Демократия.Ру




Желать свободы себе – значит желать свободы другим. Симона де Бовуар, французская писательница


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


20.08.2019, вторник. Московское время 17:28


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Анализ результатов

I. Политическое участие и его эффективность

II. Становление гражданского общества и потенциал гражданственности

III. Участие в избирательном процессе как показатель активности граждан

IV. Народ и власть

V. Ценностные ориентации: права человека и ценности свободы

VI. Роль общественных организаций и политических партий в повышении активности населения

VII. Активисты и население — черты сходства и отличия


I. Политическое участие и его эффективность

Исследование основных форм и видов политического участия, начиная с советского времени, выявило многомерную его картину. Наиболее массовая форма политического участия в условиях представительной демократии — участие в голосовании. Наша страна по вовлеченности в эту форму мало чем отличается от западных демократий. В среднем российские граждане — и активисты и население — участвуют в голосовании не менее активно, чем в подавляющем большинстве из них. Поэтому сами по себе данные об участии в голосовании недостаточно дифференцируют население и объясняют состояние политического участия.

Значительно большим объяснительным потенциалом обладают иные формы политической вовлеченности россиян. С чисто количественной точки в России, как и в других странах мира2, наблюдается общая закономерность — по мере усложнения форм политического участия, требующих более значительных личных усилий и инициативы, уровня образования и общественнического опыта, уменьшается количество вовлеченных в них граждан страны, а среди участников возрастает доля активистов. Для России в целом, если оставить в стороне вовлеченность в голосование на выборах, характерен низкий уровень участия населения, за исключением участия в субботниках и, в некоторой степени, в избирательных компаниях. Однако участие в субботниках в советское время было «добровольно-принудительным», а участие в субботниках и воскресниках за последний год (на него приходится 45% такой формы участия населения) скорее мобилизационным, ибо их организаторами для населения выступили, прежде всего, организации по месту их работы или учебы и местные органы власти. В то время как основными организаторами этой формы участия для активистов были различные общественные объединения, включая профсоюзы, политические партии и другие общественные организации.

Одной из наиболее значимых характеристик политической вовлеченности активистов является их доминирование во всех трех основных протестных формах участия. Сравнение динамики (брались следующие временные отрезки: до 1993 г., 1993-1998 гг., 1998-2002 гг. и за последний год) протестного участия этих двух сегментов общества выявило дополнительные и значимые различия между ними. Если у населения явно прослеживается тенденция к падению вовлеченности во все формы протеста, то у активистов наблюдается рост вовлеченности в протестные акции, за исключением индивидуальных форм.

Другим, еще более важным отличием протестного участия активистов от такого участия населения являются его цели. Если у населения главная цель — добиться улучшения своего социально-экономического положения путем обеспечения выплаты вовремя или увеличения зарплаты, пособий, пенсий, стипендий, то для активистов характерен существенно более широкий диапазон целей и мотивов такого участия со значительной долей среди них гражданственных целей.

Это можно проиллюстрировать на примере динамики протестного участия в форме, указанной в нижеследующей таблице.

Таблица 2. Участие в забастовках, пикетах, занятии зданий, перекрытии дорог

Отрезки времени Активисты Население
За последний год 42% 7%
1998-2002 гг. 29% 13%
1993-1998 гг. 10% 71%
До 1993 г. 6% 3%

ВСЕГО

100%

100%

Всплеск участия в этих формах протеста у населения приходится на пик невыплат зарплат и затем резко падает. В то время как у активистов наблюдается стабильный рост такого участия, свидетельствуя о подъеме гражданственности у этого сегмента общества. Это происходит за счет все большей озабоченности активистов состоянием с правами и свободами человека, их стремлением привлечь внимание общества к таким нерешенным проблемам как реформа ЖКХ, вооруженный конфликт в Чечне, наркомания, алкоголизм.

Одним из всемирно универсальных показателей зрелости гражданского общества и качества политического участия является вовлеченность граждан в деятельность неправительственных общественных организаций (НПО) и формы такой вовлеченности. Участие в деятельности неправительственных организаций относится также к числу наиболее эффективных каналов политической социализации, формирования навыков и установок гражданственности.

И в данном случае очевидны огромные различия между активистами и остальным населением страны. Подавляющее большинство россиян, прежде всего основного населения страны, находится вне НПО, за исключением профсоюзов. Не должна вводить в заблуждение и относительно высокая вовлеченность населения в деятельность политических партий, ибо для 66% из них это происходило более 10 лет (до 1993 г.) тому назад. Несколько лучше обстоит с участием населения в деятельности молодежных организаций. Однако, во всех остальных видах НПО, даже в объединениях по интересам, картина удручающая.

Приходится констатировать, что хотя в настоящее время, по словам министра юстиции РФ Чайки, в России в существует 135 тысяч общественных объединений (газета «Известия» от 24 октября 2002 г.), большинство населения страны по существу исключено из основных структур гражданского общества. Это означает, что самоорганизация общества находится на таком низком уровне, что оно пока не приобрело достаточно качеств для превращения его в подлинно гражданское общество.

II. Становление гражданского общества и потенциал гражданственности

Становление гражданского общества начинается с превращения жителей, подданных страны в граждан, с формирования у все большей доли населения чувства личной ответственности как за своих близких, знакомых, так и, особенно, за положение дел в обществе. Для России с глубоко укоренившейся в ней патерналистско-подданической политической культурой процесс такого формирования особенно труден и длителен.

Данное исследование подтвердило гипотезу о том, что одно из основных отличий наиболее активной части общества от остального населения состоит в присущей активистам чувстве высокой ответственности, прежде всего гражданской ответственности. Когда речь заходит об ответственности за родителей и своих детей, то оба сегмента общества в целом проявляют довольно высокий и сходный уровень ответсвенности. По мере же отдаления объекта ответственности от круга родственников различия между двумя частями общества все более нарастают. Об этом убедительно свидетельствует нижеприведенная таблица, в которой содержатся некоторые агрегированные данные ряда ответов на вопрос анкеты о чувстве личной ответственности респондентов (необходимости что-либо предпринять или внести свой вклад) за состояние дел групп людей или различных жилищно-территориальных и административно-политических образований.

Следует при этом иметь в виду, что активисты особенно превосходят остальное население по показателю «большой ответственности». Главное же состоит в том, что доля не чувствующих ответственности среди них в среднем в два-три раза меньше, чем среди населения. Одновременно, и это особенно тревожно, менее половины населения в целом испытывают какое-либо чувство ответственности за положение дел в локальных, региональных и общенациональных местах их проживания и готовы что-либо предпринять или внести какой-либо вклад в решение проблем этих административно-политических образований.

Таблица 3. Чувство ответственности за определенную группу или за положение дел (в % «чувствую»)

Группа Активисты Население
За чужих детей 89% 61%
За беженцев 71% 33%
В городе 84% 46%
В районе 84% 52%
В области 78% 42%
В стране в целом 77% 47%

Данные ответов на вопрос о видении респондентами своего гражданского долга в политике и управлении вышеназванных административно-территориальных и государственно-территориальных образований показывают, что речь идет не просто о низком чувстве гражданской ответственности у большинства населения страны. Они доказывают противоречивый характер политической культуры современного российского общества. В ней сочетаются некоторые черты участническо-демократической и стойко сохраняющейся патерналистско-подданической культуры.

Например, эти данные позволяют сделать вывод об интериоризации подавляющим большинством россиян ценностей политического участия как центрального института демократии. Всего лишь 2-3% активистов и 7-9% населения полагают, что они не должны участвовать в управлении этими образованиями. Однако не следует забывать, что риторика необходимости участия в управлении делами «социалистического» государства и общества составляла часть советской идеологии и пропаганды. Поэтому ценностная ориентация на такое участие не может считаться исключительно заслугой постсоветского периода России. Важно как такая общая ориентация сочетается с более конкретными установками. Исследование таких установок-позиций выявило менее оптимистическую картину.

Личностно-активистскую позицию занимают лишь от 17% (готовых самим искать возможности для участия в решении дел всей страны) до 28% (готовых искать возможности для участия в решении дел района) опрошенных активистов и, соответственно, от 1% до 3% всего населения.

Несколько неожиданным оказалось распределение ответов тех, кто связывает свое политическое участие с действием властей по организации такого участия: данную позицию занимают от 13% до 19% активистов и от 5% до 8% остального населения страны. Еще большей оказалась доля того и другого сегмента общества, которые считают, что решение важнейших общественных проблем в нашей стране мало зависит от повышения активности граждан — такую позицию занимают 50% активистов и 58% населения. Объяснение этому парадоксу дает мнение 83% активистов и 70% населения, которые согласны с тем, что власть должна вовлекать граждан в принятие важных решений. Отсюда можно заключить, что участнический опыт россиян, прежде всего активистов, привел значительную часть из них к выводу, что в современных условиях России без содействия властей добиться успеха в решении многих проблем весьма затруднительно, а то и невозможно.

Настоящее исследование подтвердило, что в условиях представительной демократии, даже такой неполной как в России, большинство людей считают своей основной гражданской обязанностью участие в выборах. Различие между активистами и остальной частью населения страны состоит в том, что первые в большей степени, особенно на региональном и федеральном уровнях политики и управления, не ограничивают свой гражданский долг участием в выборах, а сочетают его с установкой на осуществление какого-либо контроля за избранными лицами.

Дополнительное представление о состоянии гражданственности у жителей страны дают ответы на вопрос о степени интереса к политической и общественной жизни. Одновременно этот вопрос позволяет выявить определенные предпосылки к политической вовлеченности, поскольку между степенью интереса к общественно-политической жизни и интенсивностью политического участия существует прямая корреляция. Данные ответов на него дифференцируют активистов и остальное население страны.

Подтвердилась гипотеза о том, что подавляющее большинство активистов (их оказалось 90%) интересуется политикой и общественной жизнью в целом, в то время как лишь 50% населения проявляет какой-либо общий политический интерес. Причем всего у 9% населения (по сравнению с 50% активистов) такой интерес интенсивен, а почти половина населения либо проявляют весьма слабый интерес или совсем не интересуется общественно-политической жизнью.

Следующим шагом на пути перехода от общего интереса к политике к политическим действиям, к участию в политике является обращение человека к политической информации, обсуждение политических вопросов с близкими и коллегами. Изученный по семи показателям этот индикатор интереса к политике и, одновременно, информационной вовлеченности в политику показывает наличие и в данной сфере существенных различий между активистами и населением в целом. Меньше всего они проявляются при просмотре новостей на общероссийских каналах телевидения. Довольно большие различия между двумя исследуемыми сегментами общества были обнаружены в отношении чтения местных (районных, областных, республиканских) и центральных газет (соответственно 77% и 69% активистов и лишь 47% и 28% населения читают их часто). Эти различия можно попытаться в какой-то степени объяснить более высоким уровнем доходов семей активистов, которым материально легче выделять деньги на подписку на периодические издания. Однако, различия в частоте прослушивания программ новостей по радио и, особенно, в частоте обсуждений политических вопросов с семьей, друзьями и коллегами (среди активистов редко обсуждают политические вопросы соответственно 21% и 11%, в то время как среди населения — 48% и 40%), доказывают действие других факторов. Один из них — значительно более высокая доля лиц с высшим образованием: она составляет 69% у активистов и лишь 22% среди населения. Однако, сравнение информационной активности групп с высшим образованием в обоих сегментах общества показывает, что дело не только и не столько в уровне образования.

Участие или неучастие и их уровни в значительной степени связаны с оценкой личностью возможности или невозможности повлиять с помощью различных форм политической вовлеченности на ситуацию на всех уровнях управления страной — от местного до федерального. Полученные данные показывают еще раз разительные отличия двух исследуемых сегментов общества.

В среднем среди активистов вдвое больше людей, чем среди остального населения, полагают, что своим политическим участием они могут повлиять на ситуацию как в локальном месте проживания, так и на общенациональном уровне. Исключение составляют оценки возможностей (и, косвенно, целесообразности) участия в наиболее радикальных протестных формах — в перекрытии уличного движения, вооруженном сопротивлении неправомерным или несправедливым действиям властей и в актах гражданского неповиновения властям. В среднем менее 30% всех респондентов считают, что они могут повлиять на ситуацию в обществе путем участия в радикальных формах протеста. Исторический опыт революций начала и конца XX века выработал у всех слоев российского общества настороженно-скептическое или негативное отношение к таким протестным формам.

Ответы на вышеназванный и вопрос о возможности их личного участия демонстрируют низкий потенциал радикального протестного участия россиян в настоящее время. Даже у наиболее склонных к решительным действиям активистов возможная доля вовлечения в радикальные формы протеста не превысила 16%. Исключение составило пограничное действие между радикальными и конвенциональными формами участия — вовлеченность в противодействие неправильным действиям милиции: 50% активистов и 27% населения не исключают возможности своего участия в подобных действиях.

Несколько иначе обстоит дело с потенциалом менее жестких и на сегодня в глазах населения более легитимных форм протеста. Так, принять участие в забастовках могли бы 46% активистов и 31% населения, а в митингах и демонстрациях — 67% активистов и 31% населения.

Если обратиться к потенциалу конвенциональных форм политического участия, то и в данном случае он существенно выше у активистов, особенно, когда речь идет об участии в деятельности общественных организаций и политических партий и о баллотировании в органы власти. В деятельности таких фундаментальных структур гражданского общества как общественные организации могли бы принять участие 83% активистов и только 26% населения, а в деятельности политических партий -53% и 14% соответственно. Значение этих цифр можно полностью оценить, если учесть, что главной причиной неучастия в общественной деятельности и население (57%), и активисты (17%) назвали отсутствие внешних организаторских усилий. Таковые в демократическом обществе осуществляют, прежде всего, общественные организации, а также политические партии, от которых отчуждено большинство населения страны.

III. Участие в избирательном процессе как показатель активности граждан

Для судеб демократии и перспектив становления гражданского общества в России, пожалуй, самые тревожные цифры составляют оценки населением значения и возможностей своего участия в выборах. Одинаковая доля населения — 46% — рассматривает выборы как полезные и бесполезные инструменты воздействия на власть и на дела в стране. Иначе говоря, если подавляющее большинство активистов (80%) считает, что своим участием в выборах они могут повлиять на принятие решений и курсы политики в стране, то разделяющих такие взгляды среди населения — менее половины.

В отличие от многих западных стран значение выборов как способа отстаивания своих интересов не является главным ни для населения, ни для активистов. Для населения безусловно доминирующим значением выборов выступила возможность через участие в них выразить свое доверие (поддержку) или недоверие (протест) политикам и органам государственной власти. В то время как для активистов наряду с этим же значением участие в выборах имеет и такие важные гражданственные смыслы как участие в формировании органов власти и проводимой ими политики, поддержка политической партии и решение иных общественных проблем. По оценкам этих факторов активисты в среднем в три раза превосходят остальное население.

Тем самым становится очевидным, что население рассматривает участие в выборах не столько как канал вовлечения в выработку и принятие управленческих решений или как инструмент диалога с властью и согласования интересов и курсов местной, региональной и общенациональной политики, а скорее как способ выразить свою поддержку или протест властям и политикам. Отсюда и высокий потенциал протестного голосования у населения, который проявляется в таких формах как абсентеизм, голосование против всех и подача голосов за оппозиционные власти партии и кандидатов. Наиболее серьезную тревогу у политиков и аналитиков вызывает рост абсентеизма.

Тем не менее на сегодня участие в выборах представляет собой наиболее реальный способ участия граждан в социально-политических процессах. Если проранжировать выборы по степени участия граждан (как активистов, так и всего населения), то получается следующая иерархия выборов различного уровня.

Таблица 4. Участие в выборах разного уровня (% тех, кто сказали, что принимают участие)

Выборы Прошедшие выборы Предстоящие выборы
Активисты Население Активисты Население
Выборы Президента РФ 98% 95% 99% 98%
Выборы в Госдуму 93% 84% 96% 88%
Выборы мэра города 87% 81% 94% 87%
Выборы Губернатора области 85% 76% 87% 82%
Выборы в Законодательное собрание области 77% 67% 81% 74%
Выборы в Законодательное собрание города/района 72% 72% 90% 80%

Наиболее значимыми люди считают выборы Президента и Госдумы. Выборы мэра города оцениваются как более важные, чем выборы губернатора области. Выборы в Законодательное собрание города/ района и в законодательное собрание области замыкают этот список.

Активисты показывают несколько больший процент участия — реального и потенциального — на всех типах выборов, но расхождение не очень велико.

В этой связи в рамках данного исследования у респондентов, которые заявили о том, что не собираются голосовать на предстоящих федеральных (в Государственную Думу и Президента страны) и местных выборах, были выявлены мотивы такой позиции. Для населения основной объяснительной причиной неучастия в выборах является оценка самого института выборов и собственного голоса как бесполезных («выборы ничего не меняют в моей жизни» и «мой голос ничего не значит») и убежденность в том, что делами в стране (регионе, районе, городе) реально управляют теневые структуры, олигархи, мафия. За ними следуют неверие в то, что выборы проходят честно, а результаты их не подтасовываются, а также отсутствие достойных кандидатов, которые бы их привлекли.

Хотя выборка не желающих участвовать в предстоящих выборах активистов оказалась недостаточной в силу малой доли абсентеистов среди этой категории российских граждан, главная причина их неучастия в выборах — это убежденность в том, что делами в стране реально управляют те же теневые структуры, олигархи и мафия. Второй и третьей объяснительными причинами являются неверие в честность выборов и в то, что их голос что-либо значит. Скептическая оценка эффективности участия в выборах гражданами страны подтвердилась и тем, что 37% активистов (18% наполовину) и 66% населения (15% наполовину) согласны с тем, что голос отдельного избирателя ничего не значит.

IV. Народ и власть

Мнение части и активистов, и населения об олигархическо-криминальном характере установившегося в стране режима имеет под собой некоторые основания, если вспомнить о тесном альянсе коррумпированных чиновников и зачастую не стеснявшихся в выборе средств предприимчивых дельцов в период реформ и приватизации первой половины 90-е гг. в ходе реформ, а также о фактической конфискации сбережений у подавляющего большинства населения в результате финансово-экономической политики правительства, которая породила, в частности, гиперинфляцию и дефолт августа 1998 г. С тер пор возникший, по выражению Джорджа Сороса, «дикий капитализм» в экономике и, по словам Игоря Клямкина и Лилии Шевцовой, «выборное самодержавие» в политике, стали заметно облагораживаться. Однако ряд их черт не изжиты и поныне.

Во многом этим объясняется низкий и за редким исключением довольно сходный у обоих сегментов общества уровень доверия почти ко всем органам власти, правоохранительным органам, судам, политикам и даже к профсоюзам. Хотя у населения он все же в целом ниже, чем у активистов.

Уровень доверия населения превышает 50% только по отношению к Президенту России (78% опрошенных ему доверяют), армии (55%) и церкви (53%). Более половины опрошенных активистов склонны доверять не только названным выше институтам, но и Центральной избирательной комиссии России (57%), региональным и местным представительным/законодательным и исполнительным органам власти субъектов Федерации. В целом уровень доверия у обоих сегментов общества не достигает 60% (за исключением доверия к Президенту России) ко всем федеральным, региональным и местным институтам власти, правоохранительным органам и политикам.

Таблица 5. Рейтинг доверия к различным организациям, органам власти и управления среди населения (% доверяю)

  Активисты Население
Президент РФ 78% 74%
Армия 55% 57%
Церковь 53% 55%
Правительство 53% 48%
Губернатор области 53% 54%
ЦИК 45% 57%
Администрация области /края 44% 56%
Администрация города 44% 54%
Совет Федерации 40% 47%
Законодательное собрание области 39% 57%
Прокуратура 39% 47%
Госдума 38% 43%
Областная избирательная комиссия 37% 54%
Районное/ городское законодательное собрание 36% 55%
Суд 36% 48%
Депутат Госдумы 33% 45%
Депутат городского законодательного собрания 32% 48%
Депутат областного законодательного органа 31% 48%
Милиция 32% 36%
ФНПР 24% 40%
Свободные профсоюзы 15% 24%

Сравнение с результатами проведенных ранее исследований показывает, за последние 10 лет уровень доверия ко всем органам власти, армии, церкви значительно снизился.

За таким скорее недоверием к властям и ответами на ряд других вопросов скрываются и оценки гражданами своего положения (своей роли) в политической системе. О том, что такая оценка невысока доказывает и согласие 35 процентов (21 процент согласен частично) активистов и 72% (15 согласны частично) населения с тем, что мнения таких людей как они не влияют на то, что делают органы власти.

V. Ценностные ориентации: права человека и ценности свободы

Происходящие в нашей стране за последние пятнадцать лет реформы во многом вдохновлялись стремлением превратить homo soveticus в полноправного гражданина, который разделяет ценности свободы, личной ответственности и готов к самоорганизации в гражданское общество, чтобы собственными усилиями в экономической сфере и политическим участием создавать качественные условия собственной жизни и определять основные параметры внутренней политики на всех уровнях управления в стране. Настоящее исследование позволяет дать определенное представление о том в какой степени эти цели были достигнуты.

Данные наших и ряда других отечественных и зарубежных исследований доказывают, что в самом общем виде ценностные ориентации россиян распадаются на три группы: либеральные, центристские и левые. Ответы на серию вопросов дают основание для вывода о том, что в отношении видения роли государства в социальной и экономической сферах оба сегмента общества сходно тяготеют скорее к позициям левых: по 70% тех и других считают, что государство должно обеспечивать минимальный уровень жизни всем; 66% активистов и 69% населения полагают, что большинство отраслей или стратегические отрасли экономики должны быть государственными. Либеральные ориентации обнаружили по первому вопросу в равной мере по 14% активистов и населения, а по второму вопросу — 3% и 2% соответственно.

Обоснованность таких выводов следует из ответов на ряд других вопросов. Например, такая же доля этих двух сегментов нашего общества (по 14%) считает, что Россия в своем развитии должна ориентироваться на развитые страны Запада, в то время как 76% активистов и 73% населения убеждены в том, что у России свой особый путь. В чем же выражается этот особый путь? Прежде всего в том, что в ней порядок должен значить больше, чем свобода — эту позицию занимают 67% активистов и 76% населения; а сильный лидер необходим больше, чем демократия — с этим согласны 68% активистов и 73% населения.

Вместе с тем, отношение к свободе не так однозначно, как может показаться исходя из вышеизложенного ответа. Начнем с того, что 68% активистов и 62% населения в той или иной степени считают себя свободными. К тому же право на свободу и личную неприкосновенность в различной степени важны для 99% активистов и для 97% населения. Иначе говоря, ценности свободы, особенно личной, интериоризированы подавляющим большинством российских граждан.

При этом более двух третей (68%) опрошенных россиян считают, что право на свободу и личную неприкосновенность в настоящее время соблюдается.

Отношение к различным видам свобод, разумеется, неодинаково. Меньше всего россияне ценят свободу выезда за границу, свободный выбор вступать или не вступать в политические партии по своему усмотрению и свободу предпринимательской деятельности. Более всего они ценят свободу слова, свободу совести и свободу выбирать место жительства. И лишь затем следуют свобода собственности и свободные выборы. Итак, политические свободы в среднем уступают личным и социально-экономическим свободам. Однако, активисты в целом больше ценят политические свободы, чем население.

Неоднозначная структура ценностных ориентаций российских граждан видна и из их отношения к основным политическим партиям. В настоящее время наиболее популярны левые партии — 28% активистов и 22% населения близки позиции КПРФ, еще 10% активистов и 4% населения разделяют позиции «Трудовой России». Позиции леволиберальной партии «Яблоко» близки 20% активистов и 10% населения. Праволиберальные взгляды — это сторонники «Союза правых сил» — привлекают 19% активистов и 8% населения. Центристские позиции «Единой России»» близки 23% активистов и 25% населения. Наконец, националистическо-харизматическая ЛДПР привлекательна лишь для 6% активистов и для 11% населения. Таким образом, партийные ориентации делят российских граждан с некоторым сдвигом влево на три основные не сильно отличающиеся количественно друг от друга вышеназванные группы политических ориентаций.

Особое место в гражданском обществе занимают ценности прав и свобод человека. Одними из наиболее точных поведенческих выражений этих ценностей является участие в деятельности правозащитных организаций. Среди активистов таковых оказалось 18%, а среди населения — лишь один процент. Правда, у населения такое участие возрастает несколько более высокими темпами, чем у активистов.

Среди проблем, которые могли бы побудить респондентов принять участие в коллективных действиях по их решению, значимое место, прежде всего у активистов, занимают проблемы прав человека. На первом месте стоит проблема нарушения гражданских прав. Она побудила бы к политическому участию 25% активистов и 14% населения. На втором — проблема нарушения социально-экономических прав, которая стимулировала бы участие 23% активистов и 9% населения. Третье и четвертое места разделяют проблемы прав женщин — она побудила бы к участию 15% активистов и 4% населения, и национальных меньшинств — она побудила бы к участию 16% активистов и 3% населения. Проблемы защиты остальных видов прав заметно слабее стимулируют политическое участие российских граждан.

На политическое участие гражданина и его оценки влияет и личный опыт связанный с нарушениями прав человека. 60% активистов и 41% населения сталкивались с ущемлениями их прав. Первое место занимают нарушения социально-экономических прав. Второе — нарушения трудовых прав. Третье — личных прав. С нарушениями остальных своих прав — на благоприятную окружающую среду, избирательных и иных политических прав, на охрану здоровья и медицинскую помощь, на информацию и другие права — граждане, по их собственной оценке, сталкиваются гораздо реже.

Вместе с тем, в среднем почти 60% как активистов, так и всего населения считают, что в нашей стране права человека в целом соблюдаются. Исключение составляют право на благоприятную окружающую среду, которое соблюдается по мнению только 27% активистов и 34% населения. На оценки уровня соблюдения или несоблюдения прав человека влияет не только собственный опыт респондентов, но и освещение состояния с соблюдением этих прав средствами массовой информации, а также степень личной озабоченности и значимости для респондентов тех или иных прав человека. Этим объясняется, например, низкая оценка состояния с экологическими правами в нашей стране.

VI. Роль общественных организаций и политических партий в повышении активности населения

Как следует из глубинных интервью с руководителями общественных организаций и из результатов опроса населения и активистов, существующие сегодня в России общественные организации и политические партии в большинстве своем самодостаточны и мало заинтересованы в привлечении широкого круга людей к своей деятельности.

Политические партии обращаются к населению, как правило, только во время проведения избирательных компаний. При этом круг этих партий не очень велик — 7-8 партий. Основная цель этих обращений:

Таблица 6. Цель обращений политических партий к населению

  Активисты Население
Агитация голосовать 29% 44%
Приглашение на собрание 40% 28%
Сбор подписей 28% 29%
Приглашение на митинг 20% 9%
Денежные пожертвования 8% -

За содействием или с приглашением к участию к людям за последний год общественные организации и власти обращались не очень часто. Такое обращение получил лишь один из пяти опрошенных среди населения и каждый второй среди активистов, которые более активно включены в общественную деятельность.

Наиболее активно проявляют себя Советы ветеранов, профсоюзы, экологические организации и группы по защите животных.

Весьма пассивны по работе с массами правозащитные организации и объединения, спорткомитеты, комитеты по борьбе с наркоманией, молодежные организации, организации культуры и различные благотворительные организации.

Среди активистов 85% откликнулись на обращение к ним, среди населения таких чуть более половины — 54%.

Местные органы власти обращались к людям крайне редко — лишь к каждому 11-му из опрошенных респондентов и каждому третьему из активистов.

Основная цель обращения местных органов власти — участие в субботнике, агитация голосовать, приглашение на собрание, сбор подписей или приглашение на митинг.

При этом подавляющее число людей, как активистов, так и просто граждан, говорят, что они положительно откликнулись на эти обращения.

Среди других групп наибольшую активность проявляют религиозные организации, а также РЭУ (ЖЭКи). Если среди активистов три четверти положительно откликнулись на эти обращения, то среди населения их 43%. Причины отказа — отсутствие доверия к обращающейся организации, отсутствие интереса к этой организации, отсутствие времени.

Методы работы с населением и активистами и у партий, и у общественных организаций, и у местных властей достаточно однообразны. И если для активистов это, в основном, беседа с представителями лично или по телефону, то для населения — письмо в почтовый ящик, плакат с призывом и объявления в подъезде. И только экологи придумали несколько PR акций в защиту редких животных по Интернету, что привлекло к этим акциям значительное количество молодежи.

VII. Активисты и население — черты сходства и отличия

1. Различия населения и активистов по социально-демографическим характеристикам

По большинству социально-демографических характеристик население статистически значимо отличается от активистов.

Среди активистов есть не слишком большое по абсолютной величине, но статистически существенное сближение доли мужчин и доли женщин по сравнению с населением. Поэтому можно утверждать, что женщины проявляют несколько более высокую активность, чем мужчины в политической и социальной сфере. Но в органах федеральной власти и даже региональной власти на руководящих и выборных должностях наблюдается более высокая доля мужчин, чем в среднем по населению. Таким образом активность многих женщин остается на уровне локальных инициатив и социальной работы с населением, не находя выхода в сферу политики и государственного управления.

Таблица 7. Различия населения и активистов по полу

  Активисты Население
Мужской 46% 44%
Женский 54% 56%

ВСЕГО

450

945

Примечание: Для анализа различий были использованы сравнения ответов на вопросы анкеты двух групп респондентов — населения и активистов по критериям Краскала-Уоллеса и Манна-Уитни.

Эти непараметрические статистические критерии позволяют независимо от типа распределения ответов на вопросы проверить принадлежат ли обе группы респондентов к одной выборке. В случае принадлежности к одной выборке считается, что статистически существенных различий между этими группами нет, в противном случае — обнаруживаются существенные статистические различия.

Показателями существенности статистических различий являются уровни значимости этих различий. В данном отчете был выбран уровень значимости критериев 0,01, т.е. 1%, что означает примерно 1% ошибки при отклонении нулевой гипотезы, которой в этих критериях является гипотеза о принадлежности к одной выборке. Таким образом, вывод о существенности различий между населением и активистами делался в тех случаях, когда уровень значимости обоих критериев был не более 0,01.

Среди активистов практически нет лиц с образованием 7 классов и меньше (0,0%), значительно меньше, чем среди населения доля лиц со средним образованием (8% среди активистов и 26% среди населения) и более, чем в три раза выше доля лиц с высшим образованием (69% среди активистов и 22% среди населения).

Можно предположить, что высокий уровень образованности при прочих равных создает активистам определенные преимущества в их профессиональной, общественной и политической деятельности.

Таблица 8. Различия населения и активистов по образованию

  Активисты Население
7 классов и меньше 0% 9%
Незаконченное среднее 0% 9%
Среднее 8% 26%
Среднее специальное 18% 27%
Незаконченное высшее 5% 6%
Высшее 69% 22%

ВСЕГО

450

945

Статистически значимыми являются различия между активистами и населением по их отношению к трудовой деятельности. В выборке активистов доля работающих резко выше (82% у активистов и 58% у населения), а доли пенсионеров, инвалидов, безработных, ведущих домашнее хозяйство и студентов — ниже по сравнении с населением.

Отсюда вывод, что политическая и социальная активность граждан имеет больше шансов проявиться в условиях постоянной трудовой занятости.

Таблица 9. Различия населения и активистов по отношению к трудовой деятельности

  Активисты Население
Работает 82% 58%
Временно не работает 1% 1%
Пенсионер, инвалид 11% 26%
Домашнее хозяйство 1% 5%
Безработный 2% 5%
Студент 3% 5%

ВСЕГО

450

945

У активистов значительно меньше свободного времени, т.е. они больше часов в неделю считают себя занятыми. Наиболее заметны различия для самых занятых респондентов. Так менее 10 часов в неделю заняты 40% активистов и лишь 24% населения, а от 11 до 20 часов — 32% активистов и 24% населения.

Таблица 10. Различия населения и активистов по количеству свободного времени в неделю

  Активисты Население
Менее 10 часов 40% 24%
11-20 часов 32% 24%
21-35 часов 13% 16%
36-49 часов 3% 9%
Более 49 часов в неделю 3% 9%
Затрудн. ответить/ Отказ 10% 17%

ВСЕГО

450

945

Таким образом, отсутствие свободного времени не является причиной низкой социальной активности. Наоборот, активисты более заняты и располагают меньшим количеством свободного времени.

Статистически значимо различаются активисты и население по своим доходам: у активистов доходы сдвинуты в сторону больших значений, чем у представителей группы населения. Таблица 11 показывает, что среди населения практически нет тех, кто считает, что у него доходы выше среднего, а среди активистов таких оказалось 4%, немного выше среднего — у населения 10%, а у активистов — 17%, имеют доход такой же, как средний — 34% активистов и лишь 25% граждан. Соответственно в категориях ниже и гораздо ниже среднего доля у активистов меньше, чем у населения. Более того, активисты реже, чем население затрудняются с оценкой своего дохода (3% у активистов и 5% у населения), что свидетельствует о несколько большей уверенности активистов в своих доходах и в том, что их можно публично оценивать.

Социальное положение активистов приносит большинству из них заметное, по сравнению с населением, повышение их доходов, то есть активность конвертируется в улучшение материального положения.

Таблица 11. Различия населения и активистов по уровню доходов

  Активисты Население
Гораздо выше среднего 4% 0%
Немного выше среднего 17% 10%
Такой же, как средний 34% 25%
Немного ниже среднего 25% 29%
Гораздо выше среднего 18% 30%
Затруднились ответить 3% 5%

ВСЕГО

450

945

В дополнение к более высокому в среднем уровню доходов активисты демонстрируют большую уверенность в своих способностях обеспечить имеющийся у них уровень жизни, который у большинства из них либо повысился, либо остался на том же уровне за последние 5 лет.

Статистически значимыми являются различия активистов и населения по их отношению к возможной потере главного источника доходов: активисты обладают в целом большей, чем население уверенностью в том, что их уровень доходов позволит преодолеть столь сложную жизненную ситуацию.

Таблица 12. Различия населения и активистов по тому, что значит для них потеря главного источника дохода

  Активисты Население
Надо срочно искать новый источник 42% 55%
Могу прожить некоторое время 44% 31%
Могу прожить довольно долго 5% 3%
Не повлияет на мой образ жизни 5% 3%
Затруднились ответить/ Отказ 5% 8%

ВСЕГО

450

945

Активисты в целом значительно чаще отвечали, что сумели повысить уровень своей жизни за последние 5 лет, чем представители населения. Уровень жизни за последние 5 лет повысился у 28% активистов и только у 20% населения, а наоборот понизился — у 30% активистов и у 39% населения. Большая, чем среди населения, доля активистов сумела сохранить свой уровень жизни за последние 5 лет (40% активистов и 36% населения).

Таблица 13. Различия населения и активистов изменению уровня жизни за последние 5 лет

  Активисты Население
Стал намного выше 4% 2%
Стал немного выше 24% 18%
Остался на прежнем уровне 40% 36%
Стал немного ниже 20% 23%
Стал намного ниже 10% 16%
Затруднились ответить/ Отказ 3% 4%

ВСЕГО

450

945

Более высокий уровень материальной обеспеченности, более высокий уровень жизни и уверенности в своей способности его обеспечить в будущем отражаются в более высокой удовлетворенности активистов, по сравнению с населением, успешностью своей жизни.

По данным Таблицы 14 как очень успешную или в целом успешную оценивают свою жизнь 82% активистов и лишь 60% населения. Показательно также, что свою жизнь как совершенно неуспешную оценивают 1% активистов и 5% населения, а также то, что активисты значительно реже, чем население затрудняются с ответом на этот вопрос (7% активистов и 12% населения). Поэтому у активистов оценки успешности жизни статистически значимо выше, чем у населения.

Таблица 14. Различия населения и активистов по оценкам успешности жизни

  Активисты Население
Очень успешная 9% 3%
В целом успешная 73% 57%
Скорее неуспешная 11% 23%
Совершенно неуспешная 1% 5%
Затруднились ответить/ Отказ 7% 12%

ВСЕГО

450

945

Сравнение социально-демографических характеристик активистов и населения позволяет сделать вывод о том, что активисты занимают более высокие социальные позиции в нашем обществе, чем представители населения, не относящиеся к этой социальной категории. И эти более высокие социальные позиции активистов способствуют повышению уровня их доходов, уверенности в способности сохранить материальное благополучие, а также повышению уровня оценок успешности своей жизни, т.е. более высокому, чем у большинства граждан, уровню жизни и социального благополучия.

2. Территориальные различия между активистами и гражданами

Среди активистов статистически значимо большая доля, чем среди населения, живет в городах, в том числе, в мегаполисах и крупных городах. То, что лишь 8% активистов живет в сельской местности, не может быть случайностью, это определенная социальная закономерность, представленная в Таблице 15.

Таблица 15. Различия населения и активистов по оценкам успешности жизни

  Активисты Население
Городской 92% 66%
Сельский 8% 34%

ВСЕГО

450

945

Существенными являются и различия между активистами и населением по числу жителей населенного пункта — доля активистов значимо больше в мегаполисах и крупных городах. Как видно из Таблицы 16 доля активистов превышает долю населения в городах с населением более 1 миллиона жителей, от 500 тысяч до 1 миллиона и от 250 тысяч до 500 тысяч, а ниже доли населения — в поселениях с численностью населения до 20 тысяч жителей.

Таблица 16. Различия населения и активистов по численности жителей населенных пунктов

  Активисты Население
Более 1 млн. 24% 17%
500-999 тыс. 20% 13%
250-499 тыс. 14% 10%
100-249 тыс. 13% 6%
50-99 тыс. 8% 12%
20-49 тыс. 3% 6%
Менее 20 тыс. 18% 37%

ВСЕГО

450

945

Как видно из Таблицы 17 среди активистов повышена по сравнению с населением доля тех, кто прожил большую часть своей жизни в краевом, областном или районном центре, доля же проживших в Москве и Санкт-Петербурге, а также в сельской местности, снижена. Характерно и то, что активисты значительно чаще, чем население затрудняются с ответом на соответствующий вопрос. По-видимому, некоторым из них вообще не хотелось бы раскрывать, где они прожили большую часть своей жизни, потому что такие сведения могут помешать им в их нынешнем состоянии.

Можно предположить, что более социально и политически активными становятся те граждане, которые большую часть жизни прожили в провинции, но стремятся приехать в крупные города и закрепиться в них, либо живут в городах — административных центрах регионов и имеют возможность проявления в них своей активности. Поэтому необходимо больше внимания уделять поиску и направлению деятельности активистов в краевых, областных и районных центрах России по сравнению с мегаполисами и сельской местностью.

Таблица 17. Различия населения и активистов по тому, где они прожили большую часть своей жизни

  Активисты Население
Москва, С.-Петербург 6% 9%
Областной/краевой центр 37% 26%
Районный центр 25% 23%
Поселок городского типа 10% 9%
Сельская местность 19% 33%
Затрудн. ответить/ Отказ 3% 1%

ВСЕГО

450

945

3. Социальная активность активистов и населения

Одним из показателей социальной активности респондентов может также служить наличие у них выхода в сеть Интернет. В современных российских условиях более социально активные граждане чаще имеют такой доступ и используют его для обеспечения общения, досуга и получения информации для своей профессиональной деятельности. И наоборот, менее социально активные граждане чаще не видят для себя необходимости иметь доступ в сеть Интернет.

Большинство активистов в России не имеют выхода в сеть Интернет (52%), но среди населения доля таких респондентов в полтора раза больше (83%). Имеют выход в сеть Интернет 49% активистов и 15% населения. Таким образом, активисты значительно чаще имеют выход в сеть Интернет, чем население.

Таблица 18. Различия населения и активистов по наличию у них доступа в сеть Интернет

  Активисты Население
Да, только на работе 24% 9%
Да, только дома 11% 3%
Да, на работе и дома 14% 3%
Нет 52% 83%
Затруднились ответить/ Отказ 0% 2%

ВСЕГО

450

945

4. Различия в ценностных ориентациях и реальной общественно-политической деятельности между активистами и населением

Анализ полученных результатов показал, что эти две группы — активисты и население — существенно различаются практически по всем вопросам. Активисты проявляют гораздо больший интерес к политической и общественной жизни общества, чем население России в целом.

Активисты чаще и более регулярно смотрят программы новостей, как на российских, так и на западных каналах телевидения, слушают программы новостей по радио, читают местную и центральную прессу.

Например, центральные газеты регулярно (ежедневно или несколько раз в неделю) читают 71% активистов и 28% населения.

Активисты в два раза чаще обсуждают политические вопросы с семьей (59% против 29% для населения) и с друзьями, соседями, коллегами по работе (соответственно 74% и 33%).

Если свою роль в решении проблем района города 72% населения видит лишь в участии в выборах и отслеживании работы избранных ими депутатов и руководителей, то активисты более активны и склонны к самоорганизации для решения тех или иных проблем своего города, района и страны в целом.

Две трети активистов в той или иной форме участвовали в избирательных кампаниях, причем в основном в последние годы. Среди населения в избирательных кампаниях участвовали лишь 16%, при этом половина из них — более пяти лет тому назад.

Почти половина активистов (49%) участвовали в митингах, демонстрациях и шествиях, причем в течение последних трех лет. Среди населения в целом только 7% принимали участие в таких мероприятиях, причем две трети из них — 5-10 лет тому назад и ранее.

В забастовках и пикетах лично участвовали 17% активистов и только 2% опрошенного населения, причем с аналогичной разницей во времени: две трети активистов принимали участие в забастовках и пикетах в течение последних трех лет, в то время как только 20% населения митинговали в эти годы, а основная масса населения принимала участие в митингах и забастовках более 5 лет тому назад.

Организаторами митингов, демонстраций, пикетов и демонстраций, по мнению и активистов, и всего населения, являются:

    Профсоюзы
    КПРФ
    Другие общественные организации
    Предприятия
    Местные органы власти.

Основные цели активных выступлений, по мнению населения, это прежде всего:

    Выплата заработной платы/ пособий
    Повышение заработной платы, стипендий, пособий
    Отстаивание прав, защита интересов трудящихся
    Организация выборов
    Праздничные шествия и митинги.

В то же время активисты трактуют цели активных социальных действий значительно шире, чем население в целом:

    Защита демократии
    Экологические проблемы
    Улучшение жизни людей
    Протесты против повышения цен на коммунальные услуги, реформа ЖСК
    Протесты против правительственных решений
    Вопросы энергоресурсов
    Поддержка военной реформы
    Защита прав многодетных семей
    Акции против строительства гаражей и автостоянок
    Отстаивание интересов ветеранов
    Протест против войны в Чечне
    Смена руководящего состава, смена власти
    Привлечение внимания к отдельным проблемам
    Против изменения юридического статуса либо смены руководства предприятий
    Строительство гаражей и автостоянок на месте площадок для отдыха и т.д.

Индивидуальные формы протеста практически не применяются. Даже среди активистов лишь 2% опрошенных участвовали в подобных формах протеста. В основном они протестовали на предприятиях по месту работы или учебы.

Цели таких протестов — как экономические, так и политические: выплата заработной платы и пособий, отстаивание своих прав, протест против закрытия шахт, а также помощь общественным организациям, поддержка студенческих демонстраций на площади Тянь-ань-Мынь, социальные и экологические проблемы, отстаивание интересов ветеранов и помощь им, улучшение условий жизни людей, встречи и общение в рамках общественных организаций, повышение платы за коммунальные услуги, вопросы образования, просветительская деятельность, организация досуга молодежи, пропаганда и агитация, а также еще 52 общественно значимых проблемы.

Обращались лично в СМИ и органы власти лишь 4% обычных граждан и более одной трети (38%) активистов. При этом обычных граждан стимулировали к таким обращениям либо руководство предприятий, либо профсоюзы, а у активистов число инициаторов таких переговоров гораздо шире — от родственников и знакомых, жителей дома или района до различных политических партий (прежде всего КПРФ, СПС), местных органов власти, депутатов, женских и других общественных организаций.

Активисты гораздо чаще, чем обычные граждане (53% против 11%), делают денежные пожертвования. При этом организаторами сбора денежных пожертвований чаще всего выступают религиозные и общественные организации, партии, благотворительные организации и местные органы власти.

Основные цели сбора денежных пожертвований — помощь малообеспеченным слоям населения, благотворительность/ гуманитарная помощь, помощь пострадавшим и жертвам стихийных бедствий, восстановление/ помощь храмам.

Активисты в 10 раз чаще, чем другие граждане, обращаются в суд для отстаивания групповых интересов по самым разнообразным социально-значимым вопросам.

Две трети активистов и только 5% населения в целом брали на себя роль организаторов и выступали перед людьми, призывая их к решению тех или иных проблем. К этому их подталкивали родственники, знакомые или другие общественные организации.

70% активистов и лишь 12% обычных граждан посещают собрания, организованные общественными организациями.

58% активистов принимают участие в деятельности политических партий, причем в течение последних пяти лет, в то время как лишь 10% населения в целом принимали участие в деятельности партий, приэтом две трети из них делали это более 10 лет назад.

В деятельности правозащитных организаций участвуют 18% активистов и лишь 1% обычных граждан.

В работе женских организаций активисты участвуют в 5 раз чаще, чем обычные граждане. Такая же картина наблюдается и в отношении участия людей в деятельности других общественных организаций:

Таблица 19. Участие в работе общественных организации (% участвующих)

Общественные организации Активисты Население
Экологические 14% 2% (меньше в 7 раз)
Молодежные 38% 14% (меньше в 2,5 раза)
Советы ветеранов 17% 2% (меньше в 8 раз)
Местные органы самоуправления 26% 5% (меньше в 5 раз)
Благотворительные организации 34% 2% (меньше в 14 раз)
Другие общественные организации 32% 3% (меньше в 11 раз)
Религиозные организации 14% 3% (меньше в 5 раз)
Объединения по интересам 18% 7% (меньше в 2,5 раза)

Почти одна треть активистов когда-либо занимали выборную должность в органах власти (29% против 2% для населения), и еще 20% активистов баллотировались на выборные должности, но не были избраны. Среди активистов, занимавших выборные должности, 5% избирались в федеральные органы власти, 9% — в областные, 78% — в городские или районные органы власти, 5% — в организации по месту жительства, и еще 2% — по месту работы или учебы. Среди 2% обычных граждан, занимавших когда-либо выборные должности, 79% делали это в советское время и, в основном, избирались в местные органы власти — городские или районные (51%) и в организации по месту жительства (39%).

Официальные должности в органах власти занимали 14% активистов, причем одна треть из них занимает их в настоящее время.

Опыт работы в комсомоле, КПСС, профсоюзах имеют 52% активистов и 13% всего населения. Для большинства их них это опыт, который они приобрели еще в советское время.

Какие-либо должности в различных общественных организациях занимали 38% активистов и лишь 3% населения. Активисты, в основном, занимают их в настоящее время, а рядовые респонденты делали это преимущественно в советское время.

Очень невелик процент людей, избиравшихся когда-либо в домовые комитеты. Очевидно, что эта форма общественной активности не нашла еще широкого распространения в российском обществе.

У активистов также более развито чувство ответственности за различные группы населения и положение дел в селе/ городе/ районе/ области/ стране:

Таблица 20. Чувство ответственности за разные группы населения (% людей, которые чувствуют такую ответственность)

  Активисты Население
Ответственность за своих родителей 75% 66%
Ответственность за своих детей 85% 77%
Ответственность за своих друзей 94% 77%
Ответственность за чужих детей-сирот 89% 61%
Ответственность за родственников-инвалидов 59% 44%
Ответственность за чужих людей-инвалидов 83% 53%
Ответственность за беженцев 71% 33%
Ответственность за положение дел в своем доме 94% 79%
Ответственность за положение дел в селе/ округе 80% 57%
Ответственность за положение дел в районе 84% 52%
Ответственность за положение дел в городе 84% 46%
Ответственность за положение дел в области 78% 42%
Ответственность за положение дел в стране в целом 77% 47%

Активисты в значительно большей степени готовы принять участие в различных видах общественно-политической деятельности:

Таблица 21. Готовность принять участия в различных акциях
(% тех, кто готов был бы принять участие)

  Активисты Население
В сборе гуманитарной помощи 87% 60%
В сборе денежных пожертвований 85% 57%
В деятельности общественных организаций 83% 26%
В подписании писем, обращений 82% 64%
В избирательной кампании 78% 35%
В коллективных обращениях в суд 68% 51%
В митингах, демонстрациях 67% 31%
В работе политических партий 53% 14%
В противодействии действиям милиции 50% 27%
Выступить организатором создания общественной организации 48% 7%
В забастовке 46% 31%
Баллотироваться в органы общественного самоуправления 41% 9%
Баллотироваться в органы власти города/ района 37% 8%

И если рядовые граждане готовы принять участие в различных формах общественно-политической деятельности, то активисты готовы выступить организаторами создания общественных организаций и баллотироваться в органы власти различного уровня.

Именно наличие лидерских качеств, скорее всего, и отличает активистов от обычных граждан, основная масса которых ждет, когда их кто-либо организует (56%), или считает, что у них не возникало проблем, которые бы их затрагивали (35%).

Причины, которые могли бы побудить людей принять участие в общественно-политической деятельности, среди активистов и рядовых граждан одни и те же, но их побудительная сила для этих двух категорий людей различна.

Отличает активистов и уверенность в том, что путем участия в митингах, забастовках, подписании обращений и петиций можно изменить ситуацию в городе или районе.

Особенно важным активисты считают участие в выборах (80%), деятельности политических партий (66%) и неправительственных общественных организаций (60%). Но и активисты, и рядовые граждане выступают против участия в вооруженном сопротивлении (65% активистов и 66% населения), перекрытии дорожного движения (57% активистов и 69% населения), актах гражданского неповиновения (58% активистов и 68% населения), хотя и те, и другие отмечают, что им приходилось сталкиваться с нарушением их прав и интересов (60% активистов и 41% рядовых граждан). Наиболее часто среди причин ущемления или нарушения их прав люди называют невыплату заработной платы, жилищно-коммунальные вопросы, трудовые споры и неправомочные действия милиции.

Активисты гораздо чаще, чем обычные граждане, предпринимают попытки для осуществления какой-либо идеи или проекта (48% против 10%), хотя и тем, и другим помогали в осуществлении проекта друзья, коллеги, представители сообщества, проблемы которого респонденты пытались решить, члены их семей и, отчасти, местное руководство. Активистам удалось в большей степени получить поддержку общественных организаций, политических партий и коммерческих организаций, а рядовые граждане такой поддержки не получили. Однако, и активисты, и рядовые граждане достигли конечной цели проекта (соответственно 88% и 86%).

5. Политические предпочтения Активистов и Населения в целом

Политические предпочтения активистов и населения статистически значимо различаются.

Эти различия можно обнаруживаются, если сопоставить ответы активистов и населения на вопросы о том, насколько им близки позиции тех или иных политических партий.

Таблица 22. Различия населения и активистов по тому, насколько им близки позиции политических партий (В Таблице приводятся суммы процентов ответов о позиции каждой политической партии: «очень близка» и «довольно близка»)

Политические партии Активисты Население
КПРФ 28% 22%
«Единая Россия» 33% 25%
«Яблоко» 20% 10%
«Союз правых сил» 19% 8%
ЛДПР 6% 11%
«Трудовая Россия» 10% 4%

В настоящее время как для активистов, так и для населения не существует политической партии, которой бы отдавало предпочтение большинство респондентов. Политическими симпатиями как активистов, так и населения пользуются все политические партии, представленные в анкете для проведения исследования. Но для всех политических партий, кроме ЛДПР, среди активистов находится больше их сторонников, чем среди населения. Скорее всего, это следствие того, что активисты значительно чаще, чем все население участвуют в деятельности практически всех политических партий. Исключение составляет лишь партия ЛДПР, позиции которой близки несколько большей доле населения, чем активистов, что скорее всего связано с популистским характером деятельности этой партии и ее лидера В.В. Жириновского. Обе последние гипотезы требуют дополнительной проверки.

Можно отметить также, что для политических партий КПРФ и «Единая Россия» различия в процентах близости их позиций позициям респондентов несколько меньше различаются, чем для других партий. И именно эти партии имеют наибольшие шансы сохранить свои фракции в Государственной Думе РФ по итогам выборов 2003 года. Эта связь требует дальнейшего изучения.

6. Внутренняя структура группы активистов

Группа активистов не является единой в своих предпочтениях и оценках. Активисты в целом весьма существенно отличаются от населения, но внутри группы активистов явно выделяется две подгруппы, которые несколько условно можно назвать группой профессиональных активистов и группой непрофессиональных активистов.

К профессиональным активистам можно отнести тех активистов, которые являлись в период сбора данных депутатами, баллотировались в депутаты различных уровней, а также тех, кто получал материальные поощрения и другие блага от занятий общественной деятельностью. Профессиональных активистов в выборке оказалось 194 респондента, что составляет примерно 43% от ее общего объема.

К непрофессиональным активистам можно отнести тех активистов, которые не занимают выборные должности во властных структурах и не баллотировались на такого рода должности, а также тех, кто не получает никаких материальных благ от занятий общественной деятельностью. Непрофессиональных активистов в выборке оказалось 253 респондента, что составляет примерно 56% от ее общего объема.

По видам деятельности существенными оказались различия между профессиональными и непрофессиональными активистами в тех случаях, когда деятельность была связана с руководством или с представительством интересов. В частности, профессиональные активисты скорее, чем непрофессиональные активисты, участвуют в подписании коллективных писем в СМИ или в органы власти, в переговорах с властями, обращаются в суд для защиты групповых интересов, выступают перед гражданами, призывая к решению тех или иных проблем, посещают собрания, организованные общественными организациями. При этом в субботниках и воскресниках, в благотворительности и денежных пожертвованиях, в направлении писем в СМИ и органы власти, в избирательных кампаниях, в забастовках, пикетах, занятиях зданий и перекрытии автомобильных и железных дорог, в митингах, шествиях, демонстрациях и других массовых акциях протеста или отстаивания своих прав профессиональные и непрофессиональные активисты участвуют примерно одинаково часто или нечасто.

Профессиональные активисты чаще, чем непрофессиональные принимали участие в деятельности молодежных организаций и местного самоуправления за последние 12 месяцев. В деятельности других организаций, формальных и неформальных объединений граждан профессиональные и непрофессиональные активисты принимают участие примерно одинаково часто или нечасто.

По политическим предпочтениям позиции профессиональных и непрофессиональных активистов статистически значимо не отличаются.


2 Впервые это было выявлено в сравнительном исследовании Verba Sidney, Nie Norman N., Kim Jae-on. Participation and Political Equality. A Seven Nation Comparison. The University of Chicago Press, Chicago and London, 1978. Затем данные выводы были подтверждены и другими сравнительными и страновыми исследованиями.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта