Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

На свете есть великое множество людей, воображающих, что они наделены талантом править, только по той причине, что они стоят у власти. Наполеон I Бонапарт (1769-1821), император французов в 1804—1814 и 1815 годах, полководец и государственный деятель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


01.12.2020, вторник. Московское время 21:20


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Большаков С.В. Регулирование деятельности СМИ в избирательной кампании

У нас многие считают, что можно какой-то конкретный вопрос разрешить вот так - собравшись на семинаре или конференции. Конкретные вопросы, как вы знаете, разрешаются иначе: подаются письменные обращения, избирательная комиссия рассматривает, дает письменное решение. Если это решение не устраивает, то можно обратиться в вышестоящую комиссию либо в суд. Я так говорю, поскольку из опыта знаю, что часто на таких мероприятиях задают массу вопросов, в общем нетипичных, а интересующих конкретного человека. Тем не менее, давайте начнем, а там будет видно.

Мне приходится довольно часто встречаться с представителями средств массовой информации, с журналистами, поскольку в Центральной избирательной комиссии мне как раз по регламенту отведена эта роль - обеспечивать права граждан на участие в предвыборной агитации, в том числе через СМИ. Думаю, никто не будет спорить, что по сравнению со СМИ в качестве канала агитации все остальное в гораздо меньшей степени воздействует на избирателя. Именно на агитацию через СМИ кандидаты тратят больше всего средств из избирательных фондов. Те, у кого есть и иные средства, и они умеют так ловко сделать, чтобы не попасться, тратят много и помимо фондов. Этого не должно быть, поскольку агитация, как известно, может быть оплачена только из предвыборного фонда кандидата, либо избирательного объединения, зарегистрировавшего соответствующий список кандидатов. В своем выступлении, я постараюсь говорить о самых больных моментах. О чем не скажу, на то потом обратим внимание с вашей помощью.

Я слушал выступление представителя Свердловской области (г. Екатеринбург), и должен разочаровать свою землячку, не согласившись с тем, что мы имеем дело со случаем из ряда вон выходящим. Мы в Центральной избирательной комиссии имеем эту кассету, это обращение или заявление, и я эту кассету уже посмотрел. Я сейчас не хочу говорить, какой будет дан ответ. Проводится работа, все коллегиально решается. У меня пока не сложилось впечатления, что мы имеем дело с чем-то из ряда вон выходящим. На самом деле мы имеем дело с тем, с чем сталкиваемся уже довольно длительное время в Российской Федерации. Законодательство в том виде, в котором оно действует на выборах с 1994 года несовершенно. Некоторые правоведы утверждают, будто к каждым выборам у нас новый закон. Формально может это и так, поскольку законодатель, к сожалению, все возится-возится с законом, внося дополнения, а за два месяца до очередных выборов, когда уже деваться некуда, он его выпускает. Это, конечно, непорядок. Мы все время говорим, что так нельзя делать, что над законами работают слишком долго. Вот сейчас новая редакция закона «Об основных гарантиях» уже подготовлена, в первом чтении ее депутаты приняли. Снова там море поправок, опять все это тянется. Я подчеркиваю: это не новый закон о выборах, как кто-то пытается уверить общественность. Закон о выборах - тот же, но он совершенствуется, те же подходы, те же правовые конструкции. Дело в том, что практика применения убеждает нас в существовании массы людей, заинтересованных в том, чтобы обойти, нарушить закон, используя его несовершенство. И вот законодатель пытается эти белые пятна устранить.

В Российской Федерации давно уже идут выборы, периодические, обязательные. Все это знают прекрасно. Наблюдатели международные у нас всегда присутствуют на всех выборах, а на федеральных - это уж вообще без разговоров. Кто интересуется, знает, что иностранные наблюдатели, в том числе Европейский институт СМИ, мониторинг осуществляли и в 1999 году, и в 2000 году. Это не наша тема в данный момент, и я скажу только одно: в России избирательное законодательство нормальное. Оно вполне прогрессивное, оно отвечает международным избирательным стандартам, и наши выборы по всем процедурам никем не подвергаются сомнению, в том числе иностранными наблюдателями. Самая большая претензия, кстати, это ангажированность средств массовой информации. Это записано и в мониторинге 1999 года, и в мониторинге 2000 года черным по белому.

