Демократия.Ру




Нужно всегда считаться с настроениями народа. Это особенно верно для той войны, которую мы ведем, где моральный дух и готовность к самопожертвованию должны в значительной степени заменить принуждение. Джордж Вашингтон (1732-1799), американский государственный деятель, первый всенародно избранный президент США


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


24.11.2017, пятница. Московское время 19:16


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

Независимость общественных наблюдателей. О доверии к результатам наблюдения

Обычно определение «независимые» связывают с иностранными (международными) наблюдателями. И это действительно так. Однако попробуем обосновать более сильное утверждение:

все общественные наблюдатели перечисленных выше категорий, если они придерживаются направления документированного наблюдения, являются независимыми, а их документы - результаты наблюдения, если они составлены должным образом, являются доказательным материалом.

Начнем с последней части утверждения - документы общественных наблюдателей заслуживают доверия.

Если Акт о нарушении законодательства подписали два свидетеля, факт в соответствии с российской юридической практикой считается установленным (строго говоря, факт считается установленным, если признан судом. Два свидетеля для этого достаточно, если их утверждение не оспаривается). Если общественный наблюдатель взял в избирательной комиссии, комиссии референдума заверенные копии любых документов, любая инстанция обязана рассматривать эти копии как официальные документы этой комиссии. Разумеется, что речь в обоих случаях идет о подлинных документах, а не подделках.

Теперь о возможности подделок. Предположим, подделка изготовлена и предложена некоему лицу с целью скомпрометировать заявителя. Конфуз не произойдет, если заявитель убедится в достоверности факта нарушения. Это достаточно легко при условии, если не принимать анонимных документов, которые, как правило, бесполезны и лишь отнимают время. В Акте о нарушении законодательства должны содержаться не только подписи наблюдателей и свидетелей, но и домашние адреса, и другие реквизиты подписавшихся. Такие же требования к заверенным копиям протоколов и других документов из избирательных комиссий - под ними должны быть данные о получивших или изготовивших их общественных наблюдателях. Подлинность правильно составленных документов легко проверить и доказать.

Другая сторона вопроса - достаточность представленных нарушений. Единичное нарушение или ограниченное число нарушений не ведут к отмене выборов или даже отмене итогов голосования на одном избирательном участке. Нарушения для этого должны быть массовыми или грубыми (см. раздел «Анализ результатов выборов, референдума»). То есть по закону требуется такое количество установленных нарушений, чтобы они могли настолько изменить результат выборов или референдума, когда будет считаться избранным иной кандидат или в результате нарушений будет признан иной ответ на вопрос референдума. Ясно, что если набралось нужное количество документов, то соответствующее им число лжесвидетелей при применении вышеописанных предосторожностей набрать невозможно. Сам метод «подстав» нетехнологичен и на практике встречается очень редко. Нам известен всего один случай, когда кандидат в депутаты отказался от баллотирования из-за того, что некоторое количество подписей, собранных для регистрации кандидата, оказались поддельными. Но в этом случае очевидна вина команды, не предпринявшей мер предосторожности по защите от приема фальсифицированных листов, и сам предмет их деятельности не относился к сфере общественного наблюдения.

Обычно против фальсификации документов наблюдателя применяют следующие меры: особого стандарта бланки Актов, протоколов и других документов выдают в определенном количестве определенным лицам и через короткое время собирают заполненные документы и оставшиеся бланки.

Немедленный сбор документов наблюдения - еще одна степень защиты от подлога. Все документы от общественных наблюдателей должны приниматься в день их изготовления или на следующий день.

Таким образом, предлагаемая система дает уверенность, что собранные документы подлинные, и их достоверность легко проверяема.

Рассмотрим первую часть вышеприведенного утверждения: все категории общественных наблюдателей независимы, если принимать во внимание только письменные результаты их деятельности - документы наблюдения.

Начнем с вопроса - могут ли общественные наблюдатели, даже если они заинтересованы в этом, изменить итоги голосования, тем более - результат выборов?

Закон не представляет возможности общественному наблюдателю (кроме члена избирательной комиссии с решающим голосом) совершать какие-либо действия с документами избирательных комиссий - теми документами, которые в состоянии изменить результат голосования. Кандидаты, уполномоченные представители избирательных объединений (блоков) и инициативных групп референдума, доверенные лица, члены избирательных комиссий, комиссий референдума с совещательным голосом, наблюдатели, иностранные (международные) наблюдатели, представители средств массовой информации и избиратели сами не имеют права:

- опечатывать переносные и стационарные ящики для голосования;
- делать какие-либо отметки (пометки) в избирательных списках;
- выдавать избирательные бюллетени, бюллетени референдума, брать указанные бюллетени в руки;
- помогать избирателям расписываться в избирательном списке, находиться с избирателем в кабине для тайного голосования и заполнять избирательный бюллетень избирателя;
- непосредственно подсчитывать и погашать неиспользованные избирательные бюллетени и открепительные удостоверения;
- сортировать избирательные бюллетени перед подсчетом голосов;
- подсчитывать избирательные бюллетени, поданные за того или иного кандидата, тот или иной избирательный блок (объединение), а также бюллетени референдума, поданные за содержащийся в них вопрос или против;
- решать вопросы о действительности или недействительности избирательных бюллетеней, бюллетеней референдума;
- участвовать в упаковывании бюллетеней в пачки (мешки, коробки) и их опечатывании;
- участвовать в принятии каких-либо решений избирательными комиссиями, комиссиями референдума;
- составлять протоколы избирательных комиссий, комиссий референдума.

Таким образом, перечисленные выше категории общественных наблюдателей физически лишены возможности совершить действия (или участвовать в них), при которых возможны искажения содержащейся в бюллетенях информации. Подобная деятельность немедленно должна пресекаться избирательной комиссией, комиссией референдума, и очевидно, что такие действия не могут перерасти в массовые нарушения закона.

Что касается избирателей, то об их участии в массовой подтасовке документов комиссий говорить не серьезно. У них есть более простая и надежная возможность - лично проголосовать в соответствии со своими предпочтениями.

Иногда эту возможность перекупают. Есть даже черная технология «конвейер» или «змея»: обычно за деньги на входе на избирательный участок избирателю вручают заполненный избирательный бюллетень, который ему следует опустить в ящик для голосования (этот момент обычно отслеживается фальсификаторами). Полученный им в комиссии бланк бюллетеня отбирают на выходе, для того чтобы заполнить нужным образом и вручить следующему «наемнику». Общественные наблюдатели могут пресечь эту возню с бюллетенями у входа на участок для голосования. Да и эффективность голосования «наемников» сомнительна. Некоторые из них признавались, что брали деньги и заполненные бюллетени, но в кабине для голосования превращали такие бюллетени в недействительные, проставляя еще одну отметку - напротив другого кандидата или другого вопроса референдума.

Обсудим возможности оставшейся категории общественных наблюдателей - членов комиссий с решающим голосом.

Законом предусмотрена квота общественных объединений на количество членов комиссий с решающим голосом - не менее одной трети состава. За реальное осуществление этого закона необходимо бороться, так как назначающие членов комиссий ветви власти, и особенно - администрация, стараются добиться кадрового контроля в таких комиссиях - очень важной вещи при избрании высокопоставленных чиновников.

Одна треть членов комиссии с решающим голосом от общественных организаций реально вряд ли сможет провести неправовое решение в свою пользу, не говоря уже о возможностях фальсификаций.

Нужно иметь в виду, что для массовых фальсификаций необходимы:

- значительная (достаточная для подгонки итогов в свою пользу) часть комиссий, в которых исполнители - должностные лица - свои люди;
- возможности влияния на этих людей (часто служебное или финансовое);
- система управления такими комиссиями (орготделы, имеющие в своем распоряжении сеть инструкторов и связь);
- аналитический центр, оценивающий ситуацию до и во время Дня Голосования;
- база данных по людям и территориям, которые могут обеспечить голосование должным образом.

Ясно, что в полной мере указанные средства и возможности есть у соответствующей масштабам выборов территориальной администрации.

Что касается политических организаций, то такими возможностями располагала КПСС (у которой администрации были в прямом, непосредственном распоряжении), а в нынешние времена в гораздо меньшей степени обладает КПРФ (сейчас речь идет скорее не о подчинении, а о преобладающем влиянии). Другие общественные организации ни по численности, ни по влиянию, ни по организационным и финансовым возможностям не дотягивают до необходимого уровня.

Итак, можно полагать, что мы установили: в качестве общественных наблюдателей кандидаты, уполномоченные представители избирательных объединений (блоков), доверенные лица, наблюдатели, иностранные (международные) наблюдатели, представители средств массовой информации, избиратели в День Голосования не могут быть источником массовой фальсификации итогов голосования и результатов выборов, референдума и представленным ими должным образом составленным документам - результатам наблюдения можно доверять.

Однако закономерен вопрос, влияют ли на результаты наблюдения привходящие обстоятельства?

Что касается копий итоговых протоколов и других документов, полученных от избирательных комиссий и комиссий референдума, то с уверенностью можно сказать - нет.

