Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Кто хочет быть свободным, тот действительно свободен. Жан Жак Руссо (1712-1778), французский философ


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


05.12.2021, воскресенье. Московское время 21:17


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Медийная среда

Откуда люди получают информацию?

История уважения свободы СМИ

Социальный и политический контекст

Относительная важность различных типов СМИ

Структура владения СМИ

Профессиональный уровень


В эпоху транснациональных медиа-корпораций нас непрерывно убеждают в том, что мы живем в «глобальной деревне» - едином, неделимом информационном обществе. Вне сомнения, сейчас информационные потоки текут через СМИ быстрее, чем, скажем, в 1960 г., когда был изобретен термин «глобальная деревня», и тем более по сравнению с эпохой до появления массового телерадиовещания. И все же доступ к информации для многих людей и, в частности, для множества избирателей невероятно зависит от национального контекста. Информационная глобализация, разумеется, влияет на сельского жителя Африки, Азии, Латинской Америки или Восточной Европы, но это вовсе не значит, что у них те же источники информации, что и у жителей Западной Европы или Северной Америки или даже у их городских соотечественников.

Условия деятельности СМИ в значительной степени определяют ту роль, которую им приходится играть во время выборов. Обстоятельства же эти, в свою очередь, определяются множеством факторов. Первый из них - уровень экономического развития. В ситуации крайней нищеты большинство людей не могут позволить себе покупать газеты, да скорее всего и не могут их прочитать. Зачастую телевизоры бывают недоступно дороги, поэтому их владельцы и зрители - преимущественно городские жители. Некоторые из наибеднейших стран, таких, как Малави и Танзания, лишь совсем недавно обзавелись собственным национальным телевещанием. В подобных условиях наиболее важным средством информации становится радио. Но даже и тогда его возможности нередко ограничены недостатком доходов от рекламы. Более высокий уровень экономического развития чаще всего означает большую численность органов СМИ. В немалой степени этот фактор превалирует даже над значимостью политических ограничений и контроля над СМИ.

Экономическое развитие, в свою очередь, способно повлиять на структуру владения органами СМИ. Существует общая закономерность, согласно которой более бедные страны, включая большинство африканских, в связи с нехваткой рекламы имеют большую долю государственного владения СМИ. Независимые СМИ в этих странах, как правило, принадлежат малому частному бизнесу. При более развитой экономике в таких регионах, как Латинская Америка, Восточная Азия, Центральная и Восточная Европа, СМИ обычно контролируются солидным национальным бизнесом (и, как правило, обладают политическими интересами). В этих и в большинстве индустриально развитых стран СМИ попадают под контроль транснациональных медиа компаний, которые опять же имеют свои политические предпочтения.

Но богатство - не единственный фактор, определяющий структуру владения СМИ. Политические и культурные традиции также играют важную роль. В большинстве европейских стран, например, сильна традиция государственной или общественной собственности на средства вещания. Франция легализовала частную собственность на вещание лишь в 1980-х гг. Соединенные Штаты, напротив, почти не имеют истории общественного вещания. Неудивительно, что страны с историей военного или однопартийного правления выработали свою собственную традицию государственного контроля над СМИ. Очевидно, что степень участия правительства или органов власти во владении или контроле над СМИ скорее всего оказывает непосредственное влияние на роль СМИ в выборах.

Другой важный аспект окружающей среды, в которой действуют СМИ, - сила традиций уважения политических свобод и свободы выражения мнений. СМИ с давней историей плюрализма, свободы и независимости прессы развивают большую способность справляться с политическими проблемами открытым и прямым образом. У них также, как правило, выработаны более высокие профессиональные стандарты (хотя низкая этика некоторых СМИ в развитых демократиях показывает, что взаимосвязь эта далеко не такая строгая). Более того, участившиеся в последнее время случаи введения цензуры и распространения угроз физических расправ вполне могут представлять постоянную опасность для журналистов и редакторов, занимающихся освещением выборов.

Окружающая СМИ среда - это также в известной степени правовая среда. Для СМИ предпочтительнее работать под защитой мощных конституционных и законодательных гарантий свободы выражения мнений и доступа к информации. Правовые традиции отличаются друг от друга самым серьезным образом. Страны, руководствующиеся общим правом, предпочитают подход, ознаменованный отсутствием специальных законов, регулирующих СМИ. Исходный посыл заключается в том, что СМИ свободны делать все, что недвусмысленно не запрещено законом. Традиции гражданского права, напротив, обычно требуют законодательного регулирования СМИ. В обоих подходах есть свои достоинства и недостатки, хотя на практике они имеют тенденцию сближаться. Телерадиовещание - одна из областей, в которой различные правовые традиции стремятся найти общие решения. Почти все страны, даже Соединенные Штаты, традиционно не регулирующие печатные СМИ, требуют какого-то законодательного регулирования телерадиовещания как способа гарантировать плюрализм в эфире. То, насколько распределение частот вещания является честным и прозрачным процессом, оказывает значительное влияние выполнение телерадиовещателями своих обязанностей в период выборов.

Откуда люди получают информацию?

Важная роль СМИ в демократическом обществе заставляет предположить, что именно они служат главными источниками информации для большинства избирателей. Однако это допущение не является автоматически верным. Даже в такой развитой и насыщенной СМИ демократии, как Великобритания, от четверти до одной трети телезрителей, предположительно, переключает каналы, когда начинаются партийные предвыборные передачи. В прошлом действовала конвенция, согласно которой все каналы показывали эти программы одновременно с тем, чтобы зрителям некуда было от них бежать, разве что сходить приготовить себе чашку чая. Возможно, в результате этого проведенный в 1968 г. опрос выявил, что партийные предвыборные программы были основным источником информации для колеблющихся избирателей. Однако с 1987 г. одновременная передача в эфир таких программ была прекращена, и их аудитория стала малочисленней. И как показал опрос 1990 г., партийные предвыборные передачи вызывают наименьшее доверие аудитории, если не принимать во внимание доверие к газете «Сан».

До взлета современных электронных СМИ политическая информация передавалась посредством двух механизмов - печатных СМИ и прямого личного контакта. В те дни чтение газет было более популярно, чем сегодня, но все равно им оставалась неохваченной довольно значительная часть населения, либо слишком бедная, чтобы позволить себе газеты, либо просто не умеющая читать. Поэтому особую важность приобретало непосредственное общение. Оно включало в себя публичные политические митинги, где выступали кандидаты, а также встречи, на которых разные кандидаты могли дебатировать и отвечать на вопросы. Входила сюда и агитация от двери к двери, проводившаяся кандидатом или партийными активистами и, не в последнюю очередь - листовки и плакаты, распространявшиеся партиями или кандидатами.

В индустриально развитых странах с мощными электронными СМИ подобные методы в немалой степени утратили свое значение. В других же местах, напротив, политические митинги и личные контакты с кандидатами по-прежнему важны. Например, в сельской Африке радио зачастую является единственно доступным средством массовой информации. Радиостанции, вещающие на такие сельские районы, как правило, контролируются государством и практически не предоставляют слово оппозиционным партиям. Иногда препятствия к донесению информации еще более простые. Для радиоприемников нужны батарейки. Стоят они дорого и едва ли могут считаться предметом первой необходимости в районах, живущих в нужде. Следовательно, личный контакт остается важным.

И все же даже в условиях крайней нищеты СМИ по-прежнему играют решающую роль в распространении политической информации. Если сельские районы и не имеют доступа к независимым СМИ, информация, опубликованная частной прессой, широко распространяется и может рано или поздно достичь сельского избирателя. Таким образом, хотя устное слово может служить непосредственным источником политической информации, СМИ вносят серьезный вклад в общую массу распространяемой информации.

Неформальную передачу политических новостей часто называют слухами, что не совсем точно. Колониальные администраторы в Африке называли это «телеграфом саванны» (передача сообщений путем дымовых сигналов или барабанного боя у первобытных народов), тогда как франкоговорящие африканцы изобрели более удачный термин: «тротуарное радио». Какое бы имя ни давали этому явлению, нет сомнений, что миллионы людей во всем мире формируют свои политические взгляды исходя из собственного опыта и информации, полученной непосредственно от тех, кому они доверяют. Возможно, СМИ являются источником значительной доли такой информации, но какой именно - выяснить сложно. Степень влияния СМИ на поведение избирателей во многом все еще остается неопределимой.

Например, в Зимбабве в ходе референдума и выборов в 2000 г. большинство избирателей отвергло советы со стороны крупнейших СМИ. Государству принадлежала монополия на все электронные СМИ, находившиеся под контролем правительства. Во время референдума по конституционной реформе, а затем и парламентских выборов, оппозиция получила минимум доступа к радио и телевидению, редакции которых проводили четкую линию в пользу правящей партии. Несмотря на это, в ходе обоих голосований большинство избирателей поддержало оппозицию. Возможно, критическая информация, широко тиражировавшаяся частной прессой, и сыграла свою роль. Однако в конечном счете электоральное решение многих людей определили иные факторы. Независимая группа мониторинга СМИ даже предположила, что это был результат распространявшейся до последней минуты пропаганды в пользу правительства, которая подтолкнула маргинальных избирателей голосовать за оппозицию. К сожалению, качество исследования не позволяет получить четкий ответ.

Исследования с помощью фокус-групп на Украине выявили похожее скептическое отношение к СМИ, которые были охарактеризованы как «несвободные» и потому не пользующиеся доверием граждан. По их словам, СМИ «не хватает аналитических статей» и они «неудовлетворительно» исполняют свою роль в деле разъяснения вопросов, связанных с избирательными кампаниями и подготовкой граждан к выборам. Как считают участники фокус-групп, «попытки средств массовой информации вовремя и качественно пролить свет на политические и экономические процессы не могут быть успешными».

Даже в индустриально развитых демократических странах, где СМИ занимают очень важное место в качестве источника политической информации, ответ на вопрос относительно их влияния неясен. В Великобритании самая массовая газета «Сан» в течение многих лет поддерживала Консервативную партию, но большинство ее читателей, состоящих в основном из представителей рабочего класса, поддерживают лейбористов. Конечно, газета могла повлиять на маргинальную, но потенциально значительную часть читателей, убедив их проголосовать иначе. В 1997 г. «Сан» перешла на сторону Лейбористской партии и поставила себе в заслугу победу этой партии, несмотря на то, что опросы, не говоря уже о численности лейбористского большинства, показывают, что в этом были задействованы гораздо более весомые факторы. Более того, газета скорее всего в большей степени повлияла на само новое правительство, чем на электорат. Лидеры лейбористов стремились остаться в хороших отношениях с владельцем «Сан» Рупертом Мердоком - яркий знак нового глобального порядка, при котором национальные медиа-холдинги являются могущественными транснациональными корпорациями.

В более широком контексте Великобритания представляет собой интересный случай для изучения политического влияния СМИ. Большая часть прессы поддерживает Консервативную партию. Если бы ее влияние на электорат было решающим, никакого лейбористского правительства никогда бы не было. Очевидно, что все не так просто. Тем не менее косвенное влияние СМИ определить еще труднее. Бесспорно, они влияют на политические приоритеты, вынося на первый план вопросы, имеющие главенствующее значение для правого крыла, например такие, как закон, порядок и ограничение притока иммигрантов. Следовательно, лейбористское правительство может занимать более консервативную позицию, поскольку считает, что СМИ влияют на избирателей в этом направлении.

История уважения свободы СМИ

То, насколько давнюю историю имеет уважение свободы СМИ в государстве, самым серьезным образом влияет на способность СМИ освещать выборы. Зачастую страны с непродолжительной историей уважения к свободе выражения мнений обладают также малым опытом выборов, или, по крайней мере, выборов свободных и демократических.

Значение такой истории в том, что даже после снятия ограничений - например, при переходе от автократического к демократическому правлению - СМИ все еще могут помнить о недавнем давлении и сопротивляются тому, чтобы освещать события смело и независимо. Или же, наоборот, СМИ упиваются новообретенной свободой, но используют ее непрофессионально и безответственно. Наследие ограничения свободы СМИ может присутствовать в форме государственного или находящегося под контролем правительства органа вещания, который даже при новой демократической системе не спешит работать независимо от правительства. Очень часто действует смесь всех этих элементов. В подобном контексте органы регулирования СМИ и органы, отвечающие за проведение выборов, призваны играть важную роль в создании благоприятной среды, которая позволила бы СМИ выполнять малознакомые им функции свободного и профессионального освещения выборов.

Существует целый ряд способов нарушения свободы СМИ государством. Из них наиболее распространенные:

  • Физические нападения на средства массовой информации и журналистов. Самые серьезные атаки на СМИ, как правило, ставят перед собой цель заткнуть рот одним журналистам и запугать остальных. Журналистов избивают, убивают или они пропадают без вести. Помещения, где расположены СМИ, подвергаются нападениям, незаконным рейдам или поджогам. Торговцы газетами также могут стать мишенью: их избивают, а газеты незаконно конфискуют.

  • Чрезмерное применение судебной власти против СМИ. Здесь наибольшую угрозу представляет предварительная цензура, когда публикация, прежде чем увидеть свет, должна получить официальное одобрение. Лицензирование изданий или журналистов также дает властям мощные рычаги давления на СМИ. Для ограничения свободы СМИ может быть использован и целый ряд законов, обычно по причинам государственной безопасности. Эти же мотивы часто используются как основа для уголовного преследования журналистов и владельцев органов СМИ, результатом чего могут стать длительные сроки заключения. Иногда против СМИ поочередно используются обвинения в подстрекательстве и преступной диффамации даже в тех случая, когда такие дела вряд ли дойдут до суда, исключительно с целью устрашения журналистов и истощения их ресурсов. Чрезвычайно эффективным способом застопорить работу независимых СМИ является использование судебных возможностей против их издателей и распространителей.

  • Жесткое регулирование СМИ. Полная или фактическая государственная монополия на СМИ является высокоэффективным способом не дать критике быть услышанной. Несмотря на то, что факты смерти журналистов при выполнении долга в первую очередь появляются в заголовках газет, не может быть сомнений в том, что прямой контроль государства над СМИ всегда был - и продолжает быть - самым распространенным способом ограничения информации.

  • Даже в случае, когда независимые СМИ существуют и номинально являются свободными от правовых ограничений, государственный контроль над такими важнейшими ресурсами, как электричество, газетная бумага, печатные станки, передающие радиостанции и компьютеры, часто может быть использован для запугивания или подавления независимых голосов.

Именно в новых или «переходных» демократиях наследие таких ограничений расцветает пышным цветом. Зачастую ограничительные законы остаются в силе, даже если они и не используются так же часто, как раньше. Само их существование может оказывать своего рода «замораживающий эффект» на свободу СМИ. Иногда во время переходного периода насилие по отношению СМИ даже усиливается, так как репрессивные правительства теряют возможность использовать прежние предусмотренные законом способы влиять на СМИ и прибегают к тайным и неформальным способам подавления. Как правило, третий набор ограничений - правительственный контроль над большим сектором СМИ - тоже остается на месте. Правительства также могут использовать жесткий контроль над системой лицензирования телерадиовещания, в результате чего даже «независимые СМИ» фактически принадлежат его близким политическим союзникам.

Но не только диктатуры ограничивают свободу СМИ. Даже в давно учрежденных демократиях существует напряженность между правительствами и СМИ. Это неизбежно и не обязательно нежелательно, так как СМИ в конечном итоге призваны выполнять роль «сторожевых псов» при правительстве. Однако эта напряженность - вещь не вполне здоровая. Журналисты в странах с устоявшейся демократией гораздо реже рискуют стать объектом физических угроз, выполняя свой долг, но многим из них приходится преодолевать юридические препоны, например попытки заставить их раскрыть источники конфиденциальной информации. Многие решения Европейского суда по правам человека, утвердившие нормы, обязывающие государства уважать свободу СМИ, были вызваны к жизни благодаря судебным делам о нарушениях прав европейских журналистов.

Социальный и политический контекст

Вероятно, ни один аспект организации выборов не определяется в такой мере политическим и социальным контекстом, как работа СМИ. Это можно наблюдать преимущественно в двух пересекающихся плоскостях:

Уровень социального и экономического развития страны, его последствия для состава аудитории и владельцев СМИ, а также откуда люди черпают политическую информацию.

Опыт освещения демократических выборов, а также насколько свобода выражения мнений преобладала в прошлом.

Стало общим местом говорить о глобализации информации. Точно так же многие недовольны «американизацией» предвыборной агитации, подразумевая под этим использование броских телевизионных образов без особого содержательного наполнения. Обе эти точки зрения, хотя и звучат из разных политических лагерей, исходят из одного предположения: определенный тип СМИ и один и тот же язык предвыборных кампаний превалирует по всему миру. Тем не менее это далеко от истины. Чрезвычайно большая часть избирателей лишена доступа к телевидению из-за нищеты. Многие другие отрезаны от чтения газет благодаря сочетанию нищеты и безграмотности.

В странах с недавним опытом авторитарного правления общественные СМИ зачастую находятся под жестким государственным контролем. В других местах, скажем, в большинстве стран Западной Европы, существует сильная традиция независимого от правительства общественного вещания, способствующего плюрализму в СМИ. Но в странах со слабой культурой политического плюрализма государственные журналисты, как правило, не будут действовать смело и независимо. Такая ситуация может требовать большей степени вмешательства со стороны регулирующих органов для того, чтобы обеспечить должным образом работу СМИ на ниве служения обществу.

Другие похожие обстоятельства, в которых регулирующие власти могут быть призваны вмешиваться более регулярно, возникают в обществе с традицией «речей ненависти» и подстрекательства к насилию со стороны ангажированных СМИ, представляющих различные политические или этнические группировки.

Однако, в подобных обстоятельствах роль государства - гарантировать наличие плюрализма в СМИ, а никак не заставлять кого-то замолчать.

В новых демократиях некоторые вопросы практического характера бывает труднее разрешать, нежели в устоявшихся демократических системах. Например, как определить, сколько времени на вещание предоставить каждой из партий, если до этого никогда не было демократических выборов, которые могли бы определить степень поддержки этих партий в народе? Но даже эту трудность - или различие - не стоит преувеличивать. Многие «продвинутые» демократии, например Нидерланды, Дания и Норвегия, почти, а то и вовсе не принимают во внимание результаты прежних выборов при распределении эфирного времени. Они делают это исходя из принципа равенства между партиями. Таким образом, новые демократические правительства, планирующие создание регулирующей системы, имеют огромное число примеров для выбора.

Относительная важность различных типов СМИ

То, какие именно СМИ играют главную роль в разных странах, определяется целым рядом экономических, политических и культурных факторов. Получило широкое хождение утверждение, что СМИ - и особенно их роль в избирательных кампаниях - «американизируются». Помимо прочего, под этим понимается доминирующая роль телевидения как средства массовой информации. Действительно, это все в большей степени становится правдой, но отнюдь не во всем мире. Также это может быть применимо к одному слою конкретного общества, но неприменимо к другим. Например, те, кто беднее или кто живет в географически отдаленных местах, в большей степени ограничены в доступе к телевидению по сравнению с более богатыми или городскими жителями.

Структура владения СМИ

То, кому принадлежат СМИ, оказывает огромное воздействие на то, как они освещают выборы или любой другой политический вопрос. Государственные СМИ часто находятся под прямым контролем правительства и, следовательно, вероятнее всего будут поддерживать правящую партию. Частные СМИ также могут служить интересам своих владельцев, тогда как в некоторых странах политические партии и сами могут быть крупными собственниками органов СМИ.

Структура собственности также влияет на такие вопросы, как количество дозволенной политической рекламы в ходе выборов. Общеизвестно, что Соединенные Штаты, где СМИ почти полностью находятся в частных руках, организуют прямой доступ политических партий к СМИ за счет платной рекламы. Но это не единичный пример. Скажем, Финляндия, где коммерческое вещание развилось несколько раннее, чем в остальной Европе, занимает гораздо более либеральную позицию по отношению к платной политической рекламе, нежели большинство европейских стран. Такие страны, как Великобритания и Дания, имеющие более сильную традицию общественного владения СМИ, не дозволяют платной политической рекламы вовсе, используя вместо этого систему бесплатных передач.

Владение СМИ иногда рассматривается всего лишь как простое отражение политических условий: диктатуры или авторитарные режимы контролируют СМИ напрямую, тогда как демократии разрешают плюрализм в вопросе о собственности. В этом есть зерно правды, но совершенно ясно, что реальность намного сложнее. Большинство западноевропейских демократий до недавнего времени имели монополию на вещание. Великобритания легализовала частное коммерческое вещание в 1950-х гг., однако Франция, Германия и Дания сделали это лишь к концу 1980-х гг. Пример Великобритании и Франции наиболее важен, учитывая их богатое колониальное наследие, влиявшее на организацию вещания, как и на многое другое.

Великобритании и Франции исторически было присуще четкое различие между мощным общественным элементом в вещании и частными печатными СМИ. Аргумент в пользу государственного участия в вещании или по крайней мере в распределении лицензий на вещание состоял в том, что радиоволновые частоты - ресурс ограниченный. Следовательно, доступ к ним нужно распределять беспристрастно. Тем не менее в ряде стран с устоявшейся демократией, например в Скандинавии, существует традиция общественного финансирования печатных СМИ, как правило, в качестве способа гарантировать плюрализм.

Напротив, частные СМИ в Латинской Америке часто ассоциировались с военными диктатурами 1960-х - 1970-х гг. Вместо того чтобы способствовать плюрализму, эти органы СМИ практически участвовали в его подавлении. Многие считают, что крупные корпорации, владеющие СМИ в США, отнюдь не способствуют выражению альтернативных политический точек зрения. Как бы там ни было, ясно одно: между частной собственностью и плюрализмом не существует прямой зависимости.

Экономика также играет важную роль в определении структуры собственности СМИ. Размер рекламного «пирога» варьируется в зависимости от экономических условий, но отдельные органы СМИ, как правило, не могут на это влиять. Все частные - и некоторые общественные - СМИ зависят от рекламы. Одна из причин широкого присутствия общественного сектора владельцев СМИ в бедных странах объясняется малым размером этого «пирога» - и, в частности, тем фактом, что значительную его часть составляет государственная реклама.

Появление таких средств массовой информации, как спутниковое и кабельное телевидение, усложняет эту картину, но вопреки мнению самых яростных сторонников данной идеи не меняет ее в самой основе. Очевидно, те, кто может себе позволить подписку на платные каналы, не из числа бедных - владельцы телевизоров вообще редко попадают в эту категорию. Местные поставщики кабельных и спутниковых услуг подчиняются таким же политическим и экономическим ограничениям, как их коллеги, вещающие на эфирных каналах. Международные телеканалы, такие, как Си-эн-эн или Би-би-си, способны играть важную роль в пробивании брешей в монополиях на вещание. Именно поэтому многие страны, особенно на Ближнем Востоке, запрещают владение спутниковыми антеннами (запрет, который в одной североафриканской стране был обойден использованием сковород для приготовления кус-куса). Ближний Восток является благодатной почвой для спутникового вещания, поскольку его объединяет один язык - арабский. Редкий регион мира объединен общим языком, в результате чего англоязычное вещание из Атланты или Лондона имеет лишь ограниченное влияние.

Для простоты описание различных видов собственности в СМИ можно резюмировать следующим образом:

  • общественные или государственные СМИ, преимущественно телерадиовещание;

  • частное телерадиовещание;

  • преимущественно частные печатные СМИ;

  • коммунальные (общинные) СМИ;

  • СМИ, напрямую принадлежащие политическим партиям.

Общественные/государственные СМИ

Весьма значительная часть мировых СМИ, особенно радио и телевидения, являются общественной или государственной собственностью. Существуют три разных термина, имеющие принципиально разные значения:

  • Общественные СМИ пользуются общественным финансированием для вещания в интересах общества в целом. Они не выражают точку зрения ни одной из партий, включая правящую. (Общественный - Public - в этом случае переводится так же, как и государственный. - Прим. перев.)

  • Государственные СМИ принадлежат государству (хотя, разумеется, государство финансируется за счет общества) и находятся под его прямым контролем.

  • Государственные СМИ принадлежат и находятся под контролем правительства (финансирующегося за счет все того же общества), сформированного правящей в данный момент партией.

Две модели общественного/государственного телерадиовещания развивались параллельно друг другу. В Западной Европе большинство электронных СМИ изначально являлись общественной собственностью и пользовались, как правило, строгими юридическими гарантиями независимости от правительства. В то же время в Советском Союзе (и позже во многих странах, последовавших его примеру) существовала модель вещания, направленного на достижение государственных целей и контролируемого государством.

Европейская модель служения обществу, как правило, неплохо функционировала в своих родных странах, но не выдерживала испытаний экспортом в другие регионы. Колониальные электронные СМИ, созданные по британской и французской моделям, не могли похвастаться независимостью своих образцов из метрополий, ибо были основаны скорее на принятых обычаях, чем на серьезных правовых гарантиях. После обретения независимости постколониальные правительства традиционно продолжали рассматривать телерадиовещание как средство государственной пропаганды. Таким образом, четкое различение государственных и общественных СМИ на практике было утеряно.

И все же такое различие остается важным. Телерадиовещание как служение обществу было основано на принципе, все еще остающемся неопровержимым в большинстве стран мира и утверждающем, что один лишь частный сектор не способен гарантировать плюрализма в телерадиовещании. Проблема в том, что государственные СМИ, по большому счету, не преуспели и в этом. Во многих странах появление частного телерадиовещания подтолкнуло правительства к тому, чтобы еще жестче контролировать общественные электронные СМИ.

В отдельных случаях предпринимались бесстрашные попытки вновь обрести и модернизировать идеал служения обществу, например в Южной Африке, где с 1993 г. общественный орган телевещания обладает законодательно закрепленной независимостью и даже на одном из этапов утверждает членов совета директоров после публичных слушаний.

Общественные или государственные СМИ могут финансироваться из одного или всех трех основных источников:

  • абонентная плата, взимаемая со зрителей;

  • государственный бюджет;

  • коммерческая реклама.

В отдельных случаях финансирование может быть дополнено поступлениями из других доходов, таких, как продажа программ. Все эти источники прибыли имеют потенциальную значимость для повседневной независимости органа СМИ. Абонентная плата или коммерческая реклама позволяют дистанцироваться от государства, хотя определенная зависимость от государственных механизмов (скажем, от почтовой службы) проявляется при необходимости эту абонентную плату взимать.

Большинство споров по поводу «регулирования» СМИ во время выборов - термина, вызывающего нервозность у некоторых защитников свободы слова, - в реальности больше вызваны необходимостью гарантировать работу общественных СМИ независимо от действующего в данный момент правительства, чем с попытками ограничить работу тех СМИ, которые в полной мере пользуются творческой свободой.

Общественные или государственные СМИ - это, как правило, электронные СМИ. Тем не менее существует достаточно большое количество газет, принадлежащих государству. Они финансируются иначе, чем общественные электронные СМИ, и зачастую являются не чем иным, как пропагандистскими агитками государства. Бывают и исключения: государственная газета Уганды, например, обладает репутацией надежного и независимого источника информации. Но, как правило, в случае с газетами такой подход приводит к тому, что они попадают в один и тот же старый порочный круг.

Частное телерадиовещание

Существует ряд различных типов компаний частного телерадиовещания - от гигантских транснациональных корпораций, управляемых богатейшими и политически наиболее влиятельными людьми в мире, до маленьких местных FM-станций. Категория эта искусственная, так как различия между ними так же велики, как и сходство.

Общее же у них то, что все они принадлежат и служат частным интересам - как правило, компаниям, заинтересованным в прибыли. В большинстве случаев вещание подчиняется условиям лицензии, выдаваемой властями на определенный период. Предписания и ограничения, оговариваемые условиями этой лицензии, также варьируются. Иногда лицензия на вещание ясно обозначает запрет на трансляцию новостей. Таков пример лицензии, выданной южноафриканской многонациональной корпорации М-Нет, которая вполне довольствуется предоставлением публике чисто развлекательных каналов, а выборы с их треволнениями и спорами полностью проходят мимо нее.

Гораздо чаще лицензия на вещание оговаривает определенные условия, согласно которым новости могут выходить в эфир. Иногда эти условия включают в себя «рецепты» освещения предвыборных кампаний. Кроме того, в системе выдачи лицензий может предусматриваться и элемент служения обществу, например пункты, обязывающие орган СМИ транслировать образовательные программы.

Частное телевидение - самый быстрорастущий сектор СМИ во многих частях света, и не только в Западной Европе, где оно появилось сравнительно поздно, но и в Азии, Африке, Латинской Америке и Восточной Европе. Часто владельцы частных теле- и радиостанций имеют четко выраженные политические и электоральные амбиции. Ярчайший пример - Сильвио Берлускони в Италии, чьи телеканалы успешно способствовали реализации его стремления стать премьер-министром страны. Похожее явление можно наблюдать и во многих странах Латинской Америки, а также в России.

Печатные СМИ

Печатные СМИ демонстрируют наибольшее разнообразие как типов собственности, так и содержания. В эту широкую категорию попадают самые разные издания: от ежедневных до еженедельных газет, от общественно-политических журналов до специальных изданий по интересам. В этой главе нас интересуют преимущественно газеты, хотя многие наблюдения и стандарты могут в равной мере быть применимы и к другим типам печатных СМИ.

