Демократия.Ру




Сегодня все страны могут быть разделены на два класса - страны, где правительство боится людей, и страны, где люди боятся правительства. Амос Р. Е. Пиночет


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


18.10.2018, четверг. Московское время 16:48


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Приложения

В настоящих приложениях приведено изложение текстов двух судебных решений, не вошедших в основную часть книги.

1. Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 марта 1999 г.
(дело по кассационным жалобам Миргазямова М.П. и других на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 9 декабря 1998 г.)

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Центральная избирательная комиссия Республики Башкортостан (далее ЦИК РБ) 16 июня 1998 г. за NЦ-47/1 приняла постановление "О результатах выборов Президента Республики Башкортостан".

На основании протокола ЦИК РБ от 16 июня 1998 г. о результатах выборов Президента Республики Башкортостан по итогам голосования ЦИК РБ постановила:

1. Признать выборы Президента Республики Башкортостан 14 июня 1998 г. действительными.

2. Считать избранным на должность Президента Республики Башкортостан на второй срок Рахимова Муртазу Губайдулловича.

Аринин А.Н. и Миргазямов М.П. в июле 1998 г. обратились в суд с жалобой о признании выборов Президента Республики Башкортостан, состоявшихся 14 июня 1998 г., недействительными. Просили признать п.п.1 и 2 постановления ЦИК РБ от 16 июня 1998 г. NЦ-47/1 "О результатах выборов Президента Республики Башкортостан" незаконными и отменить их, обязать Государственное Собрание Республики Башкортостан назначить повторные выборы Президента Республики Башкортостан в сроки, установленные действующим законодательством.

В обоснование жалобы Аринин А.Н. и Миргазямов М.П. указали, что в период проведения избирательной компании был допущен ряд нарушений:

1) ЦИК РБ отнеслась к ним предвзято, необъективно, незаконно не допустила к участию в выборах, проигнорировав мнение более 120 тысяч избирателей, поставивших свои подписи за выдвижение их в кандидаты на должность Президента РБ, отменяла их регистрацию в качестве кандидатов на должность Президента РБ;

2) постоянно нарушала действующее избирательное законодательство, игнорируя федеральное законодательство, проводила выборы лишь на основе избирательного законодательства Республики Башкортостан;

3) незаконно установлены квоты по районам при сборе подписей в поддержку выдвижения кандидатов;

4) они были лишены права создать свой избирательный фонд для финансирования избирательной кампании;

5) допускалось массовое изгнание наблюдателей с избирательных участков, незаконный недопуск их на избирательные участки и препятствование в исполнении своих полномочий, что ослабило общественный контроль за ходом голосования и подсчетом голосов и создало благоприятные условия для фальсификаций и подтасовок;

6) имел место подкуп избирателей;

7) фальсификация протоколов избирательных комиссий (наличие так называемых "двойных" протоколов) на ряде избирательных участков;

8) указание чисел во всех протоколах участковых избирательных комиссий об итогах голосования только цифрами, без прописи;

9) незаконное превышение числа бюллетеней, передаваемых участковым избирательным комиссиям (нарушение нормы "0,5%");

10) подведение результатов голосования в территориальных избирательных комиссиях и в ЦИК РБ на основе недостоверных итоговых протоколов участковых избирательных комиссий (дисбаланс между графами 7, 8 и 12 "двойные протоколы", протоколы без прописи чисел).

По мнению заявителей, указанные нарушения столь серьезны и массовы, что не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей и в соответствии с п.п. 1-3, 5, 11, 13 ст. 63 и п.п. 1-3, 7 ст. 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 5 сентября 1997 г. N124-ФЗ являются основанием для признания выборов недействительными.

Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 9 декабря 1998 г. в удовлетворении жалобы Аринину А.Н. и Миргазямову М.П. отказано.

В кассационных жалобах Аринина А.Н., его представителя Макаренко С.А. и Миргазямова М.П. поставлен вопрос об отмене решения Верховного Суда Республики Башкортостан в связи с нарушением судом норм процессуального права; недоказанностью обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд посчитал установленными; несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела и вынесении нового решения об удовлетворении заявленных требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований к отмене решения суда по доводам жалоб не находит.

Согласно ст.64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в случае, если после установления соответствующей избирательной комиссией итогов голосования или определения результатов выборов суд установит, что нарушения, перечисленные в п.1 настоящей статьи, имели место и не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, он может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов (п.2).

Суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в субъекте Российской Федерации, в Российской Федерации в целом также в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, других нарушений избирательного законодательства, если эти действия (бездействие) не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Суд соответствующего уровня, окружная избирательная комиссия, избирательная комиссия субъекта Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации может отменить решение участковой, территориальной, окружной избирательной комиссии, избирательной комиссии субъекта Российской Федерации, а также комиссии референдума субъекта Российской Федерации, комиссии местного референдума об итогах голосования, о результатах выборов, референдума в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, а также федеральными конституционными законами, иными федеральными законами, уставами муниципальных образований, регламентирующими проведение соответствующих выборов, референдума (п.5).

Отмена решений участковых избирательных комиссий, комиссий референдума об итогах голосования более чем на одной четверти избирательных участков влечет за собой признание недействительными выборов, референдума в избирательном округе, на территории референдума, в субъекте Российской Федерации либо в Российской Федерации в целом (п.6).

Принимая решение об отказе Аринину А.Н. и Миргазямову М.П. в удовлетворении жалоб, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и обоснованно пришел к выводу, что оспариваемое заявителями постановление ЦИК РБ принято в соответствии с действующим законодательством и в пределах компетенции, которой наделена законодательством ЦИК РБ, а поэтому постановление ЦИК РБ является законным и обоснованным.

Отказывая в удовлетворении жалоб, суд обоснованно исходил из того, что выборы Президента Республики Башкортостан, состоявшиеся 14 июня 1998 г., были проведены на основе свободного и добровольного волеизъявления граждан, существенных нарушений избирательного законодательства в ходе проведения выборов, которые не позволили бы с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, не установлено.

Имевшие место нарушения избирательного законодательства на ряде избирательных участков не могли повлиять на результаты выборов и не дают оснований сомневаться в определении результата волеизъявления избирателей.

Этот вывод суда основан на исследованных материалах, соответствует собранным по делу доказательствам, мотивирован и соответствует действующему законодательству и оснований для признания его неправильным судебная коллегия не находит.

Как видно из материалов дела и установлено судом, ЦИК РБ 16 июня 1998 г. постановление "О результатах выборов Президента Республики Башкортостан" принято на основании протокола ЦИК РБ от 16 июня 1998 г. о результатах выборов Президента РБ по итогам голосования и в соответствии с требованиями ст. 63 Кодекса РБ о выборах и ст.58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

В голосовании приняло участие 1 963 382 или 69,8% избирателей.

За кандидата на должность Президента РБ Рахимова М.Г. проголосовало 1.379015 избирателей, что составляет 70,2% принявших участие в голосовании избирателей, за Казаккулова Р.Г. - 175 961 избиратель или 9%, против всех кандидатов - 335 974 избирателя или 17,1%.

Соглашаясь с решением суда, судебная коллегия учитывает, что в основу определения результатов выборов положены сведения о количестве поданных за указанных кандидатов голосов избирателей, полученные путем суммирования данных, содержащихся в 73 протоколах территориальных избирательных комиссий, то есть в тех документах, которые лишь и подлежали учету при принятии ЦИК РБ обжалуемого постановления.

Доказательств того, что содержащиеся в протоколах территориальных избирательных комиссий сведения искажены, ЦИК РБ при определении результатов выборов Президента РБ заявителями не представлено.

То обстоятельство, что в представленных ими копиях протоколов ряда участковых избирательных комиссий содержатся иные сведения о количестве поданных за Рахимова М.Г. голосов избирателей, чем сведения, содержащиеся в первых экземплярах протоколов по итогам голосования по названным заявителями избирательным участкам и отраженные без искажения в протоколе ЦИК РБ, суд обоснованно не принял во внимание, поскольку это не может служить основанием для внесения изменений в определенные результаты выборов Президента РБ и признания их недействительными, так как ни Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", ни Кодекс РБ "О выборах" не предусматривают для ЦИК РБ необходимости использовать и учитывать при определении результатов выборов иные (в том числе и полученные Арининым А.Н. и Миргазямовым М.П. в участковых избирательных комиссиях экземпляры протоколов) документы, кроме полученных из территориальных избирательных комиссий.

Сведения о количестве голосов избирателей, поданных за Рахимова М.Г., содержащиеся в протоколах ЦИК РБ, должны полностью соответствовать сведениям о таком количестве голосов избирателей, содержащихся в протоколах территориальных избирательных комиссий.

В случае, если сведения о количестве поданных за Рахимова М.Г. голосов избирателей по указанным заявителями избирательным участкам, содержащиеся в протоколах участковых избирательных комиссий, не соответствуют действительности, это обстоятельство может быть основанием для обжалования в суде решений участковых избирательных комиссий.

В случае поступления в ЦИК РБ из территориальных избирательных комиссий иных сведений (оформленных в соответствии с требованиями закона) о количестве поданных за Рахимова М.Г. и Казакуллова Р.Г. голосов избирателей, ЦИК РБ вправе будет внести в свое постановление соответствующие изменения.

Таким образом, вывод суда о том, что ЦИК РБ приняла постановление в соответствии с требованиями ст.58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ст.63 Кодекса РБ "О выборах", является правильным.

Доводы Аринина А.Н. и Миргазямова М.П. о том, что суд первой инстанции не дал оценки определениям Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 июля 1998 г., которыми были признаны незаконными и отменены постановления ЦИК РБ об отмене регистрации их кандидатами на должность Президента РБ, и определениям этого же суда от 3 и 10 июня 1998 г., которыми суд обязал ЦИК РБ зарегистрировать их кандидатами на должность Президента РБ, не учел, что отмена регистрации свидетельствует о предвзятом к ним отношении со стороны ЦИК РБ, незаконном недопуске к участию в выборах и нарушении тем самым их пассивного избирательного права, а также активного избирательного права граждан Республики Башкортостан, и данные обстоятельства являются основанием для признания выборов недействительными и проведения повторных выборов Президента РБ, являются несостоятельными.

Указанные доводы Аринина А.Н. и Миргазямова М.П. суд проверил, дал им оценку, указав в решении, что на день выборов Президента РБ (14 июня 1998 г.) кандидатами на должность Президента РБ были зарегистрированы только два кандидата, постановление ЦИК РБ на день выборов не было отменено.

Вывод суда о том, что с учетом указанных выше результатов волеизъявления избирателей и ч.9 ст.63 Кодекса РБ "О выборах", согласно которой избранным считается кандидат на должность Президента РБ, который получил более 50% голосов избирателей, принявших участие в голосовании, регистрация Аринина А.Н. и Миргазямова М.П. кандидатами на должность Президента РБ и включение их в избирательный бюллетень не могли повлиять на результаты волеизъявления избирателей, также судом мотивирован, соответствует собранным по делу доказательствам, требованиям закона, и оснований для признания его неправильным не установлено. Утверждение заявителей о том, что они могли бы получить более 50% голосов избирателей, правильно не принято судом во внимание как основанное на личных предположениях.

Суд принял во внимание в связи с данными утверждениями и то обстоятельство, что им не было установлено фактов принуждения избирателей к участию либо неучастию в выборах, волеизъявление их было свободным и добровольным. При этом суд правильно исходил из того, что в случае, если гражданину было незаконно отказано избирательной комиссией в регистрации кандидатом на выборную должность, в связи с чем он не смог принять участие в выборах в качестве кандидата на эту должность, сам по себе факт неучастия в выборах в качестве кандидата не является безусловным основанием для отмены их результатов и признания выборов недействительными, без установления того, что данное нарушение не позволяет с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, и поэтому определения Верховного Суда Российской Федерации от 24 июля 1998 г., которыми отменены решения ЦИК РБ об отмене регистрации кандидатами на должность Президента РБ Аринина А.Н. и Миргазямова М.П., не свидетельствуют о необходимости безусловной отмены результатов выборов.

Утверждение о том, что выборы были проведены только на основе избирательного законодательства Республики Башкортостан - Кодекса РБ "О выборах", многие положения которого противоречат федеральному законодательству, что повлекло ущемление избирательных прав граждан, ослабление общественного контроля за ходом выборов, подсчетом голосов и в конечном счете - невозможность определить действительные результаты волеизъявления избирателей, обоснованно отвергнуто судом как не соответствующее материалам дела и не вытекающее из постановлений Государственного Собрания РБ о назначении выборов, оспариваемого постановления ЦИК РБ, письма Председателя ЦИК РБ от 12 мая 1998 г., в которых не содержится запрета на применение федерального законодательства, более того, имеются ссылки на Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

При этом суд обоснованно указал в решении, что ни Аринину А.Н., ни Миргазямову М.П. не было отказано в регистрации кандидатами на должность Президента РБ по основанию незнания башкирского языка или из-за установления трехпроцентной квоты по районам на сбор подписей избирателей в поддержку выдвижения кандидатов, хотя эти положения Кодекса РБ "О выборах" не соответствуют федеральному законодательству, а также исходил из того, что заявители не представили в суд доказательств о лишении их права создавать собственные избирательные фонды, или что им было в этом отказано, или что они в установленном законом порядке обращались по этому поводу с жалобой, а наличие в Кодексе РБ "О выборах" правовых норм, противоречащих федеральному законодательству, само по себе не свидетельствует о невозможности с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей и не повлияло на определение результатов волеизъявления избирателей в данном случае.

В связи с изложенным не были приняты во внимание и ссылки на определение Верховного Суда РФ от 24 июля 1998 г., показания допрошенных по этому вопросу свидетелей, постановление Государственного Собрания Республики Башкортостан от 29 августа 1998 г., объяснения представителей Госсобрания РБ и ЦИК РБ.

Не соглашаясь с доводами Аринина А.Н. и Миргазямова М.П. о том, что отсутствие наблюдателей от общественного объединения "Русь" повлияло на определение результатов волеизъявления избирателей, суд правильно исходил из того, что ЦИК РБ не давала указания о недопуске наблюдателей на избирательные участки от общественных организаций, такой недопуск массового характера не носил (на 3408 участковых избирательных комиссий было всего 250 наблюдателей от общественного объединения "Русь" из расчета два наблюдателя на один избирательный участок, из них, как пояснил управляющий делами общественного объединения "Русь" Брикин В.Ф., около ста наблюдателей не допустили, некоторые не пришли на избирательные участки по уважительным причинам), доказательств того, что 100 наблюдателей от этого объединения в течение выборов не были допущены на избирательные участки, не представлено.

Суд учел также то обстоятельство, что многие из этих наблюдателей присутствовали при открытии избирательных участков, некоторые ушли, не обжалуя действий участковых избирательных комиссий, ЦИК РБ телеграммой на имя председателей территориальных избирательных комиссий подтвердила необходимость допуска наблюдателей, кратковременное отсутствие некоторых наблюдателей на избирательных участках не могло повлиять на результаты выборов и дать основания сомневаться в определении результатов и волеизъявления избирателей.

Дана правовая оценка и утверждениям заявителей о том, что в связи с отсутствием наблюдателей от общественного объединения "Русь" были допущены фальсификация или подтасовка результатов выборов. Как видно из материалов дела и установлено судом, их утверждения об этом основаны на предположениях.

Доводы заявителей о подкупе избирателей были подробно проанализированы судом, не подтвердились и опровергнуты обоснованно по мотивам, приведенным в решении.

Согласна судебная коллегия и с выводом суда о том, что превышение числа бюллетеней, переданных участковым избирательным комиссиям (нарушение нормы "0,5%"), не повлияло на определение результатов волеизъявления избирателей.

Доказательств, свидетельствующих об обратном, Аринин А.Н. и Миргазянов М.П. не представили.

Как правильно указал суд в решении, неиспользованные бюллетени в установленном порядке были погашены, что отражено в протоколах избирательных комиссий, и нет доказательств, подтверждающих, что эти бюллетени были использованы для увеличения количества голосов избирателей, поданных за кандидата на должность Президента Рахимова М.Г.

Не нашел своего подтверждения и довод заявителей о том, что занесение в протоколы результатов голосования только цифрами, без прописи, привело к искажению результатов выборов и невозможности с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, доказательств этому не было представлено.

Доводы о фальсификации ряда протоколов участковых избирательных комиссий (наличие так называемых "двойных протоколов"), неправильном подсчете голосов избирателей также обоснованно не приняты во внимание судом.

При этом суд правильно исходил из того, что заявителями не оспаривался факт направления всех первых экземпляров протоколов избирательных комиссий об итогах голосования в вышестоящие избирательные комиссии, представленные их представителями протоколы участковых избирательных комиссий не являются вторыми или третьими экземплярами (копиями протоколов).

Так, представленный заявителями протокол участковой избирательной комиссии N250 с отметкой "копия" членами участковой избирательной комиссии не подписан, N405 не заверен печатью, NN247, 207, 147, 140 - протоколы составлены только наблюдателями, что не соответствует требованиям, предъявляемым законом к копиям документов.

Поскольку представленные суду заявителями протоколы участковых избирательных комиссий не соответствуют требованиям, предъявляемым к копиям документов, они обоснованно отвергнуты как доказательства, якобы бесспорно свидетельствующие о фальсификации перечисленными выше участковыми избирательными комиссиями первых экземпляров протоколов.

Из показаний председателя участковой избирательной комиссии N250 Хандохина М.Я. следует, что при повторной проверке выявилась ошибка в заполнении протокола, в связи с чем оформлен новый протокол об итогах голосования по избирательному участку, что предусмотрено действующим законодательством.

Кроме того, суд правильно указал в решении, что в данном случае Арининым А.Н. и Миргазямовым М.П. оспаривалось 1548 голосов избирателей, поданных за кандидата на должность Президента РБ Рахимова М.Г., следовательно, даже если бы и была установлена фальсификация 1548 голосов избирателей, это никак не могло повлиять на результаты выборов.

Представленным заявителями сведениям о неправильном подсчете голосов избирателей по протоколам некоторых участковых избирательных комиссий, данные которых не соответствуют протоколам территориальных избирательных комиссий (графа N1) и об отклонениях, допущенных при заполнении 12-й графы протоколов, ошибках при заполнении граф 7, 8, 12 в двух протоколах участковых избирательных комиссий судом дана надлежащая правовая оценка. При этом суд правильно исходил из того, что имевшие место отклонения и ошибки не могли повлиять на определение итогов голосования и волеизъявления избирателей.

Наличие ошибок при заполнении протоколов было отмечено и в постановлении ЦИК РБ от 16 июня 1998 г. Однако в нем же отражено, что это не повлияло на результаты выборов Президента РБ.

Утверждения Аринина А.Н., Миргазямова М.П. и их представителей о том, что при проведении выборов были нарушены основные принципы избирательного права, что повлияло на результаты выборов, не нашли своего подтверждения. Совокупность установленных судом нарушений закона не является безусловным основанием к отмене решения ЦИК РБ, поскольку доказательств, свидетельствующих о том, что эти нарушения привели к искажению результатов выборов, представлено суду не было.

Довод заявителей о том, что имевшие место и установленные судом на ряде избирательных участков нарушения свидетельствуют об общей тенденции при проведении выборов, правильно отвергнут судом как основанный на предположениях.

Отказывая в удовлетворении жалоб, суд обоснованно исходил из того, что заявителями решения участковых избирательных комиссий об итогах голосования не обжаловались, доказательств отмены решений этих комиссий суду они не представили, волеизъявление избирателей, принявших участие в выборах, было свободным и добровольным, большинство избирателей, принявших участие в выборах, отдало голоса за кандидата на должность Президента РБ Рахимова М.Г., поэтому признание выборов недействительными явилось бы игнорированием их волеизъявления.

Нарушения норм процессуального и материального права, которое привело или могло привести к неправильному разрешению данного дела, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в жалобе, судом не допущено.

Собранным доказательствам суд дал подробный анализ в своем решении и правовую оценку в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РСФСР.

Руководствуясь ст. ст. 305 п. 1, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 9 декабря 1998 г. оставить без изменения, а кассационные жалобы Миргазямова М.П., Аринина А.Н. и их представителей Дел К.В., Хакимова Т.А., Макаренко С.А., Вощинина B.C. - без удовлетворения.

2. Решение Судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда от 22 августа 2000 г. (дело по заявлению Баюнова В.А. и других о признании результатов выборов Губернатора Тверской области от 9.01.2000 года недействительными, отмене решения Тверской областной избирательной комиссии от 10.01.2000 года).

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда

установила:

Баюнов В.А., Гришин А.А. и Венедиктов В.В. обратились в суд с заявлениями о признании результатов выборов Губернатора Тверской области от 09.01.2000 года недействительными, отмене решения Тверской областной избирательной комиссии от 10.01.2000 года о результатах выборов и признании незаконными действий (бездействия) Тверской областной избирательной комиссии.

Заявители в ходе рассмотрения дела неоднократно дополняли, уточняли, детализировали заявленные ими требования. В результате в обоснование своей позиции привели доводы о нарушениях избирательного законодательства, имевших место со стороны Тверской областной избирательной комиссии, кандидата на пост Губернатора области Платова В.И., его доверенных лиц, других участников избирательного процесса, а также лиц и организаций, действовавших в интересах избрания Платова В.И. на всех стадиях избирательного процесса, начиная с момента выдвижения и регистрации Платова В.И. до момента установления итогов выборов.

При этом в заявлениях имели место ссылки на нарушения, допущенные в процессе сбора подписей в поддержку кандидата Платова В.И. в отношении представления Платовым В.И. не соответствующих действительности данных о себе, использования им, как действующим Губернатором, преимуществ должностного положения, нарушения установленных законом правил ведения предвыборной агитации, нарушения порядка финансирования избирательной кампании, использование подкупа избирателей и нарушения, допущенные в ходе голосования, оформления его результатов и подведения его итогов, а также итогов выборов, не позволяющие с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Помимо приведенных в заявлениях доводов о нарушениях законодательства, влекущих необходимость отмены решения Тверской областной избирательной комиссии об итогах выборов, заявители первоначально в качестве мотивировки своей позиции, а затем и в резолютивной части жалоб ссылались на бездействие ТОИК на всех стадиях избирательного процесса и ставили вопрос о признании такового незаконным. Основной акцент при этом сделан заявителями на бездействии Тверской областной избирательной комиссии, не обеспечившей надлежащую приемку и передачу в ТИКи и УИКи избирательных бюллетеней, что привело к изготовлению и использованию в ходе голосования лишних бюллетеней, на отсутствии должного анализа информации системы ГАС "Выборы" и необеспечении голосования по бюллетеням установленной формы.

В заявлении Венедиктова В.В. ставился вопрос о признании незаконной регистрации Платова В.И. в качестве кандидата на должность Губернатора области в связи с нарушениями, допущенными в процессе сбора подписей в его поддержку, и признании в связи с этим итогов выборов недействительными. В ходе рассмотрения дела он присоединился к требованиям других заявителей в полном объеме, так же как Баюнов В.А., Гришин А.А., поддержал их в судебном заседании. Полностью поддержали в суде заявленные требования и представители заявителей по доверенностям Соловьев В.Г., Баландин Ю.Т. и Баландин А.Ю.

Представители Тверской областной избирательной комиссии Дронова В.Е., Ипатова Т.В., Виноградов Ю.А., Корешков В.Н. с доводами жалоб не согласились, полагая, что основания для отмены решения комиссии об итогах выборов губернатора Тверской области и признания неправомерным бездействия ТОИК отсутствуют.

Представители третьего лица Платова В.И. Рахманова С.В., Громов Р.М., Кузнецова Р.В., Севастьянов А.Е. также считали, что для удовлетворения заявленных по делу требований нет оснований.

Оценив позицию участников процесса, приводимые ими доводы, изучив и проанализировав представленные документы, заслушав заключение прокурора Солуяновой Т.Б., полагавшей, что данные для признания правомерными заявленных по делу требований отсутствуют, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб заявителей.

Повторное голосование по выборам на должность губернатора Тверской области имело место 09.01.2000 года. Его результаты зафиксированы в протоколе Тверской областной избирательной комиссии от 10.01.2000 года. В соответствии с данными названного протокола число избирателей, принявших участие в повторном голосовании по выборам Губернатора Тверской области, составило 645 169 (53,11%), за Баюнова проголосовало 296 458 избирателей, за Платова В.И. - 299 869 избирателей, против всех - 42 231. На основании п. 4 ст. 50 Закона Тверской области "О выборах Губернатора Тверской области" областная избирательная комиссия решила признать Платова В.И. избранным Губернатором Тверской области .

Преимущество Платова В.И. по результатам повторного голосования составило 3411 голосов или 0,53%.

Согласно положениям ст. 50 закона области "О выборах Губернатора Тверской области" избранным по итогам повторного голосования считается кандидат, получивший при голосовании большее число голосов избирателей, принявших участие в голосовании, по отношению к числу голосов, поданных за другого кандидата, при условии, что число голосов избирателей, поданных за этого кандидата, больше числа голосов избирателей, поданных против всех кандидатов.

Упомянутый закон Тверской области предусматривает, что выборы Губернатора проводятся с соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", Уставом области и настоящим законом (далее ЗТО).

Обжалование решений и действий избирательных комиссий в соответствии со ст.55 ЗТО "О выборах Губернатора Тверской области" осуществляется в соответствии с Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Согласно п.п. 1, 2 ст. 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в случае, если после установления итогов голосования, результатов выборов будут выявлены нарушения правил выдвижения и регистрации кандидатов, правил ведения предвыборной агитации и финансирования избирательной кампании, факты использования кандидатами и их доверенными лицами должностного или служебного положения в целях избрания, подкупа избирателей кандидатами, иными организациями, действующими в целях избрания определенных кандидатов, наличия существенной недостоверности сообщенных кандидатами данных, предусмотренных п. 2 ст. 28 и п. 1 ст. 32, а также непредоставления данных о наличии неснятой или непогашенной судимости, о наличии гражданства иностранного государства, не позволяющие с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов в судебном порядке может быть отменено.

П. 3 ст. 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" определено, что суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в субъекте Российской Федерации также в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, других нарушений избирательного законодательства, если эти действия (бездействие) не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Приведенная норма свидетельствует о том, что к компетенции суда относится только решение вопроса об отмене решения избирательной комиссии о результатах выборов. Названной нормой (п. 1 ст. 64) предусмотрено также, что регистрация кандидата может быть отменена не позднее чем в день, предшествующий дню голосования.

В соответствии с приведенными положениями действующего законодательства доводы заявителей о допущенных в ходе избирательной кампании нарушениях оценивались судом с точки зрения недопустимости на данном этапе решить вопрос об отмене регистрации кандидата, влиянии нарушений на результаты волеизъявления избирателей и возможности достоверного определения результатов волеизъявления граждан.

В отношении обжалования действий (бездействия) Тверской областной избирательной комиссии, которые так или иначе связывались с правомерностью принятия решения об итогах выборов в условиях многочисленности допущенных нарушений, суд анализировал вопросы, связанные с соответствием обжалуемых действий (бездействия) комиссии требованиям закона и наличием ущемления охраняемых законом прав и интересов заявителей.

Правила выдвижения и регистрации кандидатов на выборную должность, нарушение которых, в случае установления влияния на возможность достоверного определения результатов волеизъявления избирателей, может послужить основанием к отмене решения о результатах выборов, определены Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и Законом Тверской области "О выборах Губернатора Тверской области".

Нарушения, допущенные в ходе сбора подписей в поддержку Платова В.И. и при его регистрации, заявители связывают с бездействием ТОИК, которая должна была либо не производить регистрацию, либо принять меры к ее отмене.

В п. 10 ст. 25 ЗТО предусмотрены обстоятельства, которые могут послужить основанием к отказу в регистрации кандидата. При этом обязанности к отказу в регистрации в тех или иных случаях ни Федеральный закон, ни Закон Тверской области не содержат.

В пределах своей компетенции и в установленном законом порядке ТОИК рассмотрела данный вопрос и, не найдя предусмотренных приведенной нормой оснований к отказу в этом, 25 октября 1999 года произвела регистрацию Платова В.И. в качестве кандидата на пост Губернатора области.

Доводы заявителей о том, что ТОИК не должна была регистрировать Платова В.И. в качестве кандидата на должность губернатора Тверской области в связи с предоставлением им недостоверных данных об образовании, наличием превышающего допустимые нормы числа недействительных подписей, собранных в его поддержку, использованием административного ресурса, не могут быть признаны состоятельными, поскольку обязанности к отказу нет.

В отношении существенной недостоверности представленных кандидатом сведений заявители ссылались на не соответствующие действительности данные об образовании Платова В.И. Однако представленными в суд копией диплома, копиями приказов Тверского государственного университета о зачислении Платова В.И. на юридический факультет от 11.11.94 г. и о выдаче диплома от 02.07.97 г. опровергаются доводы заявителей.

На момент регистрации Платова В.И. в качестве кандидата на должность губернатора области у ТОИК отсутствовали основания для сомнения в представленных им по этому поводу данных.

В качестве одного из оснований для отмены итогов выборов и в отношении неправомерной регистрации в жалобах заявителей имела место ссылка на то, что доверенное лицо Платова В.И. Дубов О.И. за рамками избирательной кампании, начавшейся со дня уведомления ТОИК о сборе подписей в поддержку кандидата, а именно 08.10.99г. заключил договор на изготовление подписных листов и получил их. С 08.10.99 г. в Оленинском районе начался сбор подписей, о чем свидетельствует ряд подписных листов, заверенных сборщиками в указанный день.

В соответствии со ст. 22 ЗТО сбор подписей в поддержку кандидата может быть начат со дня приема областной избирательной комиссией заявления кандидата о согласии баллотироваться и уведомления о начале сбора подписей.

Поскольку требования закона о допустимом времени сбора подписей нарушены не были, ранее 08.10.99 г. подписи в поддержку Платова В.И. не собирались, отсутствуют основания для вывода о необоснованном принятии ТОИК в качестве достоверных подписей, собранных в день начала официальной избирательной кампании Платова В.И., и соответственно о неправомерности действий комиссии.

Факты привлечения к сбору подписей в поддержку Платова В.И. работников районных администраций, глав сельских округов, предприятий всех форм собственности, учреждений, организаций установлены в результате проведенной прокуратурой области проверки, по итогам которой в адрес ТОИК была направлена информация, и допроса в судебном заседании ряда свидетелей. Наличие такого рода нарушений подтвердилось.

Однако, при их оценке суд учитывает, что в соответствии со ст. 32 Федерального Закона и ст. 25 ЗТО проверка подписных листов может осуществляться исключительно избирательными комиссиями в законодательно установленном порядке. Выполнение предусмотренной названными нормами процедуры проверки подписей в поддержку кандидата Платова В.И. Тверской областной избирательной комиссией было обеспечено. В подписных листах данные в отношении должностного положения лиц, их заверивших, отсутствуют (п. 4 ст. 24 ЗТО). Прокуратурой проверялись и выявлялись не подлежащие учету подписи за рамками подписных листов, определенных к проверке по результатам жеребьевки областной избирательной комиссией, что недопустимо. Совпадение имело место только по незначительной части подписей. В отношении выявленных прокуратурой 27 сфальсифицированных подписей также уместна ссылка на исключительную компетенцию ТОИК по проверке названных документов. Информация прокуратуры от 09.12.99 г. рассмотрена комиссией 13.12.99 г., изложенным доводам дана оценка с учетом требований ст.23 ЗТО. Возможность отмены регистрации с учетом срока поступления информации в ТОИК, согласно положениям п. 11 ст. 25 ЗТО, уже была утрачена. Оснований же для обращения в суд, которое в соответствии с приведенной нормой является правом, а не обязанностью комиссии, которое может быть реализовано лишь в случае существенной недостоверности представленных кандидатом сведений, не найдено.

Допрошенные в суде свидетели, являющиеся должностными лицами, главами сельских округов, пояснили, что сбором подписей они занимались во внерабочее время, давления на избирателей не оказывали, фактов подкупа также не установлено.

Доводы жалоб со ссылкой на заявления Купцовой С.С. и Горячева Д.Б., якобы не принимавших участия в сборе подписей, что следует из их объяснений, полученные в рамках законченной 25 июля 2000 года проверки ОБЭБ, не могут повлиять на оценку ситуации по данному вопросу. На момент регистрации Платова В.И. ТОИК однозначно не располагала данными в отношении названных лиц и оснований для исключения собранных ими 30 подписей из числа достоверных не имелось. Бездействие ТОИК и в этой ситуации не было проявлено.

По жалобам Венедиктова В.В. в отношении нарушений, допущенных в Оленинском районе при сборе подписей в поддержку кандидата Платова В. И. в соответствии с приобщенными им к жалобе документами, проверка проводилась прокуратурой и установленные по ее результатам факты были отражены в направленной в адрес ТОИК информации от 09.12.99 г.

Привлечение специалистов для проверки достоверности подписей в поддержку кандидата является правом, а не обязанностью ТОИК, поэтому их отсутствие не свидетельствует о недоработке, нарушении законодательно обусловленной обязанности комиссии.

Адрес места жительства избирателей из сельской местности, несмотря на требования пункта 3 ст. 24 ЗТО, действительно не всегда указывался в подписных листах полностью - сборщики ограничивались лишь указанием названия населенного пункта.

Однако, как было установлено в суде, подход по этому вопросу к документам, представленным всеми кандидатами, в том числе и Баюновым В.А., был единым, что свидетельствует об отсутствии нарушения их прав и принципа равенства. Кроме того, приведение названных доводов после подведения итогов выборов правовых последствий, в которых заинтересованы заявители, повлечь не может.

Кроме того, судом учитывается, что доводы жалобы по данному вопросу сводятся заявителями к неправомерной регистрации Платова В.И., тогда как решение вопроса об ее отмене в соответствии с законом ограничено временными рамками.

Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и Законом Тверской области "О выборах Губернатора Тверской области" предусмотрены правила и порядок ведения предвыборной агитации, полномочия областной избирательной комиссии по контролю за ведением агитации и меры ответственности лиц, нарушающих установленные правила.

В жалобах заявителей по данному разделу ставится вопрос о разжигании в агитационных материалах социальной розни, ненависти и вражды, т.е. нарушении требований п.2 ст. 45 Федерального Закона. К таковым причислены использованная Платовым В.И. в предвыборной агитации листовка "Спасем Тверскую область от красной угрозы!" и приведенные в жалобах публикации, в частности "Не допустим коммунистического реванша" в газете "Вече Твери сегодня", "Красная удавка" и другие, а также радиопередача В.Мининой от 08.01.2000 г. "Тула, Брянск - пряжки на красном поясе".

Перечисляемые заявителями в жалобах по данному вопросу листовки, публикации и радиопередача не могут рассматриваться как агитация, возбуждающая социальную ненависть и вражду, так как не противоречат конституционным нормам о свободе мысли и слова. Противопоставление различных идеологий не может быть расценено в качестве формы злоупотребления свободой массовой информации, запрещенной федеральными законами.

Кроме того, согласно пункту 7 ст. 45 Федерального Закона, пункту 6 ст. 30 ЗТО за нарушение нормы о недопустимости проведения агитации, возбуждающей социальную ненависть и вражду, ответственность зарегистрированного кандидата предусмотрена только за действия, совершенные самим кандидатом. Судом не установлено отношение Платова В.И. к опубликованию большинства материалов и радиопередаче В. Мининой по Тверскому областному радио.

С учетом приведенных обстоятельств на Тверской областной избирательной комиссии не лежала обязанность по обращению в суд по вопросу об отмене регистрации Платова В.И.

Факт распространения листовки "Спасем Тверскую область от красной угрозы!" в день, предшествующий голосованию, и в день повторного голосования по выборам Губернатора Тверской области представители Платова В.И. в судебном заседании отрицали. В любом случае данных о том, что комиссия была поставлена в известность о распространении листовки, не представлено и обстоятельства, связанные с нарушением сроков агитации, не могут влечь правовых последствий по рассматриваемому делу.

В дополнениях к жалобе от 14.04.2000 г. имеют место ссылки на неправомерное использование фотографии с Путиным В.В. и имени и.о. Президента РФ как формы злоупотребления свободой массовой информации, нарушений законодательства об интеллектуальной собственности и авторского права.

Судебная коллегия полагает, что ссылки в жалобах на нарушение названных разделов законодательства не могут быть признаны уместными при разрешении вопроса об отмене решения избирательной комиссии об итогах выборов. В качестве злоупотребления свободой массовой информации доводы жалоб по неправомерному использованию фотоматериалов и имени Путина В.В. расценены также быть не могут.

В качестве обоснования несоблюдения порядка ведения предвыборной агитации заявители в дополнениях от 17.04.2000 и от 04.05.2000 г. ссылались и на нарушение положений п. 5 ст. 37 Федерального Закона. При этом ими акцентировалось внимание на том, что к агитации согласно ст.2 Федерального Закона отнесена и деятельность, побуждающая к участию в выборах. Анализ приведенной нормы не свидетельствует об ответственности кандидата.

Фактов привлечения Платовым В. И. находящихся в его подчинении лиц к осуществлению деятельности, способствующей его избранию, не установлено. Участие Дубова О.И. в агитации за Платова В.И. в качестве главы Оленинского района не подтверждено. Представители Платова В.И. отрицали в суде причастность к публикации в газете "Наша жизнь" Оленинского района от 06.01.2000 г.

В публикациях, перечисленных в дополнении к жалобе от 17.04.2000 г., заявители усматривают нарушение названного требования закона со стороны иных лиц, в том числе со стороны избирательных комиссий, воздействие которых на избирателей расценено как понуждение граждан к голосованию, превращающее право в обязанность. Однако призывы к участию в голосовании со стороны должностных лиц и ТИКов не свидетельствуют о нарушении прав заявителей, обратившихся в суд за их защитой.

Дополнение к жалобе от 20.04.2000 г. посвящено незаконному осуществлению агитационной деятельности в пользу кандидата Платова В. И. подконтрольным ему как действующему губернатору пресс-центром Администрации области.

В связи с тем, что кандидат Платов В.И. занимал государственную должность, освещение текущей деятельности Губернатора и Администрации области в СМИ являлось правомерным. Публикации, о которых идет речь в жалобе, не содержат призыва к голосованию за зарегистрированного кандидата Платова В. И. и в этой связи агитационными не являются. Какого-либо влияния со стороны кандидата Платова В.И. на характер и объем информации пресс-центра не установлено. Отвечать за деятельность пресс-центра в рамках избирательного законодательства кандидат, являющийся Губернатором, не может.

В дополнении к жалобе от 24.04.2000 г. заявителями ставится вопрос об обнародовании информации, способной нанести ущерб чести, достоинству и деловой репутации зарегистрированного кандидата в сроки, исключающие возможность опубликования опровержения (п.6 ст. 45 Федерального Закона). К такого рода публикациям отнесены "Диктатура условных единиц", "И вышел полный конфуз" в газете "Вече Твери сегодня" и статья "А судьи кто?" в газете "Тверская жизнь" от 06.01.2000 г., в распространении которых помимо названных СМИ было задействовано 14 областных и районных печатных изданий. Кроме того, по Вышневолоцкому телевидению 07.01.2000 г. имела место трансляция передачи, задевающей честь и достоинство Баюнова В.А.

В соответствии с законом (п. 6 ст. 45 Федерального Закона и п.5 ст. 30 ЗТО)запрещение обнародования негативной информации о кандидате в сроки, исключающие возможность ее опровержения, касается средств массовой информации.

Причастность кандидата Платова В.И. к заказу и распространению названных публикаций не нашла подтверждения. Письменное согласие на опубликование приведенных статей отсутствует. Само по себе наличие выставленного редакцией счета-фактуры на 20.280 руб. не свидетельствует о нарушениях со стороны Платова В.И., связанных с неоплатой из избирательного фонда заказанного материала.

Вопросы о защите чести и достоинства в связи с распространением порочащей информации решаются не в рамках избирательного законодательства.

Обращение со стороны Баюнова В.А. в ТОИК от 07.01.2000 г. о нарушении положений п. 5 ст. 30 ЗТО не было оставлено без внимания, оно 09. 01.2000 г. , т.е. без нарушения установленного срока, было направлено в прокуратуру области, которой была произведена соответствующая проверка, завершившаяся вынесением постановлений о привлечении редакций газет "Вече Твери сегодня" и "Тверская жизнь" к административной ответственности.

На ТОИК не лежала законодательно обусловленная обязанность по организации опубликования опровержений.

В жалобах также имеет место ссылка на распространение подложных агитационных материалов, содержащих негативную информацию в отношении Баюнова В.А. и призывающих голосовать против него. К ним заявителями отнесены листовки "Русское национальное единство за Баюнова В.А.", "Не все коммунисты голосуют за Баюнова", распространенная от имени депутата Государственной Думы Астраханкиной Т.А., "Не верьте обвинениям в мой адрес", "Если хочешь жить богато" и "Дорогие сограждане".

В соответствии с п.7 ст. 34 ЗТО избирательная комиссия, поставленная в известность о распространении подложных агитационных материалов либо агитационных печатных материалов, не содержащих данных об изготовителе и заказчике, принимает меры по пересечению этой деятельности и вправе обратиться в правоохранительные и иные органы с представлением о пресечении противоправной агитационной деятельности и об изъятии незаконных агитационных материалов.

В соответствии с приведенной нормой ТОИК по всем названным листовкам по мере поступления данных об их распространении была направлена соответствующая информация в управление внутренних дел для организации проверки и пресечения неправомерных действий.

В этой связи нет оснований для вывода о бездействии ТОИК как по публикациям, так и в отношении распространения названных листовок. Форму реагирования в рамках п.7 ст. 34 ЗТО комиссия вправе была избрать самостоятельно.

Разрешением вопросов о направлении обращений по поводу публикаций и распространения листовок в правоохранительные органы единолично председателем комиссии Титовым М.В. права заявителей никоим образом не затронуты.

В отношении надписей на заборах о связи Баюнова В.А. с чеченской мафией информации в ТОИК не поступало.

Какая бы то ни было связь кандидата Платова В.И. со всеми упомянутыми выше листовками и надписями не установлена.

Ссылки в дополнении к жалобе от 27.04.2000 г. на пропаганду приверженности Платова В.А. к избирательному блоку "Единство" не могут быть в полной мере связаны с губернаторскими выборами.

В дополнениях к жалобе от 04.05.2000 г. и от 16.05.2000 г. указывается на отсутствие предусмотренной законом информации, которая должна доводиться до граждан при опубликовании опросов общественного мнения. Однако, в соответствии с п.5 ст. 28 ЗТО, обязанность по сообщению необходимой информации возложена на СМИ.

Факт использования Платовым В.И. служебного положения при организации распространения газеты "Ржевские вести" не нашел подтверждения.

Доводы жалоб о нарушении сроков агитации и неоплате некоторых публикаций из избирательного фонда, распространении печатной продукции с использованием служебного положения не содержат информации о своевременном наличии такого рода сведений в ТОИК, чтобы можно было вести речь о ее бездействии. К возможности же установления волеизъявления избирателей такого рода доводы отношения не имеют.

Ссылки на неправомерную агитацию со стороны должностных лиц - губернаторов Самарской, Новгородской, Ростовской, Ярославской областей, мэра Санкт-Петербурга, руководителей предприятий, депутата Тверской городской думы Шелехова А.М., заместителя председателя законодательного собрания области Грибова А.В. и главы администрации ЗАТО Северный Махринской В.И., главы Бежецкого района Шибанова, доверенного лица Платова В.И. редактора выпуска газеты Орлова в жалобах от 16.05.2000 г., 19.05.2000 г. и других оценивались судом с учетом положений п.5 ст. 28 ЗТО, анализ которой свидетельствует об отсутствии ответственности кандидата за такого рода выступления через СМИ.

Доводы жалоб, касающихся вопросов агитации, сводятся к освещению заявителями нарушений, которые должны были, по их мнению, повлечь отмену регистрации кандидата на пост Губернатора Тверской области Платова В.И. или обращение областной избирательной комиссии в суд для решения данного вопроса, а также к приведению аргументов в отношении отсутствия необходимой активности ТОИК по выявлению и пресечению нарушений закона со стороны любых участников избирательного процесса, иных лиц, по отсутствию должной реакции на сообщения о нарушениях.

При оценке приводимых доводов суд исходит из того, что в соответствии с законом постановка вопроса об отмене регистрации кандидата (за исключением выявления нарушений, указанных в п.2 ст.30 ЗТО), о вынесении ему предупреждения, обращении в суд по поводу нарушений, допущенных со стороны СМИ, является правом, а не обязанностью ТОИК. Законодательно обусловленный срок по разрешению вопроса о регистрации на момент обращения заявителей в суд был пропущен. Нарушения, не связанные с деятельностью самого кандидата, не могут влечь для него ответственности, тем более связанной с отменой результатов выборов, когда закон обязывает исходить из возможности установления волеизъявления избирателей.

В заявлениях обратившихся в суд лиц по вопросу агитации указывается на формирование волеизъявления граждан под влиянием приводимых ими публикаций, массированное воздействие на волю избирателей через СМИ.

В соответствии с понятийным аппаратом, заложенным в Федеральном законе "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", избирателем является гражданин Российской Федерации, обладающий активным избирательным правом, реализация которого осуществляется в момент голосования.

Данные о том, что волеизъявление избирателей в связи с приведенными в жалобе доводами реализовалось не свободно, под влиянием незаконного принуждения сделать тот или иной выбор, отсутствуют. Предположения о возможном влиянии той или иной информации СМИ на выбор избирателя не могут быть положены в основу решения о признании постановления ТОИК об итогах выборов незаконным.

О влиянии неправомерной, по мнению заявителей, агитации на убеждение избирателей не свидетельствуют и показатели результатов голосования по итогам двух его туров - в первом туре за Баюнова В.А. проголосовало 181 413, во втором - 295 458 избирателей, за Платова В.И. в первом - 257 483, во втором - 299 959 избирателей.

В отношении бездействия ТОИК по вопросам реагирования на нарушения суд учитывает, что контрольная группа была создана и работала, по ряду отраженных выше моментов необходимые в рамках избирательного законодательства действия со стороны комиссии были предприняты, в ряде случаев ТОИК не располагала информацией о нарушениях, связанных с предвыборной агитацией, и в отношении всех приводимых в дополнениях к жалобам по вопросу агитации позиций заявителями не приведено доводов о характере нарушений их прав и свобод и возможном способе их восстановления в судебном порядке.

Основания для вывода о нарушении принципа равенства кандидатов при проведении агитации и при доступе к средствам массовой информации отсутствуют.

Доводы заявителей, приведенные в жалобах по вопросам предвыборной агитации, не могут явиться поводом к отмене решения о результатах выборов и признанию неправомерным бездействия ТОИК.

В соответствии со ст. 64 Федерального Закона нарушение правил финансирования избирательной кампании, влекущее невозможность достоверного определения результатов волеизъявления избирателей, может повлечь отмену решения избирательной комиссии о результатах выборов. Порядок финансирования избирательной кампании регулируется ст. ст. 46, 47 Федерального Закона, ст. 37 ЗТО.

В соответствии с законом кандидатам, зарегистрированным кандидатам законодательно запрещено использование для осуществления предвыборных мероприятий средств помимо избирательного фонда. В соответствии с инструкцией "О порядке формирования, расходования денежных средств кандидатов, зарегистрированных кандидатов на должность губернатора Тверской области", утвержденной постановлением ТОИК N01-13/40 от 23.09.99 г., кандидаты несут ответственность за нарушение формирования и использования средств избирательного фонда (п. 15.1).

В дополнении к жалобе по вопросам финансирования заявителями указывается, что в процессе организации и проведения выборов кандидатом Платовым В.И., его доверенными лицами, Тверским региональным отделением ООПД "Консервативное движение "Новая сила" и другими организациями, действовавшими в интересах избрания Платова В.И., были допущены грубые нарушения правил финансирования избирательной кампании, не позволяющие с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей. ТОИК, располагая необходимой информацией о нарушениях, не приняла мер к пресечению противоправной деятельности названного кандидата на должность губернатора и других участников избирательного процесса.

К нарушениям заявителями отнесены факты, связанные с несоблюдением положения инструкции "О порядке использования средств массовой информации в ходе выборов Губернатора Тверской области", утвержденной постановлением ТОИК от 28.09.99 г. N01-13/43 о необходимости произведения в полном объеме предоплаты (за 2 дня) предоставления эфирного времени и печатных площадей. Однако, в соответствии с законами (п. 2 ст. 39 Федерального Закона и п. 2 ст. 29 ЗТО) предусматривается необходимость оплаты эфирного времени и печатной площади до их предоставления.

Имеющиеся в материалах дела данные по вопросам предоставления эфира и печатных площадей кандидату Платову В.И., содержащие в себе информацию о времени заключения договоров, дате предоставления эфира и печатных площадей и дате оплаты, свидетельствуют о том, что нарушений приведенных выше требований закона о предоплате по абсолютному большинству материалов допущено не было.

Такого же рода данные в отношении кандидата Баюнова В.А. позволяют сделать вывод о том, что отступлений от принципа предоставления кандидатам равных условий ведения предвыборной кампании по указанному вопросу не допущено.

Проконтролировать время оплаты ТОИК была лишена возможности, поскольку первичные финансовые документы поступают в комиссию согласно ст.38 ЗТО с итоговым финансовым отчетом, т.е. через 20 дней после опубликования итогов выборов. Оплата по всем указанным в жалобе позициям из избирательного фонда кандидата была произведена. У СМИ имелась возможность не предоставлять площади и эфир до оплаты. Ответственность кандидата за предоставление ему доступа в эфир и прессу без предоплаты не предусмотрена.

Законом (п.4 ст.47 Федерального Закона, п.10 ст.36 ЗТО) предусмотрен перечень субъектов, которым запрещено вносить пожертвования в избирательные фонды кандидатов. К таковым, в частности, отнесены анонимные жертвователи, благотворительные организации и юридические лица, зарегистрированные менее чем за год до голосования. В отношении юридических лиц об анонимности свидетельствует отсутствие в платежных документах сведений об идентификационном номере налогоплательщика, названия организации, даты регистрации, банковских реквизитов, отметки об отсутствии государственной или муниципальной доли в уставном капитале либо о наличии такой доли с указанием ее размера, об отсутствии иностранного участия в уставном капитале либо о наличии такого участия с указанием доли этого участия.

Заявителями к анонимным были отнесены организации ООО "Чайка", ООО "Высота", Сельхозартель им. Куйбышева, ОАО "Савма", ООО "Докторг", ЗАО "Прима", ИЧП "Датта Дженерал Энтерпрайз", в отношении которых в платежных поручениях отсутствовали данные о наличии в уставном капитале доли государственной, муниципальной, иностранной собственности. Необходимость наличия названных данных именно в платежном поручении предусмотрена только в инструкции ТОИК "О порядке формирования и расходования денежных средств избирательных фондов кандидатов, зарегистрированных кандидатов на должность губернатора Тверской области" N01-13/40 от 23.09.99 г. Законом порядок и способ информирования банка и ТОИК по вопросам времени регистрации и состава уставного капитала не определен. Статья 36 ЗТО (п.11) фактически предусматривает получение дополнительной информации о жертвователях по соответствующему запросу комиссии.

В этой связи получение избирательной комиссией и принятие во внимание при оценке вопросов, связанных с формированием избирательного фонда кандидата, справок в отношении времени регистрации и состава капитала организаций-жертвователей не является противозаконным.

Имеющиеся в материалах дела справки в отношении указанных в заявлении организаций, данные еженедельных финансовых отчетов, данные из банка, сообщения из регистрационной палаты о времени регистрации организаций дают основания для вывода о правомерности действий комиссии, не отнесшей названные организации к категории анонимных жертвователей. В частности, в отношении ИЧП "Датта Дженерал Энтерпрайз" имелись два платежных документа, в одном из которых необходимые данные о составе капитала содержались.

Таким образом, после получения дополнительной информации на ТОИК не лежало безусловной обязанности по снятию кандидата с регистрации, поскольку факт получения и использования в ходе избирательной кампании денежных средств от анонимных жертвователей не имел места.

К благотворительной организации, зарегистрированной менее чем за год до дня голосования, заявителями отнесен фонд по строительству армянского храма. Однако в платежных документах дата регистрации была указана 1997 год, информацией о благотворительном направлении деятельности фонда ТОИК не располагала. То, что в судебном заседании было установлено, что фонд был зарегистрирован в 1999 году и цели его деятельности предусматривают, в числе прочего, и благотворительность, не может на данном этапе влечь правовые последствия.

В отношении времени регистрации ООО "Датта Дженерал Энтерпрайз", реорганизованного из ИЧП, ТОИК были предоставлены данные об отсутствии нарушения закона по данному вопросу.

Имеющиеся в материалах дела доказательства не дают оснований для вывода об отсутствии со стороны ТОИК, в нарушении п.6 ст. 36 ЗТО, контроля за порядком формирования и расходования средств фондов кандидатов, зарегистрированных кандидатов.

Комиссией была создана контрольно-ревизионная служба, осуществлявшая необходимую деятельность. Ею принимались меры к обеспечению возвращения средств от анонимных жертвователей, что подтверждается письмами на имя кандидата, фактом возврата и перечислений средств в бюджет. Приведенное опровергает доводы заявителей о бездействии ТОИК.

В качестве довода об использовании кандидатом Платовым В.И. средств помимо избирательного фонда в жалобах имеет место ссылка на изготовление рекламных видеофильмов и видеороликов. У заявителей отсутствовали данные о незаконном произведении оплаты этой работы. Доводы представителей Платова В.И. об изготовлении видеопродукции безвозмездно не опровергнуты. Проведенной ОБЭБ Центрального района проверкой факта оплаты работы по изготовлению роликов за счет средств помимо избирательного фонда кандидата не установлено. Ограничений по поводу участия граждан путем безвозмездного оказания услуг кандидатам на добровольной основе закон не содержит (п.11 ст. 47 Федерального Закона, п.6 ст. 47 ЗТО). Использование эфира в связи с прокатом роликов было оплачено, что подтверждено документально.

Доводы жалобы о занижении расценок при изготовлении заказываемой кандидатом Платовым В.И. печатной продукции в Торжокской типографии не нашли подтверждения. Проверкой, проведенной налоговой полицией, фактов изготовления продукции по ценам ниже себестоимости не установлено.

Заявителями в дополнении от 28.07.2000 г. в качестве нарушения приводится факт заключения Платовым В.И. 21.09.99 г., т.е. до уведомления ТОИК (08. 10.99. г.) , до открытия счета (12.10.99. г.) договора с ООО "Торжокская типография" на изготовление подписных листов. Однако документально подтверждено, что фактическая оплата изготовления подписных листов была произведена 18.10.99 г., т. е. после открытия счета, имевшего место 12.10.99 г. Об этом свидетельствует извещение банка и изученные в судебном заседании документы по учету и расходованию денежных средств избирательного фонда кандидата Платова В.И., подтвердившие дату оплаты.

Предварительное заключение соглашения о намерениях нарушением, свидетельствующим об использовании средств помимо избирательного фонда, не является. Об изготовлении подписных листов уже в сентябре 1999 года счет-фактура от 21.09.99 г., приложенная к финансовому отчету Платова В.И., не свидетельствует. Фактов сбора подписей ранее 08.10.99. года, как уже указывалось выше, также не установлено.

В отношении доводов, приведенных в дополнении к жалобе от 07.08.2000 г., суд не установил использование средств помимо избирательного фонда для оплаты работы сборщиков подписей. В ходе проверки ОБЭБ только четверо из опрошенных лиц: Симонов С.В., Гущина И.Е., Перевозчикова И.А. и Сафонова Т.Ю. дали объяснения о получении по 3 рубля за каждую собранную подпись. Данные о расходовании на эти цели большей суммы денежных средств, чем указано в итоговом финансовом отчете кандидата Платова В.И. (7 000 рублей), отсутствуют.

Бухгалтер штаба Платова В.И. Елизарова Г.А. отрицала факт получения какого-либо вознаграждения за выполненную работу, следовательно, и в этом случае отсутствуют основания для вывода о расходовании средств помимо надлежащим образом сформированного избирательного фонда кандидата.

Недобровольность пожертвований как от граждан, так и от имени организаций как таковая не доказана, и, как и другие обстоятельства, связанные с вопросами финансирования избирательной кампании, доводы заявителей по этому поводу не могут повлечь вывода о невозможности установления результатов волеизъявления избирателей.

Информацией, которая нашла отражение в жалобе от 07.08.2000, ТОИК в период избирательной кампании не располагала. Она была получена в результате завершенной в июле 2000 года проверки ОБЭБ по вопросам финансирования избирательной кампании Платова В.И.

В отношении неоплаты из избирательного фонда агитационных номеров газеты "Всем миром" суд учитывает, что ответственный за выпуск Пархаев Ю.М. на момент выхода номеров 35-37 названной газеты отношения к кандидату Платову В.И. не имел, статуса доверенного лица он был лишен 25.12.99 г., доказательств того, что при выпуске и распространении данных номеров газеты он действовал от имени или по поручению Платова В.И., не имеется. В связи с допущенными нарушениями в отношении редактора газеты "Всем миром" облизбиркомом был составлен административный протокол и постановлением Центрального районного суда г. Твери от 24.01.2000 г. он привлечен к ответственности.

Данные о том, что Тверское региональное отделение ООПД "Новая сила" при выпуске листовки "Молодежь голосует ЗА" действовало с согласия Платова В.И., также отсутствуют. По сообщению ТРОООПД "Новая сила" тираж листовки отпечатан по заключенному и соответственно оплаченному ими договору с типографией.

Листовка, выпущенная Миневич В.Я., как установлено в судебном заседании, отношения к Платову В.И. не имеет и соответственно также не должна была оплачиваться из избирательного фонда.

Законом предусмотрено, что в случае, если кандидат в период сбора подписей или проведения предвыборной агитации помимо средств собственного фонда использовал и иные денежные средства, областная избирательная комиссия вправе отменить свое решение о регистрации кандидата. В случае, если указанные нарушения обнаружены после опубликования результатов выборов, областная избирательная комиссия вправе обратиться в суд с представлением о признании избрания кандидата недействительным.

Анализ приведенной нормы свидетельствует только о праве комиссии по совершению определенных действий. Обязанности по отмене решения о регистрации кандидата и обращению в суд на ней не лежит.

С учетом установленных по делу обстоятельств, связанных с отсутствием при формировании и использовании избирательного фонда Платова В.И. существенных нарушений, о которых комиссия знала либо должна была знать, и требующих вмешательства ТОИК, суд приходит к выводу о неосновательности доводов заявителей о неправомерном бездействии комиссии и по вопросам финансирования.

На возможность достоверно определить результаты волеизъявления избирателей как основание для отмены решения об итогах выборов доводы, приведенные заявителями по данному разделу жалобы, повлиять не могут.

Понятие подкупа в рамках избирательного законодательства определено п.3 ст.45 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Статья 64 Федерального Закона определяет, что установление фактов подкупа со стороны кандидата или лиц, действующих в интересах его избрания, может послужить основанием к отмене решения об итогах выборов, если эти обстоятельства не позволяют определить результаты волеизъявления избирателей.

Воздействие на волеизъявление избирателей путем подкупа заявители связывают с раздачей бесплатных билетов на развлекательные мероприятия, выдачей незадолго до выборов денег студентам тверских вузов, выдачей денег лицам, содержащим коров в личном подсобном хозяйстве, подкупа избирателей деньгами и продуктами питания, обещаниями льгот и преимуществ, угрозами невыплаты заработной платы, обещаниями перечислить денежные средства в адрес организаций, бюджеты муниципальных образований, предоставлением возможности льготной подписки на газету в день голосования, необоснованным решением о снижении тарифов на оплату электроэнергии. По мнению заявителей, под влиянием приведенных факторов воздействия на избирателей их воля при голосовании в ходе выборов губернатора не могла быть свободной.

Одновременно в дополнениях к жалобам по этому вопросу имеет место ссылка на бездействие ТОИК, связанное с отсутствием необходимой реакции на многочисленные нарушения закона.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что акции по раздаче билетов на развлекательные мероприятия не были связаны с агитацией за конкретного кандидата. Свидетелями, допрошенными судом по этому вопросу, данные обстоятельства не были подтверждены. Каждый из допрошенных по этому вопросу пояснил, что голосовал в соответствии со своей волей и желанием, какого-либо давления на него не осуществлялось, выдача билета на дискотеку не ставилась в зависимость от того, кому из кандидатов он отдает свой голос.

Причастные к организации развлекательных мероприятий комитет по делам молодежи администрации области и ТРОООПД "Новая сила" в установленном законом порядке привлекались к административной ответственности за нарушение сроков проведения предвыборной агитации, побуждающей к участию в выборах. Проверками прокуратуры, проведенными по поводу действий комитета и консервативного движения "Новая сила", фактов подкупа избирателей не было установлено. Программа комитета по делам молодежи, в рамках которой осуществлялась работа с молодыми избирателями, не может быть признана противозаконной. Утвержденная председателем ТОИК инструкция для участника не содержит данных, влекущих вывод о спланированной с участием комиссии незаконной акции по агитации за конкретного кандидата. Единоличное разрешение данного вопроса не влечет вывода о нарушении прав обратившегося в суд кандидата, а также его доверенных лиц. Ссылки заявителей на сознательное воздействие через проводимые акции именно на молодежь, с целью достижения определенного результата на выборах, надуманны и не могут влечь правовых последствий. Доказательства расходования средств кандидата Платова В.И. или проведения упомянутых акций исключительно в его интересах отсутствуют.

По акции движения "Новая сила", о проведение которой ТОИК стало известно до дня голосования, в рамках компетенции комиссии 08.01.2000 г. принято решение о ее пресечении ввиду нарушения сроков агитации за участие в выборах. О подкупе избирателей не ставился вопрос ни в обращениях в ТОИК по этому вопросу, ни при его разрешении 08.01.2000 г. на заседании комиссии.

По акциям, связанным с организацией развлекательных мероприятий, в других упоминаемых в жалобах городах области имеет место аналогичная ситуация.

Свидетель Молчанов Л.В. не смог утвердительно заявить в суде о причастности Платова В.И. к проведению за его счет концертов в зале на ул. Рыбацкой в г. Твери. Других доказательств по этому вопросу заявителями не представлено.

Затраты на проведение такого рода развлекательных мероприятий при отсутствии данных о причастности к ним кандидата, а также и доказательных данных о действиях иных лиц в интересах конкретного кандидата и с его санкции не могут свидетельствовать о подкупе избирателей.

Выплаты, произведенные студентам тверских вузов имели место из федерального бюджета, что подтверждается представленными ими в суд приказами по медицинской академии и Тверскому техническому университету, а также материалами проверки прокуратуры г. Твери. К избирательной кампании они отношения не имели, от имени действующего губернатора не выплачивались. Совпадение по времени выплат с проведением выборов не может свидетельствовать об умышленном воздействии на избирателей путем подкупа.

Выплаты гражданам - владельцам коров производились на основании Постановления Губернатора области от 28.05.99 года N448 "О внесении изменений в Постановление Губернатора Тверской области от 09.02.99 г. N78 "О выплате дотаций из бюджета области за реализуемую животноводческую продукцию сельскохозяйственным товаропроизводителям в 1998 году". Приведенное свидетельствует, что намеченные в 1998 году дотации не могли быть связаны с предвыборной кампанией. Из представленных заявителями документов заявлений граждан, адресованных на имя Баюнова В.А. в редакцию газеты "Позиция" и областную избирательную комиссию, и показаний допрошенных по данному вопросу свидетелей не следует, что выдача денег на коров каким-либо образом увязывалась с голосованием и выдача этих средств проходила под условием. Временное совпадение выдачи средств на коров даже с днем голосования не может в сложившейся ситуации расцениваться как подкуп избирателей. Какое-либо вмешательство со стороны действовавшего на момент выборов Губернатора в определение сроков выплаты денег сельским жителям не установлено.

Выплаты, произведенные гражданам на законных основаниях, не могут в соответствии с положениями действующего законодательства, в том числе и на основе анализа нормы п.3 ст.45 Федерального Закона рассматриваться как подкуп избирателей.

Письма граждан, адресованные в ТОИК, в указанную организацию не поступали, о чем свидетельствуют объяснения представителей избирательной комиссии и факт предоставления заявителями в суд подлинников заявлений граждан в ТОИК. Абсолютное большинство заявлений и писем по вопросам выплаты денег гражданам, имеющим коров, датировано февралем и мартом 2000 года.

На момент регистрации Платова В.И. и подведения итогов выборов ТОИК не располагала представленными в суд данными по этим вопросам. В этой связи отсутствуют доказательства того, что областная избирательная комиссия, будучи поставленной в известность о нарушениях, неправомерно бездействовала.

Доказательства подкупа граждан спиртным, продуктами, деньгами не представлены. Письма Семеновой Г.А., Олькиной П.П., Круглова Н.Е., показания Андреева С.Е. и Волынкиной В.Н. таковыми служить не могут ввиду их неконкретности, бездоказательности и воспроизведения неоднозначной информации, полученной с чужих слов. В отношении данных о присвоении званий учителям, раздачи лесных угодий, невыплаты денежных средств бюджетникам, лишения пособий на детей отсутствует какая-либо конкретика и данные о связи этих обстоятельств с выборами.

В отношении предоставления льгот облпотребсоюзу со стороны областной администрации доводы заявителей не нашли подтверждения в качестве доказательств подкупа.

Перечисление из областного бюджета денежных средств в адрес Тверского фонда юридического образования "Юрист" в соответствии с приобщенным к жалобе распоряжением имело место в августе 1997 года и соответственно никакого отношения к выборам Губернатора области в 2000 году не имеет.

Льготная подписка на газету "Вече Твери - сегодня", производившаяся 19.12.99 г., т.е. в день первого тура голосования, не была связана с агитацией за конкретного кандидата, либо подкупом избирателей в интересах одного из многочисленных в первом туре кандидатов. Из показаний главного редактора газеты Шимина Е.Н. следует, что стоимость подписки была ниже лишь в сравнении с подпиской через отделение связи и что данная акция производилась в интересах газеты и имела целью повысить число подписчиков, с выборами и их результатами она не увязывалась.

Постановление о снижении тарифов на электроэнергию не может быть связано с предметом жалобы и поэтому не принято судом в качестве доказательства наличия подкупа избирателей, влекущего вывод о невозможности с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Обещание действующим Губернатором Платовым В.И. подарка родителям ребенка, рожденного в ночь на 01.01.2000 г., равно как и обращение Губернатора к предпринимателям с просьбой о снижении на новогодние и рождественские праздники цен на потребительские товары не являются действиями в рамках избирательной кампании и, соответственно, подкупом избирателей.

Необоснованное (нецелевое) использование бюджетных средств на перечисление по договорам отдельным средствам массовой информации в условиях бюджетного дефицита также не может быть расценено как доказательство подкупа.

Ссылки в жалобе на поощрение членов ТОИК по результатам выборов отношения кандидата к существу заявленных требований не имеют.

В дополнениях к жалобе от 16.05.2000 г., 25.05.2000 г., 31.05.2000 г., 02.06.2000 г. и 30.06.2000 г. ставятся вопросы о нарушениях избирательного законодательства, допущенных в ходе выборов на участках, которые в своей совокупности ставят под сомнение результаты волеизъявления граждан в ходе голосования.

В соответствии с п.3 ст.64 Федерального Закона суд соответствующего уровня отменяет решение избирательной комиссии области об итогах голосования, если нарушения, связанные с порядком голосования и иные указанные в названной норме, не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Приведенное, а также и положения п.2 ст.63 Федерального Закона свидетельствуют о подсудности вопроса о нарушениях, допущенных на избирательных участках и в территориальных избирательных комиссиях районным судам.

Областная избирательная комиссия в соответствии с п.1 ст.49 ЗТО "О выборах губернатора Тверской области" определяет результаты выборов на основании первых экземпляров протоколов области об итогах голосования, полученных из территориальных избирательных комиссий, путем суммирования содержащихся в них данных. Использование и учет каких-либо иных документов при определений итогов выборов законом не предусмотрено.

В этой связи оценка приведенных заявителями в данных жалобах доводов производилась судом с точки зрения подсудных областному суду аспектов. Порядок обжалования действий и решений УИКов и ТИКов неоднократно разъяснялся судом заявителям. Препятствий к обращению в районные суды у них не имелось.

Дополнение к жалобе от 31 мая 2000 года посвящено нарушениям избирательного законодательства, допущенным на отдельных избирательных участках. В отношении ТОИК имеется ссылка на непринятие мер к организации работы территориальных и участковых избирательных комиссий и отсутствие эффективного контроля за их деятельностью.

В соответствии с п.10 Положения "О Тверской избирательной комиссии" она руководит деятельностью нижестоящих избирательных комиссий, оказывает им методическую и организационно-техническую помощь. Контроль со стороны ТОИК должен осуществляться за соблюдением избирательных прав граждан.

Законом (ст. 47 ЗТО) определено, что подсчет голосов избирателей осуществляется членами участковой избирательной комиссии, сформированной в установленном порядке. Именно данные, поступившие после соответствующего подсчета из УИКа в ТИК, а затем и в областную избирательную комиссию, ложатся в основу вывода об итогах голосования.

С точки зрения соответствия действительности данных о числе голосов, поданных в пользу каждого из кандидатов, зафиксированных в протоколе областной избирательной комиссии на основе сведений с территорий, и возможности сделать вывод об итогах выборов судом оценивались приведенные в жалобе доводы.

Действительно, проведенной Вышневолоцкой межрайонной прокуратурой проверкой установлены расхождения в количестве голосов, поданных как за Платова В.И., так и за Баюнова В.А. на участках NN193, 194, 196, 197, 200 - 206, 208, 210 - 214, 216 - 223. Однако материалы данной проверки сами по себе не могут служить основанием для внесения изменений в итоговые данные о результатах голосования по области. Зафиксированное расхождение в пользу Платова В.И. на 11 голосов не влияет на результат выборов Губернатора. Умышленных действий, направленных на искажение итогов голосования по Вышневолоцкому району, прокуратурой в ходе проверки не выявлено.

Аналогичная ситуация имеет место и по Ржевскому району области, где тоже проводилась прокурорская проверка, установлены расхождения с данными, зафиксированными в протоколах участковых избирательных комиссиях (на 8 увеличено количество голосов за Платова В.И.). Однако эти сведения также не могли повлиять на результаты выборов по области в целом.

Заявление Полухиной Т.В. о подтасовке бюллетеней на избирательном участке N824 носит неконкретный характер, адресовано 08.02.2000 г. на имя Баюнова В.А., в облизбирком не поступало. О допущенных на участке нарушениях ей стало известно со слов неуказанных лиц.

Заявление Барагузина В.Н., члена избирательной комиссии N1023, не содержит информации, свидетельствующей о недостоверности зафиксированных в протоколе участковой комиссии данных об итогах голосования. Ссылки на отдельные нарушения порядка голосования, не обжалованные в установленном законом порядке, не могут иметь правовых последствий по настоящему делу. Протокол оспаривающим итог голосования по участку членом комиссии Барагузиным В.Н. был подписан.

В отношении необоснованного признания бюллетеней недействительными, на что имеет место ссылка в заявлениях Макарова В.В. и Павлова В.И., суд исходит из того, что решение этого вопроса в соответствии с законом (п. 18 ст. 47 ЗТО) отнесено к компетенции участковой избирательной комиссии.

По избирательному участку N223 в результате проведенной прокуратурой проверки не было установлено фактов, которые позволили бы сделать вывод с недостоверности зафиксированных в протоколе результатов голосования. Нарушений закона при формировании данной участковой избирательной комиссии допущено не было, ссылка заявителей на п.2 ст. 12 ЗТО является несостоятельной. В этой связи вывод заявителей о невозможности установления истинного волеизъявления 464 избирателей по данному избирательному участку является несостоятельным.

Доводы, касающиеся процедуры подсчета голосов по участкам NN684, 685, 1102, 1166, 1181, 1207, 1257, 1259, 1310, подкрепленные заявлениями наблюдателей на имя Баюнова (датированными 10-13 января 2000 года, лишь одно из них датировано 09.01.2000 г. и было адресовано наблюдателем Павловым В.И. в облизбирком, но подлинник его приобщен к делу по ходатайству заявителей и данных о направлении соответствующего заявления в ТОИК заявителями не предоставлено), связаны с оценкой действий участковых избирательных комиссий. Ссылка на возможную недостоверность подсчета является ни на чем не основанным предположением заявителей. Доказательств, дающих реальные основания для вывода о недостоверности данных протоколов по названным участкам, в жалобе не приводится.

В отношении лишения возможности избирателей проголосовать на дому и лишения ряда избирателей в результате ненадлежащей организации выборов права на участие в голосовании суд исходит из того, что доказательств наличия вины УИКов заявителями представлено не было. Проверкой по заявлениям Беляковой и Грязнова, на которые в жалобе ссылались заявители, установлено отсутствие у них намерения участвовать в голосовании. Решением суда по заявлениям Николаевой и Петровых установлено, что они были лишены возможности проголосовать не по вине участковой комиссии. Остальные граждане с соответствующими заявлениями о защите своих прав не обращались, не были наделены полномочиями по этому вопросу и заявители по делу. Неучастие определенного количества граждан в голосовании не может никоим образом быть связано с результатами волеизъявления избирателей. Число названных в жалобе лиц, в отношении которых заявители получили данные о лишении их права на голосование, 37 человек с учетом разницы голосов, поданных по результатам голосования как за Платова В.И., так и за Баюнова В.А., составляющей 3411, не могло сказаться на итогах голосования по области. Оповещение населения о голосовании было произведено надлежащим образом. Данные о каких-либо недоработках в этом направлении областной у избирательной комиссии отсутствуют.

В отношении нарушения прав наблюдателей по контролю за голосованием на дому (участок N320 - заявление Шевелева Ю.В.), соблюдения установленной законом процедуры голосования на дому (участки N671, 909, 913), заявления Круглова Н.Д. и Варановой Н.Н., выдачи гражданам на руки нескольких бюллетеней (участки N429 и 480 - заявление Боликова Н.В. и Бузиной В.Ф.), нарушения тайны голосования на участках N806, 1023, 1257 (газета "Звезда", заявления Барагузина В.Н.), давления на избирателей со стороны членов избирательной комиссии (акт Бабкина Е.А.), включения в списки избирателей умерших граждан (заявления Авериной М.В., Берг С.В.) и наличия фактов вторичного голосования отдельных избирателей (заявление Тиманцова В.В.) доводы заявителей касаются действий участковых избирательных комиссий, законность которых подлежит обсуждению на уровне районного суда. Связь упоминаемых в жалобе нарушений с возможностью определения волеизъявления избирателей прослеживается заявителями на уровне предположений (в отношении нарушения прав наблюдателей, тайны голосования, попытки оказать давление на избирателей путем дачи рекомендаций), доказательств отсутствия на участках N671, 909 и 913 реестра граждан, желающих проголосовать на дому, нет, данных о голосовании от имени умерших граждан не имеется, оснований для отказа включения в списки избирателей лиц, находящихся на момент голосования в санатории, не было, доводы о вторичном голосовании всех лиц, находящихся в санатории "Митино", основаны на предположениях, проверка факта досрочного голосования того или иного лица не вменена в обязанность участковой комиссии, попытки голосования за членов семьи пресекались и с учетом немногочисленности указываемых в жалобе фактов такого рода на результаты голосования на участке и в целом по области повлиять не могли.

Ни по одному из названных в жалобе участков действия участковой комиссии в установленном законом порядке в районный суд обжалованы не были. Предметом же исследования областного суда действия УИКов быть не могут.

Все представленные заявителями в качестве приложения к дополнению по жалобе от 31 мая 2000 года материалы, в которых значится, что направлялись они в областную избирательную комиссию, в адрес названной организации, исходя из объяснений представителей комиссии, не поступали. Доказательств обратного заявителями не представлено.

Доказательства бездействия Тверской ОИК по всем упомянутым вопросам отсутствуют. Заявителями не приведено в жалобе данных в отношении невыполнения ТОИК какой-либо законодательно или положением о ТОИК возложенной на нее обязанности, вследствие чего и имели место упоминаемые в жалобе нарушения.

Указанные в первоначальных жалобах заявителей доводы о нарушении закона при включении в списки избирателей ЗАТО "Озерный" военнослужащих войсковых частей, дислоцированных на территории Валдайского района Новгородской области, о включении в списки избирателей жителей 50 домов в Пролетарском районе, не числящихся в ВТИ, о составлении на участках NN1138-1141 нескольких списков избирателей, а на участке N1138 дополнительного списка в день выборов, о наличии в здании администрации Пролетарского района дублирующей избирательной комиссии, об увеличении числа избирателей с 19.12.99 г. ко второму туру голосования на 2383 человек, о расхождениях по ряду участков данных о результатах голосования в официальных протоколах и копиях, полученных наблюдателями (дополнение от 01.02.2000 г.), не подтвердились в ходе рассмотрения дела, не поддерживались заявителями на заключительном этапе процесса и, соответственно, не могут послужить основанием к удовлетворению заявленных по делу требований.

В дополнениях к жалобе от 16.05.2000 г., от 25.05.2000 г., от 02.06.2000 г. и от 30.06.2000 г. заявители ссылались на допущенные ТОИК нарушения, связанные с приемкой бюллетеней для второго тура голосования по выборам Губернатора области от типографии, произведенной негласно и в отсутствие представителей кандидатов, в частности Баюнова В.А., и их доверенных лиц, отсутствием контроля за действиями ТИКов по передаче бюллетеней на участки, что не исключало возможности изготовления лишних, помимо указанных в акте передачи, избирательных бюллетеней и использования их в ходе голосования на отдельных избирательных участках с целью корректировки результатов выборов. Одновременно заявителями ставился вопрос о признании незаконным бездействия ТОИК.

При проверке приведенных заявителями по данному вопросу доводов установлено, что ТОИК в соответствии с требованиями закона разместила в типографии заказ на изготовление бюллетеней, объем которого не превышал предел, установленный п.4 ст.42 ЗТО, обеспечила постоянный контроль за его выполнением, приняла бюллетени по акту и обеспечила наблюдение за уничтожением лишних, забракованных бюллетеней и рабочего материала - дискеты, негативов, диапозитивов, печатных форм.

Положения п.10 ст.51 Федерального Закона и п.5 ст.42 ЗТО не предусматривают обязанности ТОИК по обеспечению участия кандидатов и их доверенных лиц при передаче бюллетеней от типографии членам областной избирательной комиссии, при отбраковке и уничтожении лишних бюллетеней.

С учетом того, что бюллетени готовились для второго тура голосования и порядок их изготовления кандидатам, при наличии к тому интереса, был известен, что решение о назначении второго тура голосования принималось гласно, в частности, в присутствии представителей средств массовой информации, что календарный план работы с бюллетенями был опубликован в газетах "Тверская жизнь" и "Тверские ведомости" от 24.12 1999 г. и уничтожение лишних и бракованных бюллетеней в соответствии с актом имело место 24.12.99 г., что препятствий кандидату Баюнову В.А. и его доверенным лицам в присутствии при передаче бюллетеней как от типографии в ТОИК, так и при передаче их в ТИКи и УИКи не чинилось, основания для вывода о наличии нарушений закона, так же как и законодательно обусловленных прав заявителей со стороны избирательной комиссии отсутствуют.

Актом от 24.12 99 г., подписанным работниками типографии и членами ТОИК, подтвержден факт передачи в ТОИК заказанных 1 222 600 бюллетеней.

Допрошенными в суде работниками типографии Малинкиной Т.Ф., Ивановой М.И. и Федотовой В.Н. подтверждено, что изготовленные бюллетени пересчитывались и со стороны ТОИК осуществлялся постоянный контроль за их изготовлением и подсчетом.

Доводы заявителей о цели изготовления лишних бюллетеней для использования их при корректировке результатов голосования, т.е. умышленное их изготовление или создание условий для этого, не нашли подтверждения.

Факты использования лишних бюллетеней заявители основывают на анализе данных в большинстве случаев ненадлежаще оформленных копий протоколов отдельных участковых комиссий, полученных наблюдателями, распечаток автоматической записи (протокола) ФКС "Итоги", данных повторного протокола по участку N1301 (Удомля), данных об обнаружении в Удомельской ТИК 25 лишних бюллетеней при пересчете полученных по акту в ТОИК и т.п.

В ходе проверки их доводов на основе документов в отношении баланса бюллетеней по Удомле, исследованных в судебном заседании, показаний свидетелей - председателя и секретаря Удомельской ТИК, установлено, что выявленные лишние бюллетени были заактированы, на участки они не попали и были погашены в ТИКе.

По участку N1301 (Удомля) также отсутствуют доказательства использования 57 лишних бюллетеней, на что ссылаются заявители в жалобе. Подробное исследование в судебном заседании обстоятельств и причин составления повторного протокола с внесением изменений в цифровые данные об итогах голосования на участке позволяет сделать вывод о допущенной при подсчете голосов ошибке (не были учтены бюллетени из переносного ящика), что следует из показаний допрошенных по делу свидетелей - членов как участковой, так и территориальной комиссии. Факт вброса 57 бюллетеней, на что ссылались заявители, не нашел подтверждения.

По участку N1006 (Старицкий район) обнаруженные 2 лишних бюллетеня в процессе голосования не были использованы, возвращены в ТИК. Доказательства того, что избирателям было выдано более чем 280 зафиксированных в протоколе бюллетеней либо имел место их вброс, отсутствуют.

По участку N226 (Вышний Волочок) неиспользованные из числа переданных бюллетени были погашены, что подтверждается данными баланса избирательных бюллетеней.

Факты выявления по нескольким ТИКам - Удомельской, Старицкой, Вышневолоцкой и Ржевской (по двум последним прокурорскими проверками) числа бюллетеней, превышающего число переданных по акту, являются результатом счетных ошибок.

Анализ приведенных заявителями в жалобах от 25.05.2000 г., 02.06.2000 г. и 30.06.2000 г. данных в отношении использования лишних неучтенных бюллетеней на указанных в заявлениях участках, с учетом того, что данные протоколов, определяемые путем непосредственного подсчета бюллетеней членами участковой комиссии (графы 10, 14-16), не менялись, позволяет сделать вывод о том, что иные несовпадения, в основном по графам, заполняемым по результатам проведения арифметических действий (невычитание данных строки 8 при определении цифры в строке 9), могли явиться результатом ошибок, отсутствия навыков владения техникой заполнения протокола, несоблюдения требований инструкции (в строку 2 ошибочно включались данные из строки 4, в строку 6 включались сведения строки 7 или строки 4). Аналогично можно оценить ситуацию и по участкам, в отношении которых заявителями приводились данные о несоответствии сведений о числе бюллетеней (участки NN360, 1159, 1116, 1190, 219, 1264) и числе бюллетеней, признаваемых недействительными - ошибки при заполнении графы 12 протокола (участки NN1106, 1169, 345).

Доказательства корректировки выборов с применением лишних бюллетеней, т.е. умышленных действий (в том числе и вброса бюллетеней), приведших к внесению в протоколы участковых комиссий неверных данных об итогах голосования, которые затем были зафиксированы в протоколах территориальных комиссий и легли в основу данных об итогах голосования по области, отсутствуют.

Данные о вмешательстве ТОИК в процесс корректировки выборов на участках путем дачи указаний по внесению каких-либо изменений в протоколы также отсутствуют.

Какой-либо информации о нарушениях при составлении протоколов на участках в ТОИК, в том числе и от наблюдателей Баюнова В.А., не поступало. Таким образом, нет данных для вывода о ее бездействии и в этом направлении.

В отношении корректировки результатов голосования путем использования лишних бюллетеней и со стороны самих заявителей имеет место ссылка только на ряд участков, указанных в жалобах от 02.06.2000 г. и 30.06.2000 г. В качестве таковых заявителями указаны участки NN584, 587, 696, 844, 973, 1009, 1140, 1141, 1151, 1157, 1152, 1190, 1301 - всего 13.

Анализ представленных заявителями в подтверждение своих доводов документов позволяет сделать вывод, что имеющие место расхождения копий и распечаток ГАС "Выборы" с официальными протоколами также могут свидетельствовать о наличии ошибок. Ни по одному из названных участков, за исключением N1301, о котором шла речь выше, не изменялись в протоколах, даже с учетом ссылок заявителей на наличие повторных протоколов, данные о количестве действительных бюллетеней и числе голосов, поданных за каждого из кандидатов и против всех.

По участку N584 возможна ошибка при включении в строку 6 бюллетеней, выданных вне участка, по участкам N696 и 1141 ошибка, связанная с заполнением строки 12, по участку N973 в строку 6 включены досрочно проголосовавшие. По участку N1029 в строку 2 ошибочно включены данные из строки 4, по участку N1157 ошибка при заполнении графы 2.

Анализ данных, представленных заявителями по участкам N587, 844, 1140, 1151, 1162, 1190, также не исключает предположения о наличии счетных ошибок при заполнении протоколов.

Судом выборочно по 7 участкам N584, 844, 1029, 1140, 1141, 1151, 1301 были проверены приведенные заявителями доводы путем вызова и допроса свидетелей.

Показания председателей, секретарей и членов участковых комиссий по названным участкам свидетельствуют об отсутствии искажения данных об итогах голосования, отсутствии фактов использования лишних, вброса и подтасовки бюллетеней, а также о наличие ошибок при заполнении протоколов, за исключением строк 10, 14-16, приведших к необходимости составления повторных протоколов.

При этом суд принимает во внимание, что надлежащим образом заверенная копия протокола представлена заявителями только по участку N1151.

Вопрос о соблюдении порядка составления повторного протокола, как имеющий отношение лишь к действиям участковых избирательных комиссий, по правилам о подсудности подлежит рассмотрению районным судом.

В отношении установленных фактов подписи в отдельных протоколах за отсутствующих членов комиссии по участкам N1301, 1029, 1140, 1141, 1151 и оценки этих данных, а также доводов заявителей, что и по остальным указываемым ими участкам также имела место подделка подписей, суд учитывает, что

- по участкам N584 и 844 факта выполнения подписи за отсутствующих членов комиссии не установлено;

- протоколы названных заявителями участковых избирательных комиссий недействительными не признаны и в компетенцию областного суда решение данного вопроса не входит;

- 1/4 части от избирательных участков, число которых по области - 1346, указываемые заявителями в связи с доводами о корректировке и подделке подписей протоколы по всем 13 участкам не составляют;

- большинством членов участковых избирательных комиссий протоколы подписаны, что согласуется с требованиями п. 24 ст. 47 ЗТО;

- данные о результатах голосования по всем названным избирательным участкам заявителями не оспариваются;

- и даже в случае исключения всех 13 указанных протоколов из подсчета перевес в числе голосов избирателей будет на стороне Платова В.И.

Оснований для вывода о невозможности определения волеизъявления числа избирателей, проголосовавших на указываемых заявителями участках, и необходимости в этой связи признания итогов выборов недействительными, исходя из небольшой разницы голосов, поданных по области за Платова В.И. и Баюнова В.А., не имеется.

Заявители в жалобах от 16.05 2000 г. и от 02.06.2000 г., беря за основу тезис о руководстве и контроле ТОИК за деятельностью нижестоящих участковых комиссий, ссылались на неправомерное бездействие ТОИК, не принявшей мер к анализу информации, поступившей к 6.00 10 января 2000 г. по системе ГАС "Выборы", в том числе и касающейся введения повторных протоколов на 19 избирательных участках, не установившей причины повторного ввода протоколов, не проверившей соблюдение установленного законом порядка составления повторных протоколов на участках.

При оценке позиции заявителей по этому вопросу суд исходил из того, что поступающая по системе ГАС "Выборы" информация не является юридически значимой, что нашло отражение в п. 2 ст. 54 ЗТО. Законодательной нормы, обязывающей ТОИК анализировать поступающие по системе ГАС "Выборы" данные при подведении итогов выборов, а также по указываемым заявителями направлениям, не имеется.

Доводы о том, что отсутствие анализа информации по системе ГАС "Выборы" исключает возможность достоверного определения результатов волеизъявления более 10 000 избирателей, являются несостоятельными.

Доводы заявителей о голосовании по 67 избирательным участкам по бюллетеням неустановленной формы основывались на том, что, принимая постановление в отношении степени защиты избирательного бюллетеня, ТОИК не учла положения п. 15 ст. 51 Федерального Закона (одним из обязательных атрибутов избирательного бюллетеня, вне зависимости от степени защиты, является проставление в правом верхнем углу подписи двух членов участковой избирательной комиссии, заверенных печатью участковой комиссии) и не указала, что в качестве защиты бюллетеня должны использоваться дополнительные печать и подписи членов комиссии.

В ходе рассмотрения дела установлено, что Тверской областной избирательной комиссией 12.11.99 г. было принято постановление за N01-13/110 "О форме и степени защиты избирательного бюллетеня для голосования на выборах Губернатора Тверской области".

В качестве таковой, как следует из приведенного документа, объяснений представителей ТОИК в судебном заседании, показаний председателей и секретарей участковых и территориальных избирательных комиссий, использовались две подписи членов участковой избирательной комиссии, выполненные разным цветом, что не находится в противоречии с Постановлением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 25.12.98 г. и утвержденнымим примерным перечнем степеней защиты избирательных бюллетеней.

В соответствии с положениями "Инструкции по организации единого порядка установления итогов голосования, составления протоколов избирательных комиссий, определения результатов выборов при проведении выборов Губернатора Тверской области", утвержденной Постановлением ТОИК от 06.12.99 г. N01-13 / 173 (п. 2.9), бюллетенями неустановленной формы являются не изготовленные официально и не заверенные избирательной комиссией. Доказательств использования таковых при голосовании заявителями не представлено.

При наличии на избирательном бюллетене подписей членов избирательной комиссии и печати участковой комиссии в правом верхнем углу, как предусмотрено п. 15 ст. 51 Федерального Закона, при условии выполнения подписей различными красителями, не имеется оснований для вывода о том, что использован в ходе голосования бюллетень неустановленной формы либо без степени защиты. Следовательно, доводы жалобы о том, что такого рода бюллетени не должны учитываться при подсчете голосов, являются несостоятельными.

Поскольку со стороны ТОИК были выполнены законодательно возложенные на нее обязанности в отношении установления формы и степени защиты бюллетеня по губернаторским выборам и в противоречии с законом ее действия не находятся, оснований для признания их неправомерными не имеется.

В основу решения Тверской областной избирательной комиссии от 10.01.2000 г. о результатах выборов Губернатора Тверской области, как того и требует закон (ст. 58 и ст. 49 ЗТО), положены сведения о количестве голосов избирателей, поданных за Платова В.И., Баюнова В.А. и против всех кандидатов, полученные путем суммирования данных, содержащихся в первых экземплярах протоколов 46 территориальных избирательных комиссий.

Данных о том, что количество голосов избирателей, поданных за каждого из кандидатов и против всех, содержащее в протоколе Тверской областной избирательной комиссии от 09.01.2000 г., не согласуется со сведениями, поступившими из территориальных комиссий, не имеется.

Доводы заявителей о массовости и многочисленности нарушений, допущенных в ходе избирательной кампании по выборам Губернатора области, которые именно в своей совокупности и многогранности свидетельствуют о необходимости признания итогов выборов недействительными, не могут быть расценены в качестве оснований для удовлетворения жалобы, поскольку в ходе рассмотрения дела не было установлено бесспорных и однозначных доказательств невозможности с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей по области.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 1, 2 Федерального Закона "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", п. п. 1, 2, 3 ст. 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", ст. ст. 197-198 ГПК РСФСР, судебная коллегия

решила:

В удовлетворении заявлений Баюнова Владимира Александровича, Гришина Александра Алексеевича и Венедиктова Валерия Васильевича о признании недействительными результатов выборов, об отмене решения Тверской областной избирательной комиссии от 10.01.2000 года о результатах выборов Губернатора Тверской области и признании незаконными действий (бездействия) Тверской областной избирательной комиссии отказать.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в Верховный Суд Российской Федерации через Тверской областной суд в течение 10 дней.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2018  Карта сайта