Демократия.Ру




Революция — дело не пустяшное, но происходят они из-за пустяков. Аристотель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


26.06.2017, понедельник. Московское время 23:23

Выборы региональных законодательных собраний осени 2004 года: избиратель ищет новых героев

Кынев А.

В течение октября-декабря 2004 года состоялись выборы Законодательных Собраний по смешанной (мажоритарно-пропорциональной) избирательной системе еще в 11 регионах России - Республиках Хакасия и Марий-эл, Корякском автономном округе, Архангельской, Брянской, Иркутской Калужской, Курганской, Тульской, Сахалинской и Читинской областях.

С того момента, как обязательной стала норма федерального законодательства об избрании не менее 50% одной из палат регионального парламента по партийным спискам, это уже третья большая волна выборов региональных Законодательных Собраний. Ранее в 2003-2004 годах такие выборы уже состоялись в 13 регионах: 7 регионах 7 декабря 2003 года и в 6 регионах 14 марта 2004 года1. Теперь в 39 регионах действуют региональные парламенты, избранные по новой системе (40-м регионом 23 января станет Таймыр, а 41-м 6 февраля 2005 года станет Ненецкий автономный округ).

Однако в отличие от выборов 7 декабря 2003 и 14 марта 2004 осенние выборы 2004 года не были совмещены с федеральными голосованиями, и именно поэтому они гораздо более интересны с точки выявления основных тенденций развития регионального политического процесса в новых условиях. Когда информационный фон федеральных кампаний отсутствовал, уже ни что не мешало региональным выборам действительно быть региональными, а выбор избирателей был уже гораздо более осмысленным и вполне самостоятельным, а не во многом производным от федеральной агитационной кампании той или иной политической партии. В тоже время выборы региональных парламентов по партийным спискам позволяют делать и относительные суждения об отношении населения к ключевым политическим партиям страны (во всяком случае к их региональным реинкарнациям) и том, как меняется это отношение.

Необходимо оговориться, что сравнивать голосование к примеру за «Единую Россию» на федеральных и региональных выборах, как и за любую иную партию, нужно осторожно. Несомненно, что действия и позиции федерального руководства партии оказывают влияние на имидж партии по всей стране, улучшая или ухудшая его. В то же время на региональных выборах (особенно когда одновременно нет федеральных - ведь выдвигаясь от той иной партии, кандидат неизбежно ассоциирует себя с ее имиджем и начинает нести ответственность за ее позицию и действия) избиратель голосует не за Шойгу, Зюганова, Явлинского или Хакамаду с Немцовым, а за совсем других людей, возглавляющих уже конкретный региональный список. Это в первую очередь голосование за региональных политиков, региональные проблемы и региональный интерес, лишь отчасти сопряженное с отношением к выдвинувшим их партиям.

Также оказывает влияние на результаты и то, что на выборах региональных Законодательных Собраний явка традиционно ниже, чем на федеральных, а это означает, что в них участвует по определению более активный, а значит более осознанно голосующий избиратель.

Значительное число выборов, состоявшихся 7 декабря 2003 года и 14 марта 2004 проходило в регионах с разной степени авторитарности политическими режимами, где полное доминирование властной группировки и соответственно поддержанного ей списка кандидатов естественно, и цифры в поддержку 70-90% за региональную партию власти традиционны. Поэтому и выборы Законодательных Собраний в этих регионах, как правило национальных республиках (Мордовия, Калмыкия, Кабардино-Балкария, Татарстан), были лишены особой интриги. Кроме того, во многих регионах, где выборы прошли в декабре 2003 и марте 2004 действовал завышенный заградительный барьер - в Волгоградской области, Алтайском крае и Татарстане он был 7%, в Вологодской области 8%, а в Калмыкии вообще 10%.

Среди же осенних же выборов 2004 года таких ярко выраженных автократий или же регионов с явно завышенным заградительным барьером не было. Поэтому степень реальной конкурентности (а значит и адекватности результата реальным настроениям общества) была значительно выше. В Тульской и Сахалинской областях в день голосования в бюллетене было 11 списков, в Иркутской и Архангельской - 9, в Брянской, Курганской областях и Хакасии - 8, Калужской - 6, в Читинской области и Марий-эл - 5, и только в малонаселенной Корякии всего 4 (все 4 зарегистрированных в регионе отделения федеральных партий, два из которых - ЛДПР и партии пенсионеров были зарегистрированы буквально перед выборами). В результате во всех этих регионах 5% барьер преодолело не менее 4 партий. В Тульскую областную думу прошло 7 партий, в Курганскую и Сахалинскую областные думы, Законодательное Собрание Иркутской области, Архангельское областное собрание депутатов, Верховный Совет Хакасии - 6, в Законодательное Собрание Калужской области, Брянскую областную думу, Госсобрание Марий-эл 5, в Читинскую областную думу и Думу Корякского АО - по 4.

В целом небольшим было и число скандалов, связанных с недопуском к выборам тех или иных списков. Здесь более других отличилась Брянская область, где в регистрации было отказано списку партии пенсионеров, регистрация блока «За достойную жизнь» во главе с С.Глазьевым была отменена судом, а из списка «КПРФ, АПР - за Победу!» был исключен теперь уже бывший губернатор Брянской области Ю.Лодкин. В Хакасии не был зарегистрирован блок «Местные». В Тульской области первоначально была отменена, а затем восстановлена регистрация блока «Засечный рубеж - партия «Родина».

В приведенной ниже таблице приведены основные цифры по наиболее известным и активным на осенних выборах федеральным политическим партиям.

Таблица 1. Сравнительные результаты по основным федеральным партиям

Как хорошо видно, во всех 11 регионах смогли зарегистрировать свои списки только три партии - «Единая Россия», КПРФ и ЛДПР (причем если «Единая Россия» и ЛДПР везде участвовали непосредственно, то в одном регионе из 11 - Брянской области - КПРФ участвовала не напрямую, а в составе избирательного блока «КПРФ, Аграрная партия России - За Победу!»). Из иных партий наиболее активны были Аграрная партия России (7 регионов, еще в 3 вошла в состав избирательных блоков) и Российская партия пенсионеров (7 регионов, еще в двух списки были выдвинуты, но не зарегистрированы). СПС выдвинула самостоятельные списки только в 4 регионах (еще в 3 вошла в избирательные блоки), «ЯБЛОКО» - также в 4 (и еще в двух вошла в избирательные блоки, причем за осень 2004 в регионах зафиксирован единственный случай блока СПС и ЯБЛОКА - это мимикрирующий под патриотов блок «Наша Родина - Архангельская область»). Сложная ситуация с партией «Родина» (бывшей Партией российских регионов, сменившей название в феврале 2004 года) - непосредственно данной партией были выдвинуты списки в 6 регионах, а еще в двух - Тульская область и Сахалин - этот бывший блок на федеральных выборах 2003 года представляли региональные блоки. В случае в Сахалинской областью этот условно связанный с федеральной «Родиной» блок назывался «Наша Родина - Сахалин и Курилы» и его учредили партии «Народная воля», Аграрная партия и Евразийская партия - Союз патриотов России. А в Туле от «материнского федерального блока» образовалось целых два региональных - «Засечный рубеж - партия «Родина» (учрежден партиями «Родина» и «За Русь Святую»; поддержан Д.Рогозиным) и «Глас народа - За Родину!» (учрежден партиями «Народная воля» и Республиканской партией РФ; поддержан С.Глазьевым и С.Бабуриным), причем оба прошли 5%-й барьер. Едва бывшие соратники по федеральному блоку «Родина»-2003 не столкнулись и в Брянске, где помимо списка партии «Родина» был выдвинут еще блок «За достойную жизнь» (учрежден ДПР и партией «Народная воля») во главе с С.Глазьевым, но он был в итоге отстранен от выборов.

Ситуация с отдельными партиями

Что касается позиции федеральной «партии власти» - «Единой России», то в 10 из 11 регионов она получила голосов меньше, чем на федеральных выборах в 2003 году.

Самым сильным было падение ее результатов в Корякии (22,7% вместо 48% - то есть падение более чем на половину), Архангельской области (23,6% вместо 37,9%), Сахалинской области (17,8% вместо 30%), Курганской области (25,7% вместо 33,6%), Тульской области (22,3% вместо 30,3%), Хакасии (23% вместо 30,7%). Совсем немного (1-3%) «Единая Россия» потеряла в Марий-эл, Брянской, Иркутской, Читинской областях, хотя в условиях когда конкуренция между списками существенно меньше, чем на федеральных выборах, и соответственно меньше распыления голосов «партия власти» могла бы рассчитывать и на прибавление процента за счет отсутствия большинства партий-карликов, однако как мы видим этого практически нигде не произошло. Единственный регион, где голосование за «Единую Россию» выросло - это Калужская область (40% вместо 35,8%). Причем этот регион стал также единственным, где партийный список на региональных выборах возглавил действующий2 (и довольно популярный) губернатор - А.Артамонов. Соответственно, в таких условиях выборы Законодательного Собрания в Калужской области отчасти приобрели характер референдума по доверию губернатору, а на успех списка партии был мобилизован весь административный ресурс.

Решающим фактором повсеместного падения результатов «Единой России» представляется номенклатурный характер большинства ее региональных списков, а также недовольство населения многими новациями 2004 года, особенно монетизацией, новым Жилищным кодексом и реформой ЖКХ, тесно связанными с данной партией.

На мой взгляд, несостоятельны и заявления, что против «Единой России» играла и более низкая явка на выборах, чем 7 декабря 2003 года. Да, ранее в РФ традиционно считалось, что левым в России благоприятствует низкая явка, так как именно зачастую симпатизирующие левым люди пожилого возраста наиболее активны и «по старинке» считают долгом принимать участие во всех проводившихся выборах. Однако последнее годы эта традиция сломана и власти научились великолепно пользоваться низкой явкой - гарантированно выводя на выборы муниципальных и коммунальных служащих, а также имея «подкормленный» актив различных организаций пенсионеров, ветеранов и инвалидов, которые сейчас повсеместно на «коротком поводке» у администраций.

Можно говорить и о продолжении (за редким исключением) тенденции снижения электоральной поддержки КПРФ. Даже условиях минимального распыления «левых» голосов, отсутствия спецкомпании по дискредитации партии (как это было осенью 2003) и явного недовольства значительной части избирателей действиями правительства и разочарованием в «Единой России», голоса КПРФ практически нигде не прибавились, а скорее уменьшились. Единственный регион, где КПРФ существенно прибавила, это Корякия, где список региональной организации получил 35% вместо 8% за КПРФ на выборах Государственной Думы. Однако успех КПРФ в Коряки это в первую очередь личный успех ее региональных лидеров Н.Солодяковой и А.Суворова, а не партии. В Корякии подобное наблюдалось и ранее. И на выборах Думы КАО 1996 и 2000 коммунисты в Корякии также побеждали, хотя на федеральных выборах 1999 года за КПРФ в КАО голосовало 11,67% избирателей. То есть лично Солодякова и Суворов в регионе всегда получают в разы больше, чем федеральная КПРФ, также кстати и коммунист М.Машковцев во второй раз избран губернатором Камчатской области, где при этом никогда было высокого уровня голосования за КПРФ. Помимо существенного успеха в Корякии списки коммунистов немного прибавили в Марий-эл (18,4% вместо 14,8%), Сахалинской (15,92% вместо 11,9%) и Читинской (18,7% вместо 12,8%) областях. Уровень около 13% был сохранен в Калужской области, во всех иных регионах отмечено снижение. В Архангельской области и Хакасии на 1%, в Тульской и Иркутской областях примерно на 3%, в Курганской на 5% по сравнению с 2003 годом. Причательно, что даже в Брянской области, где до декабря губернатором был коммунист Ю.Лодкин, несмотря на совместный список КПРФ и АПР (КПРФ в 2003 году в регионе получила 20,4%, а АПР 4,2%) вместе они получили даже меньше, чем КПРФ по отдельности год назад - около 18,6%.

Возможно, что получение менее ожидаемого в Брянске связано со стратегическими ошибками КПРФ в регионе3. После того, как областной (а затем и Верховный) суд отстранил от выборов губернатора Ю.Лодкина4 за нарушения избирательного законодательства, часть его сторонников работала на голосование «против всех» (в итоге на выборах губернатора «против всех» голосовало 20,57%, а на выборах облдумы «против всех» голосовало более 11%). По мнению наблюдателей, в результате снятия кандидатуры Ю.Лодкина некоторые его сторонники просто не пошли на выборы, а часть, голосуя «против всех» на выборах губернатора, заодно проголосовала «против всех» и на выборах областной думы. Самое интересное, что по тем же основаниям, по которым Ю.Лодкина сняли с выборов губернатора, ему не дали также получить мандат депутата областной думы. В частности, в поданной против него жалобе говорилось об использовании им служебного положения, незаконной и преждевременной агитации, которую Юрий Лодкин начал задолго до старта избирательной кампании (концерты в честь 60-летия образования Брянской области, выпуск брошюры «100 вопросов и ответов» и пр.). Уже бывший на момент суда по лишению его права получить депутатский мандат губернатор Брянщины лично явился в суд и даже защищал себя сам, не прибегнув к услугам адвоката. Юрий Лодкин заявил о намерении продолжить борьбу, и дойти в случае необходимости и до Международного суда5.

По всех регионах, кроме одного (Архангельская область, где результат партии символически увеличился на 0,5%), снизились результаты ЛДПР, причем в некоторых довольно радикально. В результате в Брянской, Тульской, Иркутской областях партия даже не смогла преодолеть 5%-й барьер6. Падение результатов партии в Иркутской области составило 12,7% (с 16,3% до 3,65%), в Сахалинской 11,56% (с 18,9% до 7,34%), в Хакасии 9,5% (с 16% до 6,54%), в Брянской 9,31% (с 11,9% до 2,6%), в Тульской 8,2% (с 11,9% до 3,6%), в Читинской 6,6% (с 18% до 11,4%), в Курганской 6%, в Марий-эл 5,8%. Даже в Корякии, где было всего 4 списка партия при такой минимальной конкуренции умудрилась потерять по сравнению с выборами Государственной думы 3,4% голосов. То, что ЛДПР слабо выступает на региональных выборах, известно давно - главный ресурс партии это сам В.Жириновский, который на выборах в Госдуму как паровоз на себе вытаскивает всю фракцию, абсолютное большинство депутатов которой не известны рядовому избирателю. На выборах Госдумы в 1995 ЛДПР выиграла единственный одномандатный округ на выборах в Госдуму (Е.Логинов избрался в Новосибирской области), а на выборах 1999 и 2003 - ни одного, и только 5 декабря 2004 на довыборах по Ульяновскому округу в Госдуму РФ был избран первый за последние 5 лет одномандатник от ЛДПР. Так как главный ресурс ЛДПР лично В.Жириновский, то логичным является, что чем больше времени проходит от момента федеральных выборов, тем сильнее ослабевает эффект информационной кампании партии в федеральных СМИ, и тем больше снижается результат ЛДПР в регионе (проще говоря рейтинг партии идет по «затухающей»). И только личные приезды Жириновского в регион перед выборами (и то не всегда) способны несколько реанимировать позиции партии в том или ином регионе. Так перед выборами Курганской облдумы В.Жириновский провел в Кургане три дня и в результате партия, хотя и потеряла по сравнению с осенью 2003 года 6% голосов, но существенно «подросла» по данным социологии, переместившись с третьего места в области по рейтингу на второе (проще говоря без В.Жириновского лично потеряла бы гораздо более существенный процент).

Представляется, что на снижении результатов ЛДПР сказывается и появление на региональных выборах иных патриотических блоков, ориентированных на протестного избирателя. Так, к примеру, в Сахалинской области резкое снижение ЛДПР и «Единой России» сопровождалось всплеском популярности блока «Наша Родина - Сахалин и Курилы», также как в Тульской области в облдуму вообще не прошла ЛДПР, зато прошло сразу две конкурирующих «Родины» - блоки «Засечный рубеж - партия «Родина» и «Глас народа - За Родину», вместе получившие около 19% голосов.

В тоже время если сравнивать динамику падения результатов трех основных федеральных партий - «Единой России», КПРФ и ЛДПР (а они все на осенних выборах как мы видим в большинстве случаев продемонстрировали ухудшение результатов), то мы увидим, что максимальное падение произошло с ЛДПР, чуть лучше дела у «Единой России», и менее остальных в этой тройке потеряла КПРФ (более того, кое-где существенно прибавила). Это позволяет сделать вывод, что при всей усталости избирателя от «старых» партий и «старых» лидеров несмотря на все пропагандистские усилия электорат КПРФ в целом является довольно стабильным.

Противоречивая ситуация складывается с партией «Родина» (которая публично выступает как основной наследник блока «Родина», хотя продолжают действовать и другие партии-учредители блока - «Народная воля» и Социалистическая Единая Партия России (СЕПР). В одних регионах она добивается успеха, в других терпит сокрушительный провал. Что интересно, максимального успеха бывший блок «Родина» добился в тех регионах, где на выборы шла не партия «Родина» «сама по себе», а связанные с ней региональные блоки. Это Сахалинская область, где блок «Наша Родина - Сахалин и Курилы» получил 19,94% голосов и занял первое место, и Тульская область, где два блока, образованных партиями-учредителями федерального блока «Родина» - «Засечный рубеж - партия «Родина» и «Глас народа - За Родину!» вместе набрали также почти 19% («Засечный рубеж» - 12,96% и «Глас народа» - 5,2%). То есть более востребованным на региональных выборах оказывается не «абстрактный патриотизм» Рогозина или Жириновского, а патриотизм со спецификой конкретного региона. Желательно с наличием среди лидеров списка авторитетного регионального политика, который хорошо и давно известен, и вступление которого в «Родину» не воспринимается как конъюнктура - такого как А.Самошин («Засечный рубеж») или В.Сухорученков («Глас народа») или генерал В.Варенников (сын депутата Госдумы Валентина Варенникова) на Сахалине. Причем в случае с Сахалинской областью партии «Родина» вообще не было в учредителях блока «Наша Родина - Сахалин и Курилы». Там где партия «Родина» шла в «чистом виде», то есть отдала свой бренд в пользование тем или иным региональным бизнесменам, ранее никакого отношения ни к социальным, ни к патриотическим ценностям не имевшим, она в лучшем случае повторила результат осени 2003 года (Калужская область, Иркутская область - с небольшим улучшением), либо же его ухудшила (Брянская, Курганская области, Хакасия). Причем в Курганской области в итоге вообще не прошла в областную думу. Курганский случай провала «Родины» яркий пример расплаты за заигрывания с партией власти - в губернаторы области шел член партии харизматичный свердловский политик С.Капчук, однако партия после серии переговоров решила его не выдвигать и фактически поддержать губернатора О.Богомолова, с которым С.Капчук при этом продолжал бороться, а список «Родины» в Кургане возглавил лояльный губернатору Н.Кривощеков. В результате партия оказалась и без административного ресурса (если его ей и обещали, то явно не дали - похожим образом на содействие власти в 2003 на выборах в Госдуму надеялись лидеры демократических партий России), и без популярного кандидата в губернаторы. Единственный регион, где собственно партия «Родина» на региональных выборах добилась относительно существенно прироста полученного процента голосов, это Архангельская область, где партия получила 12,67% вместо 9,8% (то есть прирост составил почти 3%).

То есть при явной перспективности не скомпрометированного пока бренда у партии явно имеются существенные проблемы с тем, кто, почему и на каких условиях представляет ее на региональных выборах, и насколько ее региональные представители имиджево и идеологически вообще совместимы с федеральной «Родиной». Так к примеру в Брянской области третьим номером списка партии был заместитель генерального директора ОАО «Брянскхолод» Сергей Антошин, человек с мягко выражаясь «неоднозначной» репутацией. Антошин знаменит тем, что в прошлом из начальника охраны Лодкина за короткое время смог «дорасти» до начальника информационно-аналитического управления администрации региона. В 2002 году УФСБ по Брянской области обвинило Антошина в разглашении гостайны, и суд приговорил его к 3,5 годам лишения свободы, а в 2003 году он попал под амнистию и вышел на свободу. 26 ноября 2004 Брянский областной суд снял С.Антошина с выборов по причине того, что Антошин «скрыл судимость», не указав ее в поданных документах.

Как показывает практика, и самому Д.Рогозину по степени харизматичности далеко до того же Жириновского, в частности предвыборный визит Д.Рогозина в Курган мало помог курганской «Родине», как и его визит в Брянск (даже вместе с С.Глазьевым) мало помог «Родине» в Брянске, которая едва переползла заветный проходной рубеж.

Из партий-учредителей блока «Родина» помимо партии «Родина» (бывшей Партии российских регионов) наиболее активной на региональных выборах осени 2004 года оказалась партия «Народная воля», выступавшая на них исключительно как блокообразующая (вместе с АПР и Евразийской партией - Союзом патриотов России учредила блок «Наша Родина - Сахалин и Курилы»; вместе с РПРФ учредила блок «Глас народа - За Родину!» в Тульской области; вместе с ДПР учредила блок «За достойную жизнь» в Брянской области). Однако брянский блок «За достойную жизнь!», возглавленный лично С.Глазьевым, был лишен регистрации решением Брянской областной избирательной комиссии 19 ноября. Поводом для снятия блока с выборов стало исключение из его списка более четверти кандидатов (не исключено, что они вышли из блока под давлением).

Еще один учредитель федерального блока «Родина» Социалистическая единая партия России (СЕПР) осенью 2004 «засветилась» только в одном регионе - Иркутской области, где вела активную кампанию против КПРФ (и отчасти против «Единой России»), и не без содействия властей области получила 4,26% голосов (ранее весной 2003 СЕПР отметился вхождением в блок Анатолия Быкова «С верой и надеждой!» на выборах красноярского горсовета).

Отдельного рассмотрения заслуживают результаты участия в осенних выборах «традиционных» демократических партий. С РДП «ЯБЛОКО» ситуация довольно очевидна - из случаев прямого участия в выборах (а их всего 4 - то есть в 7 регионах самостоятельных списков партии вообще не было, в основном из-за того, что федеральное руководство партии денег не выделило, а на местном уровне вкладываться в неперспективный проект тоже никто не хочет) только один результативный - 6,3% на выборах в Законодательное Собрание Калужской области. И то, калужский случай это исключение, подтверждающее правило. Голоса, собранные «ЯБЛОКОМ» в Калужской области, во-первых получены в отсутствие списка СПС (и то, вместе в 2003 году в регионе СПС и ЯБЛОКО получили больше, чем калужское ЯБЛОКО в 2004), в во-вторых, это в первую очередь «личные» голоса, полученные лидером списка Татьяной Котляр, известной правозащитницей из Обнинска. 6% в целом по области во многом образовались именно за счет 30%, полученным списком «ЯБЛОКА» во главе Т.Котляр (кстати, не членом партии) в Обнинске (где список ЯБЛОКА занял первое место)7. А в Читинской области «ЯБЛОКО» даже в отсутствие списка СПС и всего пяти зарегистрированных списках получило всего 3,1% голосов (!). На Сахалине список партии получил жалкие 2%, потеряв больше половины голосов с осени 2003. Самым болезненным провалом «ЯБЛОКА» стало поражение партии на выборах в Законодательное Собрание Иркутской области. Ранее Иркутск считался одним из базовых регионов партии, и на выборах-2004 список в региональное ЗС возглавил лично Т.Нижегородцев, который руководил всей федеральной кампанией партии в 2003 году. Исключительно затратная кампания «ЯБЛОКА» в Иркутске во многом провалилась как из-за объективных (неадекватность идей и лозунгов), так и из-за субъективных вещей (публикации о фактически прогубернаторском характере списка - под выборы эта «демократическая» организация была зачищена от внутренней оппозиции, а проходные места в списке заняли бизнесмены с «не самым однозначным» мягко выражаясь прошлым)8.

Внешне успешный результат блока «Наша Родина - Архангельская область» - 8,2%, созданного СПС и ЯБЛОКОМ (кстати в сумме они получили в регионе в декабре 2003 больше - 8,39%), вряд ли можно считать признаком возрождения как ЯБЛОКА, так и СПС, так как хорошо видно, что и в названии блока (да и в агитации), мимикрирующего под регионально-патриотические идеи никакого отсыла к демократическим партиям-учредителям нет и кандидаты блока в своей кампании тщательно скрывали свою связь с ними. Помимо этого псевдопатриотизма успех блока также отчасти связан с личной популярностью лидера местного СПС Дмитрия Таскаева, хотя список возглавлял его брат9.

А уж пример создания в Брянске «ЯБЛОКОМ» блока «За Возрождение Брянщины» вместе с Концептуальной партией «Единение», агитматериалы которой напичканы изображениями и цитатами И.В.Сталина, просто диагноз реального состояния региональной структуры партии, которая брошена на самовыживание «кто как может».

Наиболее окутаны пиаром и всевозможными легендами результаты участия в осенних выборах СПС, внешне якобы добившегося существенного успеха (6,23% в Тульской области, 10,67% в Курганской, 8,3% в Брянской). Что же реально происходило с осенними кампаниями СПС? В Марий-эл, Читинской области и Корякии партия вообще не выдвигала списков (заявления о якобы избранных в Читинской области то ли трех, то ли четырех одномандатниках от СПС не выдерживают никакой проверки - в области официально ни один кандидат не был выдвинут от СПС), в Хакасии список партии провалился (3,4%, причем списка ЯБЛОКА не было вообще и размывать «демократические» голоса было некому), в Архангельске, Сахалине и в Иркутске партия открыто на выборы пойти не рискнула, спрятавшись за «патриотические» названия региональных блоков. В Иркутске это был блок «За родное Приангарье» (6,96%), который либеральный СПС образовал вместе с выступающей за уголовное преследование гомосексуалистов, смертную казнь, запрет абортов и принудительное православное образование в школах Народной партией, в Архангельске вышеупомянутый «Наша Родина - Архангельская область». И только на Сахалине партия образовала блок с СДПР с такой же как название партии аббревиатурой - «СПС», только с другой расшифровкой - «Союз патриотов Сахалина». Впрочем, на Сахалине смена расшифровки аббревиатуры не помогла - «патриотический» СПС получил всего 2,63% (а в декабре 2003 было 3,7%).

Что касается кампаний в Туле, Калуге и Кургане, то они проходили по похожему сценарию и тесно связаны с появлением в качестве куратора региональных кампаний СПС депутата Государственной Думы от Свердловской области Антона Бакова, ранее связанного скорее с левыми (движение «Май», Партия возрождения России), чем с правыми проектами, при этом несомненно талантливого пиарщика и технолога, человека очень прагматичного. Анализ этих кампаний СПС (а также выходов во второй тур выборов губернаторов Волгоградской, Брянской и Курганской областей представителей СПС) позволяет говорить, что в электоральном успехе СПС в этих регионах нет даже малейших признаков возрождения либеральной идеи. Идеологией на этих выборах был обыкновенный социал-популизм, обещание «всем всего», открещивание от одиозных «старых» лидеров партии. В частности обещался протекционизм сельхозпроизводителям, замораживание тарифов на коммунальные услуги, сохранение части льгот пенсионерам и ветеранам, восстановление регулярного автобусного сообщения между населенными пунктами в сельской местности и т.д.

И в Кургане, и Брянске и в Туле фактически списки были сформированы из прогубернаторских людей, и под внешним брендом СПС шли люди, ранее к нему не имеющие никакого отношения. А заодно партия могла рассчитывать и на часть админресурса. Проще говоря, Баков предлагал хорошую команду технологов губернаторским кандидатам, а элементом условной их «расплаты» было выдвижение от СПС. При этом ключевой технологией Бакова был удачный выбор первого номера списка - «политика-паровоза», как правило нового в региональной политике (чтобы не было негатива и «чернухи») и довольно яркого. Бакову - пиар на всю страну об якобы возрождении партии, а губернаторам - избрание нужных депутатов. В результате в списке в Курганскую областную думу вторым номером списка СПС шел близкий к губернатору Богомолову (экс-коммунисту) бизнесмен М.Гурко, в Туле СПС контролируется заместителем губернатора-коммуниста Стародубцева А.Воропаевым, в Брянске СПС был лоялен уже бывшему губернатору-коммунисту Ю.Лодкину. Как говорится, никакой идеологии, «просто бизнес».

Что касается кандидатов СПС на губернаторских выборах, то на всех персональных выборах роль партийного членства в России на самом деле незначительна, так к примеру на Камчатке, никогда особенно не жаловавшей коммунистов, губернатором второй раз избирают коммуниста Машковцева. Поэтому и успехи Зеленко, Собакина, Волкова объясняются во-первых специфическим в каждом конкретном случае предвыборным раскладом (снятие Капчука в Кургане, снятие Ищенко в Волгограде, снятие Лодкина в Брянске), а во-вторых, лично качественными проведенными избирательными кампаниями. К примеру и Е.Зеленко в Брянске и Е.Собакин в Кургане были «варягами». Кампания 38-летнего заместителя начальника департамента оргработы и контроля аппарата Счетной палаты РФ, бывшего советника председателя ГТК Комитета РФ Е.Зеленко шла под девизом «Губернатор федерального уровня!», а кампания бывшего депутата Госдумы от «ЯБЛОКА» бизнесмена Е.Собакина под лозунгом «Курганцы будут богатыми». Фотографии Зеленко размещались на фоне Кремля, что создавало некоторое ощущение его поддержки федеральным Центром, аналогичным образом Собакин также представал как «человек со связями из Москвы». Это ощущение в свою очередь подкреплялось прямыми указаниями на такую поддержку в СМИ и помощью со стороны погубернаторских штабов, которым кандидаты СПС были очень удобны как спарринг-партнеры, так как имея бренд СПС за спиной победить при двухтуровой системе было фактически невозможно. Кстати, во многом именно бренд СПС помешал вышедшему во второй курганских выборов с неплохим процентом Е.Собакину (если бы не фактор СПС, у Собакина во втором туре были бы все шансы стать губернатором).

То, что А.Баков смог всего этого добиться, таким образом договориться с губернаторами, говорит о его блестящих качествах как переговорщика и мастера предвыборных технологий. В тоже время, когда представители федерального руководства СПС начинают гордо говорить «о возрождении партии», то правильнее говорить не о возрождении, а скорее о перерождении СПС в партию совсем иную, чем ту, к которой привыкла либеральная интеллигенция.

Приведу удачную, на мой взгляд, цитату политтехнолога В.Купола о выборах в Кургане: «если возрождение либерализма - абсолютно абсурдная для нашей страны задача, то возрождения бренда СПС как партии удачливых людей, как некой общности, стремящейся за счет денег и связей сколотить вокруг себя часть недовольных и обделенных властью членов общества, чтобы отвоевать себе теплое место возле этой самой власти - задача для России более-менее реальная, технологически решаемая. Спасти бренд любыми путями - вот цель нынешних лидеров СПС. И потому, если смотреть не предвзято, то недавний успех региональных списков СПС - чисто технологический успех партии, точнее, успех человека, возглавившего летом 2004 г. региональную политику у правых... Г-н Баков - человек авантюрного склада и интересной биографии, пропустивший через себя массу партий и движений, захватывавший и только с боем уступавший другим захватчикам мелкие фирмы и крупные предприятия. Человек, завоёвывавший депутатские мандаты разных уровней, с одинаковым рвением подставлявший своему губернатору и плечо и подножку. Человек, очертя голову бросавшийся в борьбу за губернаторские кресла в Свердловской и Курганской областях, намеревавшийся возглавить объединенный Пермский край. ... Баков мог попытаться решить (и решил!) важнейшую ресурсную проблему кампании списка СПС - привлечь на сторону правых административные рычаги. К этому его подталкивала складывающаяся конфигурация губернаторской кампании... Но Собакин был, и поэтому накануне выдвижения его кандидатуры на пост губернатора сам собой напрашивался еще один шаг команды Бакова - торг с Богомоловым: ты обеспечиваешь нам адмресурс в продвижении списка, мы - в лице Собакина - выступаем в роли подставы под твоих оппонентов, растаскиваем их базовые электораты. Для губернатора это было предложением, от которого невозможно отказаться... соглашение состоялось, и к обоюдному удовольствию привело к обоюдному же успеху. По оценке местных экспертов административный ресурс в период облдумовской кампании жестко работал на список правых. Один тот факт, что всё это время прогубернаторские СМИ старались не упоминать всуе страшную для любой избирательной кампании СПС фамилию Чубайс, - чего стоит! В свою очередь, Собакин, в первом туре губернаторской гонки занимался преимущественно партийным списком, и его личная раскрутка велась в позитивных тонах, без атак на других кандидатов, что было на руку действующему губернатору»10.

Итак, если КПРФ, ЛДПР и «Единая Россия» почти везде теряли, участие «Родины» было крайне неоднозначным, «ЯБЛОКО» деградирует, а СПС добилось успеха только там, где стало прогубернаторской социал-популистской партией, кто же тогда является главным победителем осенних региональных выборов 2004 года? Ответ прост. Это новые политические проекты, достаточно привлекательные и раскрученные с одной стороны (новый блок в рамках одного региона раскрутить намного проще, чем партию в масштабах страны), а с другой лишенные негативной части имиджа, то есть проекты, которые пока не смогли скомпрометировать. Во-первых, это региональные политические блоки, там где они были (и здесь названия партий-учредителей играют только номинальную юридическую роль, так как избиратель голосует уже не за них, а за новый субъект регионального политического процесса - тот или иной новый блок). Во-вторых - это Аграрная партия и Партия пенсионеров, с одной стороны обладающие высокой узнаваемостью (неоднократное участие в выборах Государственной думы), с другой - в минимальной степени отрицательным имиджем. В условиях, когда «Единая Россия» все более дискредитирует сама себя (монетизация, бесланская трагедия, отмена выборности губернаторов, запрет на митинги и т.д. и т.п.), ЛДПР, СПС и ЯБЛОКО для многих неприемлемы идеологически, КПРФ дискредитирована массовой компанией черного пиара в 2003 году и многочисленными расколами, АПР, партия пенсионеров и отчасти «Родина» оказываются теми самыми нейтральными, при этом левоцентристскими и неодиозными силами, выступающими за тоже, за что ратует массовый избиратель по всей социологии последних лет - социальную справедливость.

Проще говоря - все «старые» партии и их лидеры в глазах общества себя дискредитировали, есть ясно выраженный запрос на обновление политической элиты и новое электоральное предложение, как партийное, так и личностное. Так как репрессивный характер нынешнего партийного законодательства (еще более недавно усилившийся после введения нормы про 50-тысячную численность для политических партий) новые партии без согласия власти создавать фактически не дает, то избирателю ничего не остается, как выбирать либо наименее дискредитированное из наиболее известного (АПР, РПП, «Родина»), либо за региональные блоки во главе с популярными региональными политиками (пока они еще разрешены). Интересно отметить, что все региональные блоки-триуфаторы выборов осени-2004 имеют отчетливо выраженную социальную, в значительной степени левоцентристскую окраску.

Партия пенсионеров преодолела 5%-й барьер во всех регионах, где смогла выставить свои списки! Причем в некоторых случаях рост голосования за нее составил разы - к примеру в Марий-эл 12,9% вместо 2% (т.е. рост почти в 6 раз), в Курганской области 10,3% вместо 3,1% (рост более чем в три раза), в Хакасии 7,9% вместо 2,8% (рост более чем в два раза), в Корякии 11,4% вместо 3,3% (рост более чем в три раза). Кстати, в Архангельской области, где РПП не выдвигала списка, ее партия-партнер на выборах-2003 Партия социальной справедливости получила 7,97%.

У АПР дела чуть похуже, она провалилась в Архангельске, Хакасии и Калуге (при этом все равно по полученному проценту демонстрируя рост по сравнению с декабрем 2003), зато в Читинской области получила 12,3% вместо 5,5%, в Марий-эл 12,7% вместо 7,8%, в Иркутской области 9,3% вместо 2,5%, в Курганской 8,2% вместо 6,2%, успешным было и вступление ее в блоки «За тульский край» и «Наша Родина - Сазхалин и Курилы». Не исключено, что на хорошие результаты АПР и рост ее показателей оказало влияние участие Н.Харитонова в президентских выборах 14 марта 2004 года (несмотря на официальное выдвижение от КПРФ массовым сознанием Харитонов воспринимается как аграрий, да и сам он постоянно говорил о себе «как о простом крестьянском сыне»).

Общее голосование за левых и левоцентристов по некоторым регионам особенно впечатляет. Так в Тульской области блок «Засечный рубеж» получил 12,96% голосов, «Глас народа - За Родину!» 5,2%, еще один левоцентристский блок «За тульский край» (АПР, Объединенная Промышленная Партия, Партия труда) - 10,26%, блок «Союз за социальную справедливость и развитие» (из партии жизни, партии социальной справедливости и СДПР, во главе с председателем облдумы О.Лукичевым) еще 3,65%. Если сюда прибавить еще 10,84%, отданные за КПРФ, то вместе левые и левоцентристские партии в Тульской области получили 42,91% голосов.

В Сахалинской области 19,94% получил неоднократно упомянутый блок «Наша Родина - Сахалин и Курилы», еще 6,48% получил список «За достойную жизнь и социальную справедливость» (учрежден ОРП Русь и партия «Союз», во многом создан вышедшими из «Единой России» в знак протеста против монетизации политиками), еще 7,34% получила в регионе партия пенсионеров и 15,92% КПРФ, итого за левых на Сахалине отдано 49,68% голосов.

В Хакасии близкий к правительству республики, но конкурентный «Единой России» блок «Хакасия» (образован Партией возрождения России и партией «Свободная Россия» - это бывшая Сетевая партия России) получил 16,73%, еще 7,87% у партии пенсионеров, 3,85% у АПР, 18,32% у КПРФ, 5,35% у «Родины», итого у левых и левоцентристов 52,12%.

В Корякии у КПРФ 35,13%, у Партии пенсионеров 11,38%, итого 46,51%, если еще добавить явно протестные голоса, отданные за ЛДПР (9,89%), то получается 56,43%.

В Брянской области у блока «КПРФ, АПР - За Победу!» 18,57%, у блока «За Родину! За справедливость!» (образован СДПР и Гражданской партией) - 7,9%, у «Родины» - 6,05%, у блока «За Возрождение Брянщины» (ЯБЛОКО и КПЕ «Единение») - 4,92%. То есть левые партии и региональные блоки вместе получили 37,44%.

Участие в осенних региональных выборах всех иных партий, кроме названных «Единой России», КПРФ, ЛДПР, СПС, ЯБЛОКА, «Родины», АПР, Партии пенсионеров и «Народной воли» было незначительным и его можно представить в таблице.

Таблица 2. Участие в выборах региональных Законодательных собраний осенью 2004 «малых» партий.

Название партии Случаи участия в осенних выборах Законодательных Собраний
осени 2004 года
Гражданская партия России (федеральный лидер - Дамир Серажетдинов) Учредитель блока «За Родину! За справедливость!» (Брянск) - 7,9%
Учредитель блока «Северный край» (Архангельск) - 2,52%
Выборы Сахалинской областной думы - 0,57%
Демократическая партия России (федеральный лидер - В.Подопригора) Учредитель блока «За достойную жизнь» (Брянск) - регистрация блока отменена через суд
Евразийская партия - Союз патриотов России (федеральный лидер - Абдул-Вахид Ниязов) Учредитель блока «Наша Родина - Сахалин и Курилы» - 19,9%
Концептуальная партия «Единение» (федеральный лидер - Константин Петров) Учредитель блока «За Возрождение Брянщины» - 4,92%
Народная партия России (федеральный лидер - Геннадий Гудков) Учредитель блок «Местные» (Хакасия) - блоку отказано в регистрации
Учредитель блока «За Родное Приангарье» (Иркутск) - 6,96%
Выборы Тульской областной думы - 1,4%
Народно-патриотическая партия (федеральный лидер Игорь Родионов) Выборы Законодательного Собрания Иркутской области - список не зарегистрирован
ОРП «Русь» Учредитель блока «За достойную жизнь и социальную справедливость» (Сахалин) - 6,48%
Партия Возрождения России (федеральный лидер - Г.Селезнев) Учредитель блока «Хакасия» в Республике Хакасия - 16,73%
Выборы Брянской областной думы - 1,9%
Выборы Собрания депутатов Архангельской области - 0,8%
Партия «За Русь Святую» (федеральный лидер - Сергей Попов) Учредитель блока «Засечный рубеж» - партия «Родина» (Тула) - 12,96%
Партия «Народно-патриотические силы» (федеральный лидер Шмидт Дзоблаев) Учредитель блок «Местные» (Хакасия) - блоку отказано в регистрации
Партия «Свободная Россия» (бывшая Сетевая Партия России) (федеральный лидер - Александр Рявкин) Учредитель блока «Хакасия» в Республике Хакасия - 16,73%
Партия социальной справедливости (федеральный лидер - Владимир Кишенин) Учредитель блока «Союз за социальную справедливость и развитие» (Тула) - 3,65%
Выборы Собрания депутатов Архангельской области - 7,97%
Партия «Союз» Учредитель блока «За достойную жизнь и социальную справедливость» (Сахалин) - 6,48%
Республиканская партия России (федеральный лидер - Владимир Лысенко) Учредитель блока «Глас народа - За Родину!» (Тула) - 5,2%
Российская объединенная промышленная партия (федеральный лидер - Елена Панина) Учредитель блока «За тульский край» - 10,26%
Российская партия жизни (федеральный лидер - Сергей Миронов) Выборы Курганской областной думы - 1,9%
Выборы Сахалинской областной думы - 1,09%
Учредитель блока «Союз за социальную справедливость и развитие» (Тула) - 3,65%
Российская партия труда (федеральный лидер - Сергей Храмов) Учредитель блока «За тульский край» - 10,26%
Социал-демократическая партия России (СДПР) Учредитель блока «За Родину! За справедливость!» (Брянск) - 7,9%
Учредитель блока «Союз патриотов Сахалина» - 2,63%
Учредитель блока «Союз за социальную справедливость и развитие» (Тула) - 3,65%
Социалистическая Единая Партия России (СЕПР) (федеральный лидер - Василий Шестаков) Выборы Законодательного Собрания Иркутской области - 4,26%
Экологическая Партия «Зеленые» (федеральный лидер - Анатолий Панфилов) Выборы Тульской областной думы - 1,5%
Выборы Сахалинской областной думы - 3,13%
Учредитель блока «Северный край» (Архангельск) - 2,52%

Как видно из таблицы, иные партии могут похвастаться в лучшем случае участием в выборах в трех регионах (причем в основном в составе каких-либо блоков), включая такие недавно еще активные партии, как Российская партия жизни, Партия возрождения России и Народная партия РФ. Чем дальше, тем больше данные партии превращаются в сугубо вспомогательные технологические элементы, а их кандидаты в спарринг-партнеров более сильных и перспективных кандидатов. Так, к примеру на выборах в Брянской области не было ни списка Партии Жизни, ни списка Народной партии, зато на одновременных выборах губернатора баллотировался лидер местного отделения РПЖ Георгий Абушенко (фактически как спарринг-партнер губернатора Ю.Лодкина) и заместитель регионального лидера Народной партии Александр Жданов (спарринг-партнер кандидата «Единой России» Н.Денина).

Основные сценарии

Практически для всех осенних выборов характерен один основной сценарий, когда команда губернатора конкретного региона идет на выборы «несколькими» колоннами, даже несмотря на наличие «базового списка» (будь то «КПРФ, АПР - За Победу!» для Ю.Лодкина в Брянской области или «Единая Россия» для Л.Маркелова в Марий-эл). Вариации этого сценария касаются только того, какой именно список губернатора является для него основным и есть ли у него вообще какая-либо внятная оппозиция. Это кстати, очень симптоматично, что хорошо чувствующие реальные настроения в обществе, губернаторы нигде (даже в Калужской области, где сам губернатор возглавил список «Единой России») не сделали ставку только на «Единую Россию», они наоборот, постарались содействовать нескольким спискам (фактически используя в своих целях часто даже оппозиционные внешне бренды типа КПРФ), чтобы во-первых провести максимум своих сторонников, а во-вторых в минимальной степени зависеть от какой-то одной партии.

Вариант 1. Губернатор оппонирует КПРФ, используя как основной список «Единую Россию», имея также несколько вспомогательных списков. Это сценарий реализован в Корякии (где губернатор Логинов фактически имел сторонников в списках «Единой России», ЛДПР и Партии пенсионеров, но в итоге они все равно проиграли КПРФ), Марий-эл (где все списки кроме КПРФ были лояльны Л.Маркелову).

Отчасти похожий сценарий реализован на Сахалине, где при внешней оппозиционности губернатору И.Малахову были лояльны и списки «Наша Родина - Сахалин и Курилы» (в итоге обошедший даже «основной» список - «Единую Россию»), а также список блока «За достойную жизнь и социальную справедливость», образованный в результате выхода из региональной «Единой России» целой группы политиков после того как в регионе из-за пакета «социальных реформ правительства», наиболее больно ударивших как раз пло Дальнему Востоку, стремительно начал падать рейтинг «партии власти». В результате вице-губернатор Л.Шубина отказалась от места в списке «Единой России» и возглавила данный новый блок (подобное дистанцирование части команды губернатора от «Единой России» очень показательно). В результате у администрации области возник фактически пул из трех списков («на любой выбор») - блок «За достойную жизнь и социальную справедливость», «Единая Россия» (первую тройка списка это спикер облдумы В.Ефремов, член Совета Федерации Б.Третяк и ректор СахГУ Б.Р.Мисиков), а также блок «Наша Родина - Сахалин и Курилы» - фактически региональное представительство «Родины» во главе с В.Варенниковым.

Главным конкурентом трех сахалинских провластных блоков стал список КПРФ во главе с довольно популярным депутатом Госдумы от области Иваном Ждакаевым. Ряд оппозиционных администрации области независимых политиков - П.Алборов, С.Пономарев и другие - баллотировались по одномандатным округам, расположенным в г.Южно-Сахалинск (кстати и мэр города Ф.Сидоренко также находится в оппозиции областным властям, но ни в какие блоки входить не стал).

Вариант 2. Доминирование сторонников губернатора, когда вообще фактически нет оппозиционных списков, или их влияние минимально и не оказывает почти никакого влияния. Это, несомненно, Читинская область, где губернатору Р.Гениатулину были лояльны практически все списки, кроме маргинального «ЯБЛОКА», а также Калужская область, где главным оппонентом губернатора было то же «ЯБЛОКО».

По сути сторонники губернатора доминировали и в во всех основных списках («Единая Россия», КПРФ, СПС, «Родина») на выборах Курганской областной думы, открыто оппозиционным списком был только список Российской партии жизни, списки АПР и Партии пенсионеров были публично нейтральными. Перед вторым туром поддержала губернатора прежде оппозиционная в регионе ЛДПР. Хотя на практике представители «неявной оппозиции» в Курганской области присутствовали почти во всех списках.

Вариант 3. Губернатор внешне лоялен «Единой России», однако «исподтишка» пытается нанести ей максимальный урон, помогая и другим спискам. Этот сценарий реализован в Хакасии, где часть своих сторонников (которых ожидали в списке «Единой России») А.Лебедь отправил в региональный провластный блок «Хакасия».В результате «под Лебедем» между основными списками шли чисто местные внутриклановые разборки, а реальной оппозицией по сути были только маргинальные СПС и незарегистрированный блок «Местные».

Очень похож на этот вариант «иркутский» случай (Вариант 4), когда губернатор Б.Говорин с одной стороны, по сути одновременно содействовал и дискредитации и «Единой России»11 (в списке которой были перемешаны его сторонники и противники), и оппозиционной КПРФ во главе с С.Левченко (в результате в новом ЗакСобрании антигубернаторская часть «Единой России» по сути сблокировалась с КПРФ, избрав С.Левченко на пост руководителя контрольного комитета). Список партии «Родина», созданный близкими к губернатору людьми (вице-губернатор Татьяна Рютина и представитель губернатора Николай Качан) с участием технологов «Русала» из Хакасии, посвятил практически всю свою избирательную кампанию борьбе с «Единой Россией». Еще один прогубернаторский список «Социалистической единой партии России» (СЕПР) возглавил выгнанный из «Единой России» сторонник губернатора Виктор Соколов, в ходе кампании СЕПР активно «мочила» как КПРФ, так и «Единую Россию». Близки к губернатору были и списки ЛДПР (есть мнение лидер списка тесно связаны с «Русалом»), партии пенсионеров, АПР, «Яблоко» и блока «За Родное Приангарье» (созданного СПС и Народной партией во главе с врачом Натальей Протопоповой).

Вариант 5. Губернатор против разнородной оппозиции. Этот сценарий реализован в Архангельской, Тульской и Брянской областях, с той лишь разницей, что в Брянске и Туле губернаторы-коммунисты боролись с «Единой Россиией» и иными оппозиционными блоками (и в Туле и в Брянске оппозиция была двух видов - «Единая Россия» и «Засечный рубеж - партия Родина» в Туле, и «Единая Россия» и блок «За Родину! За справедливость!» в Брянске), а в Архангельской области губернатор-единоросс Н.Киселев одновременно боролся с КПРФ, ЛДПР и Партией социальной справедливости, список которой составляли сторонники регионального «олигарха», депутата Госдумы В.Крупчака, при этом прогубернаторскими списками в Архангельске были «Единая Россия» и АПР, а остальные списки были нейтральными.

Прогубернаторскими списками в Тульской области были КПРФ, СПС, «За тульский край», «Глас народа - за Родину» (то есть как и на Сахалина - партии «на любой вкус»). В самой администрации Тульской области именно блок «Засечный рубеж» во главе с А.Самошиным (занявшим второе место на выборах губернатора в 2001 году) рассматривали как наиболее «опасный». Областной суд даже отменил регистрацию «Засечного рубежа» на основании иска СПС, в котором указывается, что блок подал в избирательную комиссию копию устава партии «Родина» без внесенных на тот момент в него изменений. Однако блок подал апелляцию и был восстановлен решением Верховного суда РФ. Одновременно мощную компанию провела «Единая Россия» с обилием наружной и печатной рекламы. В свою очередь оппозиционные ей партии фактически объединили свои усилия по дискредитации «Единой России» в глазах избирателей.

Аналогично в Брянской области Ю.Лодкину были лояльны и списки блока «КПРФ, АПР - За Победу!», и списки СПС, и партии «Родина», ЛДПР, а внутри оппозиции была внутренняя конкуренция между «Единой Россией» (ее список возглавили депутаты Госдумы от области Н.Денин, В.Семеньков и главный федеральный инспектор по области Владимир Гайдуков), блоком «За Родину! За справедливость!» крупного местного бизнесмена Н.Руденка и блоком «За возрождение Брянщины».

Заключение

Результаты осенних выборов Законодательных Собраний на мой взгляд являются лишним доказательством кризиса навязанной России нынешней партийной системы (избиратель все более «со скрипом» голосует за «системные партии»), которая построена таким образом, чтобы все партии были максимально зависимы от государства, а создавать новые партии было практически невозможно. Более того, предлагающиеся поправки в законодательство (от 50 тысячной планки членства для партий до нормы, что заградительный барьер должно проходить «не менее двух партий», так скоро легко дойти и до «не менее одной», и т.д.) означают не просто цементирование сложившейся партийной системы, в условиях перехода к пропорциональной избирательной системе они фактически означают возврат к модифицированной советской модели диктата одной партии (только, может быть не в «чисто советском» варианте с одной КПСС, а к примеру в варианте ПНР, где помимо ПОРП были к примеру еще Демократическая и Объединенная Крестьянская партии или чему-то подобному), когда есть лишь несколько разрешенных партий и участие во власти и политике по сути возможно лишь через принудительное партийное членство. Несомненно, что демократической такая система считаться не может, в лучшем случае это имитация демократии.

В условиях, когда имеющиеся партии неоднократно дискредитированы, а создавать новые не дают, у основного избирателя пока остаются три основные альтернативы - голосовать за тех, кто известен, но дискредитирован (Партия пенсионеров, АПР, отчасти «Родина» и региональные блоки), либо не идти на выборы (явка на выборах в целом нигде высокой не была) или же голосовать «против всех». По сравнению с выборами осени 2003 голосование «против всех» повсеместно выросло как минимум вдвое.

Таблица 3. Результаты голосования «против всех» на выборах региональных Законодательных собраний осенью 2004 (пропорциональная часть)

  Голосование 7.12.2003 Голосование осень 2004
Тульская область 6,6% 13,44%
Марий-эл 6,2% 13,1%
Иркутская область 4,5% 11,3%
Сахалинская область 5,7% 12,88%
Читинская область 3,6% 15%
Калужская область 5,1% 12,11%
Курганская область 3,8% 9,94%
Брянская область 4,5% 11,7%
Архангельская область 5,74% 15,8%
Корякский АО 4,4% 12,65%
Республика Хакасия 4,2% 10,85%

Соответственно, чем меньше будет оставаться возможности голосовать за то, что не дискредитировано (а по возможности избиратель вообще хотел бы видеть новых «героев»), тем меньше будет явка и голосование «против всех». Таким образом, все законодательные новации последнего времени, снижающие реальную конкуренцию на выборах, в перспективе означают все большую утрату связей между властью и обществом, а значит и утрату властью реальной легитимности.

Также осенние выборы подтверждают высказывавшиеся ранее гипотезы, что при слабости партий и невозможности выполнения требований нынешнего российского законодательства о политических партиях, сохраняющиеся партии все более превращаются в чисто технологические (лишь имитирующие реальные партии) механизмы, не имеющие иного выхода, как для поддержании существования фактически «продавать» свои бренды в регионы тем или иным региональным группировкам. Чтобы хотя бы сохранять регистрацию и выполнять требования по формальной отчетности, партия сегодня вынуждена иметь хотя бы одну штатную единицу не менее чем в половине субъектов РФ, уже не говоря о центральном аппарате в Москве, в условиях, когда своих денег у партий нет, а федеральных ФПГ на всех не хватит (более того, федеральным ФПГ после истории с Ходорковским финансировать что либо кроме официально размерешенных к финансированию партий просто нельзя), то ничего иного, как торговать брендом «оптом и в розницу», федеральным партиям не остается. При этом такая несомненно «живая» и действительно деятельная структура, как НБП Э.Лимонова, при нынешней власти регистрации скорей всего не получит никогда, как и любой проект с участием С.Глазьева гарантированно лишается регистрации (от судьбы брянского блока «За достойную жизнь» и одноименного незарегистрированного федерального движения, до партии «Созидание», которая была ликвидирована, после того, как посмела избрать С.Глазьева своим председателем).

В результате федеральные партии, даже такие как «Родина», ЛДПР и Партия пенсионеров (и даже «Единая Россия»), все более утрачивают какое-либо внутреннее ценностное единство и превращаются в конгломераты разнородных и разносоставных региональных группировок, объединенных лишь условным общим названием, а реальные, действительно «живые» структуры просто вытесняются из легальной политики силовым путем. Выборы же между «легальными» партиями становятся все более условными. К примеру в Читинской области на выборах областной думы список «ЯБЛОКА» с треском провалился, а списка СПС не было вообще, что ее помешало новой облдуме избрать членом Совета Федерации от области члена СПС питерца Г.Томчина12, выдвинутого «единороссами». В Курганской области избранные по списку партии пенсионеров депутаты вступили во фракцию... «Единой России».

Федеральными почти все наши партии являются лишь условно, и по факту репрессивное законодательство о политических партиях и в частности запрет на формирование региональных партий и предложение о запрете создания региональных блоков приведут к еще большим мутациям этой псевдопартийной системы. На практике это приведет к фактическому внутреннему разрушению партий и может стать одним из факторов разрушения страны вместо мифической борьбы «за сохранение единства», под благим соусом которого и совершаются все эти электоральные безумства.

При этом печальном осознании перспектив в тоже время есть явный запрос общества на появление новых политических сил. Реализован, он, конечно, может быть, только при сломе существующих тенденций на сворачивание демократических процедур и политической конкуренции. Как показывают осенние выборы 2004 года, это запрос на партии конкретного действия и конкретных проблем (голосование за партию пенсионеров явно подхлестнула монетизация, блок «Наша Родина - Сахалин и Курилы» явно выиграл на столь больной для Сахалинской области теме островов и т.д.), партии, работающие новыми методами и предлагающие новые яркие ходы и новых ярких людей (что эффективно делал А.Баков на осенних кампаниях СПС), партии, несомненно социально, патриотически (к примеру для успеха СПС и ЯБЛОКУ пришлось объединиться в блок под патриотическим названием «Наша Родина - Архангельская область») и антиноменклатурно настроенные.

В заключение также можно добавить, что региональные выборы Законодательных Собраний 2005 года начнутся с Таймырского и Ненецкого автономных округов. На выборы Думы Таймырского АО 23 января зарегистрировано 4 списка: «Единая Россия», ЛДПР, Народная партия, блок «За родной Таймыр» (РПЖ и ЯБЛОКО), это первые за все минувшие годы выборы по спискам без списка КПРФ. 6 февраля состоятся выборы Собрания депутатов Ненецкого АО, где по спискам будет избрано 10 из 20 депутатов. Они вполне конкуренты. Зарегистрировано 7 списков: «Единая Россия» (лидер - исключенный решением от 15.12. из партии И.Кошин, несанкционированно выдвинувшийся в губернаторы НАО), ЛДПР (лидер - зам. директора нарьян-марского авиаотряда В.Лысаков), КПРФ (лидер - первый секретарь окружкома, депутат собрания Л.Саблин), «Родины» (лидер - зам.директора фонда «Арктика» А.Ружников), СПС (лидеры - старший помощник прокурора В.Боброва и военком округа В.Калюжный), Российской партии пенсионеров» (лидеры - директор аграрно-экономического техникума Л.Коткина и главврач стоматологической поликлиники Л.Шевелева) и блока «За наш округ» (образован Народной партией и Партией Жизни, возглавляет список сотрудник банка «Петрокоммерц» В.Хабаров - бывший губернатор НАО).

Однако уже ближе к концу 2005 года картина может существенно измениться, учитывая грядущие выше описанные изменения федерального законодательства.

А.Кынев,
кандидат политических наук


1 Глубоцкий А.Ю., Кынев А.В. Опыт смешанных выборов в российских регионах // Полис. N2, 2003.
Кынев А.В. Региональные выборы 2003-2004 в РФ: основные тенденции // Интернет-мониторинг выборов 2003-2004 годов в России. М.: Фонд ИНДЕМ, 2004. Т.1. С.302-360.
Кынев А.В., Любарев А.Е. Новые региональные законы о выборах: проблемы введения смешанной избирательной системы. // Право и жизнь, N9, 2003.
Кынев А.В. Переход к смешанным выборам в регионах: «принудительная трансформация» // Полис. N2, 2004.

2 Также возглавивший партийный список (только уже КПРФ) в Брянске Ю.Лодкин в отличие от Артамонова избирался сам одновременно с областной думой и был уже «хромой уткой» (уходящим губернатором) и его снятие с выборов судом скорее испортило результаты его списка, о чем смотрите ниже по тексту.

3 Кынев А., Мячин А., Насонов Е., Удаченко С. Самовыдвиженцы не прошли // Политический журнал. N46 (49), 2004.

4 Как уже отмечалось, Ю.Лодкин лично возглавлял список блока «КПРФ, АПР - За Победу!», вторым номером списка был председатель областной думы Степан Понасов, третьим - ректор Брянской сельхозакадемии Николай Белоус.

5 http://www.regnum.ru/news/384429.html

6 Справедливости ради надо отметить, что в Брянской области ЛДПР нанесла вред сама себе, уже в ходе начавшееся кампании заменив кандидата в губернаторы Жданова-Луценко на В.Храмченкова. Жданов-Луценко поднял скандал, заявив, что решения внеочередной конференции регионального отделения ЛДПР не легитимны, поскольку она проведена с нарушениями и даже с подогом документов.

7 В ЗакСобрании Калужской области будет 3 депутата от «Яблока» // http://www.regnum.ru/news/360039.html

8 Байкальская Открытая Политика - тематический выпуск газеты «Приангарье-Повестка дня». N1-2. Сентябрь 2004.

9 Усов П., Личкова Н. Партия власти потеряла округ и область // КоммерсантЪ (Москва). 21 декабря 2004, N238. С.3.

10 Купол В. Со-баковка. // http://www.izbass.ru/tgV12-kurg.htm

11 Глубоцкий А. Иркутская дуга // Политический журнал. N42, 2004.

12 Хоменко К., Шевчук М., Соболев А. Единая Россия выдвинула правого // КоммерсантЪ (Москва). 17 декабря 2004, N236. С.4.




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС
ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ

Автор: В.И.Васильев, А.Е.Постников - ИРИС
Форма выпуска: Книга



Первое издание ИРИС - книга В. И. Васильева и А. Е. Постникова «Путеводитель по избирательной кампании: пособие для кандидатов в депутаты, избирательных объединений и избирательных блоков». Это популярный комментарий законодательства о выборах депутатов Государственной Думы. В книгу включены рисунки популярного карикатуриста А. Бильжо. Издание предназначено для кандидатов в депутаты, организаторов избирательных кампаний, избирательных объединений, избирательных блоков и иных участников выборов.

Подробнее >>>



© Copyright ИРИС, 1999-2017  Карта сайта