто, была провокация со стороны коммунистов. Результат разбирательства по этим случаям нам неизвестен.

Несколько избирателей обратились к нам с жалобами. В частности, они сообщали о случаях, когда избиратель был незаконно не включен в список избирателей, а участковая избирательная комиссия отказывалась включить его в дополнительный список. Избиратели из деревень жаловались на то, что участковая комиссия требовала открыть и показать заполненный бюллетень, прежде, чем им разрешали бросить бюллетень в избирательную урну. Таким образом, нарушался принцип тайности выборов.

На большинстве избирательных участков неоднократно встречались случаи семейного голосования. Это не являлось результатом отсутствия условий: как со стороны избирателей, так и членов избирательной комиссии была очевидна неспособность понять, что тайна голосования является не правом, а обязанностью.

Хотя местные наблюдатели присутствовали на многих участках, они оставались в основном неактивными. Хотя на местах они осознавали свою роль, считая само свое присутствие важной обязанностью, они не смогли отстоять свое право наблюдать с такого расстояния, которое позволило бы им четко видеть нарушения.

4. Проведение выборов в следственных изоляторах Казани

Пункт 3 статьи 32 Конституции Российской Федерации лишает права избирать и быть избранными граждан, содержащихся в местах лишения свободы по приговору суда. Однако граждане, которые подозреваются или обвиняются в совершении преступления и даже осуждены, но приговор не вступил в силу, продолжают сохранять свое право голоса, даже если в данный момент они находятся под стражей или под следствием, или подали аппеляцию. Согласно документам из брифинга проекта Европейского Союза о Развитии Возможностей Мониторинга Выборов, на территории Российской Федерации имеется около 200 тысяч таких избирателей, содержащихся под арестом. Большое число таких граждан, обладающих избирательным правом, также как и специфические условия мест содержания, где создается благоприятная атмосфера для нарушений, поставили важный вопрос об избирательных правах задержанных как перед Проектом Европейского Союза, так и перед ЦИК Российской Федерации.

Голосование в следственных изоляторах подчиняется тем же избирательным законам, что и голосование во всех других местах. Поскольку положения закона не вполне ясны, ЦИК РФ выпустила пояснение к закону, в котором определяется, что международные наблюдатели сначала должны получить разрешение, если они хотят наблюдать за выборами в следствен ном изоляторе.

В Казани нам разрешили посетить следственные изоляторы N1 и N2. В них на день выборов находилось более тысячи избирателей. Избирательный участок N99, который мы посетили за день до выборов, находился в следственном изоляторе N1. Председатель участковой комиссии встретил нас очень любезно и ответил на все наши вопросы. Он отвечал за получение от имени задержанных открепительных удостоверений, которые являются необходимыми, чтобы включить задержанных в список избирателей. Поэтому задержанный пишет заявление, после чего администрация тюрьмы, в свою очередь, пишет соответствующей избирательной комиссии запрос о выдаче открепительного удостоверения для задержанного. Реально многие открепительные удостоверения не успевают прибыть ко дню голосования, особенно из тех избирательных комиссий, которые расположены вдали от мест задержания. Кроме того, задержанные, находящиеся под следствием, зачастую не имеют документов или предъявляют фальшивые. ЦИК РФ в своих рекомендациях от 17 февраля 2000 года инструктировала, что в этих случаях задержанному тем не менее следует разрешить голосовать даже без открепительного удостоверения. Эта инструкция не вполне согласуется с законом, но была принята чтобы гарантировать, что права граждан не будут нарушаться.

Таким образом, было вполне понятно, что председатель комиссии N99 сообщил нам, что они не смогли получить открепительные удостоверения для более, чем 100 задержанных. Но мы очень удивились, когда председатель участковой комиссии следственного изолятора N2 сказал, что они имеют удостоверения для каждого задержанного. К сожалению, мы не смогли взглянуть на них, поскольку удостоверения были закрыты в сейфе. Еще одной информации, которую он нам сообщил, трудно было поверить: он сказал, что все задержанные имели в камерах телевизор. Видя голодных задержанных, которые в большинстве своем были больными, в рваной одежде и обуви, не согревающих их, и, видя экономические проблемы следственного изолятора, если судить по явной необходимости ремонта здания, мы просто не могли в это поверить. Хотя условия в этих следственных изоляторах должны быть скорее предметом доклада наблюдателей по правам человека, а не наблюдателей на выборах, как юрист я хочу добавить, что это были самые тяжелые картины, которые я когда-либо видела.

5. Подсчет голосов

На большинстве участков, которые мы посетили, отсутствовало и строгое следование процедуре и, более широко, нежелание информировать наблюдателей об истинных целях предпринимаемых ими шагов. В результате прозрачность процесса исчезала, наблюдатели не могли распознать, было ли нежелание следовать процедуре выборов просто невежеством или преднамеренной попыткой фальсифицировать результаты.

Международные наблюдатели увидели, что в большинстве комиссий подсчет голосов не отвечал в полной мере требованиям, изложенным в пункте 16 статьи 69 Федерального закона «О выборах Президента РФ». Чащe всего нарушения заключались в отказе комиссии от представления избирательных бюллетеней для визуального контроля всем присутствующим. Поскольку процедура подсчета сама по себе сложная и требует немало времени, представление каждого бюллетеня для визуального контроля потребовало бы еще большего времени. [13] Авторы Федерального закона «О выборах Президента РФ» правы в том, что только такая процедура гарантирует абсолютную гласность в определении результатов выборов. Конечно, понятно стремление председателя и членов комиссии закончить работу по подсчету голосов как можно быстрее. С моей точки зрения, эти нарушения закона нельзя считать направленными на фальсификацию итогов выборов.

Однако, в ночь с 26 на 27 марта 2000 года нам пришлось познакомиться с работой одной участковой избирательной комиссии, о которой сложно сказать что-либо положительное. Около 4-х часов утра мы получили информацию от местных наблюдателей о нарушении прав на избирательном участке N243. Первым порывом председателя ЦИК, которого я спросила о событиях на указанном участке, было взять трубку телефона, чтобы позвонить в соответствующую избирательную комиссию, но потом он передумал и констатировал, что там не может быть проблем, поскольку в такое время все комиссии уже закончили подсчет голосов.

К моему удивлению в нашу дискуссию включился человек, оказавшийся представителем ЦИК РФ по юридическим вопросам. Из-за многочисленных жалоб во время проведения Думских выборов в декабре 1999 года в Татарстане, ему и члену ЦИК РФ Любови Агеевой, поручили работать в Татарстане в день выборов Президента РФ. [14] Он предлагал поехать на участок, чтобы проверить информацию прямо на месте. Я ожидала, что до нашего приезда все проблемы будут уже решены. Но в помещении участка нас ждала другая картина: члены избирательной комиссии сидели за столом, на котором лежали бюллетени, сложенные в несколько стопок. В комнате, кроме членов комиссии, находилось еще около 30 человек. Настроение было у всех очень напряженное. Суть заключалась в следующем: комиссия уже закончила подсчет голосов президентских выборов. На столе лежали бюллетени повторных выборов депутата в Госсовет РТ. Местные наблюдатели были возмущены тем фактом, что комиссия подсчитав бюллетени и этих выборов, отказалась выдать или предоставить им возможность изготовить и заверить копии протокола об итогах голосования. Более того, комиссия объявила другой результат подсчета голосов - новые данные отличались от предыдущих трехзначными цифрами. Наблюдатели стали требовать новый подсчет голосов, после которого комиссия получила еще один результат, не сходящийся ни с первым, ни со вторым подсчетом.

От представителя ЦИК РФ наблюдатели потребовали назначения новой избирательной комиссии, поскольку этой комиссии они уже не доверяли. Единственной реакцией на это со стороны московского юриста стало четкое разъяснение процедуры подсчета присутствующим, чем последние остались недовольны. К сожалению, мы, как международные наблюдатели, не были вправе осуществлять какие-то действия, поскольку наш статус разрешал только наблюдение за ходом выборов Президента РФ, а не за ходом местных выборов. [15]

Представитель ЦИК РФ прокомментировал факт предъявления избирательной комиссией трех разных результатов голосования в течение двух часов такими словами: «Очень слабый председатель».

IV. Отзывы в международной печати после президентских выборов

После выборов председатель КПРФ Зюганов заявил, что в Татарстане напечатано 3 миллиона дополнительных бюллетеней с целью увеличения числа голосов в поддержку Путина. [16] Согласно газете «Москоу Таймс», рабочий Казанского полиграфического комбината за несколько дней до выборов уведомил представителя компартии, что тысячи дополнительных дубликатов избирательных бюллетеней были отпечатаны. Вместо того, чтобы расследовать этот случай, сотрудники правоохранительных органов допрашивали активистов компартии. [17]

По официальным данным в Российской Федерации на выборах в Думу 1999 г. было зарегистрировано 108 073 956 избирателей. К 26 марта 2000 г. , только 3 месяца спустя, ЦИК РФ сообщила о 109 372 046 избирателях; это означает, что в списках появились еще 1. 3 миллиона избирателей. Российские и зарубежные ученые-демографы, удивлялись каким образом 1. 3 миллиона новых избирателей возникли прошлой зимой в течение лишь трех месяцев. В Татарстане рост не был слишком большим - здесь появилось 18 018 новых избирателей с декабря 1999 года. [18]

Журналисты из «Москоу Таймс» исследовали Татарстан и ряд других регионов. Согласно им списки избирателей были фальсифицированы. Например, в Казани в списке избирателей дома N107 по улице Фучика значилось 125 квартир, тогда как в этом здании в действительности лишь 108 квартир. [19]

На Казанском избирательном участке N372 подана жалоба от трех наблюдателей, подписанная членом избирательной комиссии о том, что большое количество фамилий избирателей было напечатано в списках избирателей по два раза, но одни и те же фамилии содержали разные номера паспортов. В жалобе цитируются слова председателя комиссии, которая сказала, что списки c повторяющимися фамилиями к ней поступили от местной администрации. [20]

Местные наблюдатели заметили странное явление: в одной квартире в доме 25А по улице Дубравная в г. Казани, в списке избирателей значились три престарелых гражданина все 1901 года рождения. Когда наблюдатели пришли в эту квартиру проверить наличие этих людей, в квартире оказались лишь три маленьких ребенка, живущих со своими родителями. [21]

Немецкие газеты, например Франкфуртер Альгемайне Цайтунг и Франкфуртер Рундшау, также публиковали статьи о фальсификации выборов, базирующиеся на расследовании журналистов газеты Москоу Таймс.

V. Международное наблюдение за ходом выборов - ожидание и действительность

Мониторинг выборов местными и международными наблюдателями может обеспечить соблюдение демократических принципов. У международных наблюдателей особая функция - они также укрепляют положение местных наблюдателей, их способность противостоять, если это потребуется, администрации, поскольку иностранцы независимы и имеют доступ к международной печати. Кроме того, на основании отчетов международных наблюдателей о демократичности выборов итоги этих выборов получают легитимность перед зарубежными государствами. В то же время местные политики и администрация используют замечания наблюдателей - или их отсутствие - как доказательство честности выборного процесса. [22]

Чтобы выполнить эти функции, от международного наблюдателя, как и от его организации требуется высокий профессиональный уровень работы. Если отчеты организации не воспроизводят сообщений наблюдателей, тогда работа наблюдателей кажется бесполезной. Примером может служит отчет ОБСЕ о президентских выборaх в России, который дает развитию демократии в России вполне положительные оценки. Замечания тех наблюдателей ОБСЕ, которые находились в Татарстане, не в полном объеме отражены в окончательном отчете организации. Как заявил Грайр Балян, глава отдела ОБСЕ по выборам, он не может вспомнить сообщений о каких-либо серьезных нарушениях в Татарстане. [23] Это заявление говорит о том, что даже в такой организации как ОБСЕ иногда отсутствует эффективность в работе.

Имеются и другие причины, по которым международное наблюдение за выборами менее эффективно, чем оно могло бы быть. По закону мандат международных наблюдателей был ограничен президентскими выборами. Однако, много жалоб поступивших к нам, было связано с выборами народных депутатов РТ. Мы не имели права документировать их и сообщать о них, поскольку нам по закону отказали в этом полномочии.

Другое ограничение деятельности международных наблюдателей следует из ограничения срока его полномочий. В соответствии с пунктом 5 статьи 22 Федерального закона «О выборах Президента РФ» полномочия международного наблюдателя заканчиваются в день официального опубликования общих результатов выборов. Такой незначительный срок не дает наблюдателям возможности проанализировать итоги выборов и выяснить обоснованность жалоб. Окончательный отчет ОБСЕ о президентских выборах подтверждает, что проверка протоколов об итогах выборов в Татарстане не могла быть проведена, потому что мандат ОБСЕ на наблюдение заканчивался до того, как эксперты получили все нужные им материалы и не успели провести их четкий анализ. [24]

VI. Резюме

В отличие от предыдущих выборов, на выборах Президента Российской Федерации, состоявшихся 26 марта 2000 года, международные наблюдатели не встретили какие-либо трудности во время выполнения своей работы в Республике Татарстан. Все комиссии оказывали им содействие, им была представлена необходимая информация, они имели доступ в помещения комиссий и т. д. Однако, это не означает, что выборная процедура была абсолютно гласная. Некоторые серьезные нарушения избирательного законодательства стали нам известны не от комиссий, а благодаря хорошему сотрудничеству с местными наблюдателями. Учитывая наши наблюдения за проведением предвыборной кампании надо отметить, что имели место определенные действия администрации в пользу одного из кандидатов. Таким образом, нарушались принципы справедливости и свободы выборов.

