Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Вылечив подбитое крыло коршуна, становишься ответственным за его когти. Виктор Гюго (1802-1885), французский писатель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


05.12.2021, воскресенье. Московское время 21:14


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Политика в отношении заявлений, возбуждающих ненависть и носящих дискредитирующий характер

Международное и сравнительное право

Ответственность СМИ

Попытки регулирования

Право на ответ

Международное и сравнительное право в отношении высказываний, возбуждающих ненависть

Решения национальных судов

Ответственность СМИ за публикацию высказываний незаконного характера

Высказывания, возбуждающие ненависть, - действия регулирующего органа


Для тех, кто занимается вопросами свободы СМИ, ни один из вопросов не носит более проблематичного характера, чем так называемые «заявления, возбуждающие ненависть». Этот термин обычно применяется к заявлениям, оправдывающим национальную, расовую, религиозную или любую иную ненависть. Данный вопрос по существу касается того, в какой степени является целесообразным или приемлемым ограничивать право на свободу выражения мнений в том случае, когда высказываются точки зрения в поддержку ограничения или ущемления прав других людей.

Одна из проблем заключается в том, что это понятие может быть лишь выражением точки зрения. «Заявления, возбуждающие ненависть», одного человека могут одновременно быть законной точкой зрения, выраженной другим человеком. Поэтому существует определенная сдержанность в введении ограничений на то, что может быть сказано.

Эта дилемма становится еще более острой в контексте выборов. На это существует две причины:

  • выборы являются как раз тем моментом, когда необходимо выражать целый спектр политических мнений. Ограничение на выражение некоторых из этих точек зрения потенциально ограничивает не только свободу слова, но также и свободу участия в демократических выборах;

  • с другой стороны, в значительной степени наэлектризованная атмосфера предвыборной кампании может оказаться как раз тем моментом, когда взрывоопасные заявления с большой степенью вероятности могут привести к насилию, посягающему, таким образом, на демократические права и свободу слова других.

Эти проблемы становятся еще более острыми в странах, где межэтническое или межобщинное насилие является частью истории, в странах, где, как известно, СМИ участвовали в разжигании розни. Именно поэтому, например, вопросу о «заявлениях, возбуждающих ненависть», отводилось так много внимания на выборах 1998 г. в Боснии - СМИ, выступавшие на стороне всех участников конфликта, сыграли значительную роль в провоцировании войн, которые привели к развалу Югославии.

Вопрос о высказываниях, носящих дискредитирующий характер, порождает аналогичную проблему: это как раз та область, где свобода выражения мнений может быть ограничена на законных основаниях в интересах защиты прав других людей. Тем не менее эта проблема не имеет таких последствий общего характера для результатов выборов. Чрезвычайно активный, а иногда даже оскорбительный характер дебатов является составной частью самого существа демократических выборов. Международная и сравнительная юриспруденция со всей четкостью установила, что политические деятели, особенно входящие в правительство, должны быть людьми толстокожими. Степень защиты их прав должна быть меньшей, чем степень защиты обычного гражданина, и ни в коем случае не больше. С точки зрения участия СМИ в избирательной кампании четкая аналогия между дискредитацией и заявлениями, возбуждающими ненависть, наблюдается в вопросе о том, кто привлекается к ответственности за любое незаконное заявление: СМИ или то лицо, чьи слова были воспроизведены.

Российский опыт

В России запрещено «злоупотребление правом на проведение предвыборной агитации». При осуществлении предвыборной агитации не допускаются «агитация, возбуждающая социальную, расовую, национальную, религиозную ненависть и вражду, а также злоупотребление свободой массовой информации в иной форме, определенной законодательством Российской Федерации. Предвыборные программы кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков, выступления кандидатов, их доверенных лиц, представителей избирательных объединений, избирательных блоков, иные агитационные материалы не должны содержать призывы к насильственному захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и нарушению целостности Российской Федерации, а также не должны быть направлены на пропаганду войны. Не может рассматриваться как разжигание социальной розни агитация, направленная на защиту идей социальной справедливости» (ст. 56 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).

Законодательство относит к злоупотреблениям свободой массовой информации, в частности, использование СМИ в целях совершения уголовно наказуемых деяний, распространения порнографических материалов, пропаганды наркотических и психотропных веществ и т.д.

В России СМИ освобождены от ответственности (применительно к предвыборной агитации) лишь за нарушения, совершенные кандидатами в прямом эфире. За нарушения, допущенные самими СМИ, а также кандидатом, если материал с предвыборной агитацией идет в записи, ответственность возлагается на СМИ. Упоминалось, что подобная ситуация несправедлива: ведь СМИ не вправе отказать в предоставлении бесплатного эфирного времени кандидату. И возлагать в этой ситуации за допущенное третьим лицом нарушение неправильно.

Международное и сравнительное право

Ни международное право, ни опыт различных национальных судебных инстанций не предлагают какого-либо конкретного ответа на вопрос о том, каким образом добиться баланса между свободой выражения мнений и защитой других прав. Именно в силу того, что необходим баланс, ответ будет определяться национальными и местными условиями, а также конкретным контекстом.

Международные договоры обеспечивают базу для четкого определения преступного характера чувства ненависти или дискриминации. В крайних случаях, как, например, в Руанде, где одна из радиостанций призывала к геноциду, журналисты были осуждены международным трибуналом за преступления против человечности.

Тем не менее существует общая тенденция интерпретировать данный баланс следующим образом: заявлениям, возбуждающим ненависть, необходимо давать вербальный отпор, а не вводить запрет на выражение предосудительных и непопулярных точек зрения. Опыт показывает, что законы, запрещающие заявления, возбуждающие ненависть, часто применяются гораздо шире тех официальных целей, для реализации которых они вводились. Страной с самым большим количеством законов, запрещавших раздувание расовой розни, была Южная Африка во времена апартеида. Жертвами этих законов во всех случаях были чернокожие жители страны.

Практика большинства законодательных систем, рассматривавших этот вопрос, демонстрирует тенденцию в пользу запрета высказываний, возбуждающих ненависть, только в тех случаях, когда эти высказывания непосредственно провоцируют насильственные действия. Точно определить эту концепцию, в силу ее природы, представляется делом довольно сложным. Однако эта концепция содержит идею, заключающуюся в том, что никто из участников избирательной кампании не будет наказан за выражение мнений. Человек может быть наказан только за то, что он посягает на права других.

Ответственность СМИ

Рассмотрение вопроса, связанного с высказываниями, возбуждающими ненависть, и вопроса участия СМИ в выборах в действительности является двумя совершенно отдельными проблемами. Их можно сформулировать следующим образом:

  • СМИ, сообщающие о том, что участвующие в избирательной кампании политические деятели произносят речи, полные ненависти;

  • СМИ, непосредственно возбуждающие ненависть своими выступлениями.

По первому положению существует международный консенсус в пользу того, чтобы решительно оградить СМИ от ответственности за публикацию выступлений политических деятелей в ограниченных временных рамках ведения предвыборной кампании. Это означает, что журналист или какое-либо издательство или телестудия не могут быть ответчиками по гражданскому или уголовному делу за публикацию возбуждающих ненависть заявлений какого-либо политического деятеля. Однако это не ограждает журналиста от профессиональной ответственности, если он не сможет уравновесить такие заявления соответствующими контрфактами или мнениями.

Попытки регулирования

В случае когда сами СМИ возбуждают ненависть, особенно в обстоятельствах, которые будут способствовать тому, что такие действия могут быть расценены как подстрекательство, конечно, такие СМИ вряд ли могут рассчитывать на освобождение от ответственности. Подобные обстоятельства предполагают, что регулирующий орган обратит более пристальное внимание на данное средство массовой информации. Однако это само по себе создает проблемы практического и этического характера. Например, как можно провести разграничительную линию между неудачным или безответственным воспроизведением заявлений, провоцирующих насилие, и активным поощрением таких заявлений?

Так же, как и во многих других случаях, представляется важным разграничивать редакционное и нередакционное содержание. Нередакционное содержание - главным образом различные материалы, обеспечивающие прямой доступ кандидатов к СМИ, - находится вне контроля самих СМИ. Оно порождается политическими партиями. Регулирующий орган должен будет определить, в какой степени он будет проверять содержание материалов прямого доступа, если вообще будет это делать.

Право на ответ

Предоставление права на ответ тем, чьи высказывания были искажены или переданы неправильно, не является популярной мерой среди журналистов или сторонников свободы выражения мнений. Их основной аргумент состоит в том, что в условиях свободы СМИ таким вещам со временем находится противовес. К сожалению, в рамках избирательной кампании может остаться слишком мало времени для такого рода балансировки. Поэтому большинство систем регулирования работы СМИ имеют некоторые положения по уравновешиванию или коррекции таких высказываний хотя бы на добровольной основе. Процесс поиска баланса конфликтных точек зрения в сочетании с возможностью дать соответствующий ответ, исправить ошибку или искажение какого-либо факта часто может оказаться наиболее эффективным способом нейтрализовать воздействие высказывания, возбуждающего ненависть, чем введение полного запрета на такие высказывания.

Международное и сравнительное право в отношении высказываний, возбуждающих ненависть

Международные стандарты, касающиеся вопроса о «высказываниях, возбуждающих ненависть», определяются балансом между Статьями 19 и 20 Международного пакта о гражданских и политических правах. Первая гарантирует:

    право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ...

Статья 19 очерчивает возможные ограничения этого права, включая «в интересах уважения прав или репутации других лиц».

Статья 20 гласит:

  • всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом;

  • всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом.

Американская конвенция о правах человека требует от штатов объявлять всякое выступление, вызывающее ненависть на национальной, расовой или религиозной основе, уголовным преступлением. Европейская конвенция о правах человека, а также Африканская хартия по правам человека и народов не требуют того, чтобы заявления, возбуждающие ненависть, были обязательно запрещены законом, однако они предусматривают возможность введения такого запрета.

Конвенция по уничтожению всех форм расовой дискриминации содержит еще более широкое запрещение. Статья 4 требует от всех государств-участников данного договора объявить уголовным преступлением «любое распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти, подстрекательстве к расовой дискриминации... оказание любой помощи расовой деятельности», а также участие в «организациях, а также в организованных и всех других видах пропагандистской деятельности, которая способствует и провоцирует расовую дискриминацию».

В одном из случаев, который имел отношение к участию в выборах (но не со СМИ), Европейская комиссия объявила неприемлемым выдвижение в качестве кандидата одного голландского политического лидера правого толка, который получил двухнедельный срок тюремного заключения и затем был исключен из избирательных списков за высказывания в пользу репатриации небелых рабочих иммигрантов. Однако в другом случае, когда речь шла о роли СМИ, эта комиссия же признала законной просьбу о включении в избирательные списки датского журналиста, ранее осужденного за телевизионное интервью с членами одной из молодежных банд, выступающих за превосходство белой расы. Датское законодательство было изменено таким образом, чтобы журналисты не несли ответственности за свои публикации, если они не имели намерения «угрожать, оскорблять или унижать».

Это разграничение представляется важным: отношение закона (и регулирующих органов) будет различным в зависимости от того, поддерживают ли СМИ насилие и ненависть или они просто освещают факты, когда политические деятели и другие лица выступали в поддержку ненависти и насилия. Этот момент носит фундаментальный характер, хотя здесь мы не уходим от проблемы так называемых «серых зон».

Решения национальных судов

Израильский Верховный суд вынес решение, определившее, что на свободу выражения мнений можно посягать только в случае существования прямой вероятности того, что данное заявление нанесет ущерб общественному порядку. Вследствие этого суд постановил, что Орган по радио- и телевещанию нарушил права лидера экстремистской антиарабской политической партии, просмотрев его выступление до передачи в эфир.

В Швеции Закон о свободе печати запрещает высказывание угроз или неуважения в адрес расовых, этнических или религиозных групп. Это положение применяется редко. Однако в 1991 г. редактор одной газеты был привлечен к суду за публикацию письма читателя, который выражал расистские взгляды. Редактор считал, что такие точки зрения должны быть на виду с тем, чтобы против них можно было выдвигать соответствующие аргументы. Суд оправдал редактора.

Венгерский Конституционный суд признал неконституционным положение закона о возбуждении ненависти. В соответствии с этим положением, преступлением считалось оскорбление или унижение венгерской нации или группы лиц на основании религиозных, расовых или подобных признаков.

Суд вынес определение:

    Свобода выражения идей и мнений, включая свободу выражения непопулярных или нетрадиционных идей, является фундаментальным условием для существования истинно жизнеспособного общества, стремящегося к самосовершенствованию...

    Свобода выражения мнений защищает выражение любых мнений независимо от их бесспорной ценности или правдивости.

Ответственность СМИ за публикацию высказываний незаконного характера

Специальный представитель ООН по свободе выражения мнений со всей твердостью заявил, что СМИ не должны нести правовой ответственности за те заявления незаконного характера, которые ими публикуются в ходе избирательных кампаний. Однако этот вопрос в прошлом вызывал противоречивые оценки. Некоторые другие международные органы, например переходный орган ООН в Камбодже, имели противоположную точку зрения. Мысль о том, что СМИ не может быть привлечено к судебной ответственности по гражданскому или уголовному делу за публикацию высказываний политических деятелей, способствует усилению вышеприведенной тенденции. Она, помимо прочих, была выражена испанским Конституционным судом. Этот подход подтверждает право широкой общественности на получение информации о высказываниях политических деятелей, даже если их заявления носят незаконный характер и могут рассматриваться как подстрекательство к насилию. Необходимо отметить, что эта ситуация отличается от того положения, когда представители СМИ сами намеренно провоцируют насилие.

Такое снятие ответственности имеет определенные последствия как для освещения событий СМИ, так и для прямого доступа кандидатов к эфиру. Это означает, например, что газета или радио- или телекомпания могут не отказывать в предоставлении прямого доступа к эфиру или в опубликовании материалов рекламного характера какой-либо партии на основании того, что освещение таких материалов может дать повод для судебного преследования этого органа СМИ. Конституционный суд в Германии, например, постановил, что решения о характере высказывания кандидата принимают не СМИ, а сам суд. Однако представляется разумным ставить СМИ в такое положение только в том случае, когда действительно отсутствуют основания для привлечения их к ответственности. Если какой-то орган средств массовой информации может быть привлечен к судебной ответственности за содержание передачи прямого доступа кандидата к эфиру, то в этом случае у СМИ должно быть право отказаться принимать такой материал. Однако в силу того, что данная позиция не удовлетворяет все стороны и может предоставлять широкие возможности для злоупотреблений, точка зрения специального представителя ООН, вне всякого сомнения, является правильной.

Высказывания, возбуждающие ненависть, - действия регулирующего органа

Существует несколько возможных путей рассмотрения регулирующим органом проблемы высказываний, возбуждающих ненависть.

Российский опыт

В России проблемы предварительного согласования сообщений и материалов не существует. Законодательство о СМИ и выборах в этой связи содержат достаточно четкие и недвусмысленные положения.

Согласно Закону о СМИ, требование от редакции СМИ со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, признается цензурой и не допускается.

Создание и финансирование организаций, учреждений, органов или должностей, в задачи либо функции которых входит осуществление цензуры массовой информации, запрещается.

Либерально законодательство и к кандидатам - им гарантируется свобода определения содержания и характера предвыборной агитации. Однако некоторые ограничения все же должны быть соблюдены.

Использование изображения физического лица, положительных высказываний физического лица о кандидате, об избирательном объединении, избирательном блоке в агитационных материалах возможно только с письменного согласия данного физического лица. Данное ограничение не распространяется на использование кандидатами, избирательными объединениями, избирательными блоками в предвыборной агитации публично высказанных и обнародованных мнений с указанием даты (периода времени) этого обнародования и наименования СМИ, в котором было осуществлено это обнародование. Ссылка в агитационных материалах на положительное высказывание о кандидате, об избирательном объединении, избирательном блоке, общественном объединении, входящем в избирательный блок, физического лица, не имеющего в соответствии права проводить предвыборную агитацию, допускается только в случае, если это мнение было обнародовано до официального опубликования (публикации) решения о назначении (проведении) выборов, и должна содержать сведения о дате (периоде времени) этого обнародования и наименование средства массовой информации, в котором было осуществлено это обнародование (п. 9 ст. 48 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации).

Зарегистрированные кандидаты, избирательные объединения, избирательные блоки не вправе использовать предоставленные им бесплатное эфирное время, бесплатную печатную площадь для проведения предвыборной агитации за других зарегистрированных кандидатов, за другие избирательные объединения, избирательные блоки. Исключение составляет проведение предвыборной агитации зарегистрированными кандидатами, выдвинутыми избирательным объединением, избирательным блоком, а также избирательным объединением, избирательным блоком, выдвинувшими этих кандидатов, в отношении зарегистрированных кандидатов, выдвинутых этим же избирательным объединением, избирательным блоком (п. 2 ст. 50 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации).

Кандидатов, конечно, можно привлечь за злоупотребление правом на предвыборную агитацию. Но постфактум: у СМИ нет права отказа в предоставлении эфирного времени (печатной площади) на основании своего мнения о противоправном характере или содержании предвыборной агитации.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта