Демократия.Ру




... - Запомни это, ученик - жестокая власть свирепее тигра. Конфуций (ок. 551-479 до н.э.), древний мыслитель и философ Китая


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


16.11.2018, пятница. Московское время 10:30


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

1. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИТОГИ РЕГИОНАЛЬНЫХ ВЫБОРОВ 2001 Г.

Туровский Р.Ф. Региональные выборы в контексте меняющихся отношений центра и регионов

Уважаемые коллеги! Я вижу свою задачу в том, чтобы тезисно, не останавливаясь на подробностях конкретных избирательных кампаний, представить вам свое видение того, как выглядят региональные выборы в контексте меняющихся отношений между федеральным центром и субъектами федерации.

Общей рамкой отношений между центром и регионами являются процессы централизации и унификации, как их можно называть. Я не буду вдаваться в детали этих процессов, так как для нас они являются просто рамкой. Каким образом все это повлияло на контекст региональных выборов?

  • Во-первых, централизация: появился новый посредник (причем активный посредник) между центром и регионами в лице полномочных представителей Президента, которые пытались использовать свои посреднические усилия для того, чтобы воздействовать как на Кремль, так и на региональные элиты.
  • И второй процесс, характерный для последнего цикла региональных выборов, - это процесс прогрессирующего раздела России на сферы влияния между крупными финансово-промышленными группами (ФПГ).

Здесь все происходит в соответствии с ленинским тезисом об империализме как высшей стадии капитализма, когда финансово-промышленные группы именно сейчас, при Путине, вступили в борьбу между собой за контроль над региональными площадками. Эти два процесса, посредничество полномочных представителей Президента и империалистический раздел регионов России между ФПГ, по сути, определяют контекст региональных избирательных кампаний.

На этом фоне очень заметно, что партийный фактор стал заметно более слабым. Снизилось значение тех старых сценариев, что были характерны для первого цикла региональных выборов, т.е. когда против губернаторов выступали мэры крупных городов (здесь мы видим только одну победу), спикеры законодательных собраний (также одна победа), представители ФПГ (четыре победы). Эти сценарии стали уходить в прошлое по сравнению, с двумя выше обозначенными основными моментами.

Произошло явное объединение внутриполитической сцены, при этом значительно усилилось значение внешних факторов, которые все в большей степени определяли ход региональных избирательных кампаний. Усложнение ситуации произошло, прежде всего, за счет вмешательства множества внешних игроков, которые продвигали своих людей или создавали свою агентуру из представителей региональной элиты. Очень заметно, что в большинстве регионов, как показали эти выборы, внутренний враг оказался повержен, но в то же время внешние интересы стали все более и более значимыми, и это были как политические интересы федерального центра и его полномочных представителей, так и экономические в лице финансово-промышленных групп.

В результате регионы все больше стали превращаться в объект внешнего управления, а выборы все больше стали превращаться не столько в борьбу между яркими харизматическими лидерами местного уровня, сколько в соперничество между управляющими субъектами (и в значительной степени субъектами внешними) за право выстроить региональную политическую сцену в соответствии со своими политическими интересами. Отсюда заметно и снижение гражданской составляющей в контексте избирательных кампаний, т.е. снижение и партийного фактора, и самого интереса избирателей к выборным кампаниям, и в то же время все большую роль начинают играть экономические интересы и бюрократические интриги, которые становятся все более преобладающими факторами.

Роль личности и роль идеологии в избирательных кампаниях снижалась, в конце концов, избирали людей, которые в буквальном смысле ничего из себя не представляли, взять хотя бы того же Торлопова в Республике Коми, и в то же время роль административно-финансового ресурса становилась все более и более значимой в контексте этих выборов. Случилось даже так, что избиратель стал как бы вторичным в этой системе отношений. Конечно, это не значит, что избиратель настолько глуп, чтобы голосовать за тех, кого ему предлагают извне, но, с другой стороны, ведущие игроки научились понимать весьма простые и незатейливые интересы избирателей, научились эффективно играть на этих интересах, и в этой связи манипулируемость общества в ходе региональных выборов заметно выросла.

И, как я уже говорил, контекст выборов в значительной степени стал все больше контекстом манипулирующих субъектов, которые боролись между собой за право провести своего ставленника в губернаторское кресло или в кресло депутата законодательного собрания. Таким образом эта ситуация выглядит сейчас. По сути, мы вступили в межвыборный период, мы находимся между двумя крупными избирательными циклами. Это относится и к региональным выборам, потому что один большой региональный цикл завершился, и вот-вот начнется следующий мощный региональный период 2003-2004 годов.

Важный процесс, который мы наблюдаем сейчас - это процесс определения единого формата региональных выборов. Это заметно по тем изменениям, которые готовятся в федеральном законодательстве, т.е. налицо попытка центра для следующего цикла региональных выборов определить единый, максимально унифицированный для всех регионов выборный формат.

Это, во-первых, вероятное внедрение обязательной двухтуровой системы на выборах глав исполнительной власти субъектов федерации, так как традиционно считается, что однотуровые выборы неизбежно влекут за собой победу действующего губернатора. Хотя надо сказать, что последние избирательные кампании в ряде случаев показали, что это уже не совсем так: если для первого регионального цикла действительно было характерно сплочение протестного электората вокруг второго кандидата, то на втором региональном цикле такая ситуация тоже повторялась, но не столь часто. И, наоборот, довольно часто действующий губернатор достаточно спокойно выигрывал второй тур. На сегодняшний день нельзя считать, что новая система является абсолютно проигрышной для действующего губернатора. Здесь довольно многое изменилось в отношении избирателей и к губернатору, и к протестным кандидатам. Но, так или иначе, тенденция к обязательному внедрению двухтуровой системы существует. С точки зрения федерального центра, она воспринимается как тенденция к повышению планки на региональных выборах - повышению планки прежде всего для действующего губернатора.

Второй момент, это вероятное установление порога явки для региональных выборов в обязательном порядке. Звучала цифра 50%, хотя вы понимаете, что для региональных выборов такой порог явки - вещь совершенно нереальная. Выборы в законодательные собрания и муниципальные выборы это просто убивает, поэтому скорее всего, речь будет идти о в принципе нормальной пороговой явке в 25%. Но тенденция к тому, чтобы навязать ее всем регионам тоже существует.

И, наконец, еще один единый формат, который усиленно навязывается. Это введение смешанной системы на выборах в региональные законодательные собрания, включая выборы в Государственную Думу: т.е. пятьдесят на пятьдесят, половина по округам, половина по партийным спискам. Вот эта идея тоже продвигается, в принципе она начинала продвигаться еще с прошлого года, но была немножко приторможена. Сейчас же, как вы, наверное, видите, обсуждение этой темы опять началось, и, возможно, уже в ближайшее время будут приниматься принципиальные решения.

Эта попытка установить единый формат для выборов в законодательные собрания неоднозначна для региональной власти и для центра. Для гражданского общества и развития партийной жизни - это огромный плюс. Но, с другой стороны, не очень понятно, для чего это делается с позиции федерального центра. Потому что центр в таком случае рискует получить многополюсные, шумные сборища вместо нынешних вполне управляемых - правда, губернаторами, что может кому-то не нравится - законодательных собраний. Управлять такими шумными сборищами, федеральному центру, конечно, будет очень сложно, даже если к этому будет привлечен весь (честно говоря, не такой уж и большой) аппарат полномочных представителей Президента. Конечно, можно предположить, что все это делается для того, чтобы создать фракции «Единой России» в законодательных собраниях. Но при этом нужно иметь в виду, что одновременно во всех законодательных собраниях обязательно появятся фракции КПРФ и, возможно, других политических сил, т.е. единства в региональных законодательных собраниях после этого, конечно же, не будет. Поэтому инициативу эту я расцениваю как крайне неоднозначную, с точки зрения стабильности на региональном уровне и стабильности в отношениях между центром и регионами. Но факт остается фактом: эта инициатива усиленно продавливается, естественно, для следующего цикла региональных выборов 2004-2005 года.

Вообще, наблюдая ситуацию, приходишь к выводу, что такое множество разнонаправленных инициатив последнее время просматривается, что очень сложно понять: действительно ли эта ситуация управляется и приняты ли какие-то принципиальные решения на государственном уровне. Иной раз возникает такое представление, что множество разных субъектов и субъектиков пытается каждый сказать свое слово по поводу региональной политической ситуации и региональных выборов. В целом эта ситуация больше напоминает управляемый хаос или просто хаос - в общем, это, конечно, любимая логика администрации президента, но в то же время за ней очень редко просматривается какая-то четкая государственная позиция. Потому что, если оценивать объективно путинскую региональную политику, то она на сегодняшний день напоминает множество недостроенных зданий, которые и сломать уже жалко и достраивать сил уже нет. И институт полномочных представителей президента, и обновленный Совет Федерации, и Госсовет, и смешанная система на выборах в законодательные собрания - все это примеры многочисленных путинских недостроек и долгостроев, идеи, которые в принципе понятны, но которые ни до ума, ни до практики не доведены. В этой связи возникает такая вот непонятная, недоделанная ситуация, которая вообще очень характерна для нынешних отношений между центром и регионами.

И еще один момент важный, на мой взгляд, - нынешняя попытка разделить функции Президента и его полпредов в отношениях с регионами. Путин стремится играть роль «доброго следователя» (что заметно по его последним отношениям с губернаторами, которые в принципе выглядят весьма и весьма позитивными) в то время, как на одну ступенечку ниже продолжает жить своей жизнью множество унификационных инициатив. Причем ясности здесь полной нет. Опять возникает и муссируется тема перехода к назначению губернаторов. Причем выдвигается эта идея в том числе и людьми, которые считаются путинскими, как тот же новгородский губернатор Прусак, который предлагает избирать губернаторов каким-то подобием новгородского вече, какого-то собрания представителей. И вообще, именно из людей, близких к путинской команде, почему-то сейчас выдвигаются наиболее дикие инициативы по форматированию региональных выборов. Взять, скажем, недавнее предложение «Единой России» проводить региональные выборы буквально по-стахановски, чтобы губернатор обязательно набирал более 50% от общего числа избирателей, а если он этого не делает, то считается, что регион не справился с поставленной задачей, нет у него лидера, поэтому придется назначать губернатора из центра. Вот такого рода странные и просто дикие инициативы по прежнему живут, живут своей какой-то отдельной жизнью, отдельной и от президента, и от региональных реалий, и это, на самом деле, еще раз подтверждает тот тезис, что, в общем, скоординированной и ясной региональной политики у федерального центра так и не наблюдается.

Если подводить какой-то промежуточный итог, оценивать эту ситуацию в целом, я согласен с тезисом, что происходит борьба между двумя концепциями, концепцией партии власти, т.е. логики компромиссов, которые заключаются между центром и регионами, и концепцией вертикали власти, когда регионы считаются субъектами по определению подчиненными федеральному центру. По сути, эта борьба отличает некую имманентную незавершенность путинского режима, его извечную недоделанность и недосказанность, и на региональных выборах, безусловно, эта ситуация сказывается и продолжает сказываться. Если суммировать то, как в среднем выглядит борьба между этими двумя концепциями, получается что-то вроде создания партии двух вертикалей, потому что пока президент создавал свою собственную вертикаль с губернаторами в качестве подчиненного субъекта, то губернаторы точно так же, в соответствии с законом сохранения политической энергии, создали и усилили свои собственные властные вертикали на местном уровне, путем давления на глав местного самоуправления, на местный директорский корпус, экономическую элиту и т.д. Т.е., по сути, мы имеем дело с такой своеобразной телескопической властной вертикалью, где одна вкладывается в другую. Есть путинская вертикаль с губернаторами, но при этом у каждого губернатора есть своя собственная вертикаль, в которой подчиненным субъектом выступает внутрирегиональная периферия. Вот это, на самом деле, очень характерная особенность современного политического режима, которая была очень заметна на региональных выборах, когда власть опирается на управляемую периферию, на районный уровень, на всех, кто находится в зависимости от власти, в подчинении, и в тоже время занимается подавлением активных центров. Это логика, характерная для Путина, характерная и для всех губернаторов. В принципе губернаторы одержали свои многочисленные победы на прошедших выборах именно за счет этой логики, внутренней властной вертикали, и получается вот такое складывание двух властных вертикалей, колебание между борьбой и альянсом этих двух властных вертикалей, когда региональные выборы по сути превратились в способ выяснения отношений между двумя вертикалями, которые могут быть и вполне позитивными, когда эти вертикали как бы складываются друг с другом, так и негативными, когда они вступают в конфликт и выдвигается какая-то новая фигура, в качестве альтернативы действующему губернатору.

С точки зрения бюрократической игры, и с точки зрения политологии, этот процесс, конечно же, безумно интересен, с точки зрения общества, общество здесь находится в страдательном положении, общество по сути превратилось в объект манипуляции, что, в общем, тоже наглядно показали прошедшие региональные выборы.

Туровский Р.Ф.
Директор Аналитического центра «Политсервис»,
г. Москва

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2018  Карта сайта