Демократия.Ру




Нищему пожар не страшен. Древняя мудрость


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


31.05.2016, вторник. Московское время 17:12


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Джон Ловенхардт. Выборы президента России 1996 года

10 июля 1996 года, неделю спустя после того как Президент Ельцин выиграл свои повторные выборы, Верховный Суд Российской Федерации определил, что «неустановленные лица» сфабриковали фальшивые документы первого раунда выборов 16 июня 1996 года. Суд нашел, что в различных копиях одни и тех же протоколов пяти районов города Казани отличались числа избирателей, подавших голоса за нескольких кандидатов, а также обнаружил, что подписи членов избирательных комиссий на этих различных копиях протоколов по одному округу «существенно различаются». Суд под председательством судьи Александра Федина передал дело в Прокуратуру Российской Федерации для проверки и для возможного возбуждения уголовного дела по статье 133 Уголовного Кодекса [1].

Руководители одной из наиболее самовольных республик России, очевидно, сделали ошибку. Они обещали Борису Ельцину блестящую победу в Татарстане в первом туре выборов 16 июня, что было вопросом чести для Минтимера Шаймиева, Президента Татарстана и друга Бориса Ельцина [2]. Однако республика оказалась способной создать разницу голосов между двумя лидерами только в 4730 голосов (0. 25 процента от числа действительных голосов) после того, как, по крайней мере, 35000 голосов (а возможно более, чем 45000) были незаконно перемещены от Зюганова (по-крайней мере 9304), Лебедя, Явлинского и Жириновского к Ельцину до того, как официальные результаты были посланы в Центральную избирательную комиссию в Москву. На самом деле выиграл Зюганов.

Общий фон событий

Татарстан, республика в Российской Федерации по размерам примерно равная Ирландской Республике, имеет население немногим более 3. 7 миллиона жителей, почти половина из которых татары [3]. Конституция Татарстана провозглашает республику «суверенным демократическим государством, которое выражает волю и интересы всего многонационального народа республики», в котором «вся власть принадлежит народу» [4]. Газета «Нойе Цюрхер Цайтунг» в апреле 1995 охарактеризовала Татарстан как «жестко контролируемое ханство» [5]. Такой результат получен частично благодаря популярности президента Шаймиева, частично благодаря мифам, которые он создает, и частично благодаря умелому использованию президентом, опирающимся на мифы и популярность, выборных процессов для упрочения своего правления.

Административно республика состоит из 43 сельских районов и 11 городов. Столица Казань с населением 1. 1 миллиона человек, намного превышающим население других городов, поделена на семь городских районов. Таким образом, общее число административных единиц составляет 61. Главы администраций этих районов и городов назначаются и снимаются с должности президентом республики, при условии, что назначение должно одобряться советом депутатов района или города [6]. Однако, 36 из 54 глав администраций районов и городов являются одновременно председателя ми «своих» советов - что позволяет им председательствовать на процедуре одобрения своего собственного назначения. Более того, после выборов, состоявшихся в марте 1995 г. , все 43 главы администраций сельских районов, все семь глав администраций районов города Казани и два из 11 глав администраций городов стали депутатами парламента Татарстана, Государственного Совета, и тем самым пользуются депутатской неприкосновенностью [7]. Судьи в Татарстане назначаются (»избираются») этим парламентом [8]. Шестьдесят из 61 глав администраций являются депутатами советов своих районов. Это ядро из администраторов среднего уровня сейчас составляет 40 процентов общего числа парламентариев (всего их 130). После мартовских выборов 1995 года в Государственный Совет республики оппозиция была вытеснена из парламента и не будет преувеличением сказать, что законодательная, исполнительная и судебная власти в Татарстане находятся в руках небольшой группы назначенцев президента Шаймиева.

За последние несколько лет эта правящая элита была в большой мере «татаризована». В условиях, когда доля нетатарского населения в Татарстане составляет 51. 5 процентов, к апрелю 1995 года только 20 процентов глав администраций районов и городов и 25 процентов председателей районных советов не являлись этническими татарами [9]. Структура власти в республике является таковой, что администраторы среднего уровня наделены большой властью, которая ограничивается только президентом республики. Далее, насколько они зависят от президента Шаймиева, настолько же администраторы более низкого уровня зависят, что касается их положения и жизненных условий, от хорошего расположения к ним этой тесно связанной элиты среднего уровня. А в самом низу простые люди Татарстана, в значительной степени зависящие от этих администраторов.

Благодаря доходам от экспорта нефти (в 1995 году в Татарстане добыто 25 миллионов тонн), «Шаймиев заставил население поверить, что экономика работает», субсидируя в больших масштабах сельское хозяйство. Правительство, как заявил премьер-министр Мухаметшин, решает все: «где сеять пшеницу, где гречиху, а где рожь. Да, это вредно для района, это не имеет ничего общего с рынком, но приказы выполняются, так как мы не позволяем проводить выборы глав администраций» [10]. Президент Шаймиев и его окружение гордятся « мягким переходом Татарстана к рынку». Их критики, однако, характеризуют это как «прусский» вариант перехода, когда именно правящая элита и бюрократы получают все богатство [11]. Во время кампании за свое переизбрание 29 февраля 1996 года в Бугульме Шаймиев сказал, что районам пока рано быть самостоятельными, иметь свои собственные налоги, самим управлять или избирать своих глав администраций: когда придет время, я сам внесу такое предложение [12].

Выборы 1990-96

После окончания коммунистического правления и распада Советского Союза граждане Татарстана имели много возможностей принять участие в выборах и референдумах. В период между мартом 1990 и июлем 1996 в республике проводилось по меньшей мере 13 выборов и референдумов, в среднем около двух в год.

Первые из этих выборов проводившиеся в марте 1990, когда избирались Верховный Совет Татарстана, вновь учрежденный Съезд народных депутатов РСФСР и местные советы, привели к изменениям в составе представительных органов республики и оживлению политической жизни. Но вскоре новое руководство республики стало использовать выборы как инструмент для укрепления своей власти и консолидации своего правления.

12 июня 1991 Минтимер Шаймиев был избран президентом Республики Татарстан. Его имя было единственным в избирательных бюллетенях. В тот же день, когда 74 процента избирателей Российской Федерации выбрали своего первого президента из шести кандидатов, члены избирательных комиссий Татарстана были проинструктированы создавать препятствия избирателям в голосовании за российского президента; в итоге общая доля проголосовавших на российских президентских выборах в Татарстане в этот день составила только 36. 6 процента [13]. Это был период, когда Шаймиев обнаружил какую выгоду можно извлечь для себя, разыгрывая карту между руководством Российской Федерации и руководством Советского Союза. Низкая явка в Татарстане на российских президентских выборах в тот день была посланием Борису Ельцину: Татарстан не будет поддерживать российского президента до тех пор, пока республика не получит значительные уступки от Москвы [14].

Борьба за власть между Шаймиевым и Ельциным, уменьшенная копия борьбы Ельцина и Горбачева в 1990-91, длилась два с половиной года до 15 февраля 1994 года, когда они подписали договор и ряд соглашений - часть из них была засекречена на некоторое время - которые предоставили Татарстану особый статус внутри Российской Федерации [15]. Контроль над доходами от продажи нефти играл в тот период далеко не последнюю роль. В 1993 году Москва позволила властям Татарстана продать самостоятельно 4. 6 миллионов тонн из общего количества 7. 8 миллионов тонн, экспортируемых из республики [16]. Рыночная стоимость этих 4. 6 миллионов тонн была более, чем 336 миллионов долларов [17]. В течении этого периода республиканское руководство достигло новых успехов в понижении явки на российских выборах внутри своей республики. На двух российских референдумах (25 апреля и 12 декабря) и выборах (12 декабря - Федеральное Собрание) явка избирателей в Татарстане равнялась 22. 6 и 13. 4 процента соответственно. Эта низкая явка была результатом целенаправленной работы исполнительного аппарата президента Шаймиева [18].

Такое отношение резко изменилось после 15 февраля 1994 года. 18 января того года, президент, обращаясь к руководству республики, сказал, что «повторные выборы в Федеральное Собрание Российской Федерации, назначенные ЦИК России на 13 марта, могут состояться, если до этой даты будет подписан договор между Российской Федерацией и Татарстаном»[19]. Договор был подписан и 13 марта народ Татарстана избрал своих представителей в Государственную Думу Российской Федерации, в которой республика была «ассоциированным членом». Президент Шаймиев и председатель Верховного Совета Татарстана Мухаметшин были избраны в Совет Федерации - верхнюю палату российского парламента. Таким образом, договор был в значительной степени следствием существующего выборного законодательства и электоральной обстановки в Татарстане. Многие из этих следствий были, конечно, не случайными: давление местных администраторов на население радикально изменяло ситуацию. В некоторых сельских районах «12 декабря 1993 г. на выборы пришло несколько человек из 15-20 тысяч избирателей, а через три месяца, 13 марта, в этих же районах явка была от 90 до 99. 8 процента и, конечно, подавляющее большинство проголосовало за М. Шаймиева и Ф. Мухаметшина» [20].

Законодательство о выборах

На заседании Верховного Суда Татарстана в июне 1995 года Любовь Гусева, секретарь Центральной избирательной комиссии (ЦИК) Татарстана, заявила, что «так как Татарстан находится в составе Российской Федерации, но не в качестве ее субъекта, Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации» не действует на территории Татарстана» [21]. Закон, о котором шла речь, на территории Российской Федерации вступил в силу в декабре 1994 года. Власти Татарстана оправдывают свой отказ применять основной выборный закон России ссылкой на пункт договора 1994 года, в котором говорится, что Татарстан устанавливает собственную систему государственных органов РТ, порядок их организации и деятельности [22].

Позднее в 1995 году группа из 95 депутатов Государственной Думы обратилась с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации с требованием признать недействующими законы Татарстана о выборах депутатов Государственного Совета и местных советов [23]. Депутаты Думы перечислили ряд положений в выборном законодательстве Татарстана, которые нарушают федеральный закон об основных избирательных гарантиях. Они приходят к заключению, что эти нарушения «препятствуют гражданам Российской Федерации, проживающим на территории Республики Татарстан, воспользоваться всеми правами и свободами, предоставленными им Конституцией Российской Федерации» [24].

В течение последних пяти лет парламент принял законы о референдуме (1991), о выборах президента (1991,1995), о выборах депутатов Государственного Совета (1994) и о выборах местных советов (1994) [25]. В некоторых отношениях эта совокупность выборных законов сформулирована так, что это дает возможность местным администраторам не позволить гражданам Татарстана воспользоваться правами, которыми они обладают по федеральному закону. Так, например, на основе федерального закона декабря 1994 года наблюдатели на участках для голосования имеют право потребовать - и участковые комиссии обязаны предоставить - заверенные копии итоговых протоколов; в Татарстане же наблюдателям на избиратель иных участках часто отказывают в таких протоколах на том основании, что такое право не прописано в законах Татарстана.

Федеральный закон позволяет наблюдателям сопровождать переносные ящики; в Татарстане наблюдателей часто лишают такого права опять по той же причине, что оно не указано в законах Татарстана. То же самое происходит с правом наблюдателей, представляющих кандидатов, присутствовать во время подсчета в избирательных комиссиях всех уровней; законодательство Татарстана не упоминает такого права и, следовательно, члены избирательной комиссии могут по собственному желанию не допустить наблюдателей в помещение, в котором подсчитываются голоса или суммируются данные протоколов нижестоящих комиссий. Федеральный закон не разрешает проводить выборы, когда число кандидатов равно или меньше числа мандатов; в Татарстане законодательство разрешает проведение таких «выборов-без-выбора» [26]. Последнее, но немаловажное свойство: Татарстан продолжает сохранять «негативное» голосование советских времен, когда вычеркиваются имена кандидатов, против которых избиратель желает проголосовать. Федеральный закон однозначно устанавливает метод «положительного» голосования, при котором от избирателя требуется указать в бюллетене кандидата или партию, за которые он или она голосуют. Вспомним, что в Советском Союзе комбинация бюллетеней с одним кандидатом и метода «негативного» голосования являлась стержнем электоральной системы.

Расхождения между татарстанским и федеральным избирательным законодательством приводят к созданию путаницы, которая может быть использована членами избирательных комиссий, чтобы отрицать наличие тех или иных прав у наблюдателей, кандидатов или граждан, особенно в тех случаях, когда федеральные и татарстанские выборы происходят в один день. За несколько дней перед 16 июня 1996, например, противоречие между российским и татарстанским избирательным законодательством привело к тому, что избиратели Арбузовского территориального округа в Казани получили листовки со следующим текстом:

«Уважаемые избиратели
Арбузовского территориального избирательного округа!
Придя на избирательный участок 16 июня 1996 года для участия в выборах, Вы получите два бюллетеня. Один - по выборам Президента Российской Федерации, второй - по выборам народного депутата Республики Татарстан (в Государственный Совет Татарстана). Обращаем Ваше внимание на то, что в соответствии с Законами о выборах Российской Федерации и Республики Татарстан по форме заполнения бюллетеней имеется значительная разница. Если в бюллетене по выборам Президента Российской Федерации Вы должны проставить любой знак в пустом квадрате против фамилии того кандидата, ЗА которого Вы голосуете, то в бюллетене по выборам народного депутата Республики Татарстан Вы должны вычеркнуть фамилии кандидатов, ПРОТИВ которых Вы голосуете и оставить фамилию того кандидата, ЗА которого Вы голосуете.
Бюллетени. . . разного цвета и формата.
Будьте, пожалуйста, внимательны при заполнении бюллетеней!
Участковая избирательная комиссия»
(Выделение шрифтом как в оригинале)

Нет необходимости говорить о том, что в июне 1996 года власти были очень заинтересованы в том, чтобы помочь избирателям «сделать правильный выбор» на российских президентских выборах.

Электоральные культура и поведение

В 1996 году для населения Татарстана все еще было привычно сталкиваться с советским типом электорального поведения должностных лиц и местных властей во время выборов. Общепринятым убеждением было, что результаты выборов в Татарстане честным путем не получаются. Навыки и опыт должного поведения среди членов избирательных комиссий очень слабы, особенно за пределами городов. Приведем список, содержащий лишь небольшую часть разнообразных способов с помощью которых, как говорят члены местной оппозиции, в течении последних шести лет результаты выборов в Татарстане подвергались «влиянию» посредством неправильных действий официальных властей:

- Широко распространенная подделка списков избирателей: согласно нескольких докладов списки избирателей содержат значительное число «мертвых душ» (умерших или несуществующих людей) и кто-то голосует от их имени. Некоторые собеседники считают, что это является важным методом получения властями желаемых результатов.
- Давление местных должностных лиц на сельских избирателей с целью голосования за кандидата властей - «или иначе не просите корм для вашего скота этой зимой»; визиты на дом (часто оплаченные) «агитаторов» и давление на избирателей с тем, чтобы они проголосовали за представите лей истеблишмента в городах: «вы знаете, что вы зависите от нас». Этот метод, как сообщалось в докладах, использовался повсеместно.
- Фиктивное голосование (особенно в сельской местности): существуют утверждения, что протокол (содержащий результаты подсчета) заполнялся и подписывался утром до голосования и что никакого голосования в действительности не происходило.
- «Ошибки» во время подсчета, которые члены избирательных комиссий допускают в пользу одного определенного кандидата.
- Запугивание наблюдателей на избирательных участках.
- Замена бюллетеней в течении или после подсчета в пользу определенного кандидата.
- Прямые фальсификации итоговых протоколов в тех случаях, когда все другие методы не достигли успеха.

Выборы президента Татарстана в марте 1996 года

Переизбранию президента Ельцина в июне-июле 1996 года предшествовало переизбрание в Татарстане собственного президента Шаймиева. 24 марта при явке 77. 9 процента полные энтузиазма 97. 1 процента избирателей проголосовали за него [27].

Находящийся у власти президент, законодательство, принятое в республике под его руководством, откровенное запугивание помогли населению сделать «правильный» выбор. Несмотря на препятствия, чинимые властями во время кампании по сбору подписей, два соперника Шаймиева смогли собрать достаточное для регистрации число подписей. Власть имущие пытались запугать Рамиля Габдрахманова, кандидата коммунистов и директора Казанского уксусного завода, арестовав его по сфабрикованному обвинению в убийстве коллеги и друга. Они держали его в тюрьме в течении двух дней. Пятеро из его сотрудников были заключены в тюрьму на 20 дней, где предпринимались попытки заставить их дать материал, компрометирующий Габдрахманова. Габдрахманов был освобожден только после того, как первый секретарь Коммунистической партии Татарстана и депутат Государственной Думы Александр Салий поставил этот вопрос в повестку заседания Государственной Думы в Москве [28].

Уверенные в способности властных структур республики обеспечить тем или иным путем победу президенту, Габдрахманов и другой кандидат Анатолий Васильев решили не регистрироваться и выбыли из борьбы [29]. В совместном заявлении от 28 февраля, адресованном Совету Европы, Президенту Российской Федерации и к властям Татарстана, оппозиционные партии и движения потребовали отмены выборов до тех пор, пока конституция Татарстана и законодательство о выборах не будут изменены таким образом, чтобы были гарантированы избирательные права граждан республики [30]. Они не были услышаны.

6 марта политический комментатор Елена Чернобровкина писала в газете «Вечерняя Казань»: «Да, 79 кандидатов на должность Президента России это, конечно, довольно комическая ситуация. Но наша татарстанская версия, когда президент является единственным кандидатом, является еще более забавной». В одной из своих многочисленных речей во время предвыборной кампании в Бугульме Шаймиев сказал, что он «огорчен» отсутствием конкурентов, хотя общественный блок РИЗ (»Равноправие и Законность», демократическое крыло оппозиции) «собирал какие-то подписи» [31]. Подобно Горбачеву ранее, Шаймиев является бывшим первым секретарем, ставшим президентом, который никогда не избирался на альтернативных выборах.

Российские президентские выборы в Татарстане

За два дня до перевыборов Минтимера Шаймиева в марте Александр Салий сказал, что «президентские выборы в Татарстане - нелигитимные, их в любой момент можно опротестовать в Конституционном Суде РФ. Но я не думаю, что это произойдет до 16 июня, так как у Ельцина и Шаймиева есть соглашение о разграничении беспредела»[32].

Российские президентские выборы в июне-июле происходили по двум федеральным законам: основной избирательный закон от 10 декабря 1994 и Федеральный закон о выборах Президента России [33]. Власти в Казани были вынуждены принять российский закон о выборах президента, но они оставили в сомнениях своих подчиненных относительно применимости основного избирательного закона РФ на территории Татарстана. Всего лишь три месяца ранее президент Татарстана был переизбран по татарстанскому выборному законодательству, и это могло легко привести к путанице, которая могла быть использована административным аппаратом республики, чтобы управлять результатами выборов так, как пожелает Президент Шаймиев. В течении нескольких недель, предшествовавших 16 июня, международные наблюдатели обнаружили, что среди многочисленных собеседников никто, за исключением государственных чиновников и членов избирательных комиссий, не ожидал, что выборы будут свободными и честными.

Действительно, в день выборов 16 июня и вскоре после него многие нарушения избирательных прав были обнаружены и доложены местным и международным наблюдателям и в Центральные избирательные комиссии Татарстана и Российской Федерации [34]. ЦИК Татарстана подверглась острой критике за небрежность, с которой она распространяла избиратель ную документацию избирателях, вносимых в дополнительные списки, и за недемократическое отношение и поведение этого органа в целом [35].

К тому времени, когда эти заключения стали достоянием общественности, ЦИК РФ уже была - или должна была быть - осведомлена о том, что власти Татарстана тайно изменяют результаты по республике для того, чтобы скрыть победу Зюганова. Не только Вадим Соловьев обратился с жалобой в Верховный Суд Российской Федерации 24 июня, но и ЦИК РФ сама зафиксировала значительную разницу между данными, которые были получены 17 июня по компьютерной сети из территориальных избирательных комиссий Татарстана и официальным результатом, который она получила вечером 18 июня из ЦИК Татарстана. Таким образом, 20 июня официальные лица Центральной избирательной комиссии РФ знали, или должны были знать, что результаты, которые они утверждали своими подписями, были частично основаны на фальсификациях. Здесь не место обсуждать чрезвычайно интересные детали событий, связанных с выборами июня-июля 1996 года. Вместо этого я сосредоточу внимание на вопросе, почему власти республики считали нужным заниматься фальсификациями такого типа, которые могли быть легко обнаружены. Учитывая структуру власти, трудно представить, что эти фальсификации были предприняты без согласия высшей исполнительной власти республики.

Очевидно, избиратели Татарстана не были такими послушными, как это ожидалось. 18 июня, за несколько часов до заседания ЦИК Татарстана, на котором был подписан республиканский протокол, «Вечерняя Казань» сообщила, что после подсчета 55 из 60 районов Зюганов был впереди Ельцина на 8. 26 процента (41. 79 и 33. 53 процентов соответственно). «На этот раз - писала Елена Чернобровкина - село, всегдашняя опора и надежда Шаймиева, игнорировало его призыв поддержать Ельцина и проголосовало за Зюганова. Порой с перевесом в два-три раза, как Актанышский район, родина М. Шаймиева». Поражение Шаймиева произошло не только потому, что много людей не получали долгое время зарплату и пенсии, но и из-за «беззастенчивого поведения глав администраций, превращающихся в баев» [37].

Контраст между суровыми экономическими условиями для простых людей и роскошным стилем жизни региональной элиты стал слишком разительным. Но что изменилось с марта, когда президенту Шаймиеву не хватило лишь 2. 9 процента до полной стопроцентной победы на выборах? Безусловно, за эти три месяца положение жителей села не ухудшилось, а богатство их начальства не увеличилось настолько радикально, чтобы объяснить такое изменение взглядов. Существенно изменили ситуацию поведение самого Минтимера Шаймиева и другой избирательный закон.

В первые месяцы года Шаймиев провел интенсивную кампанию за свое переизбрание, посетив почти каждый район республики, щедро раздавая обещания. Три месяца позже по административной лестнице прошло сообщение о надежде президента на то, что его подчиненные сделают правильный выбор и переизберут Бориса Ельцина, но сам Шаймиев не сделал никаких усилий, чтобы убедить людей, проголосовавших за него три месяца тому назад. Для многих это могло служить знаком, что президент Татарстана выжидает, наблюдая за тем, как закончится состязание между Ельциным и Зюгановым [38]. Многие сельские жители могли почувствовать, что уверенность президента в их послушности переросла разумные пределы, особенно, если учесть его невыполненные обещания. Главы администраций призывали своих подчиненных голосовать за Ельцина но, как сказал один член сельской территориальной избирательной комиссии, «они не организовывали визиты на дом, они слепо верили, что население пойдет за ними» [39]. Кроме этого, административная иерархическая структура Шаймиева, казалось, осмелилась ослушаться: наблюдались признаки того, что не все официальные лица, имеющие отношение к выборам, будут жалеть о победе Зюганова.

Существенно изменилось также законодательное обеспечение выборов. Хотя статус основного федерального избирательного закона был неопределенным, федеральное законодательство требовало создать условия, чтобы население делало выбор, и обеспечивало наблюдателей и представителей кандидатов твердыми основаниями для участия в выборном процессе.

Последние сумели получить достаточно документов (протоколов), чтобы доказать фальсификации, партитуры которых были написаны властями в казанском Кремле или поблизости от него.

Заключение

Давление, манипуляции, обман и, если это требует ситуация, откровенные фальсификации стали в последние годы на выборах в Татарстане нормой жизни. Но летом 1996 высокомерное самодовольство баев республики привело к тому, что на президентских выборах РФ большинство жителей села проголосовало против Шаймиева, но за Зюганова. Примечатель но, что Арск, районный центр, который посетил Ельцин за неделю до первого тура выборов, был одним из немногих сельских районов, где Ельцин одержал скромную победу [40].

Пять районов, результаты из которых еще не пришли поздним вечером 17 июня, были городскими районами Казани. Ожидалось, что они проголосуют за Ельцина и компенсируют Шаймиеву бледные результаты на селе. Но странным было то, что для территориальных комиссий наиболее близких к казанскому Кремлю (местонахождение ЦИК РТ) потребовалось так много времени, чтобы закончить подсчеты: во время предшествующих выборов они были среди первых, кто сдавал протокол. Как позднее показали документы, оказавшиеся в руках судьи Федина, власти решили подделывать результаты именно в этих районах. Они сделали это очень грубо, сфабриковав новые протоколы территориальных комиссий (после первых итоговых протоколов 17 июня), в которых некоторые числа голосов, часто круглые, перемещались от Зюганова и других кандидатов к Ельцину.

В первом раунде 16 июня республиканские властные структуры не смогли получить желаемый результат на селе, но скорректировали его подделкой протоколов в казанских районах. Семнадцать дней позже, 3 июля за Ельцина проголосовало почти на 24 процента больше граждан Татарстана, а за Зюганова - на шесть процентов меньше [41]. Михайлов показал, что если судить по официальным результатам, по крайней мере в двадцати сельских районах избиратели и статистически и социологически вели себя «невероятнее невероятного» [42]. В Заинском районе, например, Зюганов получил 16 июня 7460 голосов, а Ельцин - всего лишь 2014. 3 июля Ельцин получил 8512 голосов против 2050 у Зюганова. В Бавлинском районе, на крайнем юго-востоке республики, власти сумели расширить электорат Ельцина с 7000 до почти 22000 и сократить поддержку Зюганова с почти 11000 до менее, чем 1500 [43]. После шока от первого раунда всем главам администраций было сказано либо обеспечить победу Ельцину, либо «не жаловаться на последствия». В деревнях, как сказал один член сельской территориальной избирательной комиссии, «второй тур не имел ничего общего с демократией» [44].

Замечания

1. Верховный Суд Российской Федерации. «Определение», ГКПИ 96-204, 10 июля 1996. Требование властей Татарстана передать дело в прокуратуру Татарстана было отклонено судьей Фединым. См. также «Независимая газета», 22 июня и 9 июля 1996; «Советская Россия», 29 июня 1996; «Общая газета», 11-17 июля 1996; «Коммерсант-дэйли», 12 июля 1996; «Вечерняя Казань», 12 июля 1996.
2. Thomas de Waal, «Послушные избиратели Татарии готовы проголосовать за Ельцина», Таймс, 7 июня 1996.
3. Данные о населении даны на 1 января 1994 года: см. М. П. Мустафин и Р. Г. Хузеев, «Все о Татарстане: экономико-географический справочник» (Казань, Татарское книжное издательство,1994),стр. 13. Около семидесяти национально стей представлены в населении республики. «Республика Татарстан», 5 марта 1996. За пределами Татарстана живет более трех четвертей всех татар. Насчитывая 6. 6 миллиона человек, татары являются наибольшим этническим меньшинством в Российской Федерации.
4. Татарстан Республикасы Конституциясе. Конституция Республики Татарстан с изменениями и дополнениями на 13 декабря 1994 г. (Казань: Татарское книжное издательство,1995), статьи 1 и 2.
5. «Neue Zurcher Zeitung», 14-15 апреля 1995.
6. Конституция Татарстана, статьи 111-113; «Республика Татарстан», 23 марта 1995.
7. Списки вновь избранных членов Государственного Совета см. в «Республика Татарстан», 11 и 25 марта 1995; данные проанализированы В. В. Михайловым в «Главы и председатели»; Конституция Татарстана, статья 86.
8. Конституция Татарстана (см. комментарий 4), статья 143 утверждает в первой части, что все суды республики образуются на началах выборности судей и народных заседателей, а во второй - что судьи районных (городских) судов, Верховного Суда республики «избираются Государственным Советом Республики Татарстан».
9. Данные собраны В. В. Михайловым в «Главы и председатели». Процент татар в 1989 был 48. 5: Мустафин и Хузеев,стр. 18.
10. «Коммерсант-дэйли», 30 марта 1996. Производство нефти в Татарстане упало со 103 миллионов тонн в 1975 до 51 миллиона тонн в 1985 и 30 миллионов тонн в 1992; в прошлом году Татарстан произвел 7. 4 процента всей нефти Российской Федерации: см. Мустафин и Хузеев, р. 49.
11. «Вечерняя Казань», 5 марта 1996.
12. Ibid. 1 марта 1996; «Республика Татарстан», 5 марта 1996.
13. На избирательных участках 12 июня 1991 избирателям вручали только один бюллетень (по выборам президента Татарстана) вместо двух (по выборам президента Российской Федерации и президента Татарстана). Если они хотели голосовать за российского президента, они должны были специально попросить этот бюллетень и могли получить в ответ: «А вы уверены, что действительно хотите голосовать за российского президента?»
14. Об этом периоде см. Christian Noack, «Tatarstan- ein modell fur die foderale Erneuerung Ruslands?» «Osteuropa»,1996, N2, pp. 134-149.
15. Премьер-министры Татарстана и Российской Федерации пришли к соглашению, что на определенный период тексты некоторых соглашений не должны передаваться общественности. Депутаты Верховного Совета Татарстана, желающие ознакомиться с этими текстами, должны были читать их в специальной комнате в присутствии должностного лица Кабинета Министров, при этом им не разрешалось копировать этот текст или начитывать его на диктофон: «Российская Федерация или Российская Конфедерация?» «Деловой мир», 10-16 июля 1995, стр. 29.
16. Общее производство в тот год было 26. 3 миллиона тонн: см. Noack, стр. 138.
17. 4. 6 миллиона тонн равны 33. 6 миллионов баррелей; на мировом рынке цена за баррель от $10 до $20. При цене $10 за баррель общая стоимость на мировом рынке была бы $336 миллионов.
18. Лопе Герреро, «Из доклада Европейского Института Средств Массовой Информации», февраль 1994.
19. Цитируется Валентином Михайловым: «Некоторые уроки выборов в Татарстане», «Открытая политика»,1995, N4(6) (Август), стр. 30-35 (стр. 30)
20. Ibid. В Актанышском районе явка в декабре 1993 была 0. 01 процента, и 89 процентов в марте 1994; в Муслюмовском районе: 0. 2 и 95 процентов соответственно; в Атнинском районе: 0. 0 и 99 процентов. См. В. В. Михайлов, «Политический хамелеон: сюрпризы российских президентских выборов в Татарстане», «Открытая политика», 1996, N9-10 (сент. -окт. ),стр. 58-62.
21. Цитируется у В. В. Михайлова «Права человека в Татарстане», рукопись, май 1996; Федеральный закон «об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации», подписан президентом 6 декабря 1994 г. , в «Собрание законодательства Российской Федерации»,1994, N33,стр. 4855-74.
22. «Российская Федерация или Российская Конфедерация?» стр. 29.
23. Оба закона были подписаны в конце ноября 1994 и вступили в силу 7 декабря 1994. Группа депутатов назначила представителем в Конституционном Суде Валентина Михайлова, председателя подкомитета по конституционному федерализму комитета Государственной Думы по делам федерации и региональной политике.
24. В Конституционный Суд Российской Федерации. Запрос о соответствии Конституции Российской Федерации и Федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации» Закона Республики Татарстан «О выборах народных депутатов Республики Татарстан» и Закона Республики Татарстан «О выборах народных депутатов местных Советов народных депутатов Республики Татарстан». Документ был подписан в ноябре 1995 и передан в Конституционный Суд 4 января 1996. Текст запроса депутатов ГД в Конституционный суд РФ публикуется в приложении в настоящем сборнике.
25. Закон «О референдуме Республики Татарстан». Принят на седьмой сессии Верховного Совета Республики Татарстан двенадцатого созыва 29 ноября 1991 года (с дополнением по состоянию на 21 февраля 1992 года) (Казань: Татарское газетно-журнальное издательство, 1992), Закон Республики Татарстан (от 13. 05. 1991 г. N916-XII) «О выборах Президента Республики Татарстан. С изменениями и дополнениями на 16 декабря 1995 года» (Казань,1996). Также в «Бюллетень текущего законодательства и правоприменительной практики, 1995, N4 (окт. -дек. ) (Казань,1995), стр. 23-52; Закон Республики Татарстан «О выборах народных депутатов Республики Татарстан», Выборы Госсовета, 1995, стр. 9-28; Закон Республики Татарстан от 30. 11. 94 N2248-ХП «О выборах народных депутатов местных Советов народных депутатов Республики Татарстан», «Бюллетень текущего законодательства и правоприменительной практики», 1994, N4 (окт. -дек. ) (Казань,1994), стр. 36-63.
26. На парламентских выборах в Татарстане 5 марта 1995 г. в 25 из 130 округов бюллетень содержал только одну фамилию; 17 из этих 25 одиночных кандидатов были главами районных администраций: «В Конституционный Суд. . . «, стр. 8.
27. «Республика Татарстан», 30 Марта 1996.
28. «Вечерняя Казань», 23 января и 1 марта 1996.
29. Интервью с Анатолием П. Васильевым, 23 июля 1996.
30. Полностью заявление помещено в «Вечерняя Казань», 7 марта 1996.
31. «Вечерняя Казань», 1 марта 1996. В «РИЗ» объединены татарстанские ветви Яблока, Демократического выбора России и Демократической партии России.
32. «Вечерняя Казань», 22 марта 1996.
33. «Федеральный закон о выборах Президента Российской Федерации», подписан президентом 17 мая 1995 (Москва: Юридическая литература, 1995)
34. «Заключение о наблюдении за ходом первого тура выборов Президента Российской Федерации 1996 года в Республике Татарстан, Группа Международ ных Наблюдателей - граждан стран СНГ», Москва, 25 июня 1996; «Short-Term Observers Debriefing Report, First Round Russian Presidential Elections, Kazan:»OSCE/ODIHR Regional Office, 17 June 1996; «Выборы президента Российской Федерации; финальное заявление миссии наблюдателей ОSC/ODIHR» Москва,18 июня 1996; в этом заявлении Татарстан выделен как «наиболее серьезная причина для беспокойства».
35. «Заключение о наблюдении. . . «, стр. 7-8.
36. Ibid. , стр. 2.
37. Бай (вне Татарстана и Центральной Азии: Бей) богатый землевладелец или большой начальник или деспот. В Актанышском районе Ельцин получил 24 процента голосов, Зюганов - 65 процентов: «Сводная таблица об итогах голосования по Республике Татарстан», Казань,18 июня 1996 г.
38. Президент Шаймиев ранее показал себя весьма гибким в своей лойяльности как в августе 1991, так и в сентябре-октябре 1993: см. Михайлов, «Политический хамелеон. . . «, стр. 61.
39. Интервью с Н. Н. , членом сельской территориальной избирательной комиссии в Татарстане, Казань, 7 июля 1996.
40. В Арском районе Ельцин получил 44. 9 процента голосов, а Зюганов - 44. 3 процента; см. ссылку 37.
41. Первый тур: явка 73. 7 процента; Ельцин 39. 43 процента действительных голосов, Зюганов 39. 18 процента. Второй тур: явка 77. 5 процента; Ельцин 63,09 процента, Зюганов - 33. 17 процента: «Протокол Избирательной комиссии Республики Татарстан об итогах голосования на территории Республики Татарстан», Казань, 18 июня 1996; «Протокол Избирательной комиссии Республики Татарстан (Татарстан) об итогах голосования на территории Республики Татарстан (Татарстан)», Казань, 5 июля 1996.
42. Михайлов, «Политический хамелеон. . . « стр. 59.
43. Ibid.
44. Интервью с Н. Н. , Казань, 7 июля 1996, см. ссылку 39.


22 С 15 мая по 15 июля 1996 автор был долгосрочным наблюдателем в Татарстане от Бюро Демократических Институтов и Прав Человека ОБСЕ. Автор выражает свою благодарность Олегу Белгородскому, Борису Ларионову, Валентину Михайлову, Масгуту Хафизову, Александру Кузнецову, Анатолию Васильеву и другим гражданам Татарстана кто великодушно предоставлял ему информацию и свои точки зрения на тему об электоральной политике в Татарстане.
Настоящий текст является переводом статьи, опубликованной в Journal of Communist Studies and Transition Politics, N1, March 1997, p. 127-139. Изменения в законодательстве РФ и Татарстана после 1996 г. не были включены в настоящий русский перевод. Перевод В. Михайлова. Журнальный перевод на русский язык был опубликован ранее: Открытая политика, 5(20), 1997, стр. 76-82.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2016  Карта сайта