Демократия.Ру




Сменяемость власти – лучшая профилактика коррупции. Сергей Миронов


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


20.10.2019, воскресенье. Московское время 22:21

Определение Конституционного Суда РФ от 5 ноября 1998 года N166-О «По делу о запросе Верховного Суда Удмуртской Республики о проверке конституционности положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Н.Т.Ведерникова, Н.В.Витрука, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, В.Д.Зорькина, А.Л.Кононова, В.О.Лучина, Т.Г.Морщаковой, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В.Витрука, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение запроса Верховного Суда Удмуртской Республики,

установил:

1. В производстве Верховного Суда Удмуртской Республики находится гражданское дело по жалобе Ижевской городской общественной организации инвалидов о признании статьи 36 и пункта 2 статьи 48 Закона Удмуртской Республики «О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления в Удмуртской Республике» не соответствующими статьям 23 (часть 1) и 32 (часть 2) Конституции Российской Федерации и Конституции Удмуртской Республики. Верховный Суд Удмуртской Республики, полагая, что пункт 8 статьи 31 и пункт 2 статьи 43 Федерального закона от 19 сентября 1997 года «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», подлежащие, по его мнению, применению в данном деле, не соответствуют Конституции Российской Федерации, приостановил производство по делу и обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке их конституционности.

Как указывается в запросе, пункт 8 статьи 31 и пункт 2 статьи 43 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» противоречат статье 23 (часть 1) Конституции Российской Федерации, закрепляющей право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, и статье 32 (часть 2) Конституции Российской Федерации, гарантирующей избирательные права граждан Российской Федерации. При этом, однако, заявитель не излагает своей позиции по поставленному вопросу, а лишь констатирует наличие проблем, возникающих при применении оспариваемых норм на практике. Так, по его мнению, требование пункта 8 статьи 31 Закона о собственноручном указании избирателем в подписном листе всех установленных реквизитов фактически не может быть выполнено лицами, страдающими определенного рода физическими недостатками; адрес места жительства, указываемый в подписном листе избирателем, так же как и адрес места жительства лица, изготовившего агитационные печатные материалы, требование об указании которого содержится в пункте 2 статьи 43 Закона, могут стать достоянием гласности и использоваться посторонними лицами в неблаговидных целях.

2. Статья 32 (часть 2) Конституции Российской Федерации, устанавливая право граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, не конкретизирует способы его реализации. Порядок и условия осуществления этого права предусмотрены в специальных законодательных актах, в частности в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

Статья 31 этого Закона определяет порядок сбора подписей в поддержку кандидатов (списков кандидатов). Требование ее пункта 8 о собственноручном указании избирателем в подписном листе установленных реквизитов не учитывает интересы тех избирателей, которые в силу возраста, состояния здоровья или иных обстоятельств не могут сделать это самостоятельно. Устранение такой пробельности является прерогативой законодателя и не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации. В отсутствие надлежащего регулирования правоприменитель, руководствуясь положениями статей 2 и 18 Конституции Российской Федерации, должен находить и реализовывать механизмы, позволяющие обеспечить волеизъявление указанной категории избирателей.

3. Содержащиеся в пункте 8 статьи 31 и пункте 2 статьи 43 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» требования об указании в подписном листе и в агитационных печатных материалах адреса места жительства соответственно избирателя и лица, изготовившего указанные материалы, не посягают на закрепленную в статье 23 (часть 1) Конституции Российской Федерации неприкосновенность частной жизни каждого, его личную и семейную тайну.

В первом случае это требование связано в том числе с необходимостью обеспечения установленного законом порядка сбора подписей только в том избирательном округе, в котором кандидат дает согласие на выдвижение (пункт 6 статьи 31), во втором - с возложенной на избирательную комиссию обязанностью принимать меры к пресечению возможного распространения, в частности, подложных агитационных печатных материалов (пункт 5 статьи 43). Кроме того, если преднамеренная утечка такой информации, повлекшая нарушение прав и интересов избирателя, имела место, то избиратель вправе их защищать всеми способами, не запрещенными законом, в том числе путем обращения в установленном порядке в суд общей юрисдикции.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 1 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Верховного Суда Удмуртской Республики ввиду неподведомственности поставленного в нем вопроса Конституционному Суду Российской Федерации.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу должно быть направлено в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации
М.В.Баглай

Судья-секретарь Конституционного Суда Российской Федерации
Н.В.Селезнев




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта