Демократия.Ру




Деньги и глупость дают наибольшие шансы на победу в выборах. «Правило Уолтона»


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


18.10.2018, четверг. Московское время 17:00


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Е.А. Бондарчук. Опыт географического исследования электоральной структуры избирательного округа

По результатам выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации 3-го созыва 29 декабря 1999 г. на территории Северного избирательного округа (N209) Санкт-Петербурга автором было проведено исследование электоральной структуры данного округа. В основу исследования были положены средства электоральной географии, задачами которой являются объяснение территориальных различий результатов голосования и прогнозирование будущего электорального поведения избирателей с помощью методов территориально-статистического анализа. В отличие от социологии электоральная география оперирует не индивидуальными наблюдениями, а общностями людей, проживающих на той или иной территории. Это позволяет выявлять и объяснять особенности именно массового электорального поведения во всем его многообразии.

Нами были поставлены следующие задачи исследования:

    1. Проверка гипотезы об устойчивости территориального распределения характеристик электорального поведения.
    2. Выявление основных закономерностей территориальной дифференциации электорального поведения на территории округа и попытка их объяснения факторами социальной географии.
    3. Анализ изменений в структуре электоральных предпочтений избирателей округа в период между двумя последними думскими кампаниями.

Традиционная область применения электоральной географии - выявление территорий, на которых большинство избирателей устойчиво голосует определенным образом, т.е. проявляет те или иные характеристики электорального поведения. Такими характеристиками являются избирательная активность и голосование за определенные альтернативы, соответствующие ценностно-идеологической ориентации электората. При этом допускается важное предположение, что картина распределения электоральных характеристик по территории воспроизводится от кампании к кампании, независимо от конкретного набора альтернатив. Такая устойчивость позволяет:

· на основе карт результатов прошедших кампаний прогнозировать распределение голосов за аналогичные альтернативы на будущих выборах;

· используя сравнительный и территориально-статистический анализ, находить схожие картины голосования и делать выводы об общности тех или иных альтернатив в поле ценностно-идеологических ориентиров, а также о перетекании электората от одних ориентиров к другим.

В ходе исследования мы располагали статистикой, содержащей результаты голосования по любой альтернативе на всех основных кампаниях, прошедших в Санкт-Петербурге начиная с 1995 г. Минимальной территориальной информационной ячейкой являлся избирательный участок. На основе расчета коэффициентов территориальной корреляции нами были составлены наиболее характерные карты результатов голосования по 200 участкам в пределах 209-го избирательного округа.

Наибольший интерес представляло сравнение географии распределения голосов по партийным спискам на выборах в Думу в 1999 г. с географией голосования за аналогичные альтернативы на прошлой думской кампании. Здесь были получены интересные и довольно неожиданные результаты: в распределении голосов за одни и те же партии и движения выявились довольно сильные различия. Даже считающийся дисциплинированным электорат КПРФ территориально проявил себя совершенно по-разному в 1995 и 1999 гг. Объяснение этому можно дать следующее: за прошедшие 4 года коренным образом изменилась политическая конфигурация в стране (появились новые движения, идеологические установки, внешние социально-экономические факторы), в результате чего ценностно-идеологические координаты партий в представлении электората значительно изменились. То, что география самих характеристик электорального поведения осталась практически неизменной, подтверждает полная идентичность карт избирательной активности (процента избирателей, принявших участие в голосовании).

Территориальную устойчивость (инертность) электорального поведения подтвердил анализ карты распределения голосов за С.В. Степашина. Степашин на данных выборах идентифицировал себя как либеральный политик и в отсутствие других демократических кандидатов олицетворял «реформаторский» полюс. По политологическим расчетам и данным социологических опросов, за Степашина должен был проголосовать электорат, симпатизирующий партиям и движениям демократической и рыночной направленности. Это и подтвердилось схожестью географии поддержки данного кандидата с картами суммарного количества голосов за «Яблоко», СПС, ОВР и «Единство». Более того, распределение суммарного количества голосов за демокра-тов-рыночников во время кампании 1995 г. (ДВР, НДР и «Яблоко») также оказалось очень похожим на географию поддержки Степашина. Устойчивость географии распределения демократических электоральных предпочтений подтверждается не просто визуальной схожестью карты, но и строго рассчитанными коэффициентами территориальной корреляции, учитывающими уровень поддержки и изменения границ участков.

Устойчивые различия округа по электоральным предпочтениям избирателей имеют крайне важное практическое значение для планирования будущих избирательных кампаний. Серьезно изменить сложившуюся электоральную географию невозможно, ее можно только несколько подкорректировать в свою пользу за счет голосов колеблющейся части электората, которая также устойчиво распределена по территории. Гораздо более эффективной представляется адаптация кандидата к особенностям электоральных предпочтений. Другими словами, зная закономерности распределения электоральных предпочтений по территории, можно в каждом участке (или на более крупной естественной территории) идентифицировать себя как альтернативу близкую большинству избирателей в данном районе. Для партий и кандидатов, придерживающихся неизменных программных принципов и имиджевого ряда, нужно использовать географию электоральных предпочтений для выявления участков наибольшего и наименьшего благоприятствования.

Электоральная география позволяет дать не только крайне полезный с практической точки зрения ответ на вопрос: «Где и как проводить компанию?», но и на теоретический вопрос: «Почему в этом районе такие электоральные предпочтения?» Для объяснения особенностей электорального поведения на территории округа необходимо обратиться к истории формирования всего района, которая и определила такое распределение социального состава, демографической структуры, жилищного фонда и прочих факторов, влияющих на ценностно-идеологические приоритеты. Не углубляясь специально в историю округа и его социально-экономические проблемы, можно назвать лишь лежащее на поверхности объяснение особенностей электорального поведения. Состав избирателей районов поддержки демократических альтернатив - это преимущественно техническая интеллигенция и квалифицированные служащие. Здесь также наблюдается повышенная концентрация лиц с высоким уровнем дохода.

Районы противоположной ориентации населены в основном рабочими крупных промышленных предприятий, испытывающих экономические трудности, а также офицерами и курсантами расположенных здесь многочисленных военных учреждений.

Сравнение разновременных карт позволяет проследить динамику электоральной поддержки тех или иных постоянных альтернатив. Наиболее показательно в этом плане сравнение географии партий, набравших максимальное число голосов на думских выборах 1995 и 1999 гг. В 1995 г. на подавляющем числе избирательных участков (135 из 200) победу одержало движение «Яблоко». ДВР также имело устойчивую территорию поддержки в центральной части округа. Остальные партии-лидеры (КПРФ и НДР) имели лишь локальные очаги поддержки в южной и северной частях округа. В 1999 году картина значительно изменилась. СПС (современный аналог ДВР) на прошедших выборах значительно расширил территорию своей поддержки вокруг «исторического» ядра, а также за счет новых локальных участков в разных районах округа. КП РФ и ОВР (условный аналог НДР) также довольствовапись лишь отдельными локальными участками. Наиболее интересные изменения произошли с районами поддержки партии «Яблоко». Из 135 участков, в которых «Яблоко» было лидером, оно сохранило позиции только в одном. В более чем половине «яблочных» участков победу одержало «Единство». Таким образом, можно говорить о перетекании части электората от «Яблока» к «Единству» и СПС.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2018  Карта сайта