Демократия.Ру




Сменяемость власти – лучшая профилактика коррупции. Сергей Миронов


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


22.01.2018, понедельник. Московское время 03:11


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

А.А. Вейхер, И.В. Кременицкая. Оценка электоратов блоков партий

На предстоящих выборах представительных органов власти и глав исполнительной власти вероятно усиление партийного принципа выдвижения кандидатов. Это потребует построения более адекватных моделей партийных предпочтений избирателей и динамики этил предпочтений в ходе избирательных кампаний. К сожалению, широкое распространение пока имеют только простейшие рейтинги партий, трактуемые как вероятная доля избирателей, которые могут проголосовать за них на ближайших выборах.

Время действия многопартийной системы для нынешних избирателей коротко. 80% из них помнят голосование на безальтернативных выборах. К многопартийности им пришлось привыкать. В начале 1990-х гг. о своих партийных предпочтениях могли хоть что-то сказать 40-45% голосующих. Сейчас в Санкт-Петербурге доля избирателей, дающих ответ о своих партийных предпочтениях, стабильно составляет 65-70%. Доля знающих о партиях, конечно, выше. В начале 2001 г. 93% избирателей отвечали, что им известно как минимум три партии (КПРФ, ЛДПР, «Яблоко»), а большинство из них называли и другие известные им партии1. При этом каждый третий опрошенный не ответил на вопрос, есть ли среди партий более для них симпатичные или, наоборот, антипатичные (ответили «мне все они безразличны», «затрудняюсь оценить», «на такие вопросы не отвечаю» и т.п.).

Среди же тех избирателей, которые высказывают свои конкретные партийные предпочтения (симпатии), примерно половина (или треть всех избирателей) симпатизирует одной из партий и только ей одной, а остальные симпатизируют двум и более партиям (в среднем 3,4 партии). Для более адекватного моделирования поведения избирателей при голосовании за представителей партий в нашей практике учитываются как множественность «партийных симпатий», так и наличие выраженных «партийных антипатий».

Максимальная оценка возможного электората партии - численность избирателей, которым эта партия симпатична. Но реализуемость этой возможности зависит в большой степени от наличия у сторонников данной партии одновременных симпатий к другим партиям. Если в ходе конкретной кампании партии, которые одновременно нравятся избирателю, оказываются конкурентами, то выбор избирателя затрудняется и его поведение при голосовании можно прогнозировать лишь путем учета еще 2-3 факторов, определяющих электоральный выбор. Их голосование относительно чаще определяется по принципу «от противного» - отбрасываются те, кто чем-то (иногда какой-то мелочью) произвел неприятное впечатление. Такое поведение смыкается с выбором конкретных кандидатов по принципу «любой, только не этот». Именно поэтому для прогнозирования итогов выборов важно выяснение долей избирателей с выраженной отрицательной оценкой различных партий.

Минимальная оценка электората партии - численность избирателей, которые симпатизируют только одной партии. Предполагая, что явка сторонников разных партий на голосование сильно не отличается (это допущение в ряде случаев неправомерно и может быть скорректировано), можно считать доли «твердых» сторонников партий первым приближением прогнозной оценки доли голосов на предстоящих выборах. Соответствующие данные на начало 2001 г. приведены в таблице.

Блокирование партий вызывает противоположную реакцию в разных частях их электоратов.

Для тех, кто ранее симпатизировал нескольким блокирующимся партиям одновременно, выбор облегчается, они перестают разрываться между двумя симпатиями. Избиратели, нетерпимые к одной из блокирующихся партий, могут перестать симпатизировать «своей» партии, которая чаще всего и была выбрана потому, что другие вызывали антипатию, надоели, перестали вызывать доверие. Поэтому их блокирование, как показывают расчеты, может привести к сокращению электората блока по сравнению с суммой электоратов блокирующихся партий.

