Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Невежество и страх - близнецы, отец их - гнет, а мать - покорность. И весь дух этой семьи - рабский. Амин Фарис Антун ар-Рейхани (1876-1940), ливанский писатель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


22.10.2020, четверг. Московское время 19:44


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Механизм применения: орган, состоящий из специалистов

В ряде стран пошли по пути создания специализированного органа, ответственностью которого является регулирование работы СМИ в период проведения выборов, т.е. этот орган не является ни каким-то общим органом по ведению избирательной кампании, ни органом, регулирующим работу СМИ. Такой вариант чаще всего возникает на выборах в странах переходного характера, когда выполнение СМИ своей роли оказывается проблематичным по той или иной причине.

Так, в Южной Африке в 1994 г. была учреждена Независимая комиссия по делам СМИ в дополнение к Независимой избирательной комиссии, пользующейся всеобщим уважением. Закон, по которому была учреждена Независимая комиссия по делам СМИ, содержал довольно подробные положения, гарантирующие независимость и компетентность данной комиссии, что обеспечивалось соответствующими профессиональными качествами ее членов. Председателем комиссии должен быть судья или юрист, занимающий достаточно высокое положение, тогда как по крайней мере два других члена (из общего максимального количества в семь человек) должны иметь опыт работы в СМИ: один - в прессе, другой - в радио- и телевещании. Члены комиссии должны быть людьми, уважаемыми в обществе и занимающими достаточно высокое положение, чтобы в составе комиссии «представлять собой широкий срез населения республики». Разные люди оказались отвергнутыми в качестве потенциальных членов данной комиссии, включая государственных чиновников, секретарей политических партий, а также тех, у кого был финансовый интерес в СМИ. Это решение, однако, оказалось одноразовым, применимым лишь к одним выборам. На последующих выборах в Южной Африке ответственность была возложена на Независимую комиссию по делам СМИ и Независимый орган по радио- и телевещанию.

Комиссия экспертов по делам СМИ в Боснии и Герцеговине тоже была специализированным органом, регулирующим работу СМИ. Также как и в Южной Африке, эта комиссия просуществовала лишь в короткий переходный период времени. Ее создание объяснялось взрывоопасным характером материала, который публиковался в СМИ бывшей Югославии, что, в свое время, сыграло важную роль в провоцировании насилия, приведшего к гражданской войне и распаду Федеративной Республики. Уникальность Комиссии экспертов состояла в том, что эта организация носила международный характер, действовала под эгидой Организации за безопасность и сотрудничество в Европе (ОБСЕ) и не была подотчетна какой-либо боснийской структуре. Комиссия экспертов по делам СМИ в Боснии и Герцеговине просуществовала два года, с 1996 по 1998 г.

Механизм применения: судебные органы

В некоторых странах ответственность за проведение выборов ложится на специализированный судебный орган. В Уругвае, например, существует так называемый Избирательный суд, предписывающий порядок проведения голосования. Этот суд принимает решения по спорам между партиями и может рассматривать протесты, связанные с результатами выборов. Этот суд также может рассматривать жалобы, связанные с ведением избирательной кампании в прессе, включая попытки оказывать давление на СМИ с целью обеспечить предвзятое освещение кампании.

В большинстве случаев, независимо от того, какой именно механизм ответственности используется для регулирования работы СМИ на выборах, существует право апелляции в судебный орган с целью оспорить решение, принятое регулирующим органом. Такая апелляция может исходить от СМИ, политической партии или отдельного лица, направляющего жалобу. Подобно любой другой процедуре такого рода в ходе избирательной кампании этот процесс должен носить, по всей вероятности, оперативный характер. Тщательно рассмотренное решение судебного органа может оказаться бесполезным, если оно появляется после завершения избирательного процесса.

Процедура рассмотрения жалоб

Важным элементом в работе большинства регулирующих органов, занимающихся деятельностью СМИ во время выборов и в другое время, является процедура рассмотрения жалоб. Эта процедура является средством, с помощью которого общественность, политические партии, а также сами СМИ могут обеспечить принятие соответствующего решения по якобы имевшему место нарушению закона или правил в отношении освещения выборов. В силу того, что избирательный период достаточно короток, механизм рассмотрения обычно имеет тенденцию к оперативному рассмотрению соответствующих жалоб. Если, например, речь идет о фактической неточности, которая может повлиять на намерения избирателей, вряд ли соответствующее рассмотрение жалобы будет иметь смысл в случае принятия решения после окончания выборов.

Жалобы всегда должны рассматриваться в соответствии с правовой процедурой, которая содержится в законодательстве той или иной страны - это может быть, например, гражданским делом по дискредитации. Кроме того, должен обязательно существовать процесс апелляции, который позволяет неудовлетворенному жалобщику или СМИ искать решения в более высокой инстанции, например, в независимом суде. Однако, как правило, ударение делается на оперативном, бесплатном, лишенном конфронтации разрешении споров. Это оказывается особенно важным в ситуации, когда между партиями или отдельными сообществами существуют отношения враждебности, и когда ожидается большое количество споров. Например, механизм рассмотрения жалоб в Боснии и Герцеговине, так называемая Избирательная подкомиссия по рассмотрению апелляций (EASC) оказалась способной быстро рассмотреть целый поток жалоб, направленных в эту подкомиссию Комиссией экспертов СМИ на президентских выборах 1998 г. Такая работа помогла снизить напряженность между различными группами населения, поскольку способствовала пресечению споров между различными партиями и СМИ, не давая этим спорам разрастаться. Это оказалось особенно важным в свете той большой роли, которую играли СМИ, провоцируя политическое насилие в бывшей Югославии.

Разнообразие различных процедур рассмотрения жалоб по количеству сопоставимо с разнообразием типов регулирующих органов. Единой процедуры рассмотрения жалоб и быть не может. В Великобритании, например, существует Орган по рассмотрению жалоб, связанных с радио- и телевещанием, а также Добровольный совет по рассмотрению жалоб в прессе, отвечающий за печатные издания. Ни один из этих органов по своему мандату не ограничивается лишь выборами. Преимущество создания специализированного органа по рассмотрению жалоб, поступающих в ходе избирательной кампании, заключается в том, что этот орган ориентируется на необходимость оперативного рассмотрения споров. Никарагуанский Верховный избирательный совет, например, получает жалобы и через Департамент СМИ выносит частные определения конкретным издательствам или телевизионным станциям на основании результатов своего расследования. Такие определения предаются гласности только в том случае, если соответствующее СМИ не выполняет вынесенное постановление. В Черногории, для сравнения, некоммерческие СМИ обязаны публиковать любые результаты расследования, проведенного компетентными органами, «о любых посягательствах на принцип равенства и объективности в информировании граждан в отношении кандидатов и их программ...».

Вряд ли найдется большое количество стран, в которых система рассмотрения жалоб разработана также подробно, как в Российской Федерации. Третейский информационный суд не являлся специализированным органом по рассмотрению жалоб в период выборов, хотя он и возник в силу необходимости рассмотрения споров, возникающих в ходе парламентских выборов 1993 г., а также в ходе референдума по Конституции. Предшественником этого суда был Арбитражный суд по информационным вопросам, который в свое время создавался специально для рассмотрения споров, возникающих в ходе выборов.

Российский опыт

Упоминалось, что сегодня в России отсутствует неправительственный орган в сфере СМИ.

Рассмотрением споров и жалоб по предвыборной агитации занимается только рабочий орган ЦИК РФ - Рабочая группа по рассмотрению жалоб, связанных с предвыборной агитацией, в состав которой входят как члены ЦИК РФ и специалисты в области избирательного права, так и представители избирательных объединений и общероссийских государственных СМИ.

Рабочая группа рассматривает жалобу, заслушивает все заинтересованные стороны, в необходимых случаях запрашивает в органах и организациях необходимые документы и материалы и выносит свои рекомендации (решение) на рассмотрение ЦИК РФ, которая и принимает решение по существу. Деятельность Рабочей группы протоколируется, ведется стенограмма.

В особо сложных случаях итогом рассмотрений является обращение ЦИК РФ в правоохранительные органы, прокуратуру, суд.

Мораторий на новости

Некоторые страны практикуют введение моратория на все программы новостей в ходе выборов до или во время самого голосования. Обычно это добровольная инициатива. Почти во всех случаях такой вариант является предпочтительным, так как альтернативой было бы вмешательство регулирующего органа с целью воспрепятствовать освещению события, что является гораздо менее счастливым поворотом событий. Однако в таких случаях, одним из которых является практика Франции, где так называемый «период для размышлений» вводится по закону, регулирующий орган несет, как представляется, некоторую ответственность за обеспечение выполнения этого закона. В Израиле, например, где существует самый продолжительный период запрета на новости в ходе избирательной кампании, независимый орган по радио- и телевещанию должен обеспечить выполнение вводимых запретов. Реализация этого запрета показывает ту опасность, которая присуща таким ограничениям: IBA имеет тенденцию интерпретировать применение данного закона особенно жестко с тем, чтобы впоследствии избежать ответственности за нарушение этого запрета.

По эстонскому закону избирательная кампания делится на четыре периода, причем в течение трех из этих четырех периодов действует запрет на освещение избирательной кампании СМИ. Период регистрации (выдвижения кандидатов), период голосования и период подсчета голосов и публикации результатов являются теми периодами ведения избирательной кампании, где такое освещение запрещено. В Барбадосе законом запрещаются радио- и телепередачи с прямым доступом накануне выборов или в день голосования.

Комиссию экспертов СМИ в Боснии и Герцеговине (см. Специальные регулирующие органы по СМИ и выборам - Босния) можно было бы привести в качестве примера регулирующего органа, который активно насаждал мораторий на освещение событий за 24 часа до открытия избирательных участков на президентских выборах в 1998 г. и до момента их закрытия. Это было осуществлено заблаговременно до введения периода моратория с помощью обнародования ясно изложенных объявлений, а затем Комиссия полагалась на работу своего собственного подразделения, занимающегося мониторингом СМИ. Комиссия пришла к заключению, что большая часть нарушений моратория явилась результатом ряда неопределенностей в порядке применения данных правил. Один телевизионный канал, например, когда им передавался фильм о кандидатах на избирательных участках, упомянул название партий этих кандидатов, чего он не должен был делать. В другом случае, который рассматривался Комиссией в качестве наиболее серьезного, одна из телевизионных станций передавала интервью с двумя политическими лидерами. ОБСЕ передала это дело на рассмотрение в Избирательный подкомитет по апелляциям, т.е. в орган, занимающийся рассмотрением жалоб, который вычеркнул фамилии девяти кандидатов из избирательного списка. Сама Комиссия экспертов по СМИ прокомментировала это следующим образом: в большинстве стран мира такой подход назвали бы драконовским, ненужным и посчитали бы нарушением свободы СМИ.

Более подробную информацию о практике введения моратория на новости см. Мораторий на новости/»Период для размышлений».

Российский опыт

В России с 1993 г. действует запрет на осуществление предвыборной агитации в день голосования и в день, предшествующий дню голосования.

Прекращаются не только агитационные мероприятия, но и информационные сообщения о кандидатах, избирательных объединениях и блоках в их связи с выборами. Контроль над соблюдением данного запрета обеспечивается ЦИК РФ, МПТР России и правоохранительными органами.

Опросы общественного мнения

Публикация результатов опросов общественного мнения является темой, которая никого не оставляет равнодушным. В странах развитой демократии существуют совершенно противоположные точки зрения по этому вопросу. Франция, например, продолжает запрещать публикации непосредственно перед выборами, тогда как в Соединенных Штатах Америки освещение опросов общественного мнения СМИ считается неотъемлемой частью свободы слова в ходе выборов. Проблема заключается в том, что результаты опросов общественного мнения, как и практически любой формы выражения мнений, не являются просто отражением точек зрения людей, но и могут формировать точку зрения других людей. Другими словами, то, как люди будут голосовать, может, в определенной степени, зависеть от того, что они узнали из результатов опросов общественного мнения ... или, как им кажется, что они узнали.

По этой причине законы или правила, касающиеся освещения выборов СМИ, могут содержать попытку контроля над тем, каким образом опросы общественного мнения освещаются. В Черногории, например, некоммерческие СМИ не могут публиковать результаты опросов общественного мнения или какие-либо иные прогнозы в отношении результатов предстоящих выборов. В день выборов запрещается публиковать даже результаты предыдущих выборов. См. Мониторинг СМИ - Босния.

Однако полный запрет на освещение результатов опросов общественных мнений, желаемых или нет, редко бывает целесообразным. Во Франции в течение длительного времени существовал запрет на освещение результатов опросов общественного мнения на выборах (хотя было время, когда такого запрета не было). На выборах в законодательный орган 1997 г. некоторые газеты нарушили это правило. В их числе были газеты Le Parisien и La Republique des Pyrennees. Газета Liberation обошла этот запрет, разместив результаты одного из опросов на сайте в интернете, связанном с газетой Tribune de Geneve в Швейцарии. Этому примеру последовала газета France Soir, опубликовавшая материалы по опросу общественного мнения перед вторым туром голосования.

Эти случаи можно охарактеризовать как достаточно наглядные примеры того, как какой-то закон теряет свою эффективность, если его перестают уважать, несмотря на тот факт, что в течение многих лет он соблюдался. В Великобритании, где существует добровольная практика не освещать результаты опросов общественного мнения в день выборов, такое ограничение практически повсеместно выполняется.

В случае с опросами общественного мнения многое в большинстве случаев, по сравнению с освещением других событий, зависит от уровня профессионализма. Позиция Черногории по введению полного запрета на освещение некоммерческими СМИ результатов опросов общественного мнения может оказаться полезной в ситуации, когда искаженное представление результатов может значительно повлиять на исход самих выборов. Однако обычно вопрос освещения результатов опросов общественного мнения регулируется без особого нажима и отдается на откуп самим СМИ, которые разрабатывают свои собственные нормы и стандарты Би-би-си, например, имеет свои собственные четкие внутренние инструкции, определяющие порядок освещения опросов общественного мнения, которые вот уже в течение многих лет применяются эффективно.

Более подробная информация приводится в Освещение опросов общественного мнения.

Российский опыт

С 1994 г. в России существует запрет на опубликование (обнародование) в СМИ в течение трех дней до дня голосования, а также в день голосования результатов опросов общественного мнения. И в целом практика показывает, что данный запрет соблюдается и не вызывает нареканий.

В 1999 г. законодатель предпринял попытку воспрепятствовать использованию результатов опросов в качестве формы предвыборной агитации: в ходе каждой из предшествующих избирательных кампаний фальсифицированные результаты опросов имели своей задачей ввести избирателя в заблуждение, повысить шансы «своего» кандидата и минимизировать шансы конкурентов. В законодательство была введена норма, согласно которой при публикации результатов опросов общественного мнения СМИ обязаны указывать организацию, проводившую опрос, время его проведения, число опрошенных (т.н. «выборку»), метод сбора информации, точную формулировку вопроса, статистическую оценку возможной погрешности (п.6 ст. 37 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).

Как следует из приведенного текста, данное требование распространяется лишь на периодические печатные издания (телерадиокомпании обязаны соблюдать подобное ограничение лишь при выборах Президента Российской Федерации).

Политика в отношении заявлений, возбуждающих ненависть, и носящих дискредитирующий характер

Для тех, кто занимается вопросами свободы СМИ, ни один из вопросов не носит более проблематичного характера, чем так называемые «заявления, возбуждающие ненависть». Этот термин обычно применяется к заявлениям, оправдывающим национальную, расовую, религиозную или любую иную ненависть. Данный вопрос, по существу, касается того, в какой степени является целесообразным или приемлемым ограничивать право на свободу выражения мнений в том случае, когда высказываются точки зрения в поддержку ограничения или ущемления прав других людей.

Одна из проблем заключается в том, что это понятие может быть лишь выражением точки зрения. «Заявления, возбуждающие ненависть», одного человека могут одновременно быть законной точкой зрения, выраженной другим человеком. Поэтому существует определенная сдержанность в введении ограничений на то, что может быть сказано.

Эта дилемма становится еще более острой в контексте выборов. На это существует две причины:

- выборы являются как раз тем моментом, когда необходимо выражать целый спектр политических мнений. Ограничение на выражение некоторых из этих точек зрения потенциально ограничивает не только свободу слова, но также и свободу участия в демократических выборах.
- с другой стороны, в значительной степени наэлектризованная атмосфера предвыборной кампании может оказаться как раз тем моментом, когда взрывоопасные заявления с большой степенью вероятности могут привести к насилию, посягающему, таким образом, на демократические права и свободу слова других.

Эти проблемы становятся еще более острыми в странах, где межэтническое или межобщинное насилие является частью истории, в странах, где, как известно, СМИ участвовали в разжигании розни. Именно поэтому, например, вопросу о «заявлениях, возбуждающих ненависть», отводилось так много внимания на выборах 1998 г. в Боснии - СМИ, выступавшие на стороне всех участников конфликта, сыграли значительную роль в провоцировании войн, которые привели к развалу Югославии.

Вопрос о высказываниях, носящих дискредитирующий характер, порождает аналогичную проблему: это как раз та область, где свобода выражения мнений может быть ограничена на законных основаниях в интересах защиты прав других людей. Тем не менее, эта проблема не имеет таких последствий общего характера для результатов выборов. Чрезвычайно активный, а иногда даже оскорбительный характер дебатов является составной частью самого существа демократических выборов. Международная и сравнительная юриспруденция со всей четкостью установила, что политические деятели, особенно входящие в правительство, должны быть людьми толстокожими. Степень защиты их прав должна быть меньшей чем степень защиты обычного гражданина и ни в коем случае не больше. С точки зрения участия СМИ в избирательной кампании четкая аналогия между дискредитацией и заявлениями, возбуждающими ненависть, наблюдается в вопросе о том, кто привлекается к ответственности за любое незаконное заявление: СМИ или то лицо, чьи слова были воспроизведены.

Российский опыт

В России запрещено «злоупотребление правом на предвыборную агитацию». При осуществлении предвыборной агитации не допускаются «агитация, возбуждающая социальную, расовую, национальную, религиозную ненависть и вражду, призывы к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и нарушению целостности государства, пропаганда войны и иные формы злоупотребления свободой массовой информации, запрещенные федеральными законами» (ст. 45 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).

Законодательство относит к злоупотреблениям свободой массовой информации, в частности, использование СМИ в целях совершения уголовно наказуемых деяний, распространения порнографических материалов, пропаганда наркотических и психотропных веществ и т.д.

В России СМИ освобождены от ответственности (применительно к предвыборной агитации) лишь за нарушения, совершенные кандидатами в прямом эфире. За нарушения, допущенные самими СМИ, а также кандидатом, если материал с предвыборной агитацией идет в записи, ответственность возлагается на СМИ. Упоминалось, что подобная ситуация несправедлива: ведь СМИ не вправе отказать в предоставлении бесплатного эфирного времени кандидату. И возлагать в этой ситуации за допущенное третьим лицом нарушение неправильно.

Международное и сравнительное право

Ни международное право, ни опыт различных национальных судебных инстанций не предлагают какого-либо конкретного ответа на вопрос о том, каким образом добиться баланса между свободой выражения мнений и защитой других прав. Именно в силу того, что необходим баланс, ответ будет определяться национальными и местными условиями, а также конкретным контекстом.

Международные договоры обеспечивают базу для четкого определения преступного характера чувства ненависти или дискриминации. В крайних случаях, как, например в Руанде, где одна из радиостанций призывала к геноциду, журналисты были осуждены международным трибуналом за преступления против человечности (см. Заявления, возбуждающие ненависть - Руанда).

Тем не менее, существует общая тенденция интерпретировать данный баланс следующим образом: заявлениям, возбуждающим ненависть, необходимо давать вербальный отпор, а не вводить запрет на выражение предосудительных и непопулярных точек зрения. Опыт показывает, что законы, запрещающие заявления, возбуждающие ненависть, часто применяются гораздо шире тех официальных целей, для реализации которых они вводились. Страной с самым большим количеством законов, запрещавших раздувание расовой розни, была Южная Африка во времена апартеида. Жертвами этих законов во всех случаях были чернокожие жители страны.

Практика большинства законодательных систем, рассматривавших этот вопрос, демонстрирует тенденцию в пользу запрета высказываний, возбуждающих ненависть, только в тех случаях, когда эти высказывания непосредственно провоцируют насильственные действия. Точно определить эту концепцию, в силу ее природы, представляется делом довольно сложным. Однако эта концепция содержит идею, заключающуюся в том, что никто из участников избирательной кампании не будет наказан за выражение мнений. Человек может быть наказан только за то, что он посягает на права других.

Ответственность СМИ

Рассмотрение вопроса, связанного с высказываниями, возбуждающими ненависть, и вопроса участия СМИ в выборах, в действительности является двумя совершенно отдельными проблемами. Их можно сформулировать следующим образом:

- СМИ, сообщающие о том, что участвующие в избирательной кампании политические деятели произносят речи, полные ненависти
- СМИ, непосредственно возбуждающие ненависть своими выступлениями

По первому положению существует международный консенсус в пользу того, чтобы решительно оградить СМИ от ответственности за публикацию выступлений политических деятелей в ограниченных временных рамках ведения предвыборной кампании. Это означает, что журналист или какое-либо издательство или телестудия не могут быть ответчиками по гражданскому или уголовному делу за публикацию возбуждающих ненависть заявлений какого-либо политического деятеля. Однако это не ограждает журналиста от профессиональной ответственности, если он не сможет уравновесить такие заявления соответствующими контр-фактами или мнениями.

