Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Если ваши нравственные устои вгоняют вас в тоску, знайте: ваши нравственные устои никуда не годятся. Роберт Льюис Стивенсон (1850-1894), шотландский писатель и поэт


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


19.09.2020, суббота. Московское время 19:33


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Доступ кандидатов к участию в выборах

Введение

Немногие избирательные функции были предметом столь интенсивны?: судебных разбирательств, особенно в последние годы, как функция, относящаяся к доступу потенциального кандидата к участию в выборах. Хотя число судебных разбирательств постоянно росло с 1968 г., принятые по ним решения не привели к установлению твердых, четких критериев для всех штатов в вопросах установления и обеспечения механизмов такого доступа для кандидатов, стремящихся занять посты на федеральном уровне. К сожалению, волнительное перечисление подобных дел может быть продолжено. Лишь в прошлом поколении суды были готовы рассматривать законы о доступе к участию в выборах с точки зрения их соответствия Конституции, и многочисленные установленные штатами ограничения были отменены как чрезмерное усложняющие осуществление избирателями своего права на свободу ассоциации. Но результатом этой работы стали лишь немногие конкретные нормативные акты, дающие законодательным органам абсолютную уверенность в том, что их действия в этой области полностью соответствуют закону.

Право быть кандидатом

В то время как право голосовать является основополагающим, не существует подобного права быть кандидатом на выборах2. В то же время «права избирателей и права кандидатов не поддаются четкому разграничению: законы, которые касаются кандидатов, всегда оказывают хотя бы какое-то теоретическое, косвенное воздействие на избирателей». Не найдя в Конституции ясно выраженного права на выдвижение собственной кандидатуры. Верховный суд, тем не менее, открыл путь для рассмотрения жалоб на ограничение этого права, когда он установил, что «воздействие на избирателей предъявляемых к кандидату требований затрагивает их основополагающие конституционные права», в частности «право на осмысленное использование своего голоса, иметь возможность выбрать кандидата, выражающего взгляды данного избирателя».

Ассоциативные права контингента избирателей

Верховный суд согласился с тем, что «избиратели могут обеспечить свои предпочтения лишь через кандидатов или партии, или тех и других вместе». «Избиратель надеется найти в избирательном бюллетене имя кандидата, близко выражающего его политические предпочтения по современным вопросам». «Право на голос будет сильно затруднено, если этот голос может быть подан лишь за кандидатов крупных партий, в то время как иные кандидаты бьются за свое включения в избирательные бюллетени». «Недопущение кандидатов также затрудняет осуществление избирателями своего права на свободу ассоциации, так как избирательная кампания является эффективным средством для выражения взглядов на текущие проблемы, а кандидат служит своего рода центром притяжения для граждан, придерживающихся определенных взглядов». Соответственно, «право на создание партии для достижения определенных политических целей будет лишено смысла, если можно не допустить включения этой партии в список для голосования и тем самым лишить ее равной возможности бороться за голоса».

Верховный суд традиционно поддерживал право на групповое выражение мнения как своего рода расширение права отдельной личности на выражение собственного мнения. Исходя из связи между правом на голос и практической необходимости за кого-то голосовать, Верховный суд был призван принять решение о том, в какой степени может штат осложнять осуществление личного права на политическую ассоциацию.

В ходе своего первого углубленного рассмотрения дела об ограничении доступа к участию в выборах. Верховный суд определил, что процедуры доступа для участия малых партий в президентских выборах в штате Огайо являются неконституционными, так как они необоснованно усложняет осуществление гражданами права на ассоциацию для продвижения определенных политических убеждений, а также права избирателей эффективно использовать свой голос. Согласно этим процедурам крупным партиям доступ к ноябрьским выборам был обеспечен автоматически, так как они собрали 10 процентов голосов во время последних выборов губернатора, а небольшим партиям, желающим участвовать в президентских выборах, было предписано подать петиции с подписями равные числом не менее 15 процентов от поданных во время последних губернаторских выборов голосов, а также создать сложную формальную партийную организационную структуру и провести первичные выборы.

Большинство членов суда подвергло закон тщательному изучению и пришло к выводу, что принятые в штате процедуры неравным образом усложняют осуществление «двух различных, хотя и частично совпадающих прав - права граждан на ассоциацию для продвижения своих политических убеждений и права законных избирателей вне зависимости от своих политических убеждений эффективно использовать свой голос», и в то же время не дают убедительного обоснования необходимости такого усложнения. При рассмотрении одного из последующих дел Верховный суд вновь прибег к тщательному рассмотрению и расширил свое заключение о праве на голосование и праве на ассоциацию, установив, что даже хотя установленные в одном из штатов ранние сроки регистрации кандидатов одинаковы для всех, «иногда наибольшее проявление дискриминации происходит тогда, когда к совершенно разным вещам подходят так, как будто они совершенно одинаковы».

Уже несколько позже Верховный суд критиковал штаты за ограничение доступа к участию в выборах на таких основаниях как административная компетентность и желание избежать путаницы в сознании избирателей. Суд отметил, что третьи партии сыграли важную роль в политическом развитии нации и пришел к выводу, что «избирательная кампания является как средством распространения идей, так и средством занятия политической должности». По этой причине «выходящие за рамки ограничения на доступ к избирательному бюллетеню ставят под угрозу эту форму выражения политических взглядов».

Штаты, как правило, устанавливают три способа доступа кандидата к участию в выборах: уплата регистрационного сбора партии или штату, или обоим; направление документа о выдвижении своей» совокупности обстоятельств» при рассмотрении подобных дел. Например, изучить ограничения, установленные на партийную принадлежность лиц, подписавших петиции, географическое распределение этих требований, установленное максимальное число подписей, которое может быть предоставлено, регистрационные сборы. Внимание суда может привлечь в таких случаях и необычно короткий срок, установленный для того, чтобы организовать сбор подписей.

В самом деле, протесты против установленных численностей подписей не принимались после принятого в 1980 г. принципиального решения по этому вопросу и лишь два исключения случились в 1984 г. Правда, оба этих дела имели определенную специфику, например, в первом случае короткий срок для подачи заявок кандидатами в сезон года, когда погода очень часто бывает плохой, а во втором медленная реакция властей штата на жалобы.

В последнее время, однако, суды проявляют растущую готовность изучать отдельные элементы из «совокупности обстоятельств» и использовать их для признания незаконными требования по сбору подписей, устанавливая, что они необоснованно затрудняют деятельность партии или отдельной личности по сбору подписей.

Верховный суд США постановил, что власти штата не имеют права накладывать запрет на существующую практику оплачивать услуги лиц, собирающих подписи под петициями. По мнению суда, этот процесс равнозначен процессу публичного обсуждения содержания петиции и по этой причине власти штата должны иметь убедительные причины для законного вмешательства в этот процесс.

Требования, чтобы сборщики подписей были зарегистрированными избирателями, также были признаны незаконными и нарушающими Первую поправку к Конституции. Апелляционный суд II округа единогласно постановил, что закон штата, требующий чтобы политические партии возмещали расходы властей по проверке собранных ими подписей, является нарушением требования одинаковости условий для всех, если подобные требования не предъявляются независимым кандидатам.

Сроки подачи документов

Суды признали, что сжатые сроки подачи документов создают неоправданные трудности для кандидатов. Сжатые сроки ограничивают возможности независимого кандидата и тех, кто его поддерживает, использовать события или политические вопросы, возникающие после установленной для подачи документов даты. В качестве примеров приводились выбор кандидатов крупными партиями, формулировка этими партиями своих избирательны платформ и иные события, происходящие в самый последний момент. Ранние сроки сдачи документов также создают трудности кандидатам в успешном сборе необходимых подписей.

В случае президентских выборов воздействие раннего срока может выйти за рамки данного штата. Верховный суд постановил, что хотя штат имеет законный интерес в регулировании выборов, «у него меньший интерес в регулировании президентских выборов, чем в регулировании выборов в штате или на местах, так как исход президентских выборов будет определен в основном избирателями, находящимися за пределами данного штата». В то же время «суд не провел разграничения кандидатуры с определенным количеством подписей, возможно территориально представительными в отношении того района, который кандидат хотел бы представлять; или сочетание регистрационного сбора и подписанного документа о выдвижении кандидатуры.

Регистрационные сборы

Суды традиционно отрицательно относились к регистрационным сборам, особенно если они были единственным способом для кандидата получить доступ к участию в выборах. В 1972 г. Верховный суд отменил установленный в штате Техас регистрационный сбор для независимых кандидатов на том основании, что не были предоставлены альтернативные пути доступа к участию в первичных выборах, что исключение кандидатов, не способных уплатить значительный регистрационный сбор, имело бы отрицательный эффект на правах не кандидата, а небогатых избирателей, не имеющих возможностей субсидировать регистрационный сбор своего кандидата. В 1974 году Верховный суд постановил, что требования уплаты регистрационного сбора для получения доступа к избирательному бюллетеню являются неконституционными в случае, если не предоставляются альтернативные пути доступа к избирательному бюллетеню для тех, кто не может уплатить взнос.

Подписи под петициями

Упомянутый судом альтернативный путь доступа является, по мнению многих, путь сбора подписей под заявлениями о выдвижении кандидатуры. Рассматривая первое дело в этой области, Верховный суд применил принцип одинаковости защищенности к закону штата Огайо, требующего, чтобы число подписей, собираемых малыми и новыми политическими партиями, составляло не менее 15 процентов числа всех проголосовавших во время предыдущих общих выборах. Лишь это давало им право участия в подобных выборах. Суд установил, что это требование очень завышено по сравнению с другими штатами. В штате пересмотрели это требование, снизили порог до семи процентов, но и этот квалификационный ценз был отвергнут Верховным судом. В то же время Верховный суд поддержал принятое в штате Джорджия требование о том, что число собранных подписей должно быть не менее пяти процентов от числа всего контингента избирателей на предшествующих выборах. С этого времени Верховный суд поддерживает все подобные квалификационные требования, если они устанавливают порог ниже пяти процентов. Более того, в своем самом последнем постановлении о подобных количественных цензах Верховный суд США указал, что требования до 10 процентов от общего числа избирателей могут считаться минимальными. Признав, что штаты могут требовать «предварительную демонстрацию степени поддержки» кандидата перед тем, как предоставить ему доступ к участию в выборах, Верховный суд указал, что это требование «не должно быть средством для... отрешения партий, пользующихся существенной поддержкой, от избирательных урн.

Суды предупредили власти штатов, что они не будут автоматически поддерживать требования о сборе кандидатами подписей пяти или менее процентов всех избирателей, если в штатах установлены иные ограничения, способные усложнить доступ кандидата или партии к участию в выборах. Суд может использовать принцип между условиями доступа к избирательному бюллетеню, которые могли бы законно быть применены к выборам в масштабах страны, и теми, которые могли бы быть применены лишь к выборам в масштабах штата, или к местным выборам».

В свете этого существующие в некоторых штатах положения, согласно которым независимые кандидаты или кандидаты от третьих партий должны представить необходимые документы до 1 июня, могут быть признаны незаконными. Суды также могут не признать установленные для представления документов даты между 1 июня и 1 июля, если эти требования усложнены еще и иными обстоятельствами. С другой стороны, надо полагать, что сроки в 75 дней или менее (примерно 10 недель) до общих выборов окажутся для судов приемлемыми. По логике дела Андерсона, если требования в отношении подписей соответствуют аналогичным требованиям в других штатах и резко не менялись в последние годы, а также соответствуют потолку в пять или менее процентов, установленного в деле Дженнесса, они, очевидно, будут признаны законными. Должна быть предоставлена разумная возможность доступа к избирательным урнам.

Требования географического представительства,

Многие штаты устанавливают требования географического представительства при сборе подписей как условие доступа к выборам. Часто подписи должны быть собраны в ряде политических районов внутри штата, обычно в графствах. В свое время требования географического представительства отменялись на том основании, что они нарушают равные возможности избирателей, основанные на принципе «один человек - один голос». Вскоре после этого штаты стали применять требования географического представительства к избирательным округам для выборов в Конгресс. Так как эти округа в основном имеют одинаковую численность населения, возражения на основании того, что нарушаются равные возможности, не принимались. Надо сказать, что ни один суд не признал эту практику неконституционной. В то же время суды продемонстрировали отрицательное отношение к требованиям географического представительства в отношении графств или специальных избирательных округов.

Требования «обещания поддержки»

Суды стали относиться отрицательно к так называемому требованию «обещания поддержки». Дело в том, что многие из тех, кто подписывают петицию кандидата, на самом деле не намерены его поддерживать, а ставят свои подписи лишь потому, что хотят оставить для себя возможность изменить свое отношение к нему позже, или считают его способным забрать голоса у сильного кандидата «противника», или же просто хотят, чтобы список кандидатов был шире и отражал широкий спектр воззрений.

Ныне рассматриваемые дела ведут отсчет от одного судебного разбирательства в штате Кентукки, когда кандидат в президенты от Американской партии подал в суд жалобу на существовавшее в этом штате требование, согласно которому лица, подписывающие петицию, обязаны заявлять о своем намерении голосовать именно за этого кандидата. Апелляционный суд 6-го округа признал, что данный закон штата Кентукки по своей сути ведет к нарушению права на тайну голосования. Также был признан неконституционным закон, требующий от поставивших свои подписи под петицией граждан публичного заявления о намерении вступить в конкретную партию и поддерживать ее кандидатов.

Членство в партии

В 1974 г. Верховный суд рассмотрел закон штата Калифорния, требующий, чтобы независимый кандидат (1) не состоял членом какой-либо зарегистрированной партии в течение одного года до следующих первичных выборов, (2) представил заявочные документы, подписанные квалифицированными избирателями, в количестве не менее пяти процентов и не более шести процентов от числа проголосовавших в последних общих выборах, (3) собрал все подписи в течение 24 дней вслед за первичными выборами и (4) собирал подписи лишь тех, кто не участвовал в первичных выборах. Верховный суд признал требования в отношении партийной принадлежности кандидата конституционными (хотя он и задержал дело для более тщательного изучения других содержащихся в калифорнийском законе требований). Суд рассудил, что закон не дискриминирует против независимых кандидатов, так как кодекс избирательных законов Калифорнии также требует от партийных кандидатов, чтобы они не были связаны с какой-либо иной партией в течение года перед подачей заявки, а также потому что это требование отвечает обоснованной заинтересованности штата в сохранении стабильности своей политической системы. До этого Верховный суд полностью поддержал закон штата Огайо, запрещающий участие в первичных выборах в качестве кандидата любого, кто в течение последних четырех лет голосовал в первичных выборах какой-либо другой партии.

Ограничение на участие партия в выборах

В своем самом последнем постановлении по вопросу о доступе политических партий к участию в выборах. Верховный суд США определил, что Конституция защищает нечто большее, чем просто право голосовать за кандидатов третьих партий. Суд установил, что Конституция защищает «право граждан создавать и развивать новые политические партии». Если штат желает ограничить доступ новым партиям к участию в выборах, он должен продемонстрировать обоснованную заинтересованность в таком ограничении и принять соответствующий закон узкой направленности. Верховный суд принял это решение семью голосами против одного. Формулировка постановления указывает на то, что суд вполне может прибегнуть к иным предоставляемым Конституцией средствам защиты для отмены законов, способных усложнить способность третьих партий к выживанию и развитию.

Некоторые штаты имеют законы, запрещающие участие в выборах тех политических партий, которые проповедуют насильственное свержение местных властей, правительства штата или национальное правительство, провозглашают или осуществляют программу подстрекательства или предательства, связаны или сотрудничают с каким-либо иностранным правительством или какими-либо политическими партиями или группой лиц, связанных с каким-либо иностранным правительством. Некоторые штаты также требуют, чтобы партия, желающая принять участие в выборах, могла быть не допущена к ним до тех пор пока ее руководители не сделают письменного заявления под присягой о том, что партия не ставит себе цель насильственного свержения местных властей, правительства штата или национального правительства, не провозглашает и не осуществляет программу подстрекательства или предательства, не связана и не сотрудничает с каким-либо иностранным правительством или с какой-либо политической партией или группой лиц, связанных с каким-либо иностранным правительством.

Хотя такое законодательство существует по сей день, Верховный суд нашел, что оно является неконституционным. Суд постановил, что закон штата Индиана, а он сходен с большинством остальных, включая и один федеральный закон, настолько широко сформулирован, что нарушает защищенное Конституцией право на свободу слова. Первая и Четырнадцатая поправки к Конституции запрещают штатам регулировать кампании в пользу чего-то, и это не ограничивается призывами к действию. Хотя не существует «права на восстание... существует по крайней мере законное право говорить об этом». Хотя штаты могут воздействовать на призывы к использованию силы или насилия с целью свержения правительства, способные в конечном итоге привести к насильственному свержению правительства, суд постановил, что закон штата Индиана не указывает конкретно, что требования присяги о верности ограничиваются вопросом о призывах к действию. Меньшинство членов суда, соглашаясь с этим, в то же время отметило, что закон применяется дискриминационно, так как предусмотренные им требования не применяются к ведущим партиям. Это меньшинство пошло дальше в своих рассуждениях и пришло к выводу, что штат не имеет убедительных оснований для неприменения этих требований к Республиканской и Демократической партиям, для создания своего рода льготных условий для них.

Коммунистическая партия и Социалистическая рабочая партия традиционно выставляли своих кандидатов на посты президента и вице-президента во время каждых выборов, и суды очень ясно продемонстрировали, что Первая и Четырнадцатая поправки гарантируют «свободу объединяться с другими для совместного продвижения политических убеждений и идей», и что эта свобода включает «право установления связей с избранной индивидуумом политической партии. Как было указано выше, суды даже сочли необходимым защитить права тех, кто помогал этим партиям денежными взносами, допустив анонимность таких взносов даже в условиях существования очень убедительных причин для снятия анонимности. «Хотя Верховный суд в своих решениях в отношении федеральных законов и законов штата, напрямую касающихся Коммунистической партии и ее членов, не установил единого стандарта для определения допустимой степени вмешательства правительства в деятельность подрывных групп» суды проявляют готовность сделать многое для того, чтобы защитить права на создание политической партии и позволить гражданам свободно контактировать с ней.

Право подачи голоса за кандидата, фамилии которого нет в избирательном бюллетене

До 1980 г. положение о праве подачи голоса за кандидата, фамилии которого нет в избирательном бюллетене, использовалось судами для того, чтобы воспрепятствовать доступу независимых кандидатов к участию в выборах. Например, в 1974 г. Верховный суд вынес решение, согласно которому независимый кандидат, не преодолевший квалификационный барьер, тем не менее мог получить голоса избирателей, вписавших его имя в свои бюллетени. Решая вопрос о том, не является ли такая практика способом избежать уплаты обязательного регистрационного сбора с кандидата, суд постановил, что доступ к участию в выборах в качестве кандидата, имя которого вписывается в бюллетени избирателями, далеко не соответствует доступу к такому участию в качестве кандидата, имя которого фигурирует в избирательном бюллетене. Рассматривая дело Андерсона, суд принял во внимание тот факт, что «в президентских выборах 1980 г. в штате Огайо за кандидатов, имена которых вписывались в бюллетени, было подано лишь 27 голосов».

В президентских выборах избирателям также не всегда предоставляется возможность вписывать в бюллетени имена кандидатов и отдавать за них голоса. Согласно решению одного из судов, разрешая подачу голосов таким образом за выборщиков кандидатов в президенты и вице-президенты, штат тем самым разрешил бы голосование за выборщиков, которые не были отобраны и не прошли квалификационный барьер. Между тем штат должен охранять как собственные, так и конституционные жизненно важные интересы, и с этой целью было избрано наименее ограничительный метод, введя требование регистрации имен выборщиков в отвечающих за проведение выборов органах до начала выборов.

Однако как отметил другой суд (рассматривая еще одно дело в штате Огайо), несмотря на то, что голоса, поданные за кандидатов, имена которых были вписаны в избирательные бюллетени, не подлежат подсчету или учету, голосование этим способом должно быть разрешено, поскольку «голосование за президента и вице-президента является символическим...»

В связи с этим Верховный суд США постановил в рассмотренном им деле, истребованном из производства суда штата Гавайи, что конкретный штат может запретить голосование за кандидатов, имена которых вписываются в бюллетень, лишь в том случае, если он предоставляет кандидатам разумный доступ в какой-либо форме к участию в выборах. На Гавайях, по решению Верховного суда, это условие соблюдается, поскольку там «обеспечивается свободный доступ к участию в выборах до последнего дня принятия заявок на выдвижение кандидатов, что происходит за два месяца до первичных выборов». Однако Верховный суд не дал ответа на важный вопрос о том, каковы же минимальные требования к срокам регистрации.

Для выработки решения в указанном случае Верховный суд отметил важные права избирателей на объединение с целью защиты собственных прав и отрицательное влияние ограничения таких конституционных гарантий и сопоставил указанные соображения с интересами штата в регулировании выборов, включая предотвращение появления «обиженных проигравших», защиту партий от «кражи голосов», обеспечение информированности избирателей и проведении на должность тех победителей первичных выборов, которые при других обстоятельствах беспрепятственно выиграли бы всеобщие выборы.

Согласно мнению большинства судей, штат может не подсчитывать голоса за незарегистрированных кандидатов, включая голоса, поданные в целях розыгрыша или в знак протеста, иногда за вымышленных лиц, поскольку «задача процесса выборов состоит в том, чтобы отсеять и в конце концов отвергнуть всех, за исключением избранных кандидатов, а не в том, чтобы обеспечить средство продвижения конъюнктурных политических целей или дать выход обидам и личным ссорам». Верховный суд также указал в своем решении, что заинтересованность в принятии решения в более поздние сроки не играет важной роли и не заслуживает особого внимания.

Проверка, соблюдение положений и интересы штата

В связи с выработанной в ходе рассмотрения дела Андерсона сбалансированной формулой рассмотрения соответствующих вопросов, согласно которой, в зависимости от конкретных обстоятельств, используются различные методы, от тщательной проверки до основанного на рациональном подходе анализа, штат должен доказать, что его законы предусматривают наименее ограничительные из всех существующих методов обеспечения жизненно важных интересов штата с тем, чтобы оправдать введенные штатом ограничения на участие в выборах и обойти установленный Верховным судом порядок строгой проверки. Однако в свете логики рассуждений Верховного суда в деле Такуши, применение указанных процедур строгой проверки может быть оправданно лишь в случае жестких ограничений на доступ к участию в выборах, причем степень «жесткости» определяется в каждом случае индивидуально. В национальных выборах, например, выборах президента и вице-президента, на штат возлагается дополнительная обязанность доказать, что его законы не только отвечают указанным требованиям, установленным на уровне штатов, но и являются настолько важными для данного штата, что их влияние на результаты голосования в других штатах оправдано.

Тенденция решений Верховного суда до дела Такуши сводилась к тому, что хотя определенная обеспокоенность штатов по поводу административных проблем и предотвращения введения избирателей в заблуждение и их стремление избежать расходов на проведение дополнительных туров выборов являются оправданными, удовлетворение ими установленных Верховным судом стандартов будет все более затруднено, если налагаемые штатами ограничения будут выходить за рамки умеренных требований о минимальной поддержке и обоснованных положений о том, что кандидаты не могут быть членами определенных организаций. Верховный суд постановил, что указанные средства могут способствовать обеспечению важных интересов штатов за счет лишь минимального ограничения прав избирателей. Однако в связи с делом Такуши суд, как представляется, отходит от принципов строгого ограничения регулирования отдельными штатами доступа к участию в выборах.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2020  Карта сайта