Демократия.Ру




Управляемая демократия не является демократией. Анатолий Иванов


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


25.09.2017, понедельник. Московское время 12:30


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Избирательные технологии татарстанской власти

Александр Салий. В историю можно войти, а можно и вляпаться. . .
В Татарстане избирательные комиссии предпочитают второе

Мои впечатления о выборах в Татарстане

Выборами я занимаюсь с 1988 года. Помню, тогда - как нарочно, первого апреля - принял решение двинуться в депутаты на выборах в Верховный Совет СССР. В то время уже нарастало демократическое движение, но компартия СССР была еще мощная. Партком Казанского артиллерийского училища, где я работал, и райком КПСС посчитали, что всерьез воспринимать меня не следует. Тем не менее я занял четвертое место, и в принципе был доволен.

Вторые мои выборы состоялись в 1990 году, когда избирались депутаты в Верховный Совет РСФСР. Вот тут меня в первый раз обманули по полной программе. А позднее доверительно сказали «в верхах»: что ж ты не посоветовался с нами, что ж ты с партийной организацией свое выдвижение не согласовал? А в политотделе моего училища добавили: ну нельзя так вот, без команды, выдвигаться кандидатом в депутаты. . . Что ж, мне все было понятно. Я тогда достаточно резко выступал на митингах против наших партийных боссов. Вот меня и наказали.

Очередной урок на выборах я получил в 1993 году. Тогда были довыборы в Верховный Совет Татарстана, предвыборная кампания развернулась в Зеленодольске, голосование назначено на 3 сентября. Своих соперников я тогда переиграл полностью, но депутатом не стал. Потому что не было требуемой явки избирателей: квота была 50 процентов, явка - 47 процентов. Явку, вернее, неявку эту, организовали те, кто получил команду сверху: ни в коем случае Салия в Верховный Совет «не пущать»!

А сравнительно недавно, года два назад, мне по секрету сообщили информацию о том, что официально, еще в 1991 году, было по моей персоне принято наверху решение: этого человека топить и сломать! Бить на поражение!

Это же известно: тот, кто прошел хоть один раз выборную кампанию и проиграл, может просто психологически сломаться. Проигрыш воспринимается как страшная трагедия. Вот наверху и решили меня на этих вещах сломать. Я участвовал в выборах. . . раз девять, по-моему. И ничего, не сломался.

В выборах в декабре 1993 года в Государственную Думу мы, коммунисты РТ, не участвовали. Мы тогда бойкотировали и эти выборы, и референдум по Конституции РФ. Потом, после подписания Договора между Москвой и Казанью, выборы в Думу в Татарстане были назначены на март 1994 года. В республике было пять округов. И было много нарушений избирательного законодательства. Вот тогда впервые в своем округе я собрал документы о фальсификации. То есть были уже не просто слова о подтасовках - были документы. И я ездил в Центральную избирательную комиссию РФ, доказывал, как у нас впервые были использованы резервы бюллетеней, не выданных на избирательные участки. Но тогда этого практически никто не хотел ни видеть, ни замечать. Напоминаю, это был 1994 год. Возникли новые избирательные законы, установлены новые принципы выборов, а в Татарстане избирательные комиссии были все те же. Те мои партийцы, которые работали членами комиссий, мне позже признавались: нам сказали - пусть депутатом будет кто угодно, только не Салий.

1995 год. Очередное мое столкновение с фальсификациями на выборах, которое имело уже судебные последствия. Тогда в марте проходили выборы в Госсовет Татарстана, у меня шла борьба в избирательном округе, в поселке Дербышки г. Казани, с Олегом Горликом, крупным татарстанским предпринимателем. Я и еще один кандидат-демократ, который сам был дербышкинским, вышли во второй тур. Но Горлик «завалил» моего соперника. Этого кандидата, как я понимаю, просто купили. Знаю что говорю, потому что мне тогда тоже приносили чемодан с купюрами. Но я, извините, выставил за дверь подносителя вместе с чемоданом. . . И этому кандидату, надо думать, принесли чемодан денег - и человек не смог отказаться. Тем более, ему наверняка сказали: мы тебя все равно затопчем. И он согласился с тем, что на второе место якобы прошел не он, а Горлик, не стал оспаривать это решение и бороться за свое законное второе место.

И вот второй тур. Вся полиграфия начала работать на Горлика. По округу гуляли националистические (в РТ их называют - «зеленые») листовки, которые рассказывали о том, что я - антихрист, не верю в Аллаха. Кстати, эти листовки у меня дома лежат до сих пор. На хорошей мелованной бумаге отпечатаны - тогда так могло изготовлять листовки только государство, скорее всего, районные власти. Во время голосования выяснилось, что эти листовки сыграли, наоборот, в мою пользу. Потому что в Дербышках живут, в основном, бывшие ленинградские блокадники. Там не слишком много татарского населения, на которое, собственно, рассчитывали составители «зеленых» листовок. Поэтому, достав их из своих почтовых ящиков, жители пошли голосовать. . . за меня.

И я эти выборы выиграл. Фактически выиграл, но. . . депутатом стал другой. Почему? Вот два примера.

Санаторий «Ливадия». Горлик получает там 19 голосов, я получаю 349 голосов. Комиссия пишет протокол с совершенно другими цифрами. И заменяет бюллетени. Позднее мне даже удалось узнать, кто конкретно это делал - при прямом, кстати, руководстве главы администрации Советского района. Узнал, кто привозил в избирательную комиссию подменные бюллетени, второй комплект. Причем они отличаются от настоящих: и цвета другого, и печати не там стоят. . .

ДК Саид-Галеева. На этом избирательном участке почему-то «против всех» проголосовало около 40 процентов избирателей! Эти бюллетени я потом представлял в суде. Это для меня был первый опыт судебного заседания, когда мы представили в суд 600 сфальсифицированных бюллетеней. А мне, кстати сказать, хватало всего 300, у нас с Горликом разница была в 300 голосов.

В суде я сказал: смотрите, вот бюллетени, где вычеркнут Горлик. Тут одна паста, там - другая, на следующем бюллетене - какая-то иная. . . И так далее. А теперь сравните: вот все 400 бюллетеней, в которых вычеркнут Салий. Посмотрите: во всех моя фамилия вычеркнута шариковой ручкой с одной пастой! То есть невооруженным глазом видно, что сделано это было отнюдь не во время голосования, скорее всего, после, впопыхах, раз даже о таких мелочах, как паста, никто не подумал. . .

По бюллетеням совершенно четко просматриваются два этапа фальсификации. Первый этап: «сделали» 400 бюллетеней, вычеркнули в них Салия. Посчитали - не хватает! Начали в других вычеркивать, еще около 200 бюллетеней таким образом «соорудили». Потом эти бюллетени я и представил в Верховный суд Татарстана. Судья, к которому я обратился, сказал: «Да, похоже на фальсификацию. Ну и что? Давайте назначим экспертизу. Но платить будете вы». Почему я? Суд должен установить истину!

На тогдашнее судебное заседание вызвали инженера типографии, где печатались официальные бюллетени. Он подтвердил: да, вот эти - не наши бюллетени, у нас все они были отпечатаны на определенной бумаге, а тут бумага другая. Да и печать, сразу видно, другая. . .

Но судья словно не видел ничего. Вся доказательная база в мою пользу, а он заверяет: Александр Иванович, видите, все против вас! Понятно, какие у меня тогда были чувства к этому судье, который отправляет судебное производство от имени Российской Федерации, а пользуется абсолютно восточными методами, характерными для восточных деспотий.

В1999 году, когда на последних выборах в Госсовет РТ с помощью фальсификаций итогов голосования не пропустили в депутаты уже самого Олега Горлика, он пришел ко мне: «Ты единственный человек, который может отстоять справедливость, и я готов тебе дать ВСЮ информацию о нашей нынешней власти». . . То есть сначала он против меня сотворил черт-те что, о чем нам обоим хорошо известно, а потом пришел ко мне за защитой. . .

Итак, в 1995 году у меня был первый опыт судебного разбирательства по вопросу о фальсификации выборов. Опыт достаточно печальный. До конца дело я тогда не довел - приближались выборы в Государственную Думу в декабре 1995-го, в 1996-м должны были состояться президентские выборы в России. Эти события отвлекли меня от судебного разбирательства, и я на него, в общем-то, махнул рукой. И начал заниматься думскими выборами.

На думских выборах в декабре 1995 года татарстанские власти по результатам голосования по партийным спискам, так сказать, в щадящем режиме, у КПРФ украли 180 тысяч голосов. Это официальные данные. Потому что в день выборов мы получили протоколы с одними цифрами, а потом в ЦИК РФ ушли данные с цифрами совершенно другими: у КПРФ оказалось на 180 тысяч голосов меньше. У нас украли два депутатских места в Думе.