Я говорю это к тому, что совершенно никакой трагедии нет в том, что российские законы о выборах предусматривают особый режим правового регулирования средств массовой информации в период избирательной кампании., если хотите так ставить вопрос. Я предпочитаю по другому вопрос ставить: особый правовой режим регулирования распространения, производства информации, связанной с выборами в ходе избирательной кампании. Это действительно в Российской Федерации существует. Во-первых, это полностью соответствует Конституции РФ, хотя сегодня прозвучало, что кто-то хочет оспорить Федеральный закон о выборах в Конституционном Суде. Может быть. Будет такое решение Конституционного Суда о том, что закон о выборах не соответствует Конституции, - значит будет другой закон. Законодатель закон поправит, и будем в других условиях жить. Только и всего. Вот было решение Конституционного Суда совсем недавно, которое несколько подправило взгляды судов общей юрисдикции на возможность отмены результатов выборов в случае, если права какого-то кандидата были нарушены. Был известный случай, когда Макашову отказали в регистрации, а затем, когда уже выборы прошли, суд рассмотрел дело и восстановил его в списках кандидатов. Оказывается, незаконно ему отказали в регистрации. Сейчас Макашов тоже судится в надежде, что те выборы будут отменены. Но это уже другой вопрос. Что будет, увидим. На самом деле лишь одно произошло - Конституционный Суд указал судам общей юрисдикции этим решением, что в принципе, если нарушены права кандидата, не нужно очень сильно опасаться и можно отменять итоги выборов. Однако пока нет решения Конституционного Суда о том, что Федеральный закон о выборах не соответствует Конституции. Это значит, что нет оснований пока упрекать Федеральный закон в несоответствии Конституции. А с нашей точки зрения, он вполне соответствует. Что конкретно критики имеют в виду? Во-первых, статья 29, которую вы, коллеги, так любите, и в которой 5 частей, а не только одна, гарантирующая каждому свободу слова и мысли. 5 частей- я подчеркиваю. Кроме того, слов «свобода печати» вообще нет в Конституции. Т.е. я понимаю, что где-то в США, наверное, это одно и то же. Свобода слова равняется свободе печати, это возможно. Но это разные, как я понимаю, понятия. Не знаю как там, но здесь точно разные. Нет слова «печати» в 29-й статье. Поясню, почему я так думаю. Некоторые утверждают, что это исключительно точка зрения ЦИК и все. Да нет. Просто в первой строчке первой части 29 статьи написано каждому гарантируется «свобода мысли и слова». Свобода мысли вообще не регулируется, слава Богу, пока. Но я думаю - очень хорошо, что есть такая строчка, поскольку может быть (вот уже руки-ноги делают из стволовых клеток) кто-нибудь додумается и до того, чтобы мысли контролировать. Если кто-то выдумает такую машину, можно будет его остановить, этого человека...

ВОПРОС: Извините, я хочу задать вопрос - это вы как физическое лицо так думаете?

БОЛЬШАКОВ С.В.: Нет, я здесь выступаю как представитель Центральной избирательной комиссии Российской Федерации.

Ну и далее. Насчет свободы слова. Она, конечно, каждому гарантируется. И, как я понимаю, свобода слова в Российской Федерации регулируется второй частью статьи 29, где написано, что запрещена агитация и пропаганда, я не буду рассказывать какая. Это все тиражируется законами РФ: в «Законе о СМИ» четвертая статья, в любом законе о выборах обозначено то, чего нельзя делать - это одно и то же. Так вот, как я понимаю, свобода слова уже ограничена, второй частью статьи 29. Потому что, письменно ли, устно ли, через средства ли массовой информации нельзя призывать к тому, что там запрещено. Т.е. по Конституции РФ свобода слова не безгранична. Она ограничена частью второй статьи 29. Ну и все, по-моему, больше ничем. Короче говоря, четвертая часть статьи 29 выделяет совершенно ясно еще такое понятие, как свобода информации, т.е. распространения информации, производства и т.д. Это не совсем то же, что свобода слова. И тут уже написано совершенно четко - «любым законным способом». Любым законным способом - это означает, что регулируется федеральными законами. Это значит, что распространение информации в Российской Федерации регулируется федеральными законами. Любое правовое регулирование осуществляется законами. Какое вообще может быть регулирование в сфере вашей деятельности? Может быть этическое саморегулирование. А может быть правовое регулирование. Может не быть никакого регулирования. В Российской Федерации осуществляется правовое регулирование.

С моей точки зрения, оно совсем не нужно там, где существуют по-настоящему действенные механизмы этического саморегулирования журналистов. В Западной Европе, насколько я в книжках вычитал, там вроде бы все это есть, существуют такие развитые институты саморегулирования. Осмелюсь утверждать, и пусть меня опровергнут, что у нас совсем другая ситуация, т.е. в России на сегодняшний день не так все обстоит. Если говорить об этических механизмах регулирования, то у нас есть Большое жюри Союза Журналистов, насколько я знаю. Но в вашем цехе, вы извините меня, не только единомыслия и единогласия, но и согласия нет. Вовсе не считаю, что единомыслие необходимо, но этические механизмы существуют в других странах. А у нас Большое жюри принимает решения (на мой взгляд, правильные), но мало кто к ним прислушивается. Есть и Медиасоюз, и другие организации. Не хочется в эти дела глубоко вникать, но вывод один: таких механизмов, как, допустим, в Западной Европе, развитых, действительно имеющих и штаты какие-то, и органы, принимающие решения, и к которым действительно все прислушиваются, у нас нет. Это совсем другое дело, вы все сами знаете, а я вычитал у Федотова, с которым согласен. Считаю, что совершенно прав Михаил Александрович почти во всем, а может и вообще во всем. Разберемся... Короче говоря, нет у нас ничего такого, что есть у них и что позволило бы вообще отказаться от правового регулирования. Я совершенно убежден, что когда у нас будут развитые механизмы этического саморегулирования, когда подлинная независимость СМИ будет не стремлением, не целью, а реальностью, как и гражданское общество (Конституция нам нарисовала идеалы), и когда у нас будет как у них, я сам первый буду голосовать за то, чтобы правовое регулирование отбросить. Но этого нет, к сожалению, на сегодняшний день в России. И давайте делать так, чтобы не были нужны эти ограничения, давайте вместе будем идти к тому, чтобы от них отказаться.

Я к чему это все говорю? Что такое независимое средство массовой информации? Это то СМИ, которое либо получает деньги от общества, непосредственно, путем абонентной платы, подписки или еще как-то, либо само зарабатывает столько, чтобы ему хватало. Точка зрения ЦИК такова, что когда будет подлинная свобода СМИ, тогда можно будет и не регулировать. Сейчас этого нет - следовательно, необходимо регулирование. Оно осуществляется государственными органами. Да, есть коллизия законов, совершенно верно. Как хотите это оценивайте, каждый со своей точки зрения. Я это очень просто оцениваю: «Закон о СМИ» был принят в 1991 году, еще Конституции не было. Если хотите, в «Законе о СМИ» ничего нет о том, что в России проводятся периодические, обязательные, демократические выборы, нет слова «выборы» вообще. Законодательство о выборах совершенствуется, развивается с учетом меняющихся реалий в обществе, и мне кажется, что так должно любое законодательство развиваться. Как развивается, например, законодательство об административных правонарушениях - новый административный кодекс наконец-то приняли, или закон о труде. Я не хочу комментировать, хорошо или плохо они развиваются, хочу лишь сказать, что идет развитие. В ситуации выборов действует федеральный закон «Об основных гарантиях...». Вот у нас сложилась интересная ситуация в России - закон этот вообще-то должен как раз сами эти самые основные гарантии в себя вмещать, а дальше уже все эти правовые конструкции должны развиваться, детализироваться, законодательством специальным федеральным и законодательством субъектов федерации о выборах. Что мы видим? Федеральный законодатель это понимает, он создает закон о выборах президента. Кто прочитал внимательно закон «Об основных гарантиях...», тот знает: он ровно в два раза тоньше закона о выборах президента. Точно так же закон о выборах депутатов Госдумы в два раза толще закона «Об основных гарантиях...», т.е. что делает законодатель - он расписывает все процедуры. Это простой пример. Это нормальные законы, они позволяют проводить выборы, позволяют разобраться всем участникам избирательного процесса в том, что и как должно быть. Что делает законодатель субъекта Российской Федерации? Детально берет все три закона и, применительно к своим условиям, тоже регулирует в рамках закона «Об основных гарантиях...», а в некоторые просто механически переписывают закон «Об основных гарантиях...» - и получается вообще полный ноль. Т.е. закон «Об основных гарантиях...» регулирует массу вопросов, связанных, в частности, с распространением информации, и точно так же законодатель субъекта автоматически переписывает эти нормы.

