Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Либерал может сделаться министром, но из этого ещё не следует, что он будет либеральным министром. Вильгельм Гумбольдт (1767-1835), немецкий филолог, философ, языковед, государственный деятель, дипломат


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


22.10.2020, четверг. Московское время 19:01


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Кто производит радио- и телепередачи прямого доступа к эфиру?

В Мозамбике в 1994 г. ряд партий не обладали необходимыми возможностями и средствами для производства собственных радио- и телематериалов, предназначенных для использования на выборах. Им также была незнакома сама процедура передачи соответствующих видеокассет вещательным компаниям. В результате в отведенное партиям время телезрители увидели лишь пустые экраны или, в лучшем случае, призыв голосовать за конкретную партию.

На выборах 1990 г. в Польше, наоборот, польское телевидение, принадлежащее государству, предоставляло определенные средства партиям для того, чтобы последние могли производить свои видеоматериалы в соответствии со строго определенными критериями. Партиям была выделена студия для записи и группа, состоящая из трех техников и журналиста. (Партии могли отказаться от услуг журналиста, если чувствовали, что его или ее присутствие может представлять угрозу их собственному редакционному контролю над передачей.) Роль данной группы была исключительно технической:

    Любое техническое содействие со стороны сотрудников Польского телевидения, которое могло бы оказать влияние на содержание передачи, осуществлялось только в присутствии одного из членов предвыборного штаба того или иного кандидата, причем в производственном журнале делалась соответствующая запись.

Представителям штаба кандидата разрешалось присутствовать на записи программы в любое время, равно как и при процессе редактирования или при подготовке готового материала к трансляции.

Прямой доступ к эфиру в ходе референдумов

На референдуме или плебисците отпадают многие проблемы, связанные с выделением эфирного времени. Здесь избиратели должны дать четкий ответ - да или нет. Коль скоро вопрос ранее не задавался, невозможно принять во внимание звучавшие в прошлом мнения избирателей по данному вопросу. В этом случае равенство и справедливость сливаются в единый критерий: обе стороны должны иметь равное по продолжительности время для того, чтобы изложить свои аргументы.

Техническая группа Организации объединенных наций, работавшая в 1993 г. на референдуме в Малави, пришла к следующему заключению:

    В случае со СМИ, находящимися в собственности правительства, обычно противоборствующим сторонам предоставляется равный доступ к эфиру как с точки зрения времени соответствующих передач, так и с точки зрения их продолжительности.

Такая же практика, например, имела место в 1988 г. в Чили на плебисците, посвященному восстановлению демократии.

Однако некоторые вещи могут оказаться более сложными. Обычно по разные стороны баррикад оказывается более чем одна партия, и, кроме того, сами партии могут раскалываться на два противоположных лагеря. Кто в таком случае имеет право выступать от каждой из сторон?

В 1979 г. один из судов Шотландии должен был принять именно такое решение на одном из референдумов по передаче политической власти. Ведущие партии Соединенного Королевства оказались расколотыми по этому вопросу, и члены одной и той же партии оказались в разных противоборствующих лагерях в ходе дебатов на референдуме. Т.е., три основные партии в Шотландии выступали за передачу власти, и одна выступала против. Тем не менее, суд принял решение, что обе стороны должны получить одинаковое время - партийная поддержка в расчет не применялась.

Еще более сложные проблемы возникают в том случае, если различные группы поддерживают одно и то же предложение в ходе референдума, но с различных позиций и будучи организованными в рамках различных кампаний. В этом случае будут использоваться некоторые критерии, обычно применяемые на выборах для определения эфирного времени, которое должно быть предоставлено каждой группе. Однако общий принцип равенства между двумя сторонами не будет затронут.

Платная политическая реклама

Разрешается или не разрешается платная политическая реклама на радио или телевидении, для каждой страны в значительной степени определяется традицией, а также формой собственности на средства радио- и телевещания, и, соответственно, зависит от типа системы регулирования, которая была создана.

Некоторые могут посчитать любопытным тот факт, что платная реклама политических партий или кандидатов в газетах вряд ли вызывает какие-то противоречия. Практика, существующая в мире, почти одна и та же повсеместно. Реклама разрешена при условии соблюдения других ограничений, таких как установленные потолки расходов на избирательную кампанию в целом и, иногда, ограничения, связанные с содержанием.

Однако то, что многие страны идут различными путями в отношении радио- и телевизионной политической рекламы, может быть объяснено двумя факторами:

- первое, расходы, связанные с радио- и особенно телевизионной рекламой, обычно намного превышают расходы на печатную рекламу
- второе, вещательные компании или принадлежат государству, или получают свою часть частотного спектра от какого-либо некоммерческого органа

Конечно, ни один из этих факторов сам по себе автоматически не ведет к запрету на политическую рекламу в эфире. Однако эти факторы, видимо, объясняют, почему применяется иной подход.

В целом, страны с устоявшимися традициями государственного владения средствами вещания, такие как Франция, Британия и Дания, имеют тенденцию негативного отношения к платной политической рекламе. В странах с более выраженными коммерческими традициями в радио- и телевещании, в Соединенных Штатах Америки, например, существует другая крайность. Там наблюдается тенденция полагать политическую рекламу чем-то вполне естественным (см. Страны, разрешающие платную политическую рекламу). Примечательно, что европейские страны, где радио- и телевещание играют наиболее важную роль - в частности, Финляндия - также оказываются в ряду стран, где неограниченная политическая реклама разрешена.

Это лишь общая тенденция, но существует и большое количество исключений. Канада, например, с некоммерческими традициями радио- и телевещания, аналогичными британским, в своем подходе к политической рекламе, оказывается на позициях, очень близких позиции своего южного соседа. Не имеет решающего значения для этой проблемы и тот факт, принимают ли коммерческую рекламу государственные средства радио- и телевещания. Би-би-си всегда придерживалась принципа строгого запрещения коммерческой рекламы, однако французское государственное вещание разрешило эту рекламу в 1960-е гг. Тем не менее, в каждой стране сохраняется строгое эмбарго на политическую рекламу.

Естественно, обычной схемой является предоставление государственной вещательной компанией времени для прямого доступа к эфиру в соответствии с заранее определенными критериями, тогда как частные радио- и телевещательные компании продают рекламное время партиям и кандидатам, часто исходя при этом из разных критериев. Так обстоят дела, например, в Германии. Аналогичная ситуация наблюдалась в Италии сразу же после легализации частного коммерческого вещания.

Аргументы в пользу политической рекламы

Аргумент в пользу платной политической рекламы - это аргумент в пользу свободы слова, который звучит наиболее громко в Соединенных Штатах Америки. В этой стране существует общее мнение, что Первая поправка к американской конституции, запрещающая Конгрессу принимать законы, «ущемляющие» свободу слова, по сути, защищает платную рекламу. И действительно, существующие ограничения на финансовые пожертвования в ходе избирательной кампании часто подвергаются критике как нарушающие Первую поправку.

Соображение, которое стоит за этим аргументом состоит в следующем: разрешение покупать рекламное время в ходе дебатов уравнивает шансы того, кто уже занимает оспариваемый пост, с шансами претендента. Это, однако, не учитывает той проблемы, что обладание значительными финансовыми средствами для ведения кампании не обязательно то же самое, что обладание значимыми политическими идеями. В рамках такой системы партии, представляющие чаяния бедных и обездоленных, может оказаться в невыгодном положении. Этот аргумент в значительной степени является аргументом развитых стран. Он не находит особого понимания в тех странах, где благосостояние главным образом создается с участием правительства или с помощью политического патронажа. Во многих странах правящая партия является самой богатой и может позволить себе самую широкую рекламную кампанию.

Аргумент против политической рекламы

Аргумент против политической рекламы является аргументом, основанным на принципе равенства: все партии или кандидаты должны иметь равный или справедливый доступ к прямому эфиру независимо от того, какими финансовыми средствами для ведения кампании партия обладает. Страны, которые отдают предпочтение системе равного прямого доступа, в большинстве случаев запрещают платную рекламу. Однако по этому же пути идут и многие другие страны, такие, как Соединенное Королевство, например, которое эксплуатирует систему «на основе справедливости».

Еще один не связанный с вышеизложенным аргумент против платной рекламы состоит в том, что платная реклама выхолащивает политические дебаты. Понятно, что платные коммерческие ролики, как правило, менее продолжительны, чем бесплатные эпизоды прямого доступа к эфиру и, как правило, имеют целью «получше продать» того или иного кандидата или партию (или принизить оппонента), а не представить какие-то обоснованные аргументы. Различия в продолжительности огромны: средняя продолжительность платного рекламного ролика в Финляндии составляет 10-25 сек., а в Соединенных Штатах Америки - 30-60 сек. Во Франции, Соединенном Королевстве и Дании продолжительность бесплатно предоставляемого эфирного времени составляет от 5 до 10 минут.

Удивительно, однако, что существует большое число стран, практикующих комбинацию платной рекламы и выделение отрезков эфирного времени, предоставляемых бесплатно. Обычно такой подход состоит в том, чтобы предоставлять партиям определенную базовую часть времени для прямого доступа к эфиру бесплатно, а затем позволять приобретать дополнительное эфирное время для рекламы за плату, если партия приняла такое решение и может себе это позволить (см. Смешанная система рекламы и свободного доступа к эфиру).

Страны, разрешающие платную политическую рекламу

Общая характерная черта систем, при которых разрешается политическая реклама, заключается в том, что такая реклама не ограничена - партии могут купить столько времени, сколько они могут себе позволить. Тогда как время для передач свободного доступа к эфиру, предоставляемое бесплатно, ограничивается заранее оговоренной квотой.

Однако так происходит не всегда, и некоторые страны, практикующие комбинацию платной рекламы и предоставления бесплатного эфирного времени, ограничивают первое пропорционально продолжительности второго (см. Смешанная система рекламы и свободного доступа к эфиру). Канада придерживается системы с установленным потолком на продолжительность рекламного времени, которое каждая партия может приобрести. Он определяется на основании принципов на предоставление бесплатного времени для программ прямого доступа к эфиру, родственным системам, существующим в других странах, (см. Платная политическая реклама - Канада).

Система, характеризующаяся лишь наличием платной политической рекламы и не имеющая бесплатного предоставления времени на программы прямого доступа к эфиру, является достаточно необычной. В течение многих лет Финляндия оставалась единственной в Европе страной, практиковавшей такой подход, хотя на американском континенте таких примеров больше.

Венесуэла, например, запрещает показ политических рекламных роликов по двум правительственным каналам, однако на частных коммерческих каналах такая реклама разрешена без ограничений. Как правило, политические партии готовы платить за рекламу по тем же ставкам, что и другие рекламодатели. Кроме того, существуют государственные субсидии на рекламу. В соответствии с законом о выборах Верховный избирательный совет разрешает вносить средства в рекламные фонды партий. Конкретная процедура заключается в том, что после выборов Верховный избирательный совет предоставляет соответствующие гранты партиям, получившим, по крайней мере, 10 процентов голосов, поданных на выборах в Конгресс. На практике же такой квалификационный отсев проходят лишь две основные партии.

В венесуэльской системе необычной чертой является также то, что находящаяся у власти администрация также имеет право покупать рекламное время. По закону в рекламных роликах администрации не может быть выражена поддержка правящей партии, однако реклама правительства и правящей партии могут передаваться одна после другой, усиливая аргументацию в пользу власть предержащих. В 1978 г. правительство израсходовало на телерекламу почти столько же, сколько и две основные политические партии. В Венесуэле отмечается исключительно высокий уровень расходов на политическую рекламу - в соответствии с некоторыми оценками, эта сумма является самой высокой в мире при расчете на душу населения.

Соединенные Штаты Америки дают самый хорошо известный в мире пример системы платной политической рекламы. Однако, в отличие от того впечатления, которое может сложиться на первый взгляд, американская система совсем не лишена регулирования. Законодательные положения в отношении финансирования избирательных кампаний (см. Политическая реклама и ограничения на расходы на избирательную кампанию) непосредственно влияют на телевизионную рекламу, на долю которой приходится самая значительная часть бюджета, предназначенного для организации избирательной кампании.