Я пошел тогда в аппарат президента, к Дамиру Вазыховичу Зарипову: что вы такое творите?! Он мне ответил: от вас трое коммунистов прошли в Думу, что ж вы выступаете? Ну давайте, мы сейчас отменим результаты выборов, тогда от республики ни одного коммуниста не будет в Думе. . .

То есть чисто психологически начали на меня давить.

Что ж, я доложил на ЦК КПРФ про эти 180 тысяч отнятых у нас голосов. Посидели мы, порядили. . . Действительно, ситуация такая: затеем судебное разбирательство, отменят решение - и фактически весь регион вылетает: три татарстанских места в Думе теряем. И мы не стали судиться.

Еще должен сказать, что в 1995 году мы выиграли выборы в Думу в Татарстане в четырех округах - в Альметьевске, в Нижнекамске, в Набережных Челнах и в Казани по Приволжскому округу. Но нам всем, кандидатам-коммунистам, сделали почетное второе место. Методами, понятно, какими. Но так как у нас по партийным спискам в Думу прошло трое, мы опять же не стали тратить время на разбирательства.

А тут подоспели президентские выборы в России в июне 1996 года. Первый тур. Видим, что Зюганов в Татарстане выигрывает. Но по телевидению начался оголтелый накат: как же так, Ельцин ездил к Минтимеру, тот ему пообещал победу - и на тебе, Борис Николаевич проигрывает в Татарстане! А Ельцин, действительно, проиграл достаточно много. И вдруг Казань не может выдать данные об итогах голосования в течение двух дней. Два дня считает голоса! Но у нас-то уже есть первичные данные, первичные протоколы. И когда Центризбирком РТ выдал официальные цифры, мы, конечно, сопоставили их со своими протоколами. И буквально 19 июня от нас ушла телеграмма в ЦИК России: фальсификация!

Я тогда срочно провел в Казани пресс-конференцию, на которой впервые озвучил данные по масштабным фальсификациям на президентских выборах, сообщил журналистам, что Ельцину в Татарстане приписали 47 тысяч голосов. Рассказал, как это делалось: у кого сколько отнимали, какими методами. . . Я и Зюганову привез весь материал - в Москве он есть.

Уже 20 июня я подал иск в Верховный суд. До второго тура выборов прошли четыре заседания, а пятое, последнее, состоялось 5 июля. Тогда мне судья сказал: да, мы видим, что был подлог. Но Геннадий Андреевич уже поздравил Бориса Николаевича с победой, значит, ему это меньше надо, чем тебе. . .

Председатель Центризбиркома РТ Марат Сираев тогда получил штраф в 20 «минималок» за задержку протоколов - он не мог представить протоколы в течение двух недель! А когда все-таки представил, на пятом заседании суда я разложил эти протоколы и говорю: смотрите - Советский район, 83 избирательных участка, 83 протокола. Невооруженным глазом видно, что все эти 83 протокола составляли всего семь человек! А ведь на каждом избирательном участке - своя избирательная комиссия, и в каждой, по закону о выборах, - свой председатель и еще 10 -12 членов комиссии. То есть в протоколах должно быть более 800 разных почерков. А тут всего семь. Значит, эти протоколы фальсифицированы. Если же взять протоколы, которые получили наблюдатели от КПРФ, - в них другие цифры, не совпадающие с сираевскими. И почерк везде разный, и печати разные: здесь синяя, здесь фиолетовая, здесь с каким-то оттенком, ярко выраженная. . . А в сираевских печати поставлены одной пастой! Не может быть, чтобы на каждом избирательном участке была одна и та же подушечка для печатей. То есть фальсификаторы в одну подушечку разными печатями шлепали. . .

Судья с моими доводами вроде соглашается: да-да, похоже на фальсификацию, но тут, конечно, должны почерковеды поработать. И спрашивает: а что-нибудь еще вы можете представить? И тогда я вынимаю протоколы «Яблока» и кладу рядом со своими. Суд смотрит - вот эти протоколы наш наблюдатель получил, от КПРФ, а эти - наблюдатель «Яблока». Протоколы с одних и тех же участков, наши и «яблочные», безусловно похожи! Печать та же самая, почерк тот же самый, цифры те же самые. . . А вот протоколы ЦИК РТ - другие.

В итоге судья признал: признаки преступления налицо, отправляем в прокуратуру на дорасследование. Но что такое в нашей стране судиться, пытаясь доказать фальсификации в пользу уже избранного президента? Помню, уже через два года, в 1998-м, приглашает меня по тому же вопросу молодой сотрудник прокуратуры Татарстана: вот мы получили ваши дела, что вы тут можете доказать? Когда я ему все показал и рассказал, у него волосы дыбом встали. Я говорю: слушай, ты можешь или войти в историю, или вляпаться. Как решишь?

Но он решил не входить в историю и побоялся вляпаться. Поэтому все заволокитили отправил назад: «Визуально ничего не установлено». Вот таким был у нас опыт 1996 года.

Затем состоялись думские выборы 1999 года. Тут уже была просто полнейшая, оголтелая фальсификация. Все знали, что самый непредсказуемый (и самый в Татарстане неуправляемый, нерегулируемый властями) округ - это Приволжский, по которому баллотировался я сам. Тут в день голосования на каждом избирательном участке был вброс от 100 до 300 бюллетеней. Наблюдателей и даже кандидатов в депутаты выкидывали с избирательного участка за руки за ноги - и творили, что хотели. Похоже, опять в Татарстане избиркомам была дана жесткая установка - всех коммунистов провалить!

Но сейчас, после думских выборов, мы продолжаем бороться за правду. Первый округ, итоги думских выборов в котором будут отменены, - это Альметьевский. Вся казуистика заключается в том, что думские выборы проходили вместе с татарстанскими - в Госсовет и прочие Советы. В Думу в Альметьевском округе баллотировался от партии власти Фандас Сафиуллин, а в татарстанский парламент - небезызвестный председатель Государственного Совета РТ Фарид Мухаметшин. Также шли кандидаты от власти в горсовет, в райсовет. При этом они потратили на выборы в округе 24 миллиона рублей. Это доказано документально, и документы мы уже представили в Верховный суд. Более того, я передал документы и в постоянно действующий совет по совершенствованию избирательного законодательства при президенте России.

По закону нельзя осуществлять подкуп избирателей. А в Альметьевском округе 12 декабря 1999 года распространили конверты, на каждом из которых стоит штамп администрации. В каждом таком конверте было поздравление с Новым годом, список, за кого надо голосовать - а это все кандидаты от ОВР и от партии власти, и лежала сотня - сто рублей. Эти конверты разнесли по домам ветеранам. На всю эту операцию потрачено 24 миллиона рублей.

Сейчас с такими откровенными фальсификациями мне легче бороться, поскольку я избран председателем комиссии по изучению практики применения избирательного законодательства в ходе проведения выборов и референдумов в Российской Федерации. Заниматься разоблачением фальсификаций - моя прямая обязанность. Я вплотную обязан работать - и работаю - и с Центризбиркомом России, и с Верховным судом, и с Прокуратурой.

Итак, повторяю, первый округ, результаты выборов в котором будут нами опротестованы - Альметьевский. Депутату Фандасу Сафиуллину придется сложить полномочия.

Второй округ, за который будем бороться, - Нижнекамский. Тут вся доказательная база налицо, переписанные протоколы имеются. . . То есть все документы у нас на руках, просто мы не форсируем эти события, есть дела поважнее.

Третий округ, который мы хотим отстоять, доказав, что там были фальсификации, - это мой Приволжский, и четвертый - Московский, в котором депутатом стал Олег Морозов. Там вообще были беспрецедентные подтасовки. Кто может поверить, что все село, сто процентов избирателей, голосуют за «Овраг» (т. е. ОВР - ред. ) и за Морозова, если в этом селе у нас есть партийная организация КПРФ, причем достаточно сильная? Но в протоколах именно так: всего избирателей - 555 человек, по партийным спискам голосуют за ОВР - 555 человек, по кандидатам голосуют за Олега Морозова - 555 человек. Во всех остальных графах одни нули. Но у нас-то совершенно другие данные! По ним получается, что это Морозов, извините меня, имеет одни нули, а два других кандидата - Альмяшкин и Столярова получили примерно равное число голосов, фактически Столярова выиграла.

Так что постараемся отвоевать все четыре округа, вернуть себе. Несмотря на нечестные приемы, которые цинично применяют власти Татарстана. До полного беспредела доходит. Возьмите решение Верховного суда Республики Татарстан по Альметьевскому округу. Одним из аргументов отказа в нашем иске был тот, что представленные свидетели принадлежат к одной политической партии - КПРФ.

Кстати сказать, документы о фальсификации выборов в России каким-то образом попали на Запад. Я их передал в Генеральную прокуратуру, а они оказались в руках американских журналистов. После этого меня коллеги-депутаты спрашивали: как ты без бронежилета ходишь?

Документы свидетельствуют: полный беспредел на выборах в РТ

Когда 19 декабря 1999 года состоялись выборы в Госдуму РФ и - одновременно - первый тур татарстанских выборов в Госсовет РТ, в Татарстане обнаружилась (как и ожидалось) масса нарушений. КПРТ активно эти нарушения выявляла и пыталась с ними бороться, что сделать в условиях авторитарной власти не так-то просто.

Одна из жалоб была направлена мной «по горячим следам» в Советский районный суд города Казани. Целую страницу в этом документе занял перечень нарушений, допущенных территориальной избирательной комиссией Советского района. Если сказать коротко - комиссия эта буквально на каждом шагу нарушала федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». Скажем, члены участковых комиссий с правом совещательного голоса были просто удалены из мест, где проводилась сортировка и подсчет голосов - то есть контролировать подсчет не смогли. Во время подсчета бюллетени не оглашались и не предъявлялись всем присутствующим. Членам участковых комиссий с правом совещательного голоса не выдавали копии итогового протокола. . .

Я так и написал в своей жалобе в суд: «. . . считаю, что данные действия являются неправомерными и нарушают мое право на получение полной информации о ходе голосования и установления результатов голосования. . . Прошу: Обязать избирательную комиссию ознакомить меня со всеми материалами (бюллетени, открепительные удостоверения, списки избирателей, итоговые протоколы) всех участковых избирательных комиссий территориальной избирательной комиссии Советского района; отменить решения участковых избирательных комиссий об итогах голосования на территории Советского района. . . произвести повторный подсчет голосов избирателей. . . «

Абсурдная ситуация: кандидату в депутаты приходится добиваться через суд, по сути дела, простого исполнения закона избирательными комиссиями. . . Да и всеми другими инстанциями.

Вот еще один документ «по итогам» декабрьских выборов 1999 года - жалоба в ЦИК РТ на бездействие окружных избирательных комиссий. Я направил ее 24 января 2000 года, потому что к этому времени, несмотря на неоднократные наши требования предоставить копии протоколов и сводных таблиц о результатах выборов по территориальным, городским, районным избирательным округам Советского района г. Казани, эти материалы не были предоставлены. . . Поэтому я просил «обязать территориальные избирательные комиссии. . . Советского района г. Казани предоставить по каждому округу копии протоколов. . . «, а также выдать нам аналогичные документы по городским и районным избирательным округам Советского района.

Но добиться справедливости в Татарстане тяжело: Центризбирком, суды, прокуратура безусловно стоят на страже интересов. . . нет, не народа, а тех, кто у власти. Поэтому мне пришлось подать кассационную жалобу в Верховный суд РТ. В ней я писал, что 31 января 2000 года «Советский районный суд г. Казани. . . рассмотрел. . . дело по моей жалобе на неправомерные действия территориальной избирательной комиссии Советского района города Казани. В удовлетворении жалобы мне было отказано. Считаю, что данное решение Советского районного суда противоречит действующему законодательству. . . В ходе судебного заседания были допрошены в качестве свидетелей наблюдатели и члены участковых комиссий с правом совещательного голоса, а также председатели и секретари участковых комиссий, которые подтвердили факты нарушений, однако суд не принял эти свидетельства во внимание. Считаю, что суд исследовал материалы дела односторонне, тенденциозно и предвзято. . . «

«Односторонне, тенденциозно и предвзято» - именно так в Татарстане чиновники относятся к рассмотрению жалоб о нарушении закона. Кто бы и куда бы эти жалобы ни подавал.

Например, начальник отдела прокуратуры РТ по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов Р. Г. Ишмуратов 18 января 2000 года ответил мне: «Ваше заявление о несогласии с результатами голосования. . . рассмотрено. В соответствии со ст. 90 Федерального закона. . . решения и действия (бездействие) избирательных комиссий и их должностных лиц, нарушающие избирательные права граждан РФ, могут быть обжалованы в суд. Поэтому затронутый Вами вопрос необходимо решить в судебном порядке. Судом могут быть истребованы все указанные Вами документы и назначены экспертизы».

