Демократия.Ру




Когда бы ни пришлось мне умереть, я хочу, чтобы люди, знавшие меня лучше других, сказали, что я всегда выпалывал чертополох и выращивал цветы везде, где, по моему разумению, цветы могли расти. Авраам Линкольн (1809-1865), шестнадцатый президент США


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


18.07.2018, среда. Московское время 09:17


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Л.П. Романков. Выборы по партийным спискам. Рано или самое время?

Закон о выборах по партийным спискам обсуждается в Государственной Думе, возможно, такого рода выборы будут введены императивным образом, т.е. все субъекты РФ обязаны будут выбирать не менее 50% депутатов по партийным спискам. На самом деле каждый субъект имеет право устанавливать свою собственную систему голосования, собственную систему власти в рамках общих законов и принципов организации органов исполнительной и законодательной власти.

Впрочем, если такой федеральный закон будет принят, оспорить его будет сложно.

Своевременность введения такой нормы вызывает сомнения.

С одной стороны, известно, что более развитые страны давно используют 2-3-партийную систему, в которой партии берут на себя ответственность за формирование правительства, экономическую стратегию, жизненный уровень и т.д. Это понятно, поскольку партия определяет некоторую идеологию или стратегию экономического развития, и в случае ее провала несет ответственность вся партия - она уходит в оппозицию. Это устоявшаяся практика. Созрели ли мы для партийной системы? Вообще говоря, у нас ни Федеральное Собрание, ни Государственная Дума не формируют правительство. В Государственной Думе избирается половина по партийным спискам.

Отсутствие партий, которые бы создавались снизу, в результате народного волеизъявления, а не сверху, и неумение собирать деньги от массовых сторонников приводит к тому, что в список партийцев попадают люди, заплатившие за свое участие миллионы, и какой-нибудь Миша Хохол становится депутатом Государственной Думы. И проникновение криминалитета в высшие органы власти связано с тем, что нет умения собрать по рублю с миллиона сторонников, а проще взять миллион с одного человека за место в списке. Так появляется список ЛДПР, да и КПРФ не брезгует такого рода деньгами. Поэтому партийные списки - это один из путей проникновения во власть сомнительных личностей.

С другой стороны, надо рано или поздно переходить к партийной структуре, к ответственности за формирование правительства, за членов своей партии. Поскольку если выбирается кандидат от своего округа, он ни перед кем не отвечает, только формально перед избирателями. Его поведение в Собрании, в парламенте может развиваться по двум моделям. Если он честный человек, что реже, - это защита интересов избирателей, если он бизнесмен - он лоббирует интересы собственного бизнеса. И мы с этим сталкиваемся сплошь и рядом, особенно в субъектах Федерации, где небольшое число депутатов. Скажем, если мы приняли закон, что у нас все работают на профессиональной основе, что депутат должен оставить свой бизнес и трудовую книжку положить в отдел кадров Законодательного Собрания, все равно это только половина дела, потому что реально депутат свой бизнес не бросает (все это хорошо знают) и, тем не менее, скрыто или явно, лоббирует свои интересы. Кроме того, он становится очень уязвимым перед административной властью, поскольку бизнес можно придушить налогами, пожарной инспекцией и т.д.

Что мы наблюдаем? Большинство наших депутатов, псевдонезависимых, на самом деле голосуют по указанию начальства. Как только депутат Никитин, избранный от «Яблока», пришел в Собрание, тут же на его бизнес «наехали» контрольные службы по указанию администрации, и в результате он вышел из фракции. Поэтому, когда есть партия, всегда можно прикрыться ее решением, сказать: «я бы рад это сделать, но партия запретила».

Сейчас у нас в Петербурге 50 округов и, если будет принят закон об императиве, появятся две альтернативы: либо оставить 50 депутатов, тогда число мажоритарных округов уменьшится до 25, произойдет новая территориальная нарезка, в принципе, очень невыгодная, по крайней мере, действующим депутатам. Либо вдвое увеличено число депутатов, т.е. в парламенте будет 100 человек. Хорошо это или плохо? В свое время депутат Васюточкин вывел сложную формулу. По-моему, корень кубический из числа избирателей - оптимальное число представителей населения в парламенте. По его расчетам, для Петербурга, тогда он был пятимиллионный, это был 121 человек. Здесь есть аргументы «за» - таким числом депутатов сложнее манипулировать, т.е. дороже подкупать/ или труднее запугать. С другой стороны, роль каждого депутата несколько понижается, поскольку меньше будет времени на телевидении, радио и т.д., произойдет понижение статуса отдельного депутата и, может быть, органа в целом. Это, вероятно, и неплохо, хотя я хотел бы, чтобы каждый депутат имел большое влияние в городе.

Что произойдет, если будут такие списки, какой будет состав? Почему, мне кажется, в центре колеблются, думают, вводить или не вводить. Что будет с партийными составами будущих парламентов субъектов Федерации, если партийные списки будут введены?

Я думаю, подобными рассуждениями во многом определяются соображения правительства, так же как и президента, накладывать ли вето или действовать через тех, кем они могут управлять, аморфной массой... Что такое партия власти, бывшая НДР, потом «Единство», потом «Отечество - вся Россия»? Это в очень слабой степени государственная партия, в основном это люди, которые прислоняются к сильной власти, но готовы в любой момент перейти в другую.

Ну вот, у них будет мощная часть, поскольку сейчас они в силу путинского авторитета набирают довольно много голосов, это будет часть манипулируемая плюс часть коммунистов и небольшая часть партий, которые хотят жить, как на Западе. Но, с другой стороны, это и отвечает распределению электората. Парламент будет тогда адекватен обществу. Но хотим ли мы, чтобы парламент был адекватен обществу? Не хотим ли мы, чтобы он был скорее мотором для движения вперед? Не хотим ли мы, чтобы там было больше людей мыслящих, более или менее независимых и имеющих свою точку зрения, умеющих ее отстаивать?

Поэтому я бы не торопился с выборами по партийным спискам, так как не уверен, что это ускорит наше медленное и тяжелое продвижение по пути к демократии, как я ее понимаю, к либеральной демократии.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2018  Карта сайта