Однако масштабы регулирования не ограничены только этим. Федеральный закон о коммуникациях от 1934 г. с поправками требовал от радио- и телевещательных компаний предлагать одинаковое время для продажи всем кандидатам, баллотирующимся на федеральном уровне. Причем такое эфирное время должно было предоставляться по самым низким расценкам для неполитических рекламодателей. Равные возможности означают, что те станции, которые продавали время одному кандидату, должны были предоставлять такую возможность и другим. Эти принципы представляются важными, так как они гарантируют то, что политическая реклама не окажется в полной мере только инструментом тех, кто располагает большими финансовыми возможностями. Этому примеру следовали и при разработке правил, регулирующих политическую рекламу, во всем мире:

- рекламное время предоставляется по самым низким ставкам
- если рекламное время предоставляется одному кандидату, это значит, что такое же время предоставляется всем

Смешанная система рекламы и свободного доступа к эфиру

В ряде стран существует комбинированная система бесплатного времени для передач прямого доступа к эфиру и платная реклама. Такой вариант может быть эффективным компромиссом между «свободой выражения мнений», когда аргументы в пользу этого права не позволяют запрещать рекламу, и «равенством возможностей», принципом, при котором все партии или кандидаты должны иметь возможность высказаться.

На Барбадосе, например, существует как раз такая смешанная система. Партиям и независимым кандидатам разрешается покупать радио- и телевизионное время для своей рекламы в дополнение к бесплатно выделяемому эфирному времени. Однако разрешается приобретать лишь ограниченное количество «окон» в эфирном времени, которое рассчитывается на основании количества выдвигаемых кандидатов. Система по определению этого лимита на деле отличается от той системы, которая используется для предоставления бесплатного эфирного времени, однако результат достигается тот же самый. Кроме того, существуют ограничения и по продолжительности каждого рекламного ролика (30 сек. на радио и 60 сек. на телевидении).

В Черногории правила, регулирующие работу СМИ в ходе выборов, предусматривают сочетание платной и бесплатной рекламы. На каждый избирательный список можно получить всего пять минут времени для прямого доступа к эфиру, из которых две минуты предоставляется бесплатно. Причем передача ведется в указанное в правилах время. Оставшиеся три минуты приобретаются по рыночным ценам, а время трансляции является предметом договоренности между кандидатами и вещательной компанией. Мы полагаем, что в этом случае будет применяться изменяющаяся шкала цен (также как и в случае с коммерческими рекламодателями) в зависимости от того, в какое время транслируется политическая реклама.

Канадская система также является комбинированной. В период между выборами практикуется предоставление бесплатного эфирного времени для освещения партийных политических материалов: 60 процентов для оппозиционных партий и 40 процентов для правящей партии. Точное распределение этого эфирного времени обычно осуществляется самими партиями (хотя Канадская вещательная корпорация сама распределяет эфирное время, если партии не могут достичь соглашения). Помимо такого бесплатного предоставления времени для соответствующих передач периодически транслируются так называемые министерские передачи или передачи премьер-министра. По отношению к последним существует право оппозиции на ответ, чего нет по отношению к бесплатному предоставлению времени. В период выборов, однако, данная система фактически заменяется платной политической рекламой. Тем не менее, существует определенный резерв эфирного времени, которое предоставляется партиям в соответствии с формулой, которую они согласовывают между собой. Затем партиям разрешается покупать рекламное время в пределах лимита, установленного для распределения этого эфирного времени. См. Платная политическая реклама - Канада.

Политическая реклама и лимиты расходования средств на ведение рекламной кампании

Косвенной формой регулирования платной рекламы во многих странах является установление лимита на расходование средств в ходе избирательной кампании. Такие практика применяется довольно широко, и, коль скоро телевизионная реклама оказывается самым дорогостоящим пунктом в бюджете избирательного штаба, именно здесь в наибольшей степени сказываются любые воздействия на бюджет. В Канаде, например, лимиты на расходы означают, что партии оказываются не в состоянии выкупить все разрешенное им рекламное время. Иногда эти лимиты устанавливаются в соответствии с законом. В 1994 г. на выборах в Южной Африке, например, было заявлено, что вся политическая реклама подпадает под любые правовые ограничения, существующие применительно к расходам на избирательную кампанию.

По соответствующим оценкам, в Венесуэле расходы на политическую рекламу на душу населения оказываются самыми высокими в мире, поэтому неудивительно, что в этой стране на соответствующие расходы не вводится никаких лимитов. В Соединенных Штатах Америки, которые, по общему мнению, являются родиной политической рекламы, существует достаточно сложная система регулирования финансов, предназначенных для проведения избирательной кампании, особенно на президентских выборах. Закон от 1971 г. о федеральных избирательных кампаниях (с поправками, внесенными в 1974 и 1976 гг.) устанавливает единый федеральный уровень финансирования президентских выборов и федеральные субсидии для первичных выборов. Этот закон также устанавливает потолки расходов кандидатов на телевизионную рекламу, хотя после принятия одной из поправок к данному закону, это положение утратило силу. В 1976 г. в ходе одного важного судебного разбирательства, «Бакли против Валео» , Верховный суд поддержал принцип некоммерческого финансирования, однако отменил лимиты на расходы «комитетов политического действия», если эти комитеты не участвуют в президентской избирательной кампании. Суд также вынес решение, что не будет никаких ограничений на расходы со стороны отдельных лиц.

Результатом этого оказалось создание обходных путей, по которым организаторы президентской избирательной кампании могут обойти существующие ограничения. Жертвователи могут предоставлять денежные средства партиям или комитетам политического действия, но не самим кандидатам - следствие необычной практики, принятой в Соединенных Штатах Америки, когда кандидаты занимают независимую позицию от той партии, которую они предоставляют. Кроме того, это означает, что состоятельный человек, такой, например, как независимый кандидат Росс Перо в 1992 г., может участвовать в выборах вообще без каких-либо ограничений на расходы, с ними связанные.

Вся политическая реклама в Соединенных Штатах Америки должна включать в себя информацию о том, кто за эту рекламу заплатил.

Япония является еще одной страной, где контроль над партийными средствами, расходуемыми на избирательную кампанию, отличается от контроля за расходами отдельных кандидатов. Сами кандидаты не имеют права покупать эфирное время. Партии, с другой стороны, могут покупать рекламное время при условии, что в этих рекламных роликах будут только призывы поддерживать партию, а не конкретных кандидатов.

Рычаги контроля над финансовыми средствами, предназначенными для ведения кампании, в условиях разрешенной платной рекламы могут быть использованы в качестве механизма, расширяющего возможности более бедных партий. В ходе первых парламентских выборов в Монголии, например, каждой партии выделялось одинаковое количество бесплатного времени и платного эфира, однако правительство субсидировало приобретение более мелкими партиями платного эфирного времени.

Иногда звучат предложения в пользу предоставления партиям больших возможностей приобретать дополнительное эфирное время, что могло быть использовано для уравнивания расходов партий в ходе предвыборной кампании - в качестве одного из путей насаждения лимитов на расходы, однако достаточно мягким путем. За этим стоит идея введения установленных лимитов. И если одна партия превышает эти лимиты, то тогда другие партии получат компенсирующие средства из общественных фондов.

Регулирование содержания в передачах прямого доступа к эфиру?

Возникает вопрос: должен ли регулирующий орган пытаться каким-либо путем контролировать формат или содержание программ прямого доступа к эфиру и будут ли эти передачи бесплатными партийными предвыборными материалами или платной политической рекламой? Существует стойкое предубеждение против любого такого регулирования, учитывая общее крайне негативное отношение международного права к любой предварительной цензуре. Аргументы в пользу какого-то типа регулирования можно разделить на две категории:

- регулирование формата - обычно осуществляется для того, чтобы гарантировать передачу серьезного политического сообщения
- регулирование содержания осуществляется для того, чтобы предотвратить трансляцию незаконных материалов или материалов, не подлежащих передаче в эфир

Последний аргумент со всей ясностью непосредственно относится к вопросу об отношении к «заявлениям, возбуждающим ненависть» (см. Политика в отношении высказываний, возбуждающих ненависть и носящих дискредитирующий характер). Этот аргумент также относится к вопросу, какова мера ответственности самих СМИ за содержание политических сообщений, которые они передают (см. Ответственность СМИ). Очень часто сами СМИ выступают в поддержку введения ограничений на содержание политических передач, если предполагают, что существует опасность привлечения их к правовой ответственности за обнародование некоторых сообщений. Они выступают в пользу системы, которая существует, например, в Израиле, где партийные передачи до передачи в эфир должны получить одобрение Избирательной комиссии.