Такую же отписку прокурор Кировского района г. Казани советник юстиции Х. Аглиуллов прислал 2. февраля 2000 года уполномоченному представителю избирательного блока КПРФ Шакулову И. М: «На Вашу жалобу на действия Кировской территориальной избирательной комиссии, в которой Вы просите привлечь к уголовной ответственности председателя Кировской территориальной избирательной комиссии Костина А. П. за нарушения избирательного законодательства, сообщаю, что прокуратурой района ввиду отсутствия в действиях последнего состава преступления. . . отказано в возбуждении уголовного дела. . . «

И все тот же Р. Г. Ишмуратов 22 мая 2000 года прислал секретарю рескома КПРТ Р. Г. Садыкову совершенно удивительный ответ: «Ваше заявление о нарушениях избирательного законодательства на территории Республики Татарстан рассмотрено. Разъясняю, что в органах прокуратуры разрешаются обращения, содержащие сведения о нарушениях законов, прав и свобод человека и гражданина. Вы же в своем заявлении конкретных фактов нарушения избирательного законодательства не приводите. «

Прямо анекдот: удивительнейшим образом название должности ответственного чиновника (начальник отдела по надзору за исполнением законов) не соответствует фактически исполняемым функциям (массовых нарушений избирательных законов в Татарстане можно не заметить лишь намеренно). . .

Судебные разбирательства по делам, связанным с выборами, в республике тянутся долго. И в местных судах заканчиваются - в большинстве случаев - ничем. . . Вот какое решение, например, принял 31 января 2000 года Советский районный суд г. Казани. Он установил, что «. . . Садыков Р. Г. обратился в суд с жалобой по тем основаниям, что 19 декабря 1999 года в 23 часа 45 минут после окончания голосования во время подсчета голосов избирателей ему не была предоставлена возможность следить за правильностью подсчета голосов путем отказа от оглашения содержания избирательных бюллетеней. На его требования руководствоваться нормами ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ» председатель комиссии N416 ответил, что они будут действовать так, как считают нужным. . . «

Во время этого судебного разбирательства было установлено, что 20 декабря 1999 года в 0 часов 30 минут председатель комиссии, увидев, что не принятое им заявление подписывают сразу трое, «заявил, что это агитация, и с помощью сотрудника милиции удалил всех троих из помещения, где начинался подсчет голосов»

Тем не менее суд посчитал, что «доводы заявителей об имевшихся фактах грубых нарушений избирательного законодательства при проведении выборов и показания свидетелей со стороны заявителей голословны, как и представленные ими в судебном заседании заявления, акты и жалобы, ничем объективно не подтверждены».

Естественно, «при таких обстоятельствах» суд не нашел «оснований для удовлетворения жалобы Садыкова Р. Г».

Решение суда вопиющее: «представленные в судебном заседании заявления, акты и жалобы, ничем объективно не подтверждены». А чем они должны быть подтверждены, по мнению суда?

Конечно, непредвзятый человек даже из самого текста решения суда может сделать вывод, что нарушения в 416-й участковой комиссии, безусловно, имели место быть. Однако наш суд часто - по вполне понятным причинам - отказывается видеть даже то, что лежит на поверхности. . .

Понятно, почему 9 февраля 2000 года Р. Г. Садыков, зарегистрирован ный кандидат в народные депутаты Госсовета Татарстана по Азинскому территориальному округу N84, подал кассационную жалобу в Верховный суд Республики Татарстан:

«На заседании Советского районного суда 31. 01. 2000 г. (судья Кашапов Р. С. ) в удовлетворении моей жалобы на многочисленные и грубые нарушения действующего избирательного законодательства в ходе голосования 19. 12. 2000 г. и при подсчете голосов со стороны 416-й участковой избирательной комиссии было отказано якобы по причине голословности моих доводов.

Секретарь участковой избирательной комиссии N416 Красавицкая Н. И. на судебном заседании 28. 01. 2000 г. подтвердила, что в ходе голосования и при подсчете голосов имели место грубейшие нарушения федеральных законов. . .

В частности, она подтвердила, что:

- Членам комиссии с совещательным голосом удостоверения не выдавались и в участковой комиссии даже не было бланков таких удостоверений. . .
- Комиссия исходила из того, что полномочия членов комиссий с совещательным голосом не отличаются от полномочий наблюдателей. Это фактическое признание того факта, что права членов комиссий с совещательным голосом были попраны, а они сами низведены до уровня наблюдателей. . .
- При подсчете голосов каждый бюллетень не оглашался и не предъявлялся, так как якобы это «физически невозможно». . .
- Что зарегистрированный кандидат в народные депутаты Государственного Совета Республики Татарстан Садыков Р. Г. , был действительно выдворен из помещения, где проводился подсчет голосов, с помощью милиции - по причине настойчивых требований проводить подсчет в строгом соответствии с нормами федеральных законов. . .

В свете вышеизложенного утверждение, содержащееся в решении Советского районного суда. . . о голословности моих доводов, вызывает недоумение. Прошу Верховный суд РТ еще раз рассмотреть мою жалобу. . . «

Эта кассационная жалоба Р. Г. Садыкова прекрасно иллюстрирует, какие именно нарушения закона (подтвержденные секретарем участковой избирательной комиссии!) были допущены на выборах 19 декабря 1999 года. . .

Как проходили в Татарстане эти выборы, говорит еще один документ, более похожий на рассказ из цикла «Нарочно не придумаешь». Это жалоба, поданная в Центральную избирательную комиссию РТ А. Г. Соколовой:

«20 декабря 1999 года в 6. 00 на просьбу члена избирательной комиссии с совещательным голосом от Компартии Соколовой А. Г. и членов комиссии от блока «Яблоко» и от Шашурина подписать и заверить печатью протоколы о результатах голосования избирательная комиссия нам отказала. Зам. председателя участковой комиссии Фенотов Александр Александрович предложил подписать их по возвращению из ОИК, куда он спешил с опечатанными в мешках бюллетенями, мотивируя тем, что могут быть расхождения. Если там не будет расхождений, то по возвращении наши протоколы он нам подпишет, а если будут исправления, то подпишет исправленные. «А пока посидите, подождите меня» - и с тем уехал в 6. 00, вернулся в 12. 20.

Что произошло за это время?

Вернувшись с короткой передышки в участковую комиссию (в 7. 50), я увидела наблюдателей, сидящих на подоконнике перед закрытой дверью зала голосования, откуда доносились развеселые голоса. На мое «Почему?» ребята ответили, что их туда не пускают. Поэтому после бессонной напряженной ночи они, скрючившись, сидят на подоконнике.

Я зашла в комнату, чтобы спросить «Почему?», а меня без объяснений просто вытолкали за дверь. А объяснение было очень простое. . . Столы были сдвинуты, - на них объедки, много не опорожненных бутылок, окурки и другой мусор. Эту картину попойки завершают очень нетрезвые (мягко говоря) мужчины и две женщины. На мою угрозу подать жалобу в высшие инстанции, один из них, допивая из горлышка бутылки, с презрением ответил: «Куда хотите, когда хотите».

Вся эта пьяная компания - члены участковой комиссии, а основное место их работы - министерство финансов РТ. Так сказать, «элита». . .

. . . Огромное количество жалоб по итогам (практически любых) выборов в Татарстане прекрасно демонстрируют, как «строго» здесь выполняются законы. . . А некоторые факты прямо-таки изумляют. Приведем цитату из заметки, которая так и называется - « Некоторые факты о том, как господин Сапоговский А. Г. участвовал в думских выборах 19 декабря 1999 года по 26 Приволжскому округу»:

«. . . Выборочная проверка избирательной документации Советской территориальной избирательной комиссии, включая проверку и пересчет избирательных бюллетеней, выявила у кандидата Сапоговского А. Г. наличие на некоторых избирательных участках избирательных бюллетеней, имеющих явные признаки фальсификации (отличавшихся окраской, фактурой бумаги, оттенком пасты заверяющей печати, отметок, проставленных одной рукой и т. д. )

Такие избирательные бюллетени были выявлены на следующих избирательных участках:

Номер участка

Фамилия председателя комиссии

Сумма голосов в пользу Сапоговского

371

Гизатуллин И. Г.

50

376

Пикиримов А. И.

46

377

Шульман И. А

47

387

Сайфутдинова Г. А.

92

388

Зверева А. И.

85

416

Салахов Т. А.

100

434

Мельникова В. А.

300

436

Поковин А. В.

165

437

Кузьменко И. В.

115

440

Сабиров А. Ф.

80

Причем на участке N434 бюллетени не были даже рассортированы по кандидатам. В соответствии со ст. 142 УК РФ я, как первый секретарь рескома КПРТ и депутат Госдумы обратился в прокуратуру Республики Татарстан с просьбой возбудить уголовное дело по вскрытым фактам и наложить арест на всю избирательную документацию Приволжского одномандатного избирательного округа N26» (газета «Гласность» N2 от 20 марта 2000 г. ).

Фактами вброса бюллетеней в Татарстане никого не удивишь. После повторных выборов в ГС РТ, которые состоялись 26 февраля 2000 года, Роберт Садыков подал в Ново-Савиновский районный суд заявление о «фактах вброса и попыток вброса пачек (!!) неучтенных бюллетеней (все в пользу одного из кандидатов)» сразу на девяти участках. . Разумеется, суд (4 мая 2000 года) в удовлетворении жалобы отказал.