А всегда ли общественный наблюдатель готов составить Акт о нарушении законодательства?

Наш опыт подсказывает, что если нарушение совершено лицами одной из следующих категорий лиц:

- родственники, друзья, знакомые и соседи;
- начальники, подчиненные и сотрудники по работе;
- члены политических организаций, в которых состоит наблюдатель;
- если нарушены права политических противников,

то Акт о нарушении составляется тем менее охотно, если вообще составляется, чем выше это лицо стоит в перечисленном ряду.

Впрочем, большинство подобных проблем снимается правильной расстановкой общественных наблюдателей, для конкретного добровольца выбирается та избирательная комиссия, комиссия референдума, где описываемая ситуация маловероятна.

Другой аспект общественного наблюдения: всегда ли Актам о нарушении законодательства дается законный ход?

Если акты о нарушении законодательства попадают в распоряжение неполитических общественных организаций, то, как правило, очень часто, если не всегда.

Сложнее решается вопрос кандидатами одномандатных округов. Если нарушение не затрагивает интересы самого кандидата, а касается других кандидатов или федеральных списков избирательных объединений (блоков), то кандидат скорее всего не будет «связываться» с соперниками или тратить время на изобличение нарушителей из партийных списков, которые не являются его реальными конкурентами. Тем более, если каким-то блокам он симпатизирует. Кандидат и его команда в этих случаях, как правило, не фиксирует такие нарушения. Если Акты составлены, им не дается хода.

Подобное в гораздо большей степени имеет место в случае кандидатов, уполномоченных представителей и доверенных лиц избирательных объединений (блоков). Для них, если свой кандидат от партийного списка не идет по одномандатному округу, нарушения законодательства кандидатами одномандатного округа и их командами как бы не существуют.

По нарушениям в день голосования кандидаты одномандатных округов, штабы избирательных объединений (блоков) собирают Акты. Но если победа на выборах добыта, то с обжалованием не связываются, а материалы нарушений какое-то время сохраняют как компромат на тех, кто начнет обжалование результатов выборов. Если поражение таково, что обжалование имеющихся фактов нарушений не изменит результата выборов, его и не затевают.

Еще одна причина, почему нарушения не обжалуются, - широко распространенное неверие в то, что справедливость можно восстановить, обращаясь в какие-либо инстанции.

Система избирательных комиссий, комиссий референдума до сих пор часто находится под влиянием администраций различного уровня. Если члены одних комиссий допустили нарушения, трудно поверить, что члены вышестоящей комиссии, зависящие от той же администрации, исправят положение.

В судах та же ситуация. Даже если суд признает нарушение уголовным преступлением, то наказание чаще всего бывает условным.

Итог вышеописанного отношения к нарушениям законодательства на выборах - огромное число нарушений и их видов не привлекают внимания общественности.

Статистика обжалованных в различных инстанциях нарушений ничего общего не имеет с действительной их случаемостью. Рассматриваются единицы фактов нарушений из случившихся, минимум, тысяч. Кажущийся парадокс, когда участники выборов говорят о множестве нарушений, а представители комиссий на вопросы журналистов отвечают, что нарушений практически нет, потому что жалоб мало, в свете сказанного понятен. Обе стороны правы и правдивы, лишь говорят о разном.

Срабатывает фактор безнаказанности, и на следующих выборах часто те же фигуранты совершают те же нарушения.

Изменить ситуацию может лишь привлечение к наблюдению не политических, не участвующих в выборах, не выставляющих и не поддерживающих кандидатов общественных объединений. В настоящее время закон далеко не всегда дает им возможность заявлять общественных наблюдателей от своего имени. Идти наблюдателями от участвующих в выборах политических организаций часто им мешает нежелание прослыть их сторонником и отчасти то, что наблюдатели политических организаций занимают все вакансии наблюдателей в близлежащих избирательных комиссиях (особенно в комиссиях, рангом выше участковой).

На местных выборах, референдуме закон позволяет выдвинуть наблюдателя в участковую избирательную комиссию от группы избирателей. Неполитические общественные объединения часто используют эту возможность для назначения своего наблюдателя, хотя этот путь требует массу труда и времени.

Для того чтобы хотя бы часть общественных наблюдателей была по-настоящему независима, законодатель должен вновь разрешить участвовать в наблюдении всем общественным объединениям, а не только политическим, зарегистрировавшим своих кандидатов. Эта практика в ряде регионов сохранена на местных выборах, выборах Президента РФ и была повсеместно распространена в совсем недавнем прошлом. Вреда от этого не будет совершенно определенно.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2017  Карта сайта