В 1994 г. Независимая комиссия по делам средств массовой информации Южной Африки решала эту проблему несколько иным путем. Закон предписывал, чтобы партийные предвыборные материалы, передаваемые в эфир, не содержали информации, которая могла бы привести к возникновению правовой ответственности для владельца лицензии на телевещание. Другими словами, партии несли бремя ответственности за то, что их материалы никоим образом не нарушают закон, хотя владелец телевещательной компании может быть привлечен к ответственности, если его станция передает незаконные материалы.

Законодательство Барбадоса (что является типичным для целого ряда стран) устанавливает целый ряд конкретных запрещений:

- на любые материалы, нарушающие законы Барбадоса
- на любые заявления, оскорбляющие любую расу, политические убеждения или религию
- на любые материалы, носящие непристойный, неприличный или нечестивый характер
- на любые материалы злонамеренного, скандального или компрометирующего характера

Третье из вышеперечисленных положений открывает сферу, представляющую собой наибольшую опасность. Попытки регулировать материалы на основании «хорошего вкуса» представляются делом исключительно сложным и, конечно, специфичным для различных культур. Немногие страны, например, одобрили бы финский подход к передачам прямого доступа к эфиру, где высказывания и сообщения негативного характера строжайшим образом запрещены. И, тем не менее, партийные представители могут появиться на экране голыми, что вполне соответствует традициям финской сауны.

Ясно, что разграничение регулирования по форме и содержанию является несколько искусственным. В некоторых странах звучат предложения по установлению минимальной продолжительности передач политического характера с тем, чтобы гарантировать серьезность представляемой аргументации, а не ограничиться лишь рекламным роликом. В других странах, однако, предписывается установление максимальных пределов. На Барбадосе, например, продолжительность рекламного ролика ограничивается 60 секундами.

В Венесуэле существует со всех точек зрения самая нерегулируемая система политической рекламы. Однако Верховный избирательный совет имеет полномочия снять какую-либо рекламу, которая не соответствует критерию «хорошего вкуса» или которая в значительной степени искажает позиции оппонентов. Верховный избирательный совет также запретил использование так называемой пропаганды, воздействующей на подсознание, или других средств «скрытого психологического воздействия» при передаче телевизионной политической рекламы. (Это, в свою очередь, ведет к общему запрету в Венесуэле на рекламу, действующую на уровне подсознания.)

Франция, в которой существует гораздо большая степень регулирования данных вопросов, чем в любой другой демократической стране, ввела различные формальные ограничения, призванные обеспечить должное качество передаваемых сообщений. На президентских выборах 1988 г., например, только одна телепередача, эфирное время для которой было предоставлено каждому из кандидатов, могла быть подготовлена вне пределов телевизионной студии, и только 40 процентов материалов каждой телепередачи могли содержать информацию из киноархивов. Эти ограничения были нацелены на то, чтобы больше времени было посвящено персональным выступлениям кандидатов перед телекамерами с объяснениями своих платформ. Соответствующие правила также содержали положения, запрещающие в телепередачах кандидатов использовать архивные материалы без согласия тех, кто показан в этих материалах. Совершенно ясно, что это один из способов предотвратить личные нападки на оппонентов.

Некоторые страны следуют финскому опыту и устанавливают четко обозначенный запрет на нападки личного характера. (Финляндия также ввела запрет на рекламирование какой-либо продукции в ходе политических передач.) В Коста-Рике Верховный избирательный трибунал может потребовать изъятия из эфира политической рекламы негативного характера, если она компрометирует какое-либо лицо или содержит необоснованные нападки на кого-либо. В одном из таких случаев, произошедших в 1990 г., в рекламе высказывалось предположение, что кандидат, занимающий государственный пост, незаконным образом получил диплом юриста. Трибунал прекратил демонстрацию данного рекламного ролика после одного показа.