В день голосования наши наблюдатели увидели, кроме вброса бюллетеней, также и иные нарушения избирательного процесса, которые, однако, были либо не серьезными, либо не направленными на фальсификацию итогов выборов. Конечно, имелись различия между отдельными избирательными участками, которые мы посетили, в отношении помещений, прозрачности, открытости и уважения законов. В целом, однако, не наблюдалось какой-либо последовательной и намеренной попытки нарушить закон. Нарушения, которые имели место, были скорее результатом неопытности или невежества.

Однако, после выборов были опубликованы статьи о серьезных нарушениях, которые дали повод сомневаться в честности выборов в Татарстане.

Примечания.

1. Позже оно было переобразовано в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе - ОБСЕ.

2. Следует отметить, что в соответствии с пунктом 6 статьи 22 Федерального закона «О выборах Президента РФ» материально-финансовое обеспечение деятельности международного наблюдателя осуществляется за счет средств стороны, направившей наблюдателя или за счет его собственных средств.

3. Итоговое заявление миссии наблюдателей от ОБСЕ/БДИПЧ за первым туром выборов Президента РФ в 1996 году; БДИПЧ: Бюро по демократическим институтам и правам человека (Office for Democratic Institutions and Human Rights). Раньше его называли Бюро по свободным выборам.

4. Итоговое заявление, стр. 2f.

5. Итоговое заявление, стр. 2.

6. Итоговое заявление, стр. 4.

7. . Итоговое заявление, стр. 4.

8. Итоговый доклад, стр. 18.

9. Итоговый доклад, стр. 16.

10. В соответствии с пунктом 1 статьи 12 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» существует только одна Центральная избирательная комиссия Российской Федерации. На уровне субъектов Российской Федерации выcшая избирательная комиссия называется Избирательная комиссия субъекта. Республика Татарстан все-таки именовала свою комиссию центральной. Чтобы отличать ее от федеральной комиссии употребляется далее сокрашение ЦИК для так называемой Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан и ЦИК РФ для Центральной избирательной комиссии Российской Федерации.

11. За исключением территориальной комиссии Буинского района и комиссии на участке N263 в Казани.

12. См. пункт 9 (а) статьи 26 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» о том, что наблюдатели - в том числе и международные - вправе знакомиться со списками избирателей.

13. Александр Салий, депутат Государственной Думы РФ от КПРФ и один из авторов Федерального закона «О выборах Президента РФ» считает, что такая процедура удлинит подсчет голосов совсем на незначительное время.

14. 8 февраля 2000 года Председатель ЦИК РФ Александр Вешняков заявил, что комиссия «имеет вопросы в отношении Татарстана» и пообещал послать представителей комиссии в республику, чтобы исследовать законность выборов в Госдуму РФ и Госсовет Татарстана, проведенных 19 декабря 1999 года.

15. Пункт 10 статьи 22 Федерального закона «О выборах Президента РФ».

16. Евгения Борисова. Москоу Таймс (Yevgenia Borisova, Hot Off the Press: Extra Ballots, The Moscow Times, 9 September 2000, www. themoscowtimes. com. )

17. См. выше.

18. Евгения Борисова. Демографический взрыв или мертвые души. Москоу Таймс, 9 сентября 2000. (Yevgenia Borisova, Baby Boom or Dead Souls, The Moscow Times, 9 September 2000, www. themoscowtimes. com. )

19. См. выше.

20. См. выше.

21. См. выше.

22. См. например «Выборы президента России: все путем!», Вечерняя Казань, 28 марта 2000, N48, стр. 2.

23. Евгения Борисова. ОБСЕ стоит за победой Путина на выборах. The Moscow Times, 23 сентября 2000 (Yevgenia Borisova, OSCE stands by Putins Election Win, The Moscow Times, 23. September 2000, www. themoscowtimes. com. )

24. Итоговый доклад, стр. 35.


26 Перевод К. Холлох и Н. Лелека под ред. В. Михайлова.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2017  Карта сайта