Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Перемены, необходимые государству, обычно происходят независимо от чьей-либо воли. Л. Вовенарг


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


01.12.2020, вторник. Московское время 21:59


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Малютин М.В. Новое в выборах 2001 г.

Поскольку большую часть аудитории, как я понимаю, составляют журналисты и практики избирательных кампаний, то я постараюсь уделить минимум внимания теории.

С моей точки зрения, это был интереснейший избирательный год, и если кому-то было скучно, что-то казалось предсказуемым и так далее, то, за вычетом кампании в Московскую городскую Думу, которая, с моей точки зрения, к выборам не имеет отношения вообще, это был удивительно интересный политический год. Хотелось бы перечислить те кампании, в которых самому в том или ином качестве приходилось принимать участие. Поэтому я вполне ответственно отвечаю за все, что говорю. В целом ряде других случаев, придется ссылаться на коллег, которые там работали, но тоже, с моей точки зрения, относящихся к числу людей, вполне заслуживающих доверия.

Год этот, если его определять одной формулой, был годом падения старых губернаторов. Несколько исключений ситуации не меняют. Поскольку, на самом деле, чисто случайно, во втором туре, уже почти проигранные выборы спас Говорин. Интересно, что было бы с Чубом в Ростовской области, если бы не случилось то оригинальное событие, которое произошло, когда выяснилось, что со времен Руцкого в одну из основных форм борьбы у нас по существу превратилась юридическая война. А так как огромное число наших кандидатов и прочих практиков избирательных кампаний у нас привыкли жить «по понятиям» (и до сих пор не многие из них перестроились и начали соответствовать формальным юридическим нормам), то поводов для снятия (при желании, конечно) существует в достаточной степени много. Но, так или иначе, практически во всех этих случаях, с моей точки зрения, главное в том, что выборы в основном проигрывали действующие губернаторы, которые оказались не готовы к борьбе в новых условиях. Причем, совершенно вне зависимости от того, поддерживал их на словах Кремль или не поддерживал. Господину Рокецкому, к примеру, Путин, насколько я понимаю, поддержку лично обещал и до сих пор испытывает некоторый дискомфорт по поводу того, что это обещание не сбылось. Но чего стоили эти обещания, когда, фактически, выборы превратились, по моему мнению, в специфическую форму государственного переворота, осуществляемого силовыми структурами Уральского федерального округа, когда фактически на территории Ханты-Мансийского округа вполне физически были уничтожены штабы конкурентов. Были перехвачены телефонные разговоры, где напрямую был введен во всех деталях этот план переворота. Это, с моей точки зрения, уже вопросы не к данным конкретным специалистам по выборам, а к специалистам по некоторым другим вопросам.

Элементы подобного рода деятельности существовали и в других субъектах Федерации. Скажем, был у меня разговор с основным противником ЮКОСа в Эвенкии, которому я прямо сказал: «А кто вам вообще сказал, что вы в Туру попадете в день голосования?» Он поинтересовался, а как это может произойти. Очень просто, говорю я. Как в свое время господин Федоров в 1996 году стал опять начальником Чукотки. Он закрыл аэропорт, якобы по соображениям погоды, а потом комиссия Центризбиркома прилетела, когда выборы уже благополучно закончились. Надо отдать должное данному кандидату в тот момент. Он поинтересовался, а что делать в таких условиях? Я ответил, что это зависит от того, хотите вы выборы выиграть или нет. Если хотите, найдите самолет и пилотов, которые вылетят, несмотря ни на какие погодные условия. Потом честно вылейте горючее на курс возвращения и подавайте сигнал «Терплю бедствие». Остальное уже зависит от того, насколько, во-первых, хорошо пилот знает этот аэродром. Во-вторых, насколько крепки нервы у диспетчера. Но при варианте, когда рядом с диспетчером стоит человек с пистолетом у виска, все равно и в таком случае надо садиться. Разумеется, при этом еще желательно иметь у себя на борту комиссию Центризбиркома, представителей комиссии Салия из Государственной Думы, а также желательно телевизионщиков. Самое интересное, что за вычетом комиссии Салия и комиссии Центризбиркома, все остальные рекомендации были выполнены. Как и почему не были выполнены другие и как и почему из-за этого г-н Васильев не стал-таки губернатором Эвенкии (хотя, с моей точки зрения, вполне мог им стать) - это тема длинная и особая, на которой сейчас не хотелось бы останавливать внимание, потому что таких примеров можно было бы приводить много.

Да, разумеется, что крупнейшие корпорации России действуют более нагло и энергично, чем действовать можно. Откровенно говоря, временами они ведут себя просто как налетчики. Означает ли это, что им всегда гарантирована победа? Отнюдь не означает. ЛУКОЙЛ проиграл по рейтингу в Ненецком автономном округе. Весьма неудачные, с моей точки зрения, были последние результаты целого ряда избирательных кампаний АЛРОСа. Пожалуй, более или менее регулярных успехов добивается только ЮКОС. В настоящий момент у него наибольшее число представителей в нынешнем составе Совета Федерации.

Что касается роли федеральных округов. Господин Пуликовский, это, по-моему, личное несчастье Владимира Владимировича, который назначил соответствующего человека на соответствующую должность. В свое время генерал Ермолов говорил про императора Николая Павловича, что какой был замечательный человек - всю жизнь ошибался с кадровыми назначениями, и хоть бы один раз ошибся. Вот применительно к Пуликовскому, именно этот тезис можно отнести к роли контроля этого человека за выборами. В какую бы избирательную кампанию не вмешивался, обязательно его кандидат с шумным эффектом проваливается. Что, в принципе, еще раз показала кампания прошлого года. Причем все результаты выборов без исключения.

Была шутка времен старого режима, что система у нас, конечно, отвратительная, но многоподъездная. Поскольку сейчас, извиняюсь за выражение, демократия и федерализм, то многоподъездная система благополучно превратилась в многокабинетную. То, что творилось в целом ряде избирательных кампаний 2001 года, именно проявлением вот этой многокабинетности и внутренней войны целого ряда группировок в Москве. Никак иначе оценить невозможно. Один из общеизвестных примеров - Приморье, другой - Якутия. Если кто-то из здесь присутствующих будет утверждать, что заранее знал, что победит на приморских выборах г-н Дарькин, в это, я думаю, никто не поверит. В это не верил сам г-н Дарькин, когда начинал свою избирательную кампанию, так как это было раскручивание с прицелом на следующие выборы. О том, как, на самом деле, побеждал Штыров, в качестве человека, имевшего некоторое отношение к конструированию его избирательной кампании, я, опять же, могу рассказать для желающих, если у них будет интерес к этой теме.

Так или иначе, помимо вот этого первого варианта - наглый новорусский напор, к какому можно отнести и чем можно объяснить то, что произошло на Таймыре или в Эвенкии, и, наконец, победу в войне Севера и Юга на Большой Тюменщине, был и другой вариант катастроф для действующих губернаторов, когда регион от них устал, когда они надоели прежде всего своим судам. И даже в случае с такой слабой, на мой взгляд, фигурой как Торлопов, которого, на самом деле, не поддерживала всерьез ни одна финансовая корпорация и которому даже не скажу, что сильно кто-то сочувствовал в коридорах Северо-Западного Федерального Округа или Москвы, тем не менее, победу одержать удалось. Хотя, возможно, здесь сыграл свою роль элементарный погодный катаклизм, который в некоторых точках, где гарантированно рассчитывал на победу Спиридонов, сработал против него. Социологи, которые вели кампанию Торлопова, утверждают, что уже примерно где-то за две недели до голосования ситуация характеризовалась как паритетная, и дальше эта тенденция могла только убывать. Абсолютно аналогичный пример - поражение Зубакина (Республика Алтай). Кстати, в достаточной степени интересна эта избирательная кампания в тем, что в первом туре Михаил Лапшин с финансовой точки зрения кампанию вел строго по законодательству. Денег просто не было, как оказалось. И именно поэтому здесь было: что на витрине, то, соответственно, и в магазине. Когда деньги во втором туре в некотором количестве появились, то, (что тоже в достаточной степени характерно для кампании прошлого года) подтвердилось известное изречение: поражение всегда сирота, а вот у победы всегда огромное количество спонсоров, участников и многого другого. По крайней мере, существует пять взаимоисключающих гипотез о том, кто финансировал Торлопова, кто помогал финансово Лапшину, каковы на самом деле были позиции Дарькина. Тоже в достаточной степени много приходилось и слышать и читать.

Наконец, самыми непредсказуемыми и сложными кампаниями прошлого года, разумеется, были события в крупных регионах, когда у центра хватало воли снять крупного регионального сатрапа, но абсолютно отсутствовала какая бы, то ни было внутренняя схема, что надо в конструктивном плане осуществлять для того, чтобы это событие произошло. Причем, тут я с Ростиславом Туровским абсолютно согласен, что ни малейшего желания учиться на своих ошибках пока нет. Год благополучно начался с приморских чудес и, не менее благополучно, завершился чудесами в Якутии: на территории одного и того же федерального округа события происходили абсолютно по одному и тому же сценарию. В некоторых случаях, как я уже говорил, эти общие тенденции просто не развернулись до своего логического конца, и действующим губернаторам просто повезло. Скажем, не приходится сомневаться, что, при том раскладе, который был в Иркутской области, если бы АЛРОС ударил пальцем о палец и реально начал бы финансировать кампанию Левченко, не обязательно даже помогая ему, но просто закрыв участки наблюдателями, то, по всей вероятности, результат в этих условиях был бы совсем иным.

Поэтому я не понимаю, когда мне говорят об отсутствии гражданской активности и о многих других аналогичных чудесах. Для меня выборы прошлого года показали другое. Мне было трудно представить себе город-завод с единственной корпорацией, где большинство избирателей будет голосовать за кандидата от КПРФ. Благодаря Говорину в Иркутске, благодаря Склярову в Нижегородской губернии этот рубеж взят. Есть все основания чисто социологически считать, что абсолютно то же самое произошло бы и в Ростовской области, если бы выборы там не были превращены в ту профанацию, в которую они были фактически превращены.

С моей точки зрения, все это отнюдь не какой-то эпохальный тектонический сдвиг, но заставляет критически отнестись к разного рода байкам про всенародную консолидацию вокруг Владимира Владимировича. Во-первых, есть известный принцип с хорошим царем и плохими боярами. Но, во-вторых, когда бояре не просто плохие, а вообще никакие, когда они никто и звать их никак, этот случай, как показывают избирательные события, оказывается еще более тяжелым. Все, что творилось на так называемых выборах в Московскую Городскую Думу, - это как раз абсолютно чистый пример про тех, кто никто и которых звать никак. Жизнь сложилась так, что пришлось познакомиться с некоторыми кандидатами из, извиняюсь за выражение, «Единства», и принять минимальное участие в их консультировании. Посмотрев на ситуацию, я сказал: «Это не по моей части». Как насыпать бюллетени в урну до 25% - это уже по другому адресу. И, в этом смысле (как раз применительно к следующим общефедеральным выборам) если относиться к ним именно как к выборам, а не как к некоторому событию с насыпанием, тенденции в достаточной степени определены.

Традиционный демократический электорат в основной массе перестал ходить на выборы. Существует он в природе или его уже как такового нет и он попросту мутировал, эта та тема, которую я бы сейчас не хотел обсуждать, а наоборот бы хотел послушать своих коллег из разных регионов страны, потому что это где-то еще существует, а где-то этого уже нет. Наоборот, совершенно очевидно, что это сокращение носит ассиметричный характер, и среди традиционно недовольных положением в нашем царстве-государстве электората, никакого значимого сокращения не произошло. И, если рассматривать ситуацию по этим углом, то многое становится понятным на уровне четырех действий арифметики.

Малютин М.В.
Руководитель политологических программ
Экспертного института Российского союза
промышленников и предпринимателей,
г. Москва

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2020  Карта сайта