Во Франции существуют и другие правила, в большей степени ориентированные на ограничения в содержании и нацеленные, в первую очередь, на нейтрализацию преимуществ кандидата, находящегося у власти. Например, на президентских выборах 1988 г. кандидатам не разрешалось использовать флаг или национальный гимн или демонстрировать те помещения, где эти лица выполняют свои официальные обязанности. Другими словами, президент должен был выступать в студии, точно также как и его оппоненты, а не в Елисейском дворце.

Вероятно, ни одна страна не принимала решений по этим вопросам с таким трудом, как Германия с ее историей, полной «высказываний, возбуждающих ненависть», а также с ее экстремистской политикой и жесткими конституционными ограничениями на политическую поддержку ряда видов деятельности. Тем не менее, в политической рекламе допускается передача некоторых типов ложных заявлений. Федеральный конституционный суд вынес постановление, что это не является основой для отказа в демонстрации политической рекламы.

Имели место случаи, когда сами вещательные станции пытались не принимать материалы от некоторых партий, особенно неонацистского толка. Федеральный конституционный суд частично поддержал такой подход:

    Радио- и телевещательные станции не уполномочены отказывать в предоставлении эфира, аргументируя этот отказ тем, что содержание соответствующих передач им представляется неконституционным, в связи с тем, что компетенция принимать решения в отношении конституционности самой партии и информации, предоставляемой этой партией, принадлежит лишь Федеральному конституционному суду. Телерадиостанция, однако, имеет право ожидать того, что партии используют свое эфирное время только для ведения законной избирательной кампании, и особенно того, что партиями не будет допускаться очевидное нарушение норм уголовного права. Радиотелевещательная станция, таким образом, имеет право контролировать содержание передач и в случае вышеуказанного нарушения закона отказывать в предоставлении эфирного времени.

Обязанности правительства по информированию - информирование избирателей

Международное право и его соответствующие нормы во все большей степени признают обязательство правительств и СМИ, финансируемых из некоммерческих источников, на просвещение и информирование избирателей по фундаментальным аспектам избирательного процесса.

Обычно сюда включается:

- порядок и место регистрации избирателей
- порядок и место проведения проверок избирательных списков
- процедура направления жалобы относительно списков избирателей
- цель выборов - кто избирается
- где проходит граница избирательных округов
- куда идти голосовать
- процедура голосования
- информирование о том, что голосование является тайным

Важно, чтобы все избиратели имели основную информацию, которая им необходима для осуществления своих демократических прав. Обязательство правительств по обеспечению их участия в демократических выборах «без дискриминации» означает, что правительства несут ответственность за то, что они будут предпринимать все необходимое для информирования тех, кто находится в особенно невыгодном положении в отношении возможностей реализации демократических прав. Такие группы людей могут включать:

- женщин
- расовое, национальное или этническое меньшинство
- бедных, особенно неграмотных
- инвалидов

    Один из самых сильных аргументов в пользу государственной формы собственности на некоторые СМИ заключается в том, что такое положение предоставляет общественным организациям возможности реализовывать соответствующие программы по информированию и просвещению избирателей. Информирование избирателей, просвещение избирателей, а также воспитание гражданственности являются наиболее важными примерами этой общественной роли. Национальные радиовещательные станции, которые являются доступным источником информации для неграмотных, а часто и для относительно обездоленных, играют в этом особенно важную роль.

    Однако именно здесь особую важность приобретает обязательство некоммерческих СМИ работать беспристрастно. Беспристрастность и отсутствие предпочтений по отношению к любому участнику выборов являются фундаментальным принципом в предоставлении соответствующей информации в рамках просвещения избирателей.

    Более подробную информацию о просвещении избирателей вы найдете в разделе Просвещение избирателей. Дополнительная информация о роли СМИ в просвещении избирателей содержится в разделе Информирование избирателей.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2020  Карта сайта