Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Когда множатся законы и указы, растут разбои и грабежи. Лао-Цзы


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


24.10.2021, воскресенье. Московское время 17:05

Обновлено: 21.04.2008  Версия для печати

Обложить преемника

Черкасов Г.

Владимир Путин завершает формирование новой системы власти, благодаря которой у его преемника Дмитрия Медведева не возникнет даже желания сыграть самостоятельную игру. Важным шагом в создании системы стало согласие действующего президента возглавить "Единую Россию".

Решение Владимира Путина возглавить с 7 мая партию "Единая Россия" было, наверное, первым серьезным политическим ходом второго президента России, о котором стало известно заранее. Напомним: о том, что Путин поведет эту партию на парламентские выборы, широкая общественность и подавляющее большинство единороссов и сотрудников кремлевской администрации узнали в момент объявления об этом с трибуны предвыборного партийного съезда. Однако весной 2008 года Владимиру Путину важнее не ошеломить окружающих неожиданными поступками, а лишний раз подтвердить, что все идет по плану и контроль за страной остается в его руках, а вовсе не переходит к Дмитрию Медведеву.

На момент переезда в Кремль в декабре 1999 года Владимир Путин по степени политического влияния не сильно превосходил избранного в марте 2008 года президентом Дмитрия Медведева. И восемь лет назад, и сейчас вступающий в должность глава государства был далеко не самым авторитетным государственным деятелем, не имея за душой ничего, кроме высокого рейтинга доверия.

На рубеже1999-2000 годов политический курс страны определяла группа государственных деятелей и финансистов во главе с главой администрации президента Бориса Ельцина Александром Волошиным (общепринятое название этой группы — "семья"). Владимир Путин был вынужден не просто взять Волошина на работу главой своей администрации, но и учитывать его мнение при принятии практически всех серьезных решений. Кроме того, Владимиру Путину пришлось сохранять в своей команде политиков, которые также рассматривались "семьей" в качестве возможных наследников Бориса Ельцина,— среди таковых называли министра путей сообщений Николая Аксененко, председателя правительства Михаила Касьянова, главу МЧС Сергея Шойгу. Наконец, как наследник Бориса Ельцина Владимир Путин был вынужден, по крайней мере на словах, декларировать верность курсу первого президента.

В 2008 году политику страны определяет группа администраторов и глав госкорпораций во главе с Владимиром Путиным. Дмитрий Медведев должен будет взять его на работу в должности премьер-министра и учитывать его мнение при принятии всех серьезных решений. В ходе рабочих встреч Дмитрий Медведев будет вынужден регулярно встречаться с теми, кто мог стать вместо него кандидатом в президенты от партии власти. Наконец, новому президенту придется строить свою политику в рамках "Стратегии-2020" или, как ее еще называют, "плана Путина".

Вся разница между Владимиром Путиным образца 2000 года и Дмитрием Медведевым образца 2008 года состоит в том, что у второго президента России изначально была возможность проводить незначительные с виду кадровые назначения. Сначала они дали повод для анекдотов про "питерских", а потом, сложившись в систему, сформировали основу пресловутой вертикали власти.

Сразу после назначения премьер-министром в августе 1999 года Владимир Путин сумел назначить главой белодомовского аппарата Дмитрия Козака, а его заместителем — Дмитрия Медведева. Секретариатом премьер-министра Путина руководил Игорь Сечин.

Еще до переезда в Кремль 15 ноября 1999 года Владимир Путин пробил назначение секретарем Совета безопасности своего единомышленника Сергея Иванова. 31 декабря, в день передачи полномочий Борисом Ельциным, Дмитрий Медведев стал первым заместителем Александра Волошина. Незаметно для широкой общественности в Кремль переехал и Игорь Сечин. 5 января 2000 года был подписан указ о назначении заместителем главы администрации президента Виктора Иванова. На вахте в правительстве остались министр финансов Алексей Кудрин и будущий глава Министерства экономического развития Герман Греф — люди хорошо знакомые Владимиру Путину по работе в мэрии Санкт-Петербурга. Фракцию "Единства" в Госдуме возглавил еще один земляк президента — Борис Грызлов. Потом последовали и другие назначения, каждое из которых делало действующего президента чуть сильнее, а "семью" — чуть слабее. В какой-то момент, ближе к середине первого президентского срока Владимира Путина, Волошин выяснил, что он вовсе не полноправный хозяин в президентской администрации, а Михаил Касьянов осознал, что ряд министров позволяют себе вполне осознанную фронду. Но менять что-либо было уже поздно.

То есть с первых дней своего возвышения Владимир Путин формировал и вел за собой команду, которая помогла ему стать полноправным хозяином Кремля. Среди прочих участвовал в этом процессе и Дмитрий Медведев, причем играл он далеко не последние роли. Достаточно вспомнить, что именно он стал преемником Волошина в администрации президента, именно он готовил отставку Михаила Касьянова с поста премьер-министра. А поскольку все описываемые события происходили сравнительно недавно, их перипетии еще свежи в памяти участников.

Именно поэтому, готовясь к переезду из президентской резиденции в правительство, Владимир Путин постарался выстроить систему так, чтобы у его преемника не возникло вдруг соблазна повторить проверенную практикой и хорошо ему знакомую схему перехвата власти. Операция "Преемник" слишком дорого далась государственной машине и лично Владимиру Путину, чтобы позволить главному ее объекту повести себя некорректно и все испортить. Действующий президент не намерен повторять ошибки "семьи", лидеры которой считали, что молодому главе государства может быть предоставлено столько политического ресурса, сколько он сможет проглотить. Теперь уже опытный президент Владимир Путин заботится о том, чтобы Дмитрий Медведев получил простора не больше, чем нужно.

Для любого назначения необходимо совпадение трех обстоятельств: наличие соискателя, вакансия и политическая воля. Допустим, что последнего у Дмитрия Медведева с избытком. Предположим, что и скамейка запасных у него имеется (по крайней мере, неоспоримых доказательств обратного не существует). Так что дело за тем, куда рассадить новых людей.

Владимир Путин строит систему защиты именно по этому рубежу. К моменту вступления Дмитрия Медведева в должность все сколько-нибудь значимые посты должны быть заполнены выдвиженцами уходящего президента, людьми, которые своей карьерой обязаны Владимиру Путину и никому больше. При этом важно, чтобы назначения были произведены или согласованы в период, когда в стране были и действующий, и избранный президенты, которые, как было объявлено, совместно работают над структурой исполнительных органов власти. Соответственно, любой попытке Медведева кого-то назначить должна будет предшествовать попытка кого-то уволить. А это и признание новым президентом своей неправоты, и прямой путь к лобовому конфликту, к которому Медведев очевидно пока не готов.

Простора для кадрового маневра у Дмитрия Медведева нет. При техническом премьере назначения в Белом доме могут производиться через его голову. Однако этого Владимир Путин допускать явно не намерен. Владимир Путин собирается быть не техническим, а полноценным премьер-министром, он планирует подобрать команду и самостоятельно управлять ею. Как минимум в течение ближайшего года какие-то серьезные перемены в составе правительственной команды будут исключены, а уж если кто-то из министров или их заместителей крупно проштрафится, то взыскивать с них будет тоже Владимир Путин и только потом, может быть, Дмитрий Медведев.

Президенту подчиняются силовики. Однако Владимир Путин не зря уже почти девять месяцев держит вакантным пост секретаря Совета безопасности, который позволяет контролировать весь силовой блок правительства. Вероятность того, что Дмитрий Медведев сможет назначить на эту должность кого-то из своих выдвиженцев, теоретически существует, однако отметим, что Путин традиционно рассматривал кадровые решения в этой области как исключительно свою сферу компетенции.

Не будет у Дмитрия Медведева и возможности воздействовать на правительство через парламент. Главы палат Федерального собрания избраны еще до его выдвижения на пост президента и ориентируются на Владимира Путина.

Некоторую свободу господин Медведев может получить при формировании администрации президента. Формально возможности, открывающиеся в этом направлении, должны компенсировать все прочие ограничения: за последние восемь лет мы уже привыкли к тому, что кремлевская администрация по своему политическому влиянию превосходит все остальные институты власти. Однако такое было возможно только в тех случаях, когда глава государства (или глава его администрации) по своему политическому влиянию был безусловным лидером, позиции которого не подвергаются сомнению. Мощь администрации основывается не на конституционных полномочиях, а на сугубо неформальных традициях, соблюдение которых достаточно легко прекратить. При "нетехническом" правительстве во главе с Владимиром Путиным и ориентированном на него Федеральном собрании способность администрации президента влиять на политику, скажем, кабинета министров окажется весьма ограниченной. Тем более что назначения в администрации Дмитрий Медведев также, скорее всего, должен будет согласовать с Владимиром Путиным.

Впрочем, вряд ли бывший президент будет мешать Дмитрию Медведеву создавать новые советы при главе государства или менять состав прежних: они, как правило, исполняют парадные функции. В руках президента останется такой величественный, но мало используемый в практической политике институт, как Государственный совет,— ведение президиумов уже доверено Дмитрию Медведеву.

А вот вопрос о представителях государства в акционерных обществах с государственным участием формально решается в правительстве. Это правило менять не будут, а неформальная традиция согласовывать и утверждать назначения в АП, видимо, будет скорректирована. Так что вопрос о том, кто будет представлять государство на "Первом канале" и в "Газпроме", решать будет все-таки премьер-министр.

Решение действующего президента возглавить партию "Единая Россия" также является элементом системы ограждения Дмитрия Медведева от соблазна перехватить рычаги управления страной.

Встав во главе "Единой России", Владимир Путин де-юре и де-факто возглавил клуб высшей административной и хозяйственной номенклатуры страны. На нынешнем этапе эволюции "Единая Россия" из машинки для голосования все больше превращается в институт государственного управления как за счет состоящей в ней номенклатуры, так и за счет институтов, подмятых ею под себя.

Единороссы звали Путина к себе многократно, однако возглавить ее он решил только в тот момент, когда партия стала слишком сильной и оставлять ее без контроля стало опасно. Тем более следовало пересмотреть традицию, по которой "Единая Россия" выверяет свою политическую линию в соответствии с рекомендациями администрации президента.

Внесенные на съезде поправки в устав расширяют права председателя партии. Владимир Путин сможет приостанавливать деятельность любого партийного органа и полномочия любого партийного функционера. На практике это может означать, что любые проявления нелояльности или неисполнительности будут пресекаться председателем партии с предельной жесткостью. А зная партию, которой будет руководить Владимир Путин, можно предположить, что одного вида дубинки, повешенной на гвоздик в кабинете председателя, достаточно, чтобы в партии не возникло и тени фронды.

Безусловно, у Дмитрия Медведева и сотрудников его администрации будут возможности для взаимодействия с "Единой Россией" и отдельными ее функционерами. Однако происходить это может только с санкции Владимира Путина или лица, замещающего его в партии. Дмитрий Медведев может не опасаться подвохов со стороны партии власти, однако и опираться на нее он сможет только в тех случаях, когда это не противоречит интересам Владимира Путина.

В каком-то смысле это даже справедливо: с 1999 года Владимир Путин вложил достаточно личного ресурса в "Единую Россию", чтобы теперь иметь возможность воспользоваться этой партией в своих целях. Возможно, если Дмитрий Медведев сможет оказаться полезным для партии в той же степени, то через несколько лет и ему удастся встроить "Единую Россию" в свою систему власти. Если, конечно, у Дмитрия Медведева появится такая необходимость.


Глеб Черкасов
21.04.2008

Статья опубликована в газете "Коммерсант"
Постоянный URL статьи http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=884040


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Белковский С., Против радикальной оппозиции, или партия 1990-х годов

 Демократия.Ру: Алексей Широпаев: Всякий властный дуализм, даже номинальный – это уже дестабилизация

 Демократия.Ру: Алкснис В., Два медведя в одной берлоге жить не могут

 Демократия.Ру: Суварин Б., Кипящая ревность пылает

 Демократия.Ру: Латынина Ю., О вреде света и пользе порядка

 Демократия.Ру: Премьерство Путина — блеф или реальность? Политпрогноз на год вперед

 Демократия.Ру: Лилия Шевцова о наследстве Владимира Путина и программе Дмитрия Медведева

 Демократия.Ру: Барахова А., Тирмаста М-Л., Мурадов М., Городецкая Н., Вертикаль двоевластия. Губернаторов переподчиняют премьеру

 Демократия.Ру: Кричевский Н., После выборов — хоть дефолт. Российская экономика балансирует на грани финансового обвала




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 23.10.2021

 15.09.2021

 04.09.2021

 07.07.2021

 18.06.2021

 27.04.2021

 24.03.2021

 22.03.2021

 16.03.2021

 20.02.2021

 04.02.2021

 29.11.2020

 28.11.2020

 01.07.2020

 24.06.2020

 23.06.2020

 23.06.2020

 23.06.2020

 21.06.2020

 14.05.2020


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2021  Карта сайта