Даже в ситуации, когда за государством остается значительная часть электронных СМИ, пресса, как правило, находится в частных руках. Основные исключения составляют главным образом авторитарные или диктаторские системы, при которых свободные выборы вряд ли являются частью повестки дня. Но также существуют и страны, например кое-где в северной Европе, в которых газетам выплачиваются общественные субсидии, призванные гарантировать политическую разносторонность прессы. В странах, недавно вышедших из-под диктаторского правления, субсидии газетам - с той же целью - являются частью гуманитарной помощи. Но в большинстве случаев доходы газетам приносят реклама и прибыль от продаж (причем первые обычно гораздо значительнее последних).

Идеал «четвертой власти» - СМИ, осуществляющие надзор за правительством, - вероятно, наиболее эффективно воплощается в печатных СМИ, нежели в электронных. В любой стране найдется хотя бы одна газета, способная провести серьезные журналистские расследования или сопроводить политически важные события профессиональными и компетентными комментариями. То же не всегда можно сказать об электронных СМИ. Наличие же в стране выбора разных газет, отражающих противоположные политические точки зрения, гарантирует лучшее информирование общества и свободное взаимодействие политических идей.

Коммунальные (общинные) СМИ

Во многих частях света коммунальные СМИ являются стремительно растущим явлением. Не утихают споры о том, кто же именно заслуживает право называть себя этим именем. Как правило, под это определение попадает нечто, выпускаемое общиной (community) для нужд общины. Иными словами, недостаточно иметь небольшую местную целевую аудиторию, Необходимо, чтобы конечный продукт создавался при участии этой аудитории (общины).

Но что такое община? Традиционно этот термин используют по географическому признаку. Но, скажем, в Южной Африке, стране с одной из самых разветвленных систем радио в мире, этим словом обозначают также и общности людей, связанных общими интересами, особенно среди обделенной социальными благами части общества. Таким образом, могут существовать «женские общины», «общины людей с физическими недостатками» или иных меньшинств. Также существуют коммунальные (общинные) СМИ, направленные на определенные религиозные группы.

Сами СМИ также могут варьироваться. Коммунальные газеты имеют давнюю историю, однако лишь в последние 20 лет появились недорогие телерадиотехнологии и произошла либерализация режимов лицензирования. Это способствовало возникновению в некоторых странах довольно живого сектора коммунального радио (и, в меньшей степени, телевидения).

Значение всего этого для выборов очевидно. Коммунальные СМИ почти по определению имеют небольшую, но чрезвычайно преданную аудиторию. В вопросе образования избирателей они также играют очень важную роль, так как способны охватить те сегменты общества, которые зачастую бывают обойденными более традиционными СМИ.

Часто условия лицензий на коммунальное вещание запрещают явную предвыборную агитацию. Органам власти, ответственным за регулирование, необходимо особенно внимательно следить за выполнением условий лицензии в период избирательных кампаний.

Партийные СМИ

Парадокс, но СМИ, напрямую принадлежащие и контролируемые политическими партиями, со всей очевидностью более других заинтересованы в исходе выборов, - и вместе с тем они полностью выпадают из большинства систем регулирования СМИ. Если газета является всего лишь агитационным листком партии, которой она принадлежит, она практически не зависит от профессиональных или правовых норм, управляющих поведением СМИ в целом.

Во многих странах политическим партиям не дозволяется владеть теле- и радиостанциями, ибо это считается несправедливым распределением национальных ресурсов - эфирных частот - в узких политических интересах.

Как правило, партийные СМИ попадают в одну из трех категорий, в какую именно, зависит от регулирующих СМИ государственных органов:

  • пропагандистские издания, не подпадающие под власть регулятора СМИ, но могущие быть наблюдаемы им, скажем, в рамках вопроса о расходовании средств на предвыборную агитацию, если эта сумма ограничена законом;

  • обычные частные СМИ, принадлежащие той или иной партии. В этом случае они обязаны придерживаться общепринятых стандартов и ограничений, так же как и остальные частные СМИ;

  • государственные СМИ в ситуации, когда правящая партия и государство переплетены друг с другом. В этом случае СМИ, пользующиеся общественным финансированием, должны выполнять те же нормы, что и другие общественные СМИ. На практике чаще всего это означает, что они не имеют права вести партийную агитацию вовсе.

«Новые интерактивные» СМИ - Интернет

Интернет превозносят как очередную революцию в избирательных коммуникациях, приписывая ему в этой сфере ту же революционную роль, что и в глобализации потоков информации. Уже сейчас через Интернет проводятся опросы общественного мнения (хотя стоит надеяться, что их результаты воспринимаются с чрезвычайной осторожностью), а будущие выборы президента США в 2004 г. уже называют первыми «Интернет-выборами». Заслуженный скептицизм в адрес подобных утверждений вовсе не означает, что их следует немедленно отвергать. Это лишь мнение о необходимости трезвого подхода к вопросу, насколько Интернет вписывается в общую структуру СМИ.