Рассмотрим оценку последствий блокирования на примере блоков «СПС+"Яблоко"» и «СПС+ЛДПР». (Для наглядности расчет упрощен, сделан в абсолютных цифрах, исходя из общей численности жителей города, имеющих право голоса, 3700 тыс. человек, но без учета различий в обычной явке на выборы «твердых» электоратов этих партий.)

Итак, весной 2001 г. в Санкт-Петербурге «мягкий» электорат (симпатизирующие) СПС составлял, приблизительно, 0,9, «Яблока» - 0,8 и ЛДПР - 0,5 млн. человек. «Твердый» электорат (нравится только эта партия) был 0,2, 0,18 и 0,14 млн. человек соответственно. Среди симпатизирующих СПС: 0,3 млн. человек одновременно симпатизировали «Яблоку» и 0,1 млн. человек - ЛДПР, указали на свою неприязнь к «Яблоку» 0,4 млн. человек и к ЛДПР - 0,6 млн. человек. Среди симпатизирующих «Яблоку» 0,3 млн. ответили, что СПС им антипатичен. Среди симпатизирующих ЛДПР такой ответ дали 0,2 млн. человек.

В этой ситуации блок «СПС+"Яблоко"» имел бы «твердый» электорат 0,3 млн. человек (т.е. симпатизируют обеим партиям одновременно) против суммы «твердых» электоратов этих партий раздельно 0,38 млн. человек. «Мягкий» электорат такого блока составил бы, после вычета его противников в обеих партиях, 0,7 млн. человек, т.е. меньше «мягкого» электората каждой из партий в отдельности. При активной разъяснительной работе реальных основ блокирования, вероятно, у части сторонников каждой из партий можно было бы снять их отрицательное отношение ко второму партнеру блока, сформированное прежней пропагандой каждой из партий. Условно оценивая результат разъяснительной работы в 0,5 (удастся переубедить половину тех, кому раньше партнер по блоку был антипатичен), можно оценить «мягкий» электорат блока в 1,1 млн. человек. При такой результативности общеблоковой пропаганды в нем появляется электоральный смысл.

Такой же расчет по блоку «СПС+ЛДПР» позволяет оценить «твердый» электорат блока в 0,1 млн. человек (при сумме «твердых» электоратов этих партий - 0,34 млн. человек), а «мягкие» электораты в 0,4 и 0,8 млн. человек соответственно. Как видим, для обеих партий блок был бы чреват сокращением «общеблочного» электората ниже имеющихся раздельных электоратов, т.е. не имел смысла.

Аналогичный расчет по блоку «Единства», СПС и «Яблока» позволил оценить «твердый» электорат такого блока приблизительно в 4% горожан. Для них выдвижение общего кандидата этих партий на выборах в Госдуму в октябре было приемлемо и делало легким решение «за кого голосовать». Политические ориентации избирателей округа N209 по выборам в Госдуму, по нашим данным, мало отличаются от среднегородских, и, вероятно, за полгода изменились мало. В результате Ю. Солонин получил поддержку 4,5% избирателей (пятую часть явившихся на выборы 22,4%).

Для сравнительных характеристик нами используется приведенный в таблице индекс близости восприятия партий. Он рассчитывается для «мягкого» электората каждой партии как отношение числа симпатизирующих какой-либо другой партии к числу относящихся к ней негативно. Значение индекса больше 1 показывает, что преобладает позитивное отношение к этой другой партии, значение меньше 1 - преобладание негативного отношения.

Таблица 1. Характеристика отношения избирателей Санкт-Петербурга в I кв. 2002 г. к партиям, включенным в предъявлявшийся список партий (политдвижений)


1 Эти и последующие данные получены в ходе опроса, проведенного в 1 кв. 2001 г. исследовательской фирмой «Крона Корсинто» во всех 50 округах по выборам в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга (выборка 12886 человек, представительная по половозрастному составу). Руководитель проекта - директор ИФ «Крона Корсинто» И.В. Кременицкая.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2018  Карта сайта