Попытки регулирования

В случае, когда сами СМИ возбуждают ненависть, особенно в обстоятельствах, которые будут способствовать тому, что такие действия могут быть расценены как подстрекательство, конечно, такие СМИ вряд ли могут рассчитывать на освобождение от ответственности. Подобные обстоятельства предполагают, что регулирующий орган обратит более пристальное внимание на данное средство массовой информации. Однако это само по себе создает проблемы практического и этического характера. Например, как можно провести разграничительную линию между неудачным или безответственным воспроизведением заявлений, провоцирующих насилие, и активным поощрением таких заявлений?

Также, как и во многих других случаях, представляется важным разграничивать редакционное и нередакционное содержание. Нередакционное содержание - главным образом различные материалы, обеспечивающие прямой доступ кандидатов к СМИ, - находится вне контроля самих СМИ. Оно порождается политическими партиями. Регулирующий орган должен будет определить, в какой степени он будет проверять содержание материалов прямого доступа, если вообще будет это делать.

Право на ответ

Предоставление права на ответ тем, чьи высказывания были искажены или переданы неправильно, не является популярной мерой среди журналистов или сторонников свободы выражения мнений. Их основной аргумент состоит в том, что в условиях свободы СМИ таким вещам со временем находится противовес. К сожалению, в рамках избирательной кампании может остаться слишком мало времени для такого рода балансировки. Поэтому большинство систем регулирования работы СМИ имеют некоторые положения по уравновешиванию или коррекции таких высказываний, хотя бы на добровольной основе. Процесс поиска баланса конфликтных точек зрения в сочетании с возможностью дать соответствующий ответ, исправить ошибку или искажение какого-либо факта часто может оказаться наиболее эффективным способом нейтрализовать воздействие высказывания, возбуждающего ненависть, чем введение полного запрета на такие высказывания.

Международное и сравнительное право в отношении высказываний, возбуждающих ненависть

Международные стандарты, касающиеся вопроса о «высказываниях, возбуждающих ненависть», определяются балансом между Статьями 19-ой и 20-ой Международного пакта о гражданских и политических правах. Первая гарантирует:

    право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ...

Статья 19 очерчивает возможные ограничения этого права, включая «в интересах уважения прав или репутации других лиц».

Статья 20 гласит:

- Всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом.
- Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом.

Американская Конвенция о правах человека требует от штатов объявлять всякое выступление, вызывающее ненависть на национальной, расовой или религиозной основе, уголовным преступлением. Европейская Конвенция о правах человека, а также Африканская Хартия по правам человека и народов не требуют того, чтобы заявления, возбуждающие ненависть, были обязательно запрещены законом, однако они предусматривают возможность введения такого запрета.

Конвенция по уничтожению всех форм расовой дискриминации содержит еще более широкое запрещение. Статья 4 требует от всех государств-участников данного договора объявить уголовным преступлением «любое распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти, подстрекательстве к расовой дискриминации, ..., оказание любой помощи расовой деятельности», а также участие в «организациях, а также в организованных и всех других видах пропагандистской деятельности, которая способствует и провоцирует расовую дискриминацию».

См. Международные договоры по СМИ и выборам.

В одном из случаев, связанном с участием в выборах (но не со СМИ), Европейская комиссия объявила неприемлемым выдвижение в качестве кандидата одного голландского политического лидера правого толка, который получил двухнедельный срок тюремного заключения и затем был исключен из избирательных списков за высказывания в пользу репатриации небелых рабочих иммигрантов. Однако в другом случае, когда речь шла о роли СМИ, эта комиссия же признала законной просьбу о включении в избирательные списки датского журналиста, ранее осужденного за телевизионное интервью с членами одной из молодежных банд, выступающих за превосходство белой расы. Датское законодательство было изменено таким образом, чтобы журналисты не несли ответственности за свои публикации, если они не имели намерения «угрожать, оскорблять или унижать».

Это разграничение представляется важным: отношение закона (и регулирующих органов) будет различным в зависимости от того, поддерживают ли СМИ насилие и ненависть или они просто освещают факты, когда политические деятели и другие лица выступали в поддержку ненависти и насилия. Этот момент носит фундаментальный характер, хотя здесь мы не уходим от проблемы так называемых «серых зон».

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2020  Карта сайта