Понятно, что в Татарстане избирательное законодательство нарушается «сверху донизу». И уж если на закон мало внимания обращают в городах, то что творится на селе?

Вот лишь один из многих документов, которые имеются в распоряже нии КПРТ - принятое в апреле 2000 года решение Лаишевского районного суда РТ. . . Этот суд, «рассмотрев. . . гражданское дело по жалобе Файзуллина Наиля Гарифовича о признании недействительными результатов выборов депутатов местного самоуправления по Курманаковскому избирательному участку Лаишевского района РТ», установил:

«Файзуллин Н. Г. являлся кандидатом в депутаты Курманаковского местного самоуправления по пятому избирательному округу Курманаковско го избирательного участка Лаишевского района РТ. Выборы состоялись 26 марта 2000 года. Файзуллин депутатом избран не был.

Файзуллин обратился в суд с жалобой и просит признать недействительными результаты выборов. . . в связи с нарушением законодательства о выборах депутатов местного самоуправления.

На судебном заседании Файзуллин Н. Г. свое требование поддержал и показал, что выдвижение кандидатов проходило без собраний. Кандидаты в депутаты не были своевременно зарегистрированы. Избирательные бюллетени поступили в участковую избирательную комиссию от председателя Совета местного самоуправления. При подсчете голосов у членов избирательной комиссии на руках были ручки, и бюллетени были закрыты их телами. Он не был ознакомлен с документами по выборам. Секретарь сельской избирательной комиссии Файзуллин В. В. подписывал протоколы, не проверяя их. На избирательном участке находились руководитель хозяйства и председатель Совета местного самоуправления. . .

. . . Судом установлено, что при проведении выборов депутатов в Курманаковский Совет местного самоуправления нарушений закона. . . допущено не было. . . «

Что ж, никакой, даже самый пышный «букет» нарушений не подвигнет наши суды, и уж тем более суд районный, сельский, пойти против местного начальства. Как правило, добиться справедливости по делам о фальсификации на выборах можно только в Москве, в Верховном суде России. . . Туда при должной настойчивости заявителей и попадают татарстанские жалобы. . .

Вот одна из них, весьма показательная - председателю Верховного суда РТ Баранову Г. М. от двух заявителей: Андурского Е. Я. и Коробкова Н. И. Эта жалоба была подана на решение Ново-Савиновского районного суда г. Казани 7 апреля 2000 года - по жалобе о признании недействительными выборов по Ямашевскому округу в депутаты Госсовета РТ 26 марта 2000 года:

«. . . Заявители в обоснование своей жалобы о признании недействительными выборов в ГС РТ по Ямашевскому территориальному избирательному округу N75 представили многочисленные письменные доказательства (акты, протоколы, сводные таблицы для сравнительного анализа контрольных данных, другие письменные документы), письменные и зафиксированные в протоколе судебного заседания устные пояснения сторон, свидетельские показания. . . Все эти доказательства, даже исходящие от оппонентов. . . доказывают те обстоятельства, на которые заявители ссылаются как на основания своих требований. . . Однако суд проигнорировал их.

Судом не выяснено:

- сколько избирательных бюллетеней хранилось в сейфах председателей участковых избирательных комиссий вне помещений для голосования в день голосования 26. 03. 2000, хотя факт хранения в сейфе таких бюллетеней установлен материалами дела;
- почему эти бюллетени были недоступны при подсчете голосов избирателей после окончания голосования;
- почему такие лишние бюллетени имелись, а при погашении и подсчете. . . избирательные бюллетени, находившиеся в сейфах председателей ИУК (к ним не подпускались даже рядовые члены УИК), а также избирательные бюллетени, увезенные правоохранительными органами после попыток их вброса, оставались неучтенными. . .

Так чему и кому верить?! Почему суд не выяснил эти существенные для дела обстоятельства?!»

. . . Сейчас в российской Думе моя комиссия занимается формированием избирательного кодекса. И мы заготовили немало «крючков» для наших, так сказать, «организаторов» выборов. Раньше у них была абсолютная безответственность: фальсифицируй, как душе угодно, - все сойдет с рук. Теперь не сойдет. Мы закладываем в кодекс ответственность, можно сказать, за каждое движение. Достаточно жестко все прописываем. Теперь фальсификаторам придется тяжело. . .

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2017  Карта сайта