Демократия.Ру




Правда у всех одна и та же, но у всякого народа есть своя особая ложь, которую он именует своими идеалами. Ромен Роллан (1866-1944), французский писатель, общественный деятель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


22.01.2018, понедельник. Московское время 03:19


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

М.Б. Горный. Выборы в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга в 1998 г. (опыт избирательной кампании на примере 33-го округа)

В декабре 1998 г., точнее осенью, я выдвигался кандидатом по 33-му округу в депутаты Законодательного Собрания. Об опыте этой избирательной кампании я и хочу рассказать.

1998 год. Еще никаких взрывов нет, никакого Глеба Павловского нет. Так, «проба пера». Что есть? В октябре на петербургском телевидении уже есть передача Чернядьева, уже выступает Александр Глебович Невзоров, и эта передача называется «Компромат». Они вдвоем в течение 15 минут дискутируют, что такое компромат, какие виды компромата могут быть, какие виды компромата допустимы и недопустимы на выборах. Такая вот дискуссия.

Что еще тогда было. На политической сцене «правили бал» мощные структурированные избирательные объединения. Из них в Санкт-Петербурге самыми сильными были: «Яблоко», за него тогда по оценкам готовы были проголосовать до 27% петербуржцев; блок «Согласие» - это то, что раньше было ДВР, и к ним присоединились мелкие политические протопартии; блок КПРФ - КПРФ, РКРП; две партии, или протопартии, Александра Лебедя, одна из них «Честь и Родина», вторая - Российская народная республиканская партия; Блок Юрия Болдырева.

В 33-м округе на одно место вначале претендовали 18 кандидатов, из которых зарегистрированы было 14. Чтобы тебя зарегистрировали, надо было собрать две тысячи подписей. Уже тогда были кандидаты, которые одновременно выдвигались в нескольких округах. Например, Сергей Беляев, он тогда был депутатом Государственной Думы, собирал подписи в двух округах. Каким образом собирались подписи? Например, у меня в округе подписи собирались за Юрия Юрьевича Болдырева. Естественно, он никуда не выдвигался, это были подписи за кандидата от Блока Юрия Болдырева, но люди ходили и собирали подписи за него. И очень успешно. Тогда же начало проявляться и выдвижение кандидатов-двойников. В 33-м округе напрямую таких кандидатов не было. Все знают, что в 50-м округе было три Сергеева, и что ныне действующий депутат идентифицировал себя по отчеству - Елизарович. Вот так, мол, отделяйте меня от всех фальшивых Сергеевых. Было два Мироновых. Выдвинуто было два Юрия Юрьевича Болдырева. Один из них был темнокожий... и т.д.

Подписи собрали, в конце концов, зарегистрировались. В округе N33 зарегистрировались 14 кандидатов (вместе со мной) - представители практически всех политических сил. Один - был, что называется прогубернаторским кандидатом, сейчас это вице-губернатор Александр Александрович Смирнов. От Блока Болдырева были, от КПРФ были, от РКРП были, два «лебедиста» были. В общем, полный спектр. Нам удалось договориться с «Согласием», чтобы по некоторым округам не пересекаться, поэтому в 33-м округе кандидата от «Согласия» не было.

Согласно законодательству о выборах: выдвигать могут избиратели, избирательные объединения и блоки; выборы двухтуровые; для победы в первом туре необходимо, чтобы проголосовали более 50% избирателей; выборы считаются состоявшимися, если пришло 25% избирателей. А если выборы состоялись, т.е. 25% избирателей пришли, и не определился победитель с первого раза, то занявшие два первых места выходят во второй тур, а во втором туре выборы считаются состоявшимися в любом случае и побеждает тот, кто набрал относительное большинство.

Началась предвыборная агитация. Были задействованы «грязные» избирательные технологии, т.е. кандидаты-двойники: три Миронова; три Сергеева; два Болдырева; два Беляева. Как с этим бороться? Объяснять, кто ты на самом деле есть, пытаться как-то выделиться.

Впервые тогда было применено выдвижение от организации-двойника. Та организация, к которой принадлежал я, называлась «Региональная партия центра, Санкт-Петербургское региональное отделение «Яблоко». И тут я узнаю, что какой-то гражданин в моем округе выдвинулся от организации с очень неброским названием «Яблоко - Санкт-Петербург». Что это за организация? Пошли проверять. В 24-х округах, где были наши кандидаты (а мы выставлялись в 30-и округах), появились кандидаты, выдвинутые организацией «Яблоко - Санкт-Петербург». Стали выяснять и узнали, что адреса, по которому зарегистрирована эта организация, не существует в природе. Организация зарегистрирована за три дня. Вероятно, это был один из ходов команды губернатора, которая уже тогда достаточно активно, но пока, на наш взгляд, в рамках закона стала работать против «Яблока».

Вот «грязные» технологии. Что им противопоставить? Договорились сделать кампанию партийной, в самом прямом смысле - т.е. попробовать всколыхнуть широкие слои населения, чтобы они пришли на выборы, и индивидуальные кампании были нивелированы. Чтобы голосовали не за Елизарова, а за определенную политическую программу, за определенную идею. Такая идея в первом туре, естественно, получила свое развитие после очень трагического события - убийства Галины Васильевны Старовойтовой. И в первом туре так называемая антикриминальная истерия («все идем на выборы, чтобы не допустить криминал к власти») «сработала». Никакие «грязные» технологии никому не помогли, ни один из двойников не прошел во второй тур, и никакое «гнилое Яблоко» (мы тогда так окрестили «Яблоко - Санкт-Петербург») не провело во второй тур ни одного из кандидатов. Было подписано даже антикриминадьное соглашение - «Не пустим криминал в Законодательное Собрание».

В результате в первом туре 6 депутатов были избраны, и все они - это действовавшие тогда депутаты Законодательного Собрания, которые вели работу с избирателями в округах: кто раздавал подарки, кто завоевывал заслуженный авторитет - но это прежде всего четкая работа с избирателями, а политика во вторую очередь. Кроме того, во второй тур вышли 23 представителя «Яблока», 18 - Блока Юрия Болдырева, 4 - блока «Согласие» (это из 50 кандидатов). Из той пресловутой команды губернатора во второй тур вышло очень немного. Удалось реализовать идею партийной кампании, при которой лишь небольшая часть может рассчитывать быть избранными, опираясь только на работу с жителями в округе, никакие «двойники» не проходят в депутаты, избиратели голосуют за идею и ее сторонников.

Между первым и вторым туром произошло существенное изменение тактики предвыборной кампании, в основном, со стороны властей. Был использован административный ресурс, причем, главным образом, против того избирательного объединения, к которому принадлежал я, против «Яблока». Во второй тур я, конечно, вышел. Со мной вышел во второй тур ныне действующий депутат, представитель блока Юрия Болдырева Виктор Леонидович Евтухов, это далеко не самый плохой депутат Законодательного Собрания. Из 18 кандидатов Блока Болдырева (о которых я говорил выше) во второй тур вышли 15 кандидатов в тех округах, в которых вышли и «яблочники». И все 15 «болдыревцев» обыграли этих 15 «яблочников». Это тоже факт.

Против одного из избирательных объединений были задействованы все законные и незаконные избирательные технологии. Незаконные в том смысле, что они противоречили тогдашнему закону о выборах, в смысле равенства доступа к СМИ, в смысле агитации должностных лиц, в смысле равенства возможностей, чтобы к кандидатам одинаково относились правоохранительные органы. За эти три пункта я ручаюсь. Блоку Ю.Ю. Болдырева был дан «карт-бланш» к доступу к СМИ, его рекламную кампанию вел очень талантливый журналист Сергей Пилатов («Агентство ИМА-ПРЕСС»). Очень толково была проведена кампания, но, главное - столько, сколько он появлялся на телеэкранах, печатался в газетах, никто не появлялся - в сумме 107 раз он участвовал в программах на различных каналах телевидения и публиковал статьи в центральных газетах! При этом он тогда был главой Контрольно-счетной палаты. Это с одной стороны. А весь пафос его выступлений заключался в том, что хуже «Яблока» может быть только Гитлер, но и то, трудно сказать; в общем, «раздавим гадину, не допустим ее в Законодательное Собрание». Это негативный пафос. А есть позитивный пафос: все голосуют за представителей блока Юрия Болдырева, потому что их основная идея - «Любой житель Санкт-Петербурга может и должен контролировать власть».

Второе объединение - это губернаторский список. Шесть депутатов избранных, из них 3 выступили и опубликовали список губернатора из тех людей, которые вышли во второй тур. Тут уж, как говорится, не до жиру, быть бы живу; это не были люди, которые изначально принадлежали к команде губернатора, но, главное, чтобы не прошли противники. В этом списке из 50 человек было 2 «яблочника» - Калинин и Назаров. Больше там «яблочников» не было. Естественно, они свое согласие не давали, чтобы в этот список попасть, но он был опубликован. По петербургскому телевидению были показаны два фильма Невзорова - «Заговор» и «Заговор-2». В Санкт-Петербурге с его уровнем культуры такой кич вроде не должен был сработать. Тем не менее, эти фильмы «сработали». Агитация за день до выборов и в день выборов за петербургский список практиковалась во всех без исключения округах. Мы пробовали что-то предпринимать... Ну, обидно же - иду по территории округа, и при мне ставят здоровенную тумбу на Московском проспекте: «мол, голосуйте: 32-й округ - Ягья, 33-й округ - Евтухов». Мы их под белы рученьки - и в милицию. Ну что ж это такое? Суббота, завтра голосование, что ж вы делаете? «Ладно, нет вопросов». Потом поинтересовались: их в тот же день и отпустили.

Газета, которая распространялись за день и в день голосования и содержала очень серьезные обвинения в адрес «Яблока» от лица Юрия Титовича Шутова и бывшего депутата Ленсовета Николая Андрушенко, называлась то ли «Петербургский курьер», то ли «Новый Петербург». Распространителей мы ловили и приводили в милицию, - их тут же отпускали. Это второе.

И третье - неодинаковые условия для кандидатов со стороны правоохранительных органов. У представителей одной политической силы отбирали лестницы, с помощью которых они клеили плакаты, арестовывали ребят (но потом их, правда, тоже отпускали), представители других политических сил таким репрессиям не подвергались.

И вот в течение двух недель каждый день вбивалось-вбивалось-вбивалось: «Яблоко» - это плохо, а Блок Юрия Болдырева - это хорошо, потому что каждый может контролировать власть. При этом, обращаю ваше внимание, есть идея, есть лидер, при этом лидер сам не выдвигается. И губернаторский список. Есть лидер - губернатор (не выдвигается), есть список и есть идея. Идея: нам нужны практики, честные профессионалы, а не «рука Москвы». Одна из основных претензий к «Яблоку», помимо того, что они - «болтуны», это то, что они - «рука Москвы».

И все это «сработало». В результате выборов был колоссальный успех «болдыревцев» - 15 депутатов, «Яблоко» провело 8 депутатов, из губернаторского списка было 17 депутатов, которые прошли в Законодательное Собрание.

Вот такая «проба пера» была в 1998 г. в Петербурге на выборах и получила мощнейшее развитие в масштабе всей страны на думских выборах в 1999 г., на президентских и губернаторских в 2000 г., а теперь и вообще никого ничем в России не удивишь.

Анализируя итоги этой кампании, я сформулировал главные выводы. Партийность кампании в первом туре как противодействие «грязным» одиночным технологиям, персональным технологиям. Во втором туре - это то, что потом назвали «зомбированием» населения. За месяц до выборов и через два месяца после выборов определяли рейтинг «Яблока», и он был примерно одинаковым. Таким образом, за один месяц людям внушили, как голосовать, и они проголосовали. Попробуйте эту ситуацию «примерить» на выборы в Государственную Думу (голосование за «Единство») и на выборы Президента в 2000 г.

Ниже приводятся ответы автора на вопросы участников конференции.

А. Щербак

У меня вопрос об институциональных эффектах при избирательных системах. При мажоритарной системе, голосовании в два тура, очень часто успешность голосования за депутата зависит от его коалиционной политики после первого тура. Сознавали ли Вы этот эффект, вели какие-нибудь коалиционные переговоры с другими силами? Вводили ли загодя какие-то новые ресурсы. Какова был тактика борьбы - финансовой, организационной? Как Вы считаете, делали ли это ваши оппоненты?

М. Горный

Да, я - делал, они - нет. Во второй тур вышел я, и меня тогда обыгрывал в полтора раза Евтухов от Блока Юрия Болдырева. Что могли, мы все там включали. Потом в мою поддержку объединились еще 4 кандидата. В поддержку Ю.Ю. Болдырева, без просьбы с его стороны, выступила некто Людмила Васильевна Пушкарева, которая в этой газете «Новый Петербург» говорила, как перед расстрелом: «Единственное пожелание перед вторым туром - ни в коем случае не голосовать за Михаила Вениаминовича Горного». Вот такое у нее пожелание было. Да, такая коалиционная политика велась, и действительно я получил поддержку, но этого оказалось недостаточно. Более «длинноволновые» (так я их называю) технологии были включены. Для 33-го округа - это, в первую очередь, рейтинг Юрия Болдырева. Мы проводили социологический опрос: на первом месте, за кого люди собирались голосовать, был Болдырев. На втором месте - я. А Болдырев и не выдвигался.

Т. Протасенко

Можно, я добавлю некоторые штрихи. Я тогда работала в избирательном блоке «Согласие». Многое видела, знаю и по прошествии такого количества времени могу сказать. Михаил как бы поверхность нарисовал, а на самом деле там было столько тайных пружин, которые те как бы теоретические выводы, которые он сделал, на самом деле опрокидывают.

Я могу абсолютно точно сказать, как формировался «петербургский список». Изначально он, действительно, не был спрогнозирован, не был сформирован. Мало того, список кандидатов в депутаты, которые шли от губернаторских структур, изначально оказался проваленным. Было известно, что эти люди шли от губернатора, поскольку у них были специфические листовки, такой желтый круг, и значительная часть провалилась. А когда уже началась работа во втором туре, был сформирован этот «петербургский список». Причем могу сказать, что во втором туре работал другой идеолог кампании со стороны губернатора, не тот, что был в первом туре, и он выиграл эту кампанию, положив в основу в значительной степени именно психологические факторы. Роль психологов была настолько велика, что представить даже трудно! Все эти вещи, связанные с «заговором демократов», которые запускались, все выступления по телевизору, вся реклама - все было очень сильно связано с психологическими факторами.

Но вернусь к формированию этого списка. Он был составлен на основе социологических опросов (проводила не я, но мы, социологи, обмениваемся данными рейтингов). Эти исследования проводились разными фирмами, потом были сведены, и кандидаты в депутаты, у которых были наибольшие шансы на выигрыш, были включены в этот список. Потом с ними были проведены переговоры, нет ли там резких выступлений против. Насколько я знаю, никто из тех, кто был включен в список, не выступил против. Там было очень много случайных людей, но важнее была победа и репутаций, и связей, и т.д. Под Блок Болдырева там ушло очень много людей, например Корчагин, который сейчас работает в Администрации и которого очень трудно было представить в Блоке Болдырева, и Риммер.

Они все в последний момент, когда увидели, что Болдырев за собой тянет и ведет к победе, оказались в Блоке Болдырева. Вот этот список, который поддерживал губернатор, который поддерживал Болдырев. Это очень здорово сработало на победу. Но не только это.

Результаты социологических опросов показывают, что тут, на самом деле, очень важная вешь была. Не забывайте, что перед этим был дефолт, колоссально упал жизненный уровень населения. Настроение было ужасающее и все падало вниз, вниз, вниз. Поэтому идея контроля «легла на массы» так, что дальше ехать некуда. Сочетание - Счетная палата, Болдырев, контроль и т.д. - притащило за собой этих кандидатов, не говоря о других каких-то методах.

У «Яблока» была партийная идеология, были программные заявления. А население в ту пору ни на какие программы, ни на что не реагировало, ему нужна была внятная, очень простая вещь. На контроль они отреагировали. Они отреагировали на какой-то период. Это все равно, что получить 3 или 5 кг муки. Они проголосовали. И через какое-то время - полный обвал. Сейчас на Болдырева вообще никто не реагирует.

Теперь появилась другая идея. Все озабочены пенсионной реформой, пенсиями. Место Блока Болдырева сейчас занял Блок Оксаны Дмитриевой. И, я думаю, на ближайших выборах ее блок имеет большие перспективы провести своих кандидатов.

Только еще есть одна проблема. Дело в том, что нынешняя ситуация совсем другая. Сейчас, насколько я понимаю, принят закон о том, что нет предела явки, у нас однотуровое голосование. Это абсолютно другая ситуация, при которой есть очень большие шансы переизбрания старых депутатов. Им нужно получить 4-5 тыс. голосов для того, чтобы победить при такой явке. И вообще сейчас идет уход от выборов. Поэтому за свои 4 года они уже с этими 4-5 тыс. избирателей договорились. И муку давали, и еще что-то тому электорату, который ходит на выборы.

Проблема вот в чем. Блок Оксаны Дмитриевой может быть сильный, может быть еще кто-то, могут быть блестящие кандидаты, но если не придет новый электорат, не придет партийный электорат на выборы, то будут переизбраны старые депутаты, и ситуация останется в том виде, как она есть. Поэтому на самом деле в том, что говорил Михаил, много подводных камней. Можно говорить о финансировании, о том, что на самом деле, помимо всего этого, была еще такая конструкция. Была конструкция ДемРоссии, «Северной столицы», Блока Болдырева и «Согласия». На самом деле это было одно и то же. Финансировалось все из одних источников. И там было очень много коллизий, когда манипулировали в том числе общественным мнением. Поэтому, конечно, можно анализировать и говорить о партиях, но на самом деле, к сожалению, пока выборы выигрывают, я бы сказала, тайные силы.

С. Белов

У меня вопрос, возвращаясь к 1998 г. В какой степени все-таки успех в 33-м округе Евтухова был обусловлен именно его кампанией, а не кампанией Блока Болдырева в целом по городу?

М. Горный

Ноль процентов! Он своей кампании, как кампании Евтухова, не вел вообще. Но, я еще раз говорю, это далеко не худший депутат, это хороший депутат. Сейчас я ему просто симпатизирую. Но это факт, что он своей кампании не вел. Помните 1998 г., по всему городу распространена газета МИД - мальчик и девочка, где люди в противогазах, деньги не пахнут. Гениально сделано! Пилатов - толковый журналист. Кроме этого, в округе было еще две листовки. Первая - «Я, Юрий Болдырев, голосую за Евтухова», и вторая - портрет Евтухова - «За» и подпись «Юрий Болдырев». Были ежедневные радиопередачи, 2 ролика на телевидении, но их главная идея - «Я с Юрием Болдыревым, и Юрий Болдырев за нас». И все.

Татьяна права, у меня в тезисах больше написано, чем я сказал. Если сподоблюсь, я много чего напишу. На самом деле это интересный округ был. Там собрались имиджмейкеры, оценивали. Одного из кандидатов вел некто Владимир Большаков, если кому-нибудь о чем-то говорит это имя. Петр Быстрое, я считаю его одним из лучших политтехноло-гов города, - помогал мне. Смирнову там Кошмаров помогал, так что хорошее собрание было. Действительно, я вам много чего не сказал, но, мне кажется, выразил самое главное, что Санкт-Петербург 1998 г. - это была «проба пера» для 1999 г. и для 2000-го. Вот это самое главное, что я хотел донести.

Т. Протасенко

Кстати, по поводу Юрия Болдырева. У нас был опрос месяца через два после выборов, спрашивали: кого вы избрали, кто у вас депутат в округе? Говорили: Юрий Болдырев. В то время, как был Евтухов. Сейчас он работает, у него у самого высокий рейтинг в округе.

С. Воробьев

Насколько я помню документальный фильм 1998 г., Евтухов был одним из лидеров по своей персональной телевизионной рекламе. Нет ли оценки, как сильно это повлияло на результаты голосования?

М. Горный

Сильно повлияло, сразу. Вот такой фильм! Когда идет он (а он же красивый человек, в сборной России по гребле) по парку Победы, и голос Алексея Мусакова: «Власть должна быть молодой, сильной и красивой!». Или стол в квартире Евтухова, а на нем фотография Юрия Болдырева. Да это очень выигрышно! Просто и понятно.

С. Воробьев

По всем избирательным участкам в округе, или по всем частям округа, предпринимались одинаковые агитационные усилия или были выделены какие-то приоритетные зоны, на которые оказывалось какое-то усиленное или ослабленное давление? Насколько я помню результаты голосования, они были по участкам практически одинаковыми; в других округах какой-то кандидат по одним участкам выигрывал, а по другим проигрывал.

М. Горный

Если брать весь город, - а это был 1998 г. - были приоритетные зоны. В 33-м округе он везде выиграл, абсолютно.

Т. Протасенко

Но, кстати, электорат был разный у «Яблока» и Блока Болдырева.

М. Горный

По городу разные были усилия по противодействию этому избирательному объединению, и обыграли их только Михаил Амосов (это там, где действительно было мощное противодействие) и Наталья Евдокимова. Все остальные проиграли. Н. Евдокимову ведь вообще в убийстве обвинили. Там женщину хулиганы убили. У нее тогда конкурент был - Борец, так сказали, что это специально сделали из команды Натальи Леонидовны Евдокимовой. И это тоже здорово сыграло.

Больше всех пострадал от этой кампании Максим Резник, который в три раза выигрывал у Еременко после первого тура и, тем не менее, проиграл 54 голоса. Это тоже правда. Попробуйте оценить, как между первым и вторым туром народу голову задурили. После первого тура человек выигрывал у «второго места» в три раза!

А. Щербак

Вы не упомянули о результатах голосования за коммунистов по городу.

М. Горный

В тезисах прочтите: объединение «губернатор, Болдырев, коммунисты, криминал». Вот туда они перешли. Из коммунистов выиграли Житков, Борнелинер - они сейчас депутаты, остальные проиграли. (Реплика: «Селиванов».)

Селиванов - не от коммунистов.

Т. Протасенко

И тем не менее по электорату коммунисты и Блок Болдырева - очень близко.

М. Горный

Очень близко. Контроль!

Т. Протасенко

Контроль - идея та же. Мало того, среди электората Блока Болдырева, во-первых, больше было мужчин, а во-вторых, много рабочих. Рабочий контроль!

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2018  Карта сайта