Первый аргумент состоит в том, что Интернет зависим от телекоммуникаций: в большинстве случаев доступ к нему все еще осуществляется по наземным линиям, а не через спутниковую телефонию. В связи с этим сразу же всплывают два немаловажных факта. Во-первых, на одном только Манхеттене больше телефонов, чем во всей Африке. Во-вторых, в Южной Африке, стоящей на 18-м месте в мире по пользованию Интернетом, более половины населения никогда в жизни не звонили по телефону. Проще говоря, Интернет остается привилегией людей относительно богатых и уж никак не основной массы избирателей в мире. В этом он отличается от радио и даже от телевидения, и такая ситуация будет сохраняться в обозримом будущем.

Тем не менее Интернет стремительно становится жизненно важным средством политической коммуникации - стоит посмотреть хотя бы на то, что предпринимают некоторые правительства, вроде китайского, чтобы ограничить доступ к «подрывным» Web-сайтам. В обществе, где традиционные СМИ находятся под жесткой цензурой, Интернет для небольших групп людей является важным источником получения политически деликатной информации, которую затем можно широко распространять. Иными словами, для большей части земного шара значение Интернета скорее в том, что он способствует свободной циркуляции альтернативных идей, нежели является средством массовой информации, выступающим от имени партий, кандидатов или избирательных властей.

Вероятно, что «конвергенция» технологий телерадиовещания и телекоммуникаций также приведет к более тесной связи традиционных СМИ и Интернета. Несомненно, крупнейшие провайдеры, играющие на одном поле, могут с легкостью переходить с одного на другое. Телефония продвинулась в сторону использования спутников, телерадиовещание - в сторону оптико-волоконных кабелей. Вероятные экономические и социальные последствия этого - рост частных медиа-монополий в области телерадиовещания и Интернета.

Даже в Соединенных Штатах, где Интернетом пользуются больше всех, политические партии на удивление мало и неумело обращаются с этим средством. Это, возможно, объясняется неохотой, с которой современные политики участвуют в спонтанном интерактивном общении с избирателями. Содержание же Web-сайтов политиков, как правило, копирует материалы, уже имеющиеся в печатных изданиях.

Где Интернет развивается быстрее всего по отношению к избирательной тематике, так это в ресурсах различных неправительственных организаций. В США такие ресурсы включают в себя онлайновые базы данных с возможностью поиска, которые информируют пользователей о финансировании предвыборной кампании различных кандидатов, - это может лишь способствовать укреплению демократии.

Более проблематичный аспект состоит в использовании Интернета для подрыва общепризнанных для традиционных СМИ правил, например освещение проведения опросов на выходе с избирательных участков до окончания голосования.

В сочетании с традиционными СМИ Интернет может лишь усилить свое значение. Не секрет, что многие журналисты при создании своих материалов используют Интернет в качестве важнейшего источника получения информации. Официальные структуры, отвечающие за проведение выборов, все чаще размещают в Сети информацию, которая затем используется СМИ и тем самым получает более широкое распространение. Это особенно важно, например, при публикации результатов выборов. Если Web-сайт связан с находящейся на официальном сервере базой данных по результатам, это будет означать, что все результаты выборов становятся публично доступными без всяких задержек.

Интернет может также играть важную роль в распространении материалов для радиопередач. Это чрезвычайно эффективный метод помощи радиостанциям в их работе в больших странах, а также потенциальный способ передачи образовательных материалов для избирателей.

Профессиональный уровень

Важнейшим элементом медийной среды является уровень профессионализма и опыт журналистов и других сотрудников СМИ. Очень часто в странах, только- что вышедших из под репрессивной политической системы, журналистам недостает многих навыков и профессиональных стандартов, по сравнению с их коллегами из стран с давней историей свободы СМИ.

В подобных случаях нередко возникает тенденция к злоупотреблению новообретенными свободами, публикуя непроверенные или неправдивые материалы. Часто журналисты, оказавшиеся в такой ситуации, просто не знают, каким профессиональным стандартам следовать из-за отсутствия профессиональных объединений или профсоюзов, вырабатывающих кодексы поведения. Им не хватает элементарных навыков проведения журналистского расследования, проверки и написания материалов или их передачи. В частности, журналисты, готовящиеся освещать первые в своей жизни свободные выборы, зачастую просто незнакомы с самыми простыми аспектами этого процесса. Часто отсутствуют учреждения, обучающие журналистов, или же они не способны дать им навыки, необходимые для выполнения функции «сторожевого пса» в демократическом обществе.

Тем не менее опыт авторитарного правления может иметь и положительные стороны. Во многих случаях смелые независимые журналисты играли важную роль в ниспровержении диктаторских режимов. Журналисты, во враждебном окружении успешно расследующие и публикующие опасные материалы, вырабатывают профессиональные навыки, несравнимые с навыками тех их коллег, которые работают в благоприятных условиях. В контексте выборов профессиональный вызов для журналистов в том, чтобы эффективно использовать эти навыки в новых и незнакомых условиях.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта