Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Нужно идти с народом. Разве что сам народ ездит на автомобилях. Станислав Ежи Лец (1909-1966), польский поэт, философ


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


03.10.2022, понедельник. Московское время 00:18

Обновлено: 17.01.2022  Версия для печати

Появление стоимости в процессе обмена или притча о Робинзоне

Фирсов А.

У марксистов принято считать, что стоимость не может возникнуть при обмене.
А так ли это на самом деле?


«Политическая экономия любит робинзонады». (К.Маркс, «Капитал», стр. 86)


Рассмотрим притчу о Робинзоне, которую Маркс приводит на 40-ой странице «Капитала»:


«…представим себе, прежде всего, Робинзона на его острове. Как ни скромен он в своих привычках, он все же должен удовлетворять разнообразные потребности и потому должен выполнять разнородные полезные работы: делать орудия, изготовлять мебель, приручать ламу, ловить рыбу, охотиться и т. д. О молитве и т. п. мы уже не говорим, так как наш Робинзон находит в ней удовольствие и рассматривает такого рода деятельность как отдохновение. Несмотря на разнообразие его производительных функций, он знает, что все они суть лишь различные формы деятельности одного и того же Робинзона, следовательно, лишь различные виды человеческого труда. В силу необходимости он должен точно распределять свое рабочее время между различными функциями. Больше или меньше места займет в его совокупной деятельности та или другая функция, это зависит от того, больше или меньше трудностей придется ему преодолеть для достижения данного полезного эффекта. Опыт учит его этому, и наш Робинзон, спасший от кораблекрушения часы, гроссбух, чернила и перо, тотчас же, как истый англичанин, начинает вести учет самому себе. Его инвентарный список содержит перечень предметов потребления, которыми он обладает, различных операций, необходимых для их производства, наконец, там указано рабочее время, которого ему в среднем стоит изготовление определенных количеств этих различных продуктов. Все отношения между Робинзоном и вещами, составляющими его самодельное богатство, настолько просты и прозрачны, что даже г-н Макс Вирт сумел бы уразуметь их без особого напряжения ума. И все же в них уже заключаются все существенные определения стоимости.
Но оставим светлый остров Робинзона и перенесемся в мрачное европейское средневековье…».
(Маркс К., «Капитал», К.Маркс, Ф.Энгельс, ПСС, т. 23, стр. 86-87
)


Мы переноситься в средневековье не будем, а попытаемся внимательно разобраться с той историей, которую Маркс так подробно описал.


Эта притча (или как бы сейчас сказали – кейс), содержит в себе много важной информации:

1. Во-первых, по мнению Маркса, Робинзон может самостоятельно учитывать трудозатраты (временные затраты), необходимые для производства того или иного предмета потребления, будь то мебель, орудия труда, прирученная лама, выловленная рыба охотничья добыча и т.д.

2. Во-вторых, по мнению того же Маркса, в соответствии в известным временем изготовления у Робинзона существует и может быть записана четко рассчитываемая стоимость каждого товара без какого-либо акта обмена, в котором эта стоимость должна была бы выразиться или проявиться.

3. В-третьих, у Робинзона есть спасенные от кораблекрушения часы, гроссбух, чернила и перо, а также, возможно и другие вещи (по книге Д.Дэфо были спасены также ром, оружие, порох, дробь, доски, сундуки, рис, ячмень, табак, одежда, оружие, столярный инструмент, гвозди, точило, веревки, парусину, некоторые железные предметы, бритвы, ножницы и столовые приборы, компасы, подзорные трубы, железные ломы). Стоимость этих предметов ни мы, ни Робинзон оценить напрямую не можем. И вместо их стоимости лучше всего будет поставить прочерк.

4. В-четвертых, Робинзон имеет возможность без всяких сделок обмена просуммировать описанные Марксом графы гроссбуха чтобы в результате получить суммарную стоимость его предметов потребления. И в итоге получить какое-то конкретное суммарное значение своего богатства.

5. И, в-пятых, хотя Маркс об этом и не пишет, но из романа Д.Дэфо мы знаем, что Робизону очень не хватало посуды, лопаты, тачки, ножей и много другого инструмента, а также многих продуктов.


Представим себе, что некоторые графы в журнале нам стали известны.

Например, в связи с хорошей площадкой для выращивания риса у Робинзона образовалось:

1. Рис - 5 мешков, общей стоимостью в 5 часов работы,
2. Ячмень - 1 мешок, общей стоимостью в 4 часа работы.

Итого зерна: 6 мешков общей стоимостью в 9 часов работы.

Примечание: Цифры количества и стоимости взяты произвольные только для анализа.


Марксу в ситуации с Робинзоном все ясно, и он покидает Робинзона в тот момент, когда тот заканчивает свои подсчеты.

Мы же этого не сделаем. Нам нужно понять одну важную, не описанную Марксом, особенность труда и оценки результатов труда.

Поэтому мы с Робинзоном останемся.


Но мы пойдем чуть дальше и добавим в историю Маркса еще одного Робинзона, спасшегося на другом, труднодоступном конце острова, и благополучно устроившего там свое огороженное высоким частоколом хозяйство.


Робинзон-2

Робинзон-2, у нас будет таким же несчастным, потерпевшим кораблекрушение англичанином. И для этого Робинзона (второго) мы тоже допустим наличие чернил, гроссбуха и ручки, и такое же английское рвение в расчете стоимости своей продукции.

При этом мы сделаем то, что часто бывает в жизни. Мы допустим несколько иное расположение его сельскохозяйственных угодий, или несколько иной набор инструмента (что бывает при кораблекрушениях), или несколько иной набор сельскохозяйственных знаний и навыков, в результате чего у нашего «Робинзона-2» образуется следующий запас зерновой продукции:

1. Рис – 5 мешков, общей стоимостью в 5 часов работы.
2. Ячмень – 5 мешков, общей стоимостью (важно! - А.Ф.) в 5 часов работы.

Итого зерна: 10 мешков, общей стоимостью в 10 часов работы.


Различная производительность труда различных людей не является чем-то особенным в настоящее время, особенно в связи с различной капиталовооруженностью. Она была различной уже в самые первые годы существования человечества. Поэтому такое допущение является скорее естественным, чем не обязательным в экономических анализах.


Встреча двух Робинзонов

Предположим, два наших Робинзона, находящиеся далеко друг от друга:


1. Познакомились.
2. Осторожно обменялись информацией о том, сколько у кого ячменя и риса.
3. Один (первый Робинзон), предложил второму Робинзону уступить ему два мешка ячменя за рис.
4. После долгой торговли договорились, что первый Робинзон даст за два мешка ячменя четыре мешка риса.
5. Оба разошлись довольные, потому что у каждого в журнале сумма стоимости увеличилась.


Первый Робинзон в рамках достигнутой договоренности отдал 4 мешка риса, стоимостью 4 часа своей работы, и взамен получил 2 мешка ячменя, которые для него имеют стоимость в 8 часов работы.

Второй Робинзон отдал 2 мешка ячменя, стоимостью в 2 часа своей работы, и получил 4 мешка ячменя, которые для него имеют стоимость в 4 часа работы.


Новые записи в журналах двух Робинзонов

Каждый Робинзон после сделки, в полном соответствии с притчей Маркса, может записать себе в гроссбух:


Робинзон-1 до сделки

Новый объем зерновых:

1. Рис. Отдал 4 мешка из 5-ти, стоимостью в 4 часа работы. Осталось - 1 мешок, общей стоимостью в 1 час работы,
2. Ячмень. Получил 2 мешка в придачу к имеющемуся одному. Имею в запасе - 3 мешка, общей стоимостью в 12 часов работы.

Итого: В наличии различного зерна 4 мешка, общей стоимостью в 13 часов работы.

В результате обмена стоимость зерна изменилась с 9-часового объема, до 13-часового объема. Получена прибыль от сделки – эквивалент 4 часов работы.


Робинзон-2 до сделки
Новый объем зерновых:

1. Рис. К имевшимся пяти получил 4 мешка. Итого риса - 9 мешков, общей стоимостью в 9 часов работы.
2. Ячмень. Из имевшихся 5 мешков отдал 2 мешка. Осталось ячменя - 3 мешка, общей стоимостью в 3 часа работы.

Итого: Зерна 12 мешков, общей стоимостью в 12 часов работы.

В результате обмена увеличилось количество зерновых с 10 мешков до 12 мешков, каждый стоимостью в 1 час работы.

Прибыль от сделки – дополнительные два мешка зерновых, эквивалентные двум часам работы.


Каждый из Робинзонов изменил объем своего богатства на эквивалент четырех и двух часов соответственно.

И каждый вполне доволен увеличением своего богатства.


Результаты сделки для участников и сторонних наблюдателей

Результаты сделки по обмену оказываются следующими:


Робинзон-1 после сделки

До сделки Робинзон-1 имел зерновых запасов стоимостью в 9 часов, а после сделки его запасы оцениваются в 13 часов.

Его выгода заключается в том, что он, увеличил стоимость своих зерновых запасов на 4 часа.

Это можно рассматривать как прибыль от сделки или как экономию времени и сил в результате обмена. Теперь ему не надо трудиться лишние 4 часа. Фактически не трудясь лишние 4 часа он получил их эквивалент зерновыми.

Можно предполагать, что в дальнейшем Робинзон-1 постарается вырастить больше риса стоимостью в 1 час за мешок, чтобы обменивать его на ячмень в ожидаемой пропорции 1 к 2.

И делать он это будет, скорее всего, за счет уменьшения производства ячменя, который ему проще приобретать по итоговой стоимости 2 часа за мешок, чем производить по итоговой стоимости в 4 часа за мешок.


Робинзон-2 после сделки

До сделки Робинзон-2 имел зерновых запасов стоимостью в 10 часов, а после сделки – в 12 часов.

Ему сделка оказалась чуть менее выгодной, чем Робинзону-1, т.к. прибыль от сделки он получает в виде дополнительных двух мешков зерна, которые стоили бы ему два часа работы.

Можно предположить, что в дальнейшем Робинзон-2 постарается вырастить больше ячменя, стоимостью в 1 час за мешок, чтобы обменять каждый мешок ячменя на два мешка риса у Робинзона-1. И делать он это будет, скорее всего, за счет уменьшения производства риса.


Сторонние наблюдатели

Как правило, взгляд со стороны бывает более объективным, но не в этом случае. В случае сделки обмена или купли-продажи, восприятие будет искаженным, поскольку теряется важнейшая информация, не афишируемая участниками сделки, и потому не доступная наблюдателю.

Покупатель, получающий товар не признается, что если бы он заплатил за покупку несколько больше (или обменял на больший объем своего товара), то все равно остался бы с выгодой, а продавец не признается, что даже если бы он продал несколько дешевле (или получил бы взамен меньшее количество другого товара), то все равно оставался бы с выгодой.

Каждый считает лучшим для себя вариантом не распространяться о получаемой в результате сделки выгоде.

Ему спокойнее, если окружающие будут считать, что он от сделки ничего не выиграл.


Для сторонних наблюдателей, не понимающих подоплеку и взаимовыгодность сделки суть сделки будет видеться искаженной:

1. Сделки обмена будут казаться не прибавляющими стоимости ни одной из сторон.

2. Сделки обмена будут казаться эквивалентными.

3. Обмениваемый продукт будет казаться неликвидом (малоценным излишком).

4. Специализация каждого производителя на отдельном продукте будет объясняться одним из следующих вариантов:

- Каждому так больше нравится,
- Каждый занимается тем, что у него лучше получается,
- Так сложилось исторически.


Такой взгляд самому стороннему наблюдателю будет казаться объективным и правильным. Но по своей экономической сути такой взгляд будет ошибочным.


Заключение

1. Эквивалентность сделок обмена является кажущейся, поскольку стороннему наблюдателю взаимовыгодность сделки не видна, а сами участники сделки о выгодности сделки не докладывают.

2. В современном обществе нельзя пренебрегать таким экономическим фактором, как экономия (времени, сил, ресурсов), происходящим от сделки. Этот фактор является таким же равноправным и важным в анализе сделки, как денежная прибыль.

3. С появлением разделения труда и орудий труда стоимость производства продукции становится различной для различных производителей и покупателей, и ее уже нельзя подменять в экономическом анализе некоторой средней величиной под названием «общественно необходимая стоимость»,

4. Положив эквивалентность обменных операций в фундамент своей теории, Маркс проигнорировал экономическую взаимовыгодность сделок обмена, и направил своих читателей и последователей по тупиковому пути. В результате получилась теория, где не предполагается получение дополнительной прибыли без эксплуатации, где нет сделок с взаимной выгодой ни при продаже, ни при покупке, ни при найме. И где антагонизм в отношениях наемного работника и работодателя в общем и целом доминирует над их взаимовыгодными отношениями.

Примечание: В статье используется термин стоимость, как наиболее часто употребляемый для оценки ценности через труд и время.


Александр Фирсов
18.01.2022

Статья опубликована в Живом Журнале Al_Firsov


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Фирсов А., Бобры и олени. Ошибки школы Смита, Рикардо и Маркса в понимании обмена

 Демократия.Ру: Фирсов А., Откуда у капиталиста прибыль?

 Демократия.Ру: Фирсов А., Труд ли создал человека?

 Демократия.Ру: Фирсов А., Общественно необходимый труд как фиктивная категория

 Демократия.Ру: Фирсов А., Происхождение трудовой теории стоимости

 Демократия.Ру: Фирсов А., Индуктивная логика и трудовая теория стоимости

 Демократия.Ру: Корректируем Трудовую Теорию Стоимости или «Притча о столяре и кузнеце»

 Демократия.Ру: Фирсов А., Притча про шамана и лук




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 11.06.2022

 23.01.2022

 30.12.2021

 22.12.2021

 02.12.2021

 10.11.2021

 06.11.2021

 02.11.2021

 23.10.2021

 15.09.2021

 04.09.2021

 07.07.2021

 18.06.2021

 27.04.2021

 24.03.2021

 22.03.2021

 16.03.2021

 20.02.2021

 04.02.2021

 29.11.2020


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2022  Карта сайта