Демократия.Ру




Лучшее лекарство от болезней демократии — больше демократии. Алфред Э. Смит


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


20.04.2018, пятница. Московское время 15:36


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

В.А. Бианки. Психолого-политическая стабильность региона и феномен «явного лидерства»

В настоящее время в исследованиях политической реальности прослеживается тенденция к объединению различных дисциплинарных подходов. Данное исследование, в частности, показывает возможности синтеза формальных моделей электоральной географии и психолого-политической интерпретации.

Наше исследование началось с попытки найти упрощенный вариант оценки психолого-политической стабильности региона (ППС). Этот термин был введен А.И. Юрьевым и является комплексной характеристикой состояния как общественного сознания, так и установочно-ориентированной сферы населения. То есть ППС показывает, во-первых, степень четкости политических ориентации и представлений избирателей, а во-вторых, готовность их к радикальным решениям и действиям (начиная от смены электоральных предпочтений и заканчивая акцентуированными формами - митингами, забастовками и т.п.). Из этого с очевидностью следует высокая прогностическая ценность применения модели ППС для предсказания поведения масс. Однако существующий метод измерения ППС, основанный на применении целого комплекса психологических методик, чересчур сложен для применения. Поэтому мы поставили задачу нахождения способа косвенной оценки ППС.

Исходя из определения ППС и предположения о том, что набранный победителем процент голосов является показателем потенциала его политической воли и доверия населения, нами было выдвинуто предположение о зависимости между ППС региона и результатами голосования. И действительно, на основе статистического анализа результатов выборов нами была разработана модель, применение которой к результатам голосования позволяет разбить всех кандидатов на группы по степени предпочтительности. Если в первой группе (наиболее предпочтительных) оказывается всего один кандидат, то мы можем говорить о феномене «явного лидерства».

Далее нами был проведен анализ результатов голосований в Санкт-Петербурге на выборах губернатора города 14 мая 2000 г. и Президента 26 марта 2000 г. Итоговые распределения голосов на обоих выборах относятся к типу явного лидерства (В.А. Яковлев набрал 73,06% голосов, а В.В. Путин - 62,4%).

Для дальнейшего анализа результатов голосования нами была взята модель определения устойчивых электоральных предпочтений К.Э. Аксенова (см.: Аксенов К.Э. Двухпартийность массового политического сознания и география избирательного поведения в Санкт-Петербурге// Региональная политика. 1994. N1). Суть методики заключается в подсчете коэффициентов линейной корреляции Пирсона между голосованиями за различные альтернативы по участковым избирательным комиссиям. Гипотеза заключается в том, что высокие значения коэффициента корреляции говорят о степени схожести электората соответствующих кандидатов. При этом положительные коэффициенты свидетельствуют о высокой схожести, а отрицательные - о максимальных отличиях. Достаточно хорошо эта гипотеза проверяется при сравнении результатов различных голосований - например, высокие коэффициенты корреляции между голосованиями за сохранение СССР на референдуме 17 марта 1991 г., за недоверие Ельцину на референдуме 25 апреля 1993 г. и за КПРФ на различных выборах (см. ук. соч.).

Первым этапом анализа стал отбор участков. Кроме стандартных участков, на которых голосуют избиратели, прописанные в близлежащих домах, также существуют участки, образующиеся в больницах и других местах временного пребывания избирателей. Результаты голосований по этим участкам сильно меняют итоговую картину корреляционного анализа, так как при небольшом количестве избирателей возникают «феномены», как, например на участке 1657: 42,8% проголосовавших за И.Ю. Артемьева, 42,8% за Ю.Ю. Болдырева и 0% за Яковлева. Построив гистограмму распределения участков по числу избирателей (см. рис. 1), мы получили критерий отсеивания - на участке должно быть зарегистрировано не менее 1000 избирателей.

В ходе анализа было выявлено, что процент голосов, поданных за лидера, отрицательно коррелирует с результатами почти всех других кандидатов (см. рис. 2, 3).

Эти результаты, исходя из гипотезы К.Э. Аксенова, можно интерпретировать следующим образом. При наличии явного лидера предвыборной кампании происходит процесс перераспределения голосов, характеризующийся несколькими составляющими:

1) Избиратели, делающие свой выбор в последний момент, склонны голосовать за лидера.

2) Избиратели, колеблющиеся между двумя кандидатами, отдадут свой голос тому из них, кто имеет больше шансов. То есть общий электорат «отходит» к лидеру. Этот эффект известен как конформизм, но более точно отражает суть этого процесса описанная Ноэль-Нойман «спирать молчания».

3) У избирателей, изначально склонных голосовать за того кандидата, который затем становится лидером предвыборной гонки, появляется дополнительная мотивация к участию в выборах (об этом говорит высокое значение коэффициента корреляции между процентом голосов, набранных победителем, и явкой (г=0.42; р<0.001). подсчитанного по результатам выборов в Госдуму 19 декабря 1999 г. по мажоритарным округам).

Рис. 1

Рис. 2

Рис. 3

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2018  Карта сайта