ВОПРОС: У меня несколько вопросов. Вы меня убедили, что ЦИК действует исключительно по закону...

БОЛЬШАКОВ С.В.: Неправда.

ВОПРОС: Ну, Вы меня убедили. Но, первое - на каком правовом основании ЦИК закрывала, пыталась закрыть сайты Фонда Эффективной Политики на прошедших президентских выборах, когда они публиковали exit polls, второй вопрос...

БОЛЬШАКОВ С. В.: Пожалуйста, по одному вопросу, потому что, когда пять вопросов, я, как Лимончик, уже забываю первый вопрос. Помните у Джанни Родари? Никакая Центральная избирательная комиссия не пыталась никакого сайта закрыть. У нее вообще нет таких полномочий, что-то открывать или закрывать. Другое дело, конечно, что мы расценили это как нарушение закона. В чем сущность этого нарушения? Суть в том, что страна у нас большая, и когда уже половине страны итоги известны (их на сайт выставили), в принципе это могло оказать влияние на свободу волеизъявления граждан, допустим, в Калининграде, где они еще не ходили голосовать, а уже видят, как остальная страна проголосовала. Это психологически воздействует: человек пойдет и так же проголосует. Мы, естественно, были против. О закрытии речь никогда не шла. Речь шла о том, чтобы автору сайта, который в данном случае известен ( было бы хуже, если бы он выступал анонимно - тогда бы мы вообще ничего не смогли предпринять), сказать, что так делать нехорошо. Поскольку было ясно, что это известный г-н Павловский, то и было сделано такое заявление, в том числе и ему лично, с просьбой прекратить выдачу этой информации в интернет.

ВОПРОС: На основании каких правовых норм?

БОЛЬШАКОВ С. В.: На основании только законодательства о выборах.

ВОПРОС: Но там же не регулируется интернет. Вообще нет в российском законодательстве понятия «Интернет», не существует его там.

БОЛЬШАКОВ С.В.: Ну и что? Здесь можно спорить. Во-первых, я с Вами согласен, что «Закон о СМИ» не содержит ничего. Но с другой стороны, я знаю, что около 20 сайтов зарегистрированы как средства массовой информации.

ВОПРОС: Но те сайты не были зарегистрированы как СМИ.

БОЛЬШАКОВ С.В.: Те не были...

ВОПРОС: Соответственно, меня интересует вопрос, возможно ли распространение предвыборной агитации без оплаты, но как бы с нарушением этих требований посредством незарегистрированного как СМИ сайта?

БОЛЬШАКОВ С. В.: Вопрос прикладной, я Вас понимаю. Еще раз Вам говорю: если Вы будете это делать, скрываясь, анонимно, если сервер будет зарегистрирован где-нибудь в США, короче, если Вас никак не достать, то никто Вам ничего не сделает. Но если Вы это будете делать открыто, то это будет нами - под «нами» я подразумеваю ЦИК, или государство в лице ЦИК, если хотите, - расценено как нарушение законодательства о выборах и к Вам будут предъявлены претензии.

ВОПРОС: Как же так, г-н Большаков, если компьютер мой и если на мой компьютер кто-то заходит, я лично ничего не распространяю. Суть интернета состоит в том, что на мой компьютер может просто кто-то зайти. Как же Вы не можете этого понять?

БОЛЬШАКОВ С.В.: Коллега, ну вот мы сколько об одном и том же. Глеб Павловский ведь не скрывался? Не скрывался. Вот к нему и были предъявлены претензии.

ВОПРОС: Да на каком правовом основании?

БОЛЬШАКОВ С.В.: На основании законодательства о выборах, в который раз я уже говорю. Откройте закон о выборах, там написано, что до окончания голосования нельзя распространять информацию, вот и все. Он ее распространял.

ВОПРОС: Сергей Владимирович, скажите, пожалуйста, а Вам не кажется, что позиция ЦИК по поводу предвыборной агитации противоречит конституционной норме о праве на распространение мнений, которая ничем из действующего законодательства не ограничена. Единственное ограничение существует по форме - нельзя в оскорбительной форме доносить информацию. Больше ограничений нет.

БОЛЬШАКОВ С.В.: Это Ваша точка зрения.

ВОПРОС: Нет, это точка зрения Конституции. Это из Европейской Конвенции о правах человека взята статья. Так вот, не кажется ли Вам, что сегодняшняя позиция ЦИК, а Вы ссылаетесь на федеральное законодательство, а не на Конституцию, противоречит статье Конституции о свободе распространения мнений и, второй статье Конституции, которая говорит, что высшая цель государства - не в защите неких общественных интересов, а защита прав и свобод каждого конкретного гражданина - и избирателя тоже.

БОЛЬШАКОВ С.В. :Поскольку я не в первый раз встречаюсь с Вашими коллегами по цеху, я знаю, что этот вопрос всегда звучит, и ничего нового или оригинального я тут не вижу. Вот книжку я принес, опять Федотов, живой классик. Тут написано, что применительно к свободе массовой информации на территории РФ действует статья 19 Международного пакта гражданских и политических прав и статья 10 Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод человека. Там много чего написано, но я позволю себе только на двух моментах остановиться. Первый момент. Совершенно правильно там написано, что журналистика - это право на свободу выражения мнения. Но есть и вторая часть статьи, о которой Вы не говорите почему-то. Там же написано, что федеральными законами может быть ограничена свобода выражения мнения в необходимых случаях - в интересах демократии и защиты прав иных лиц. Вернемся к Конституции. Я сейчас еще раз говорю: те международные нормы, которые Вы назвали, существуют. Там есть эти два самых важных момента - признание права на свободу выражения мнения и права государства законом ограничивать свободу выражения мнения с целью защиты прав иных лиц и в интересах демократии. Вы видите только то, что Вы читаете. Вот некоторые любят увидеть первую строчку Конституции и все. А дальше не надо, да? Нет, надо все видеть. Так вот, вернемся к Конституции. Любым законным способом можно информацию распространять и свое мнение выражать. Насчет мнения там нет? Докажите мне, что Ваше мнение, распространяемое через СМИ не есть информация, я с Вами соглашусь. Ваше мнение, когда Вы его другу излагаете на кухне - это Ваше мнение в чистом виде. Ваше мнение, излагаемое с трибуны в Гайд-парке - это Ваше мнение, излагаемое благодаря свободе слова. А вот Ваше мнение, излагаемое через СМИ, - это массовая информация, так я это понимаю. И это изложение информации посредством СМИ должно Вами осуществляться в рамках требований закона той страны, где Вы это делаете. У нас эти ограничения есть в законодательстве о выборах, в частности, а остальное меня не интересует.

ВОПРОС: А в чьих интересах эти ограничения, позвольте спросить? Кто их устанавливает? Вы устанавливаете?

БОЛЬШАКОВ С.В.: Законодатель. Сначала депутаты Государственной Думы принимают, потом Совет Федерации одобряет, потом Президент подписывает. Вот эти три инстанции.

Большаков С.В.
Член ЦИК РФ

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2020  Карта сайта