Демократия.Ру




Крайняя строгость закона - крайняя несправедливость. Цицерон Марк Туллий


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


24.11.2017, пятница. Московское время 19:21


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Сергей Сергеев С. А. Сергеев. Объединенная оппозиция и избирательное законодательство в Республике Татарстан (Борьба за честные выборы и политическая голодовка 1999 г. )

Подвергнись Земля нападению из
космоса, то, скорее всего, это заставило бы
объединиться даже демократические и
тоталитарные силы, будь то США,
Великобритания, нацистская Германия,
Иран или сталинская Россия.
Гарри Тартлдав, американский историк
и писатель-фантаст

В первой половине 1990-х гг. , когда политические силы Татарстана еще только структурировались, в Верховном Совете существовала «почти настоящая» оппозиция - фракция «Народовластие», противостоящая проправительственной фракции «Татарстан». Первая выступала за сохранение Татарстана в российском политико-правовом пространстве (»Сохраним Россию, а остальное приложится»), что мыслилось и залогом проведения демократических преобразований. Фракция «Татарстан» выражала интересы коммунистической по своему прошлому, аграрной по происхождению, патриархально-консервативной по мировоззренческим ориентациям правящей элиты республики. Как представляется сейчас совершенно ясным, умеренный и «оглядчивый» сепаратизм был для нее средством борьбы не за независимость республики, а за предоставление ей эксклюзивных полномочий по распоряжению территорией и ресурсами (»суверенитет») в рамках России.

При этом с августа 1991 по декабрь 1993 гг. власть формально оставалась беспартийной, а действующие политические силы - демократы-федералисты, объединившиеся в 1992 г. блок «Равноправие и Законность», неокоммунисты (Компартия РТ) и татарские этнонационалисты - находились в оппозиции ко власти. Но эта оппозиция была в высшей степени неоднородной, предоставляя власти великолепную возможность маневрировать между различными точками зрения, представляя их как «радикальные» и «крайние», а свою позицию - как «центристскую». В собственном смысле слова лишь блок «РиЗ» и фракция «Народовластие» в этот период могут быть названы оппозицией; неокоммунисты и этнонационалисты противостояли не столько республиканским властям, сколько Президенту и правительству РФ и пророссийским силам в РТ. Это дало основания некоторым политологам говорить о наличии «этнономенклатурного блока» [1], формально не подписанного, но фактически включавшего и «партию власти», и КПРТ, и этнонационалистов как нонконформистского по отношению к властям толка (Милли меджлис, «Иттифак»), так и конформистского (ТОЦ -Татарский общественный центр).

Прекращение борьбы между ветвями власти на федеральном уровне, укрепление позиций федерального центра и Президента Б. Ельцина привело к новому балансу сил и заключению своеобразного «пакта элит» между Москвой и Казанью (формой его стал Договор о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий от 15. 02. 1994). Неокоммунисты и татарские этнонационалисты (несмотря на их помощь в срыве думских выборов и референдума по Конституции на территории РТ) были отброшены из полуоппозиции в оппозицию. «Заклятые друзья», объединенные общим оппозиционным статусом, сформировали оппозицию «негативного консенсуса», организационной формой которой стал образованный в августе-сентябре 1994 г. «Круглый стол» политических сил РТ. Объединило демократов, коммунистов и этнонационалистов преимущественно требование честных выборов, ибо к тому времени стали достаточны заметны крупные подтасовки их результатов. Из действующих в Татарстане на тот момент политических объединений под заявлением о создании «Круглого стола» не подписались лишь ТОЦ и официальная партия «Единство и прогресс». Общими требованиями «Круглого стола» стали: введение смешанной (мажоритарно-пропорциональной) избирательной системы, выборность глав администраций и профессиональный парламент [2].

Однако объединение это оказалось на практике не очень эффективным, а «партия власти» в полной мере использовала и возможности изменения в свою пользу избирательного законодательства, и «административный ресурс». Поэтому в марте 1995 г. все оппозиционные политические силы потерпели поражение. Из 130 депутатов Госсовета 1-го созыва лишь пять человек представляли различные оппозиционные группы (четыре члена КПРТ, один «иттифаковец» и один, поддержанный блоком «РиЗ»)[3].

В 1996-98 гг. большинство политических партий и движений РТ функционировало достаточно вяло. Удар, нанесенный им на выборах в Госсовет, многих поверг в состояние шока. Новые коалиции оказываются, по большому счету, малоэффективны. Так, в 1996 г. был создан Народно-патриотический союз, коалиция татарских этнонационалистов нонконформистского толка и КПРТ[4]. Но даже поддержка коммунистами кандидатуры Ф. Байрамовой, лидера «Иттифака», на выборах в Госсовет по одному из округов в марте 1997 г. не принесла ей победы.

Лишь в концу 1998 г. политическая жизнь стала постепенно активизироваться. Стали образовываться новые партии и организации: в частности, в ноябре 1998 г. в результате преобразования движения «Мусульмане Татарстана» возникает движение «Омет» (»Надежда»). (Правильнее было бы писать «Эмет». ) Его возглавил Г. Галиуллин, за несколько месяцев до этого смещенный с поста муфтия Татарстана. Любопытно, что Галиуллин постарался дистанцироваться от крайних этнонационалистических и этнорелигиозных позиций. В то время как «Иттифак», «Азатлык» и даже ТОЦ стремительно эволюционировали из этнополитических в этнорелигиозные объединения, «Эмет» стал двигаться в противоположную - светскую сторону. Идеология движения была достаточно эклектичной. Она включала как отдельные этнонационалистические, так и популистские тезисы, отчасти сходные с утверждениями современных национал-коммунистических лидеров. Весьма примечательно наличие в документах этого движения либеральных и демократических положений, касающихся едва ли не в первую очередь демократизации избирательной системы и в целом совпадающих с требованиями «Круглого стола». Так, при всех неприязненных репликах по поводу «патологического существования имперской России», авторы программных документов, критикуя правящий режим в РТ, апеллируют... к Конституционному суду РФ!

Г. Галиуллин и движение «Омет» стали быстро сближаться с Народно-патриотическим союзом, а затем и с «Круглым столом». Именно Г. Галиуллин считается инициатором одной из наиболее примечательных за последние два года акций объединенной оппозиции - политической голодовки летом 1999 г. [5].

Голодовка как средство политической борьбы использовалось за последние годы в Татарстане неоднократно и почти всякий раз - в связи с избирательным процессом. Одной из первых политических голодовок подобного рода была голодовка врача М. Хафизова весной 1990 г. Он протестовал против незаконных действий Д. Зарипова, секретаря Центризбиркома, отказавшего ему в регистрации. Голодовка закончилась успехом. Этот метод борьбы был быстро подхвачен этнонационалистическими силами, пользовавшимися негласной поддержкой властей. В мае 1991 г. Ф. Байрамова и еще 18 активистов этнонационального движения объявили голодовку в знак протеста против проведения выборов президента России на территории Татарстана. Неофициально голодающие поддерживались властями [6], и эта акция была использована как повод для официальной отмены проведения данных выборов. Однако ирония истории заставила Ф. Байрамову через девять лет принять участие в голодовке, одной из целей которой было приведение избирательного законодательства Татарстана в соответствие с российским.

На 21 июля 1999 г. была назначена пленарная сессия Государственного Совета РТ, в повестку дня которой было включено принятие закона «О выборах народных депутатов РТ», существенно отличающегося - и в худшую сторону - от федерального. Оппозиция решила использовать шанс. 7 июля 1999 г. 27 политических партий и общественных организаций приняли Заявление, в котором содержались следующие требования:

- гарантии для граждан Татарстана избирательных прав на уровне не ниже гарантий избирательных прав граждан РФ;
- отмена выборов по административно-территориальным округам, выборность глав администраций или назначение их Госсоветом;
- введение смешанной системы выборов в Госсовет;
- создание профессионального парламента (ибо депутаты Госсовета должны работать, как правило, на профессиональной основе; однако исключений в данном случае больше, чем правил)[7].

Политическая голодовка была назначена на 19 июля, поскольку иначе у оппозиции не было надежды быть услышанной Госсоветом и Президентом. Всего в ней приняло участие 16 человек. Политический спектр был представлен очень широко. Левые силы: два лидера КПРТ - А. Салий (депутат ГосДумы, первый секретарь КПРТ), Р. Садыков (секретарь КПРТ по идеологии, председатель оргкомитета акции протеста) и М. Капранова (»Трудовая Россия»). Этнонациональное движение: Ф. Байрамова (»Иттифак»), Р. Юлдашев (Союз татарской молодежи «Азатлык»). Демократическое движение: И. Султанов (пред. исполкома блока «РиЗ»), Д. Галяутдинов (»Правое дело»)[8]. Автор приносит искренние извинения тем, кого он не смог или не сумел назвать.

Голодовка проходила достаточно тяжело: ее участники потеряли от 6 до 15 кг. Н. Валеев, представитель милли меджлиса, был госпитализирован, а женщины вышли из голодовки после того, как почувствовали серьезное ухудшение здоровья [9].

В ходе голодовки высказывались и новые соображения о реформе избирательной системы. Так, А. Салий предложил, в соответствии с общепринятой в демократических странах практикой, формировать избирательные комиссии на треть из представителей общественных организаций, на треть - от представителей партий, имеющих думские фракции. И лишь последняя треть должна назначаться местными чиновниками [10].

Власти, однако, реагировали на голодовку с подчеркнутым хладнокровием. Голодающие встречались с Председателем Госсовета Ф. Мухаметшиным. Самая мягкая характеристика встречи - «абсолютно бесполезная»[11]. Сам же Ф. Мухаметшин заявил агентству «Татар-информ», что видит в голодовке лишь средство привлечь внимание к ее участникам, не считает нужным вводить в РТ выборы по партийным спискам, а лишение глав администраций права быть депутатами находит крайне недемократичным [12].

Требования участников акции протеста не оказали какого-либо воздействия на депутатов Госсовета: закон о выборах был принят в предложенном виде и направлен на подпись президенту. 30 июля 1999 г. голодовка была прекращена. Участники акции протеста заявили о переходе к активным политическим действиям. В частности, были отозваны представители «Круглого стола» из Центризбиркома, проведена пресс-конференция в ГосДуме РФ, пеший марш протеста из районов Татарстана в Казань [13].

Хотя участники акции не смогли добиться поставленной цели, голодовку нельзя назвать безрезультатной. Ее поддержали некоторые общероссийские партии (ДВР, «Яблоко», КПРФ) и просто рядовые граждане. Минюст и Центризбирком РФ указали властям Татарстана, что избирательная система республики противоречит федеральным нормам. Голодовка показала также, что изменений законодательства, неугодных власти, нельзя добиться в ходе акций протеста, пусть даже и неординарных. Такие изменения могут быть осуществлены лишь в результате интенсивного давления федерального центра или же системного кризиса режима, сопровождающегося высокой активностью масс (как в 1989-1990 гг. ).

В 2000 г. , после отмены Конституционным судом РФ ряда положений Конституции РТ и начала административной реформы, «Круглый стол» обнародовал еще несколько заявлений. Вместе взятые, они представляют программу достаточно радикальной трансформации политической системы Татарстана. «Круглый стол» потребовал ликвидации в Татарстане института президентства и введения в республике парламентского правления (возможно, это требование - результат влияния КПРТ); срочное принятие демократических законов о выборах; роспуск Госсовета и избрание нового профессионального парламента; выборность глав администраций [14].

Назначение в сентябре 2000 г. досрочных президентских выборов в РТ и перспективы «третьего срока» М. Шаймиева вызвали крайне отрицательную реакцию «Круглого стола». 27 сентября «Круглый стол» потребовал отменить решение о переносе выборов на декабрь 2000 г. и провести их в предусмотренные законом сроки - в марте 2001 г. [15]. 9 октября Госсовет отменил свое прежнее решение, хотя, конечно, не «Круглый стол» тому причиной. Свою роль сыграло ужесточение позиции ЦИК РФ, которое, в свою очередь, отразило общую тенденцию к усилению контроля за ситуацией в субъектах РФ со стороны федерального центра, более нетерпимое отношение к проявлениям своеволия или «ползучего сепаратизма» в регионах. Госсовет де-факто признал справедливость и другого требования «Круглого стола» - привести закон о выборах президента РТ в полное соответствие с федеральным избирательным законодательством, что в настоящее время и делается (хотя и достаточно неторопливо).

Правда, не столь однозначной оказалась проблема «третьего срока», широко обсуждавшаяся в октябре-ноябре 2000 г. в республиканской прессе. Прохождение поправки депутата Госдумы РФ М. Бугеры к закону «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ», делает возможным для глав субъектов РФ избираться не два, а три раза. Как известно, данная поправка предлагает отсчитывать сроки пребывания в должности глав субъектов федерации от даты вступления упомянутого закона в силу - 16 октября 1999 г. Но радоваться тем, кто мечтает о «третьем сроке», пока особенно не стоит. Кроме того, что предстоит (на тот момент, когда я пишу эти строки) еще два чтения этого закона, уже первое чтение было проведено с нарушением регламента Думы. Любой законопроект может ставиться на голосование не более двух раз подряд, а 29 ноября 2000 г. думцы голосовали три раза. Теперь это решение может быть оспорено как незаконное в суде [16]. Впрочем, не исключено, что именно этого и добивались в Кремле - дать главам субъектов третий срок, но в любой момент иметь возможность забрать его обратно.

Что касается собственно президентских выборов в РТ, то некоторые организации, входящие в «Круглый стол», уже поторопились в начале октября 2000 г. выдвинуть собственного кандидата (Р. Садыков от КПРТ). Тогда было также достигнуто предварительное соглашение о том, что кандидаты от «Круглого стола» будут оказывать друг другу содействие, в частности в сборе подписей, и не будут вести агитации друг против друга. Уже ближайшее время покажет, скольких кандидатов смогут выдвинуть организации, входящие в «Круглый стол», и будут ли эти кандидаты в состоянии наладить эффективное взаимодействие.

Литература

1. Беляев В. А. Партийная система в Татарстане / Актуальные проблемы политического и социально-экономического развития страны (Тез. Поволжск. научн. -практ. конф. ), Казань, 1993. - С. 90.
2. Политический процесс: региональный вызов. - Казань: Матбугатйорты, 1999. - С. 84.
3. Известия. - 1995. - 21 марта.
4. Вечерняя Казань. - 1996. - 17 июля.
5. Независимая газета. - 1999. - 20 июля.
6. В. А. Якупова. 100 историй о суверенитете. Казань: Идел-пресс, 2000. - С. 75, 81.
7. Заявление политических партий, общественных организаций и движений Республики Татарстан, входящих в «Круглый стол» / Архив автора.
8. Провинция. - 1999. - N2. - 15 июля; Вечерняя Казань - 1999. - 20 июля; Новая Вечерка. - 1999. - 27 июля.
9. Новая Вечерка. - 1999. - 27 июля; Вечерняя Казань - 1999. - 30 июля.
10. Новая Вечерка. - 1999. - 27 июля.
11. Там же.
12. Там же; ср.: Вечерняя Казань. - 1999. - 20 июля.
13. Заявление участников политической голодовки в знак протеста против принятия антинародного избирательного законодательства. г. Казань, пл. Свободы, 30 июля 1999 г. / Архив автора; также см.: Вечерняя Казань. - 1999. - 31 июля
14. Заявление «Круглого стола» политических партий и движений Республики Татарстан «О ликвидации института президентства в РТ» / Архив автора; Десять лет по нисходящей. Заявление «Круглого стола» политических партий и движений Республики Татарстан / Архив автора.
15. Заявление политических партий, общественно-политических организаций и движений, входящих в «Круглый стол» Республики Татарстан, в связи с назначенными на 24. 12. 2000 г. выборами Президента Республики Татарстан. 27. 09. 2000 / Архив автора.
16. Казанское время. - 2000. - N47. - 7 - 13 декабря.


19 С. А. Сергеев - доцент кафедры государственного управления, истории и социологии Казанского государственного технологического университета, кандидат исторических наук.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2017  Карта сайта