Демократия.Ру




Управляемая демократия не является демократией. Анатолий Иванов


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


24.11.2017, пятница. Московское время 19:20


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Анализ итогов голосования, результатов выборов, референдума

Анализ итогов голосования, правомочности процедур и следствий допущенных нарушений законодательства необходимо начинать еще на избирательном участке, участке референдума.

Во-первых, анализ начинается с официальной проверки Протоколов на соблюдение контрольных соотношений.

Во-вторых, общественный наблюдатель сравнивает зафиксированную лично им явку граждан с содержащейся в итоговом Протоколе.

В-третьих, общественному наблюдателю необходимо оценить количество и характер нарушений в день голосования: являются ли они такими, что не позволяют с достоверностью определить волеизъявление граждан.

Приведенные признаки являются обычными критериями оценки характера нарушений, хотя законодательство содержит еще и, так называемые здесь, грубые нарушения - те, которые могут служить основанием для отмены результатов выборов, референдума.

К грубым нарушениям законодательства о выборах и референдумах, которые влекут отмену решения участковой избирательной комиссии об итогах голосования, относятся:

1) нарушение правил составления списков избирателей;

2) нарушение порядка формирования избирательных комиссий;

3) нарушение порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением);

4) нарушение порядка определения результатов выборов;

5) установленный факт подкупа избирателей;

6) другие нарушения избирательного законодательства, если эти действия (бездействие) не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей (ст. 64 п. 3 ОГ, ст. 91 ГД, ст. 81 П).

К грубым нарушениям, которые влекут отмену решения участковой комиссии референдума об итогах голосования, относятся:

1) нарушение правил составления списков участников референдума;

2) нарушение порядка формирования комиссий референдума;

3) нарушение правил ведения агитации и финансирования подготовки и проведения референдума;

4) установление фактов подкупа участников референдума членами инициативных групп по проведению референдума, их доверенными лицами и общественными организациями в интересах получения желаемого ответа на вопрос референдума;

5) нарушение порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением);

6) другие нарушения законодательства о референдуме, если эти действия (бездействие) не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления участников референдума (ст. 64 п. 4 ОГ).

При наличии любого из перечисленных признаков общественный наблюдатель должен составить акт о нарушении законодательства, подать жалобу (заявление) председателю комиссии и сообщить своему координатору о совершившемся грубом нарушении.

Основания для признания выборов, референдума недействительными и аннулирования их результатов, а также отмены регистрации кандидатов, избирательных объединений (блоков) приведены в ст. 64 ОГ; ст. ст. 91, 92 ГД; ст. ст. 81, 82 П.

Приведем лишь еще одну, кроме указанных выше, норму: признание недействительными итогов голосования более чем на одной четверти избирательных участков влечет за собой признание недействительными выборов по одномандатному избирательному округу либо по федеральному избирательному округу. Признание недействительными итогов голосования по федеральному избирательному округу более чем в одной трети избирательных округов влечет за собой признание недействительными выборов по федеральному избирательному округу (ст. 92 п. 5 ГД, ст. 82 п. 5 П).

Не могут служить основанием для отмены решения о результатах выборов нарушения, имеющие целью способствовать избранию либо имевшие целью побудить или побуждавшие избирателей голосовать за кандидатов, зарегистрированных кандидатов, не избранных по результатам голосования, или за федеральные списки кандидатов, не принявшие участия в распределении депутатских мандатов (ст. 92 п. 6 ГД, ст. 82 п. 6 П).

Отмена решений участковых комиссий референдума об итогах голосования более чем на одной четверти участков влечет за собой признание недействительным референдума на территории референдума, в субъекте Российской Федерации либо в Российской Федерации в целом (ст. 64 п. 6 ОГ).

Юридический анализ зафиксированных наблюдателями нарушений всегда желателен, а иногда и необходим.

Метод документальной фиксации фактов нарушения законодательства о выборах, референдуме, описанный в этой книге, позволяет не только иметь доказательства нарушений закона, аргументировано настаивать на их устранении, но и заранее провести юридический анализ нарушений на предмет перспективности их обжалования в суде.

Перспективность достижения справедливого решения в суде многих дел по избранию выборных должностных лиц или решению какого-либо вопроса в суде часто остается призрачной из-за несправедливости некоторых критериев отмены результатов выборов.

Многим представителям администрации, выигравшим выборы при низкой явке и незначительном перевесе над соперниками за счет подтасовки результатов выборов, наверняка хватило бы 3-5% приписанных голосов от списочного состава избирателей. Для того чтобы оспаривать результаты выборов, референдума в суде по существующим законам необходимо добиваться отмены решений 25% участковых избирательных комиссий, а для федеральных списков есть еще одна норма - добиться отмены результатов выборов более чем в одной трети избирательных округов.

С такими законами главные фальсификаторы могут спать спокойно. Прежде всего, их исполнители не такие уже идиоты (а чаще наоборот - ушлые пройдохи), чтобы попасться на таком количестве избирательных участков и избирательных округов.

Когда-то читающую общественность поразили возможные масштабы фальсификаций. «В целом по России, как мы полагаем, на президентских выборах 1991 г. было сфальсифицировано не менее 4 - 4, 5 млн голосов (не менее 5 - 6 процентов от общего числа избирателей, официально считавшихся проголосовавшими), на референдуме 25 апреля 1993 г. было сфальсифицировано, по нашим оценкам, от 7 до 8 млн голосов (10 - 12 процентов от общего числа проголосовавших), а на референдуме и выборах 12 декабря 1993 г. - не менее 9 - 11 млн голосов (не менее 16 - 20 процентов от общего числа избирателей, принявших участие в голосовании)», - говорится в книге А. Собянина, В. Добровольского (Как организовать контроль на выборах? М.: Изд-во «Евразия», 1995. c. 5). Если бы это даже удалось доказать, как говорится, с заверенными документами на руках, в соответствии с существующим законом результаты выборов и референдумов вряд ли были бы отменены.

Не менее спорно и положение приведенных двумя страницами ранее пунктов 6 в ст. 92 ГД и ст. 81 П. Сейчас часто практикуется выдвижение подставных кандидатов, избирательных объединений (блоков), имеющее целью отнять голоса у определенных соперников (такое возможно, если программы и лозунги соперника и подставного лица или блока близки и борьба идет по сути за один и тот же контингент избирателей). Получается, что фальсифицикация голосов позволяет добиться победы конкурентам тех, против кого и выдвигали подставных, а суд на основании указанной выше статьи, даже если это будет юридически доказано, оставит все как есть.

Анализ количества и характера нарушений на выборах, референдуме - задача любой общественной организации, занимающейся наблюдением на выборах. Однако, поскольку задача этой книги - подготовка самих общественных наблюдателей, то все, что касается организации наблюдения и последующего анализа результатов, будет рассмотрено в самых общих чертах - лишь для того, чтобы общественный наблюдатель понимал смысл своей работы.

Существует множество методов анализа числовых данных, зафиксированных в итоговых протоколах избирательных комиссий, комиссий референдума всех уровней, - результатов выборов, референдума. Приведем самые употребительные.

Опрос избирателей на выходе с избирательных участков (»пол экзит»), широко применяемая на Западе методика иногда используется и у нас и часто дает близкий к действительности результат. Однако нередки и сбои: российские граждане в силу исторических причин и порой значительной зависимости от администраций разного уровня не склонны откровенничать по поводу своих политических пристрастий и могут дать заведомо неправильный ответ.

Статистические методы выявления фальсификаций применялись, например, к результатам выборов и референдумов 1991-1995 гг., и на предыдущей странице приведены некоторые выводы этого анализа. См, например А. А. Собянин, В. Г. Суховольский. Демократия, ограниченная фальсификациями: выборы и референдумы в России в 1991-1993 гг. М, 1995; К. Любарский, А. Собянин. Новое время, 1995. N15, с. 6-12 и др.

Метод Собянина-Суховольского заключается в следующем. Строят график: процент голосов, поданных за одного из кандидатов, в зависимости от процента явки избирателей для участков какого-либо избирательного округа (переменные и территории могут быть иными, для нас важен принцип метода). Авторы утверждают, что если выборы не сфальсифицированы, то график представляет собой прямую, исходящую из начала координат. Если фальсификации имели место, то построенные графики для кандидатов, списков кандидатов, в пользу которых фальсификации производились, оказываются почти параллельными оси абсцисс и уж во всяком случае корреляционная прямая не исходит из начала координат.

Мне не представляется полностью очевидной одна из их основных гипотез, что в среднем процент проголосовавших сторонников различных партий не зависит от процента явки избирателей.

Более того, по многочисленным наблюдениям 1989-1999 гг., более активные сторонники - у КПРФ; среди различных возрастных групп - пожилые имеют большую явку; среди пожилых - больше сторонников старых взглядов и т.п., что имеет значение при варьировании процента явки избирателей, участников референдума. При общей малой явке их доля среди пришедших возрастает.

Когда явка мала, результаты выборов зачастую далеко не соответствуют результатам опросов, - неоднократно наблюдаемый факт. То есть, по крайней мере, в этом случае гипотеза, что при любой явке процент сторонников какого либо кандидата пропорционален или одинаков для жителей данной территории, не оправдывается. На выборах, если они не состоялись или явка была мала, относительная доля голосов, поданных, например, за КПРФ, бывает гораздо больше, чем за демократов, если сравнить с выборами при обычной явке. Когда выборы, или кандидаты, избирательные объединения (блоки), или вопрос референдума не популярны, сторонники демократов чаще остаются дома, чем дисциплинированные сторонники коммунистов (так было на выборах и референдумах различного уровня 1989-1999 гг.).

Доказать, что, если график имеет искаженный вид, избирателей принудили голосовать за какого-то определенного кандидата, бывает трудно, хотя в принципе это и возможно.

Однако в обычных нормальных ситуациях, например в зарубежных странах, метод, как показано неоднократно, работает.

И у нас в стране, если по этому методу получаются отличающиеся от нормальных результаты, можно задуматься, в силу чего это произошло. Как дополнительный индикатор, требующий повышенного внимания к не укладывающимся в общие закономерности результатам, он, несомненно, весьма полезен.

Метод ранговых распределений Суховольского заключается в следующем. Строят зависимость логарифма числа голосов, отданных за кандидата или другой объект голосования, от логарифма места, занятого этим кандидатом на выборах (так получается точка графика в двойных логарифмических координатах). График для всех кандидатов представляет собой прямую линию при честных выборах. При фальсификации, как утверждает автор, одна или несколько точек выпадают из прямой, график рангового распределения существенно искажается.

Статистические методы определения фальсификаций имеют неоспоримые преимущества. Большие массивы данных могут быть с помощью компьютера быстро проверены. Достаточно быстро выявляются избирательные участки (участки референдума), территории, результаты голосования на которых могут быть подвергнуты сомнению.

Впрочем, у них есть и существенные недостатки: как уже говорилось, ни теоретически, ни эмпирически не доказана пригодность постулатов, лежащих в их основе; трактовать результаты может математик, хорошо знающий и понимающий статистические методы и применяющуюся в них математику.

Самая большая трудность в том, что статистические методы анализа результатов голосования не признает закон. Во-первых, избирательные законы, законы о референдуме не содержат никаких указаний на то, что статистические отклонения результатов выборов, референдума могут являться основанием даже для простой проверки, не говоря уже о пересчете голосов или о том, что на этом основании результаты голосования могут быть подвергнуты сомнению. Во-вторых, в судебной практике нет понятия массовых явлений, к которым применимы статистические методы. В судебном заседании рассматриваются и устанавливаются все (пусть их даже много) конкретные единичные факты нарушений закона: что нарушено, кто и когда нарушил. А для таких ситуаций (единичный факт, совершивший нарушение индивидуум) статистические методы не пригодны.

Параллельный подсчет голосов - самый известный метод проверки результатов выборов или референдума, получивший признание в разных странах как самый надежный.

Он заключается в том, что итоговые числовые данные на участках для голосования, подсчитанные официальными комиссиями, немедленно собираются и доставляются в общественный вычислительный центр, который параллельно с вышестоящими комиссиями (отсюда и его название) суммирует результаты по территориям, одномандатным и федеральному округам.

Общественные объединения не связаны с необходимостью публиковать в качестве официальных сразу все результаты выборов референдума.

В подавляющем большинстве случаев, когда результаты в виде протоколов, например, из труднодоступных местностей не прибыли в окружную или федеральную комиссию, подводящую итоги, основной или достаточно большой массив данных, по которому можно судить о распределении мест между кандидатами или партиями, уже находится в общественном вычислительном центре. Иногда случается так, что уже по неполному комплекту протоколов можно выявить результат выборов, как это было в Чечне в 1997 году. Общественные наблюдатели, поначалу располагая 70-80% копий участковых протоколов, уверенно знали основной результат выборов - фамилию Президента и объявили победителя еще до оглашения официальных итогов. Дело в том, что по имевшемуся в распоряжении общественных наблюдателей неполному массиву копий участковых протоколов первый кандидат уже набрал столько голосов, что оставшиеся вне поля зрения голоса, кому бы они ни достались, уже не смогли бы изменить этого итога.

Другим достоинством метода в нашей модификации является то, что любое свидетельство, любая копия протокола является документом, с которым можно обратиться в любую официальную инстанцию. Они содержат не только заверенную избирательными комиссиями, комиссиями референдума суть произошедшего, но и фамилии, инициалы, адреса и другие реквизиты общественных наблюдателей, по которым их легко найти.

Еще одно из достоинств метода: он фиксирует результаты на первом официальном этапе подведения итогов - в участковых комиссиях. В дальнейшем общественные наблюдатели в вышестоящих комиссиях по сводным таблицам, по Государственной автоматизированной информационной системе ГАС «Выборы» или после официальной публикации могут сверить результаты, полученные ими после окончания подсчета итогов голосования как копии участковых протоколов.

И наконец, когда известно, что множество наблюдателей собирают данные для общественного параллельного подсчета результаты выборов, вышестоящие комиссии идут на подтасовку итогов очень неохотно и так же, как и наблюдатели, опасаются даже небольших ошибок счета.

Недостатком метода является то, что при незначительно отличающихся результатах необходим полный массив протоколов и других данных, а это может быть сейчас достигнуто общественными организациями далеко не во всех регионах России. Другой недостаток метода - если выборы или референдум сфальсифицированы до или во время подведения итогов на участках, обнаружить что-либо по правдоподобным (выдерживающим проверку на контрольные соотношения) данным с его помощью невозможно.

В целом приведенные здесь и другие имеющиеся методы анализа результатов выборов, референдума не исключают, а скорее дополняют друг друга и могут применяться комплексно.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2017  Карта сайта