Демократия.Ру




Свобода означает ответственность. Вот почему большинство людей боится ее. Бернард Шоу (1856-1950), ирландский драматург и романист


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


15.10.2019, вторник. Московское время 12:15

Определение Конституционного Суда РФ от 27 сентября 1995 г. «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Козырева Андрея Владимировича»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Ю.Д.Рудкина, судей М.В. Баглая, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, В.Д.Зорькина, А.Л. Кононова, Т.Г.Морщаковой, В.И.Олейника, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, производившей на основании статья 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы А.В. Козырева,

установил:

1. А.В.Козырев обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с просьбой признать не соответствующей Конституции Российской Федерации статью 7 ГК РСФСР.

Поводом для обращения послужило начатое Пресненским межмуниципальным народным судом города Москвы в мае 1994 года судебное разбирательство по иску В.В.Жириновского к НТВ и А.В. Козыреву о защите чести и достоинства на основании части первой статьи 7 ГК РСФСР, согласно которой гражданин или организация вправе требовать по суду опровержения порочащих их честь и достоинство сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Заявитель полагает, что статья 7 ГК РСФСР в редакции от 11 июня 1964 года (как и статья 152 нового Гражданского кодекса Российской Федерации) не соответствует статье 29 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому свободу мысли и слова и устанавливающей, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Как полагает заявитель, есть мнения, которые не могут быть предметом судебного опровержения, поскольку они являются оценочными суждениями того, кто их распространяет, и принуждение к отказу от них - это вторжение в область «мысли и слова», «мнений и убеждений», охраняемых статьей 29 Конституции Российской Федерации...

2. Основанием к рассмотрению дела по жалобам граждан в Конституционном Суде Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации тот или иной закон, затрагивающий конституционные права и свободы граждан. Предписание части первой статьи 7 ГК РСФСР о праве гражданина или организаций требовать по суду опровержения порочащих их честь и достоинство сведений не свидетельствует о такой неопределенности. Указанная статья, устанавливая гражданско-правовые способы защиты чести и достоинства, является важной гарантией конституционного права на защиту чести и доброго имени, предусмотренного статьей 23 (часть 1) Конституции Российской Федерации...

3. Однако в обращении А.В.Козырева в Конституционный Суд поставлен важный и актуальный вопрос: как добиться в каждом конкретном случае, чтобы требования защиты чести и доброго имени не противоречили интересам свободной дискуссии по политическим проблемам в демократическом обществе.

При рассмотрении в судах общей юрисдикции дел о защите чести и достоинства надлежит решать, укладываются ли рассматриваемые сведения в рамки политической дискуссии, как ограничить распространение недостоверной фактической информации от политических оценок и возможно ли их опровержение по суду.

В связи с особенностями и сложностью исследования такого рода обстоятельств, а также руководствуясь задачей предупредить вынесение необоснованных судебных решений, Верховный Суд Российской Федерации может использовать свое конституционное правомочие и дать судам разъяснения, касающиеся судебной практики по данной категории дел. Суды общей юрисдикции вправе и обязаны обеспечивать должное равновесие при использовании конституционных прав на защиту чести и достоинства, с одной стороны, и свободу слова - с другой.

На фоне закрепленного Конституцией Российской Федерации (статья 13) идеологического и политического многообразия и многопартийности, в условиях активных политических предвыборных кампаний указанные полномочия судебной власти приобретают особое практическое значение. Однако Конституционный Суд согласно части третьей статьи 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» не вправе принимать на себя их осуществление, поскольку это связано с установлением фактических обстоятельств дела, относящимся к компетенции других судов.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 1 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. В принятии к рассмотрению жалобы гражданина Козырева Андрея Владимировича отказать.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Заместитель Председателя Конституционного Суда Российской Федерации
Т.Г.Морщакова

Судья - секретарь Конституционного Суда Российской Федерации
Ю.Д.Рудкин




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта