Демократия.Ру




Кто прощает преступление, становится его сообщником. Вольтер (Мари Франсуа Аруэ) (1694-1778), французский философов-просветитель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


22.11.2017, среда. Московское время 06:10


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Джон Ловенхардт и Рубен Верхойл. Голосование на селе: выборы в Пестречинском районе Татарстана в декабре 1999 года

В среду 22 декабря 1999 года, еще до того как были установлены и оглашены официальные результаты выборов в Государственную Думу России 19 декабря 1999 года, президент республики Минтимер Шаймиев дистанцировался от их результатов. На встрече в Москве он объявил, что во вновь избранной Думе его движение «Вся Россия» отделится от движения «Отечество» и создаст отдельную депутатскую группу. Шаймиев и его коллеги по блоку в регионах согласились поддержать Владимира Путина и его блок «Единство» (»Медведь») (1). В его родном Татарстане блок «Отечество - Вся Россия» одержал победу. Но в целом по России результаты избирательного блока Евгения Примакова, Юрия Лужкова и Минтимера Шаймиева были разочаровывающими. Отчасти это было следствием яростной кампании в средствах массовой информации, организованной президентской «семьей», правительством Путина и их сторонниками.

В тот день, когда Шаймиев выступал в Москве, его назначенец в Казани, председатель Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан (ЦИК РТ), под воздействием возрастающего давления уступил и созвал в 15 часов пресс-конференцию. На протяжении двух предшествующих дней сообщения в республиканских СМИ, а также и за пределами Татарстана, отражали возрастающий цинизм в отношении того, что результаты выборов не были до сих пор оглашены. На первой странице «Вечерней Казани» от 21 декабря 1999 года основной заголовок вопрошал: «Татарстан огромнее Сибири и многолюднее Нью-Йорка?» Как объяснить, спрашивал журналист газеты Рустем Фаляхов, что ЦИК, находящийся в казанском Кремле, получил протоколы с официальными результатами из территориальных комиссий отдаленных сельских районов, в то время как результаты из городских комиссий г. Казани все еще отсутствовали? «Кроят нужную цифирь кандидатам от партии власти?» На следующий день корреспондент «Известий» Борис Бронштейн сообщил из Казани, что «агонизирующий подсчет голосов продолжается...» (2).

На предыдущих выборах Татарстан и небольшое число других регионов, таких как Башкортостан, были теми местами, где отмечались сильное давление на избирателей и даже прямые фальсификации. Это делалось для того, чтобы получить результаты выборов, угодные для руководителей. В июне 1996 года на президентских выборах в России задержка с опубликованием результатов в пяти районах г. Казани была необходима, чтобы получить дополнительное время для фальсификации результатов, что позднее нашло подтверждение при рассмотрении в Верховном Суде Российской Федерации.

На пресс-конференции 22 декабря на Марата Сираева, председателя ЦИК Татарстана, обрушился шквал вопросов относительно того, что в Татарстане опять задерживается оглашение результатов. Отвечая, Сираев опирался на два аргумента. Во-первых, он указал, что по закону его комиссия имела пять полных дней для обработки результатов выборов, «так что у нас сейчас остается еще два дня, не считая сегодняшнего». Тем не менее Сираев огласил «еще неокончательные официальные» результаты думского голосования по партийным спискам. В Татарстане проголосовало 72% избирателей и блок ОВР получил 40. 7% голосов. За КПРФ проголосовали 18. 1%, а за «Единство» (»Медведь») - 15. 7% (3). Его вторым аргументом было то, что избирательная комиссия должна была подсчитать от 5 до 7 бюллетеней, приходившихся на каждого избирателя (семь в городе Казани, пять в сельских районах республики), что намного больше по количеству, чем в соседних республиках. Общее число граждан проголосовавших в республике, было 1 932 861. Таким образом, при наличии 3 000 участков для голосования, в среднем 644 избирателя на участок, среднее количество бюллетеней, подлежащих для обработки на участке составляло 3 866 штук.

Тогда как в России и за границей наибольшее внимание было сконцентрировано на выборах в Государственную Думу (2 бюллетеня), власти Татарстана решили использовать возможность для проведения также ряда республиканских и местных выборов. В столице Татарстана Казани избиратель получал дополнительно еще три бюллетеня для выборов в Госсовет - парламент республики (два для избирателей, не живущих в столице), один для выборов в городской совет (отсутствует вне Казани) и еще один бюллетень для выборов в районный совет. На участках для голосования все эти бюллетени, различающиеся по размеру от х листа формата А4 до А4 и двойного А4 набивались все вместе в одну урну для голосования. В результате многие избирательные комиссии потратили больше времени на сортировку содержания урн, чем на сам подсчет.

В данной статье нашей целью является исследование практики выборов в Татарстане и сравнение ее с процедурами, заложенными как в федеральном, так и в республиканском законодательстве Татарстана. Первая часть основывается на опубликованном законодательстве. Наблюдения за практикой выборов во второй части основываются на данных, собранных во время двух визитов в республику. В период с мая по июль 1996 года, во время президентских выборов в России, один из авторов данной статьи, Джон Ловенхардт, был долгосрочным наблюдателем в Казани от Бюро Демократических Институтов и Прав Человека ОБСЕ и посетил несколько сельских районов республики. В день голосования 16 июня он был на избирательных участках нескольких сел Пестречинского района. Некоторые из его наблюдений, в частности те, которые касались основ фальсификаций, сделанных в Казани, были опубликованы в марте 1997 года (4). Второй визит, состоявшийся с 18 по 22 декабря 1999 года, был совместным для авторов данной статьи. Авторы были приглашены Уполномоченным по Правам Человека в Российской Федерации. В день выборов они посетили те же села, что и в 1996 году, а во время подсчета вечером были на том же участке в деревне N, где первый автор присутствовал на подсчете в июне 1996 года. И, наконец, данная статья основывается на данных 12 местных наблюдателей на выборах, встреча с которыми состоялась в Казани 21 декабря 1999 года. Эти местные наблюдатели были из числа тех более, чем 600 наблюдателей, которые на протяжении предшествующих двух лет обучались на курсах в рамках программы, осуществленной Казанским отделением Международной Правозащитной Ассамблеи при сотрудничестве с Институтом Восточноевропейского Права и изучения России Университета г. Лейден (Нидерланды), и с Институтом изучения Центральной и Восточной Европы Университета г. Глазго (Соединенное Королевство), при поддержке Министерства Иностранных Дел Нидерландов.

Законодательство

Избирательное законодательство России разработано в очень короткий промежуток времени. Тем не менее к моменту выборов в декабре 1999 года в стране имелся внушительный свод правил, руководств и рекомендаций. Выборы в декабре 1999 года регулировались двумя главными законами. Первым был федеральный «Закон об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (5), который обеспечивал общий порядок выборов. Второй закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» в значительной степени повторял соответствующие положения «Основных гарантий» и добавлял особенности федеральных парламентских выборов (6). Оба закона вместе охватывают почти все мыслимые аспекты избирательного процесса. Как бы ни оценивать избирательную систему России, по нашему мнению, в рамках данной системы ее законы предоставляют достаточно твердый базис. Единственный недостаток - это перегруженность слишком подробным описанием деталей и бюрократический, плохо понятный язык, которым они написаны. Центральная избирательная комиссия РФ выпустила инструкцию для членов участковых избирательных комиссий с целью объяснения различных выборных процедур (7). Но данный буклет содержит преимущественно выдержки из текстов законов и мало, что объясняет в процедурах.

Избирательное законодательство Татарстана менее объемно и местами значительно менее детализировано. Законы и процедуры по выборам в законодательное собрание Татарстана, Госсовет, были заложены в «Законе о выборах народных депутатов Республики Татарстан» (8). «Закон о выборах народных депутатов местных советов народных депутатов Республики Татарстан» регулировал выборы в местные советы (9). В этих документах отражен особый статус республики внутри Российской Федерации. Во многих отношениях они отличаются от федерального законодательства, а иногда находятся в прямом противоречии с ним. Теперь мы обратимся к избранным аспектам организации выборов в декабре 1999 года, которые были особенно важны для нашего наблюдения на избирательных участках Пестречинского района.

Борьба за места в Думе ведется на основании смешанной избиратель ной системы. Избирательная формула сочетает мажоритарное голосование и пропорциональное представительство, что приблизительно можно сравнить с японской системой после 1994 года. Эту формулу ввели в действие в 1993 году и она сохранялась как на выборах 1995, так и 1999 года. Из 450 депутатов Думы 225 избирались по одномандатным избирательным округам и 225 по федеральному избирательному округу посредством «партийных списков»; те и другие избирались независимо друг от друга (10). Хотя голосование по партийным спискам охватывало всю Россию как единый федеральный округ, элемент федерализма был в нем представлен, и, по-видимому, под давлением Совета Федерации - верхней палаты Российского парламента. Избирательные объединения выдвигали две категории кандидатов. Первая составляла так называемую «общефедеральную часть федерального списка», включающую максимум восемнадцать кандидатов. Оставшаяся часть партийного списка резервировалась для второй категории, «региональной группы кандидатов». Смысл данной устройства не является просто косметическим: «региональные» кандидаты получали места в парламенте согласно своему списку в зависимости от доли, которую получал их список в соответствующем регионе (11). Для голосования по партийным спискам устанавливался пятипроцентный рубеж (12). Победитель в одномандатном округе должен получить больше голосов, чем его соперники и чем число голосов, поданных «против всех» кандидатов (13). Требуемая явка избирателей, при которой выборы считаются состоявшимися, равна 25% как для кандидатов в одномандатных округах, так и для кандидатов, баллотирующихся по партийным спискам. Каждый избиратель может голосовать только за одного кандидата в одномандатном округе и за один федеральный список. Последний закрытый, т. е. избиратели не могут выразить какие-либо предпочтения отдельным кандидатам.

В отличие от федерального парламента, Госсовет Татарстана является однопалатным органом. Он состоит из 130 депутатов, которые избираются не реже, чем раз в пять лет. Срок полномочий предыдущего парламента заканчивался в марте 2000 года, но власти Татарстана решили провести выборы раньше срока и одновременно с федеральными выборами в Думу. В период подготовки к этим совместным выборам казанский журналист Лев Овруцкий направил в Верховный Суд Татарстана иск, суть которого в том, что различия в величине округов по Татарстану превысили установленные границы, 10% по федеральному закону и 15% по татарстанскому закону, соответственно (14). Выборы в Госсовет пришлось бы отложить в случае удовлетворения иска Овруцкого, однако этого не произошло. 24

Парламентарии Татарстана как на республиканском, так и на местном уровне избираются в одномандатных округах. В зависимости от результатов это может происходить в один или два тура. Если ни один кандидат не получит более половины от числа поданных голосов, то необходим второй тур, в котором принимают участие два кандидата, занявших первое и второе место в первом туре. Если менее 35% от числа зарегистрированных избирателей придут на избирательные участки, то выборы считаются несостоявшимися и объявляются новые выборы. То же самое происходит, если количество проголосовавших «Против всех» больше, чем число голосов, поданных за кандидата, набравшего наибольшее количество голосов (15).

В то время как по федеральному закону количество кандидатов в день голосования должно превышать количество кандидатских мандатов, законодательство Татарстана откровенно позволяет выборы с одним кандидатом в бюллетене. Избирательный бюллетень может содержать «любое количество кандидатов» (16). Только если ни одного кандидата не остается в день голосования, выборы в соответствующем избирательном округе откладываются (17). Безальтернативные выборы или «выборы без выбора», как называют их критики, это общеизвестная практика в Татарстане. Далее Федеральный закон об основных гарантиях попытался устранить использование служебного положения в правительстве или в средствах массовой информации. Кандидаты, занимающие государственные посты, а также должности в СМИ, должны складывать полномочия на время предвыборной кампании. Закон ясно говорит, что государственные органы, органы местного самоуправления и государственные деятели отстраняются от агитации (18). Законодательство Татарстана не содержит подобных положений.

Все эти вышеупомянутые избирательные законы ясно гласят, что избирательные участки должны быть организованы таким образом, чтобы члены участковой избирательной комиссии могли наблюдать за всем помещением. Они должны иметь возможность наблюдать за всем процессом голосования, за исключением, разумеется, того, как делаются пометки в бюллетене. Избирателям должна быть предоставлена возможность делать это самостоятельно в кабинах для голосования. Без их просьбы, ни один человек не может сопровождать их (19). Последний аспект касается процедуры подсчета голосов. Оба федеральных закона ясно гласят, что подсчет голосов должен производиться открыто. Бюллетени должны подсчитываться и результаты должны оглашаться вслух. Более того, согласно избирательному закону в Думу, всем уполномоченным лицам, включая (международных) наблюдателей, должен быть гарантирован доступ к подсчету и должна быть дана возможность проверить его (20). Законы Татарстана, напротив, не обеспечивают такой открытости. Действительно, наблюдатели имеют право присутствовать при подсчете голосов (21). Но избирательные комиссии не обеспечены дальнейшими инструкциями, чтобы облегчить наблюдение. В действительности оглашение вслух сопровождает только подсчет неиспользованных или испорченных бюллетеней. Законы Татарстана значительно не отличаются от федеральных в том, что перед началом подсчета голосов участковым избирательным комиссиям следует завершить работу со списками избирателей. Это означало среди прочего, что перед тем как открыть урны, комиссии должны были точно установить, сколько бюллетеней было вручено зарегистрированным избирателям и сколько бюллетеней выдано избирателям по открепительным талонам (22). Избирательные законы Татарстана лишь недавно переписаны заново для внесения в них метода «положительного» голосования, что привело их в этом отношении в соответствие с федеральными законами и означало значительный шаг вперед (23). На прежних выборах избирателям надо было вычеркивать имена всех кандидатов, за которых они не голосовали. Кандидат, «оставшийся» в списке, считался тем, за кого отдан голос, точно так, как это было при безальтернативных выборах в советские времена. Тогда, голосование «против» требовало от избирателя что-то делать с бюллетенем, таким образом демонстрировать свои политические предпочтения (т. е. неприязнь) перед чиновника ми участковой комиссии. Эта технология голосования была отменена в России в начале 1990-х годов, но оставалась в Татарстане вплоть до 1999 года. Лишь в декабре 1999 года голосование за определенного кандидата или партию - будь то в парламент России, или Татарстана, означало написание «любого знака» в квадрате напротив фамилии данного кандидата, т. е. креста, галочки, кружка, неважно чего (24).

Наблюдение

В своей предвыборной листовке Георгий А. Никонов, кандидат в депутаты в Казанский городской совет призвал избирателей своего округа голосовать за него, вычеркнув все фамилии из бюллетеня за исключением его фамилии. Поскольку в избирательном законодательстве Татарстана техника голосования изменена, он на самом деле призвал избирателей опустить в урну недействительный бюллетень. Его призыв - яркий пример самоотрицающего предсказания. В Казани ходили слухи о другом кандидате в депутаты, который оказался гораздо более хитрым: он предложил, чтобы те, кто хотел проголосовать за него, ставили рядом с его фамилией в бюллетене галочку, а те, кто против - ставили там крест (25).

В 7. 30 утра в воскресенье 19 декабря избирательный участок в покрытой темнотой и снегом деревне N___ Пестречинского района кипел жизнью. Присутствовали и глава местной администрации, и директор сельскохозяйственной фирмы, в которой работают жители села, хотя оба они не играли в этот день официальной роли. Председатель участковой избирательной комиссии и десять ее членов уже запечатали, в нарушение положений закона, две стационарные и две переносные урны для голосования - последние предназначены для тех избирателей, которые неспособны сами прийти на избирательные участки. Двум местным наблюдателям невозможно было проверить, являются ли они пустыми или нет до тех пор, пока председатель не приказала их открыть для проверки по просьбе международного наблюдателя также, как это было в 1996 году. В 8 утра ровно, получив знак от главы администрации, женщина-председатель на родном татарском языке объявляет об официальном начале голосования. В течение всего дня и вплоть до подписания протоколов поздней ночью все переговоры между ней и другими присутствующими официальными представителями велись на татарском языке.

Лишь несколькими секундами позднее в двери появился старейшина деревни, ветеран войны, которого почтительно приветствовали все присутствующие и пригласили проголосовать первым. Наблюдателям нетрудно было заметить, что местные власти, которые контролируют членов участковой комиссии, хорошо подготовились ко дню голосования. За деревенским старейшиной потянулась толпа других пожилых жителей, которые обступили стол, за которым сидела комиссия с тем, чтобы каждый мог получить свои пять бюллетеней. Спустя несколько минут ситуация на маленьком участке для голосования (приблизительно 34 квадратных метра) стала трудно поддаваться контролю как со стороны членов комиссии, которые по закону должны следить за кабинами и урнами, так и для наблюдателей.

К 9. 20 утра на участке в соседней деревне явка избирателей была более 15% и там царил такой же хаос. Из-за образовавшейся толпы наблюдателям невозможно было проверять, что именно происходило на столе, за которым регистрировали избирателей и выдавали им бюллетени. Два человека, мужчина и женщина, находясь перед тремя кабинами для голосования, сопровождали каждого второго или третьего избирателя в кабину; затем они возвращались, весело переговариваясь. Замечено, что один человек проголосовал четыре раза. Ситуация и поведение на этом избирательном участке были такие же, как и в 1996 году, когда наблюдались многие сходные нарушения избирательного законодательства. Подобно советским временам, создавалось общее впечатление всенародного праздника, когда населению помогают делать «правильный выбор». Летом 1996 года таким выбором, «рекомендованным» Минтимером Шаймиевым, был Борис Ельцин,. Теперь это был блок ОВР плюс связка шаймиевских протеже на места в республиканском и местных советах. Необходимость опустить сразу 5 бюллетеней и высокая явка избирателей привели к тому, что перед тремя кабинами образовались очереди. Многие не стали дожидаться очереди к кабинам, они находили место возле них, чтобы поставить свои отметки в бюллетенях. Процесс голосования осуществлялся на столах, на подоконниках, на коленях и даже на самой урне. К 7 часам вечера, когда оба автора данной статьи вернулись в сельскую местность после посещения нескольких городских участков, явка избирателей на одном из сельских участков, как сообщали, была 98%.

После окончания голосования столы были придвинуты друг к другу, образовав пространство для подсчета площадью не более 4. 5 кв. , и одиннадцать членов комиссии заняли места вокруг. Площадь стола была настолько мала, что урну на нем нельзя было опустошить в один заход и ее пришлось переворачивать над столом три раза с получасовыми интервалами. Размещенным вдоль длинной стены наблюдателям, как местным, так и международным, невозможно было наблюдать ни за разделением пяти различных бюллетеней друг от друга, ни за реальным подсчетом голосов. Вразрез с требованиями федерального закона об основных гарантиях, подсчет голосов и подведение итога не оглашались председателем вслух. В 1996 году один из международных наблюдателей, присутствававших на данном избирательном участке видел, как несколько бюллетеней «за» Зюганова было переложено в «стопку Ельцинских бюллетеней» и сумел заставить председателя согласиться на пересчет бюллетеней. На этот раз, однако, наблюдатели не видели ни одного бюллетеня и просто-напросто были вынуждены ждать протоколы с итоговыми результатами несколько часов.

Работа со списками продолжалась в течение всех четырех часов, в течение которых члены комиссии сортировали и подсчитывали около 3700 бюллетеней. По закону подсчет всех сумм в списках избирателей должен заканчиваться, а списки закрываться и опечатываться до начала подсчета голосов. В действительности было отмечено, что несколько членов комиссии пересчитывали и суммировали фамилии в списках вновь и вновь. Поскольку общение между председателем и членами велось на татарском языке, невозможно было понять, требовались ли пересчеты списков для того, чтобы согласовать все суммы, относящиеся к избирательным бюллетеням.

Между тем комиссия готовила итоговые результаты для 5 протоколов, состоящих из 4 страниц, по 3 копии каждый. Все они должны быть заполнены рукописно и подписаны каждым из одиннадцати членов комиссии. Более того, все цифры в протоколах должны быть написаны также словами. Когда итоги были, наконец, показаны наблюдателям, оказалось, что проголосовали 738 из 748 зарегистрированных избирателей, что составляло 98. 7%. Некоторые местные кандидаты имели особенно большой успех. Шайхулла Насыбуллин был единственным кандидатом в бюллетене на выборах в районный совет и он же был кандидатом (с одним конкурентом) в парламент Татарстана. На выборах в первый совет он получил 738 из 738 голосов, а во второй - 711 из 738 голосов (21 голос получил Рафик Мухаммадиев, 3 голосовали «против» и 3 бюллетеня испорчено). За другое место в парламент Татарстана в этом округе 673 из 728 действительных бюллетеней подано за кандидата Рустама Калимуллина и лишь 49 за другого кандидата; 6 подано «против обоих». Местные выборы, таким образом, дали для двух кандидатов-победителей процент, равный 100, 96,3 и 92,4, результаты, которые кажутся невероятным и, если не учитывать сочетание манипуляций и давления со стороны местных властей на избирательных участках.

Подобную же степень единодушия избиратели этой татарской деревни проявили на выборах в Государственную Думу РФ. В партийных списках ОВР, партия, поддерживаемая Шаймиевым, получила 96,2% из 738 голосов, а коммунистическая партия - 3,8%. Как ни удивительно, но итоги показывают, что ни одна из остальных 25 партий не получила здесь ни одного голоса и ни один из жителей этой деревни не проголосовал против всех партий, и также не было ни одного недействительного бюллетеня. В одномандатном округе, где было 7 кандидатов, победитель Флюра Зиятдинова получила 656 из 736 действительных голосов, или 89 процентов.

Заключение

К сожалению, невозможно установить, до какой степени данные открытия в избирательной практике, обнаруженные в татарских деревнях, типичны для Российской Федерации в целом. Сравнение с сообщениями о голосовании в Казани создает впечатление, что основная линия раздела проходит между городом и селом: практика голосования в городе чаще согласуется с требованиями избирательных законов. Но сравнительные данные по всей Федерации отсутствуют. Хотя в 1999 году ОБСЕ вновь посылала 500 международных наблюдателей во все регионы страны, механизмы сбора и передачи подробной информации и создания надежного (достоверного) доклада еще не созданы. Трудно избавиться от впечатления, что наблюдение ОБСЕ за выборами в Думу служит в основном лишь ритуальным пропагандистским целям.

В России мало что осталось сделать для усовершенствования избирательного законодательства. С юридической и технической точки зрения ее избирательные законы являются одними из лучших в мире. Если местные власти в любой части этой огромной страны преданы идее свободных и честных выборов, то они имеют для этой цели превосходный инструмент, который им предоставило федеральное законодательство. Но существует проблема, когда, как в Татарстане, региональное законодательство отличается от федеральных норм и региональные выборы проходят одновремен но с федеральными. В данном случае создается «пространство неопределенности», которое позволяет местным начальникам манипулировать голосованием и подсчетом, что и случилось, по-видимому, в сельской местности в Татарстане и в 1996, и в 1999 годах.

Примечания

1. RFE/RL Newsline, 23 декабря 1999.
2. Известия, 22 декабря 1999.
3. М. Сираев на пресс-конференциии 22 декабря 1999, запись выполнена первым автором. За день до этого газета «Вечерняя Казань» объявила, что в ЦИК в Москву посланы следующие результаты: 48. 6 процентов за ОВР, 15. 3 процентов за Единство и 14. 1 процентов за КПРФ.
4. John Lowenhardt, `The 1996 Presidential Elections in Tatarstan', The Journal of Communist Studies and Transition Politics, Vol. 13, No. 1 (March 1997), pp. 132-44. Сокращенный журнальный перевод статьи на русский язык: Джон Ловенхардт. Выборы Президента России в Татарстане. Открытая Политика, No 5(20), 1997 стр. 76-82. Полный перевод: см. настоящий сборник стр. 228-241
5. Федеральный закон No. 124-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», 19 сентября 1997, Собрание законодательства РФ 38 (1997) документ 4339; поправки к нему в Федеральном законе No. 55-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», 30 марта 1999, Собрание законодательства РФ, 14 (1999) документ 1653, ниже «Федеральный закон о гарантиях».
6. Федеральный закон N 121ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», 24 июня 1999, Российская газета,1 и 3 июля 1999, ниже «Закон о выборах в Думу».
7. Центральная избирательная комиссии Российской Федерации, Рабочий блокнот члена участковой избирательной комиссии, Москва 1999.
8. Закон Республики Татарстан N2244xii О выборах народных депутатов Республики Татарстан, 29 ноября 1994, с поправками от 21 июля 1999, «Избиратель Татарстана» (Журнал Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан), специальный выпуск, 1999, ниже «Закон о выборах в Госсовет»
9. Закон Республики Татарстан N2248xii О выборах народных депутатов местных советов народных депутатов Республики Татарстан, 30 ноября 1994, с поправками от 21 июля 1999, «Избиратель Татарстана», специальный выпуск, 1999, ниже «Закон о выборах в местные советы».
10. Ельцин первоначально предполагал, что в нижней палате будет 400 депутатов, из которых 130 должны избираться по общенациональным партийным спискам и 270 по одномандатным округам (Указ Президента РФ No. 1400 О поэтапной конституционной реформе в РФ; Положение о федеральных органах власти на переходный период; Положение о выборах депутатов Государственной Думы, 21 сентября 1993, Собрание актов Президента и Правительства РФ 39 (1993) документ 3597). Преобразование парламента к современному виду является предметом дискуссий среди российских политиков.
11. Статья 39 `Закона о выборах в Думу'. Закон, однако, детально не предписывает, как должны составляться региональные списки. Теоретически возможно, что партийный список будет состоять из общефедеральной части и только одного регионального списка.
12. Т. е. если по меньшей мере два списка, преодолевшие этот порог, получат вместе больше, чем 50% голосов, отданных за федеральные списки. В случае, если партии преодолевшие пятипроцентный порог, получат меньше половины голосов, поданных за федеральные списки, порог понижается (Статья 80 Закона о выборах в Думу). Это снижение было ответом на результат выборов в Думу в 1995 году, который оставил около половины избирателей не представленными в Думе.
13. Статья 79 Закона о выборах в Думу.
14. Время и деньги, 4 октября 1999; IEWS Russian Regional Report, internet edition, 14 October 1999; Известия, 22 ноября 1999.
15. Статья 33 Закона о выборах в Госсовет; Статьи 35 и 38 Закона о выборах в местные советы.
16. Статья 32 Федерального закона о гарантиях; Статья 30 Закона о выборах в Госсовет; Статья 26 Закона о выборах в местные советы.
17. Статья 22 Закона о выборах в Госсовет; Статья 19 Закона о выборах в местные советы.
18. Статьи 36 и 37 Федерального закона о гарантиях.
19. Статьи 49 и 52 Федерального закона о гарантиях; Статьи 70 и 73 Закона о выборах в Думу; Статьи 29 и 31 Закона о выборах в Госсовет; Статьи 28 и 29 Закона о выборах в местные советы.
20. Статья 56 Федерального закона о гарантиях; Статья 77 Закона о выборах в Думу.
21. Статья 8 Закона о выборах в Госсовет; Статья 8 Закона о выборах в местные советы.
22. Статья 32 Закона о выборах в Госсовет; Статья 31 Закона о выборах в местные советы.
23. Статья 52 Федерального закона о гарантиях.
24. Статья 31 Закона о выборах в Госсовет; Статья 29 Закона о выборах в местные советы.
25. О близком к этому варианте сообщал наш коллега Г-н Мартин Дьюхирст (Mr Martin Dewhirst) из Курской области. Там организация Единство (»Медведь») распространяла новую газету «Курский медведь», выпуск 0 от 14 декабря. С помощь графических иллюстраций эта газета сообщала читателям, что если они хотят голосовать за Единство, то они должны поставить галочку в квадрате 14, а если они хотят голосовать за другую партию -они должны поставить в квадрате 14 знак минус. Таким образом избиратели, голосующие не за Единство, должны бы сделать недействительными свои бюллетени. Копия «Курского медведя» имеется у авторов.


23 Настоящий текст является переводом статьи опубликованной в Journal of Communist Studies and TransitioNPolitics, Vol. 16, No 3 (September 2000), pp. 113-122. Перевод Н. Лелека.

24 С материалами судебного процесса Овруцкого против ЦИК РТ, который продолжается и в конце 2000 года, можно ознакомиться по статьям Овруцкого из этого сборника (прим. ред. )

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2017  Карта сайта