Демократия.Ру




«Мы же все рукоплескали, мы же все говорили, что здорово, Крым наш. Значит, мы должны разделить не только эту ответственность, но и эту ношу, эти потери». Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев, 17.12.2014 об экономических проблемах россиян в 2014 году


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
Нормативный материал
Публикации ИРИС
Комментарии
Практика
История
Учебные материалы
Зарубежный опыт
Библиография и словари
Архив «Голоса»
Архив новостей
Разное
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


22.01.2018, понедельник. Московское время 03:25


«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»

5. О соотношении субъективных и объективных аспектов в оценке достаточности оснований для признания итогов голосования, результатов выборов недействительными и отмены решения об итогах голосования, результатах выборов

"Право - это математика свободы", утверждает В.С. Нерсесянц[16]. Применительно к обеспечению свободного волеизъявления граждан чрезвычайно важно, чтобы в законодательстве были определены четкие объективные критерии (включающие как качественные, так и количественные компоненты), на основе которых может оцениваться достоверность результатов волеизъявления граждан. На основе этих критериев должна формироваться единообразная практика деятельности избирательных комиссий, а также судов, рассматривающих споры, связанные с определением итогов голосования, результатов выборов. Только в этом случае можно говорить о правовом, а не произвольном решении указанных споров.

Как уже отмечалось выше, отсутствие в законе четких критериев для признания недействительности итогов голосования на практике порождает недостаточно обоснованные решения о недействительности выборов и об отмене решений избирательных комиссий о результатах выборов.

Наиболее проблемным аспектом использования процедуры признания итогов голосования, результатов выборов недействительными является то, что при субъективной оценке достаточности оснований для признания недействительными итогов голосования, результатов выборов у избирательной комиссии появляется возможность активно влиять на результаты волеизъявления избирателей. В случае, если комиссия подвержена административному давлению, злоупотребление ею своими полномочиями может привести к существенному искажению результатов свободного волеизъявления граждан.

В этом смысле показательно судебное дело, рассматривавшееся после проведения выборов главы Тутаевского муниципального округа Ярославской области. Предыстория вопроса такова.

26 марта 2000 года состоялось голосование по выборам главы Тутаевского муниципального округа. Выборы были признаны состоявшимися. За одного из кандидатов - Андреева Я.Ю. было подано наибольшее количество голосов избирателей - 10 654 (что составляло 32, 67% от общего числа поданных голосов). На 16 апреля 2000 года было назначено проведение повторного голосования по двум кандидатурам: Андрееву, и второму кандидату, за которого было подано 6470 голосов избирателей. Однако уже после того, как волеизъявление избирателей в первом туре выборов состоялось, судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда, рассмотрев кассационную жалобу ряда бывших кандидатов, отменила регистрацию Андреева. В качестве основания для отмены регистрации приводился довод о том, что указанная Андреевым должность, на которой он работает (Председатель Совета директоров одного из акционерных обществ), не соответствует действительности и вводит избирателей в заблуждение. Ранее, до дня голосования, избирательная комиссия Тутаевского муниципального округа уже обращалась в суд с представлением об отмене регистрации этого кандидата. Однако решением городского суда в удовлетворении этого представления было отказано.

Отметим, что данная отмена регистрации была произведена вопреки требованиям Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (пункт 1 статьи 64) и Закона Ярославской области "О выборах в органы государственной власти Ярославской области и органы местного самоуправления муниципальных образований Ярославской области" (пункт 1 статьи 98), согласно которым регистрация кандидата может быть отменена (аннулирована) не позднее чем в день, предшествующий дню голосования.

В результате повторное голосование было проведено по другим кандидатурам. В этой ситуации, когда изменился состав кандидатур, вынесенных на повторное голосование, избиратели использовали возможности протестного голосования, предусмотренные законом, и наибольшее количество голосов (8537) было подано против всех кандидатов. За кандидата, набравшего максимальное число голосов, было подано 8473 голоса. Выборы в соответствии с законом были признаны несостоявшимися, что было зафиксировано в протоколе N1 избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа об итогах голосования на территории Тутаевского муниципального округа от 23 апреля 2000 г.

Однако 26 апреля избирательная комиссия Тутаевского муниципального округа в связи с поступившим заявлением Кривошеиной В.А., получившей меньше голосов, чем число голосов избирателей, поданных против всех кандидатов, вновь возвращается к рассмотрению вопроса об итогах голосования и результатах выборов по Тутаевскому муниципальному округу. В заявлении Кривошеиной В.А. указывалось, что в протоколе участковой избирательной комиссии N780 расписывался член комиссии с решающим голосом Моисеев Р.А., который не является членом этой комиссии, а также то, что член участковой избирательной комиссии N780 с решающим голосом Салманова Ю. не подписывала протокол с результатами голосования, а подпись ее подделана. Обсудив доводы, содержавшиеся в заявлении Кривошеиной В.А., избирательная комиссия Тутаевского муниципального округа решила признать выборы на территории избирательного участка N780 недействительными.

На заседании избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа от 28 апреля 2000 г. комиссия решила утвердить повторный протокол и повторную сводную таблицу от 28.04.2000 по итогам голосования на выборах главы Тутаевского муниципального округа 23.04.2000 г. В связи с признанием недействительными выборов на территории УИК N780 в повторный протокол было внесено решение об избрании Кривошеиной В.А. Главой Тутаевского муниципального округа (протокол N23 заседания избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа).

Следует отметить, что Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" не предусмотрено составление избирательной комиссией повторного протокола о результатах выборов. Федеральным законом предусмотрено только составление протокола по итогам повторного подсчета голосов. В соответствии с пунктом 10 статьи 57 Федерального закона этот протокол может быть составлен только при выявлении ошибок, несоответствий в проколах об итогах голосования и (или) сводных таблицах об итогах голосования или при возникновении сомнений в правильности составления протоколов и (или) сводных таблиц, поступивших из нижестоящей избирательной комиссии. В этом случае вышестоящая избирательная комиссия вправе принять решение о проведении повторного подсчета голосов избирателей нижестоящей избирательной комиссией либо о самостоятельном проведении повторного подсчета голосов избирателей на соответствующем избирательном участке соответствующей территории. Повторный подсчет голосов избирателей проводится в присутствии члена (членов) вышестоящей избирательной комиссии с правом решающего голоса, избирательной комиссией, составившей и утвердившей протокол, который подлежит проверке, или комиссией, принявшей решение о повторном подсчете голосов избирателей. По итогам повторного подсчета голосов избирателей избирательная комиссия, осуществившая такой подсчет, составляет протокол об итогах голосования, на котором делается отметка "Повторный подсчет голосов".

Таким образом, фактически избирательная комиссия Тутаевского муниципального округа не проводила повторного подсчета голосов, а заново определила результаты выборов, исключив из подсчета голоса избирателей по избирательному участку, на котором признала выборы недействительными. Тем самым было необоснованно отменено ранее принятое решение о результатах выборов. В то же время в соответствии с пунктом 5 статьи 64 Федерального закона суд соответствующего уровня, окружная избирательная комиссия, избирательная комиссия субъекта Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации может отменить решение участковой, территориальной, окружной избирательной комиссии, избирательной комиссии субъекта Российской Федерации об итогах голосования, о результатах выборов в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, а также федеральными конституционными законами, иными федеральными законами, уставами муниципальных образований, регламентирующими проведение соответствующих выборов. Ни Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", ни Законом Ярославской области "О выборах в органы государственной власти Ярославской области и органы местного самоуправления муниципальных образований Ярославской области" не предусмотрена возможность отмены решения избирательной комиссии о результатах выборов избирательной комиссией, которая приняла такое решение, тем более в форме составления повторного протокола об итогах голосования. Указанная отмена решения могла быть произведена только вышестоящей избирательной комиссией или судом.

Решение избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа о признании недействительными выборов по избирательному участку N780, принятое 26 апреля 2000 г., а также решение данной избирательной комиссии об избрании Кривошеиной В.А. главой Тутаевского муниципального округа, принятое 28 апреля 2000 г., было обжаловано в суд несколькими избирателями.

По данным жалобам Тутаевский городской суд принял решение от 21.07.2000 г., в котором указывалось следующее.

Избиратели, голосовавшие на избирательном участке N780, Дубровин С.В., Дубровина Т.В., Исполинов В.А. обратились в суд с жалобами на решение избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа N22 от 26 апреля 2000 г. и N23 от 28 апреля 2000 г., в которых указывают, что принятые избирательной комиссией решения подлежат отмене как незаконные, необоснованные, нарушающие их избирательные права, поскольку из протокола избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа следует, что нарушений законодательства о выборах при подсчете голосов комиссия не установила. Напротив, наблюдатели Шинкевич Д.В. и Жирнов В.П., присутствовавшие при подсчете голосов, заявили комиссии, что таковых нарушений не было, а установленные на заседании нарушения при составлении протокола УИК N780 и его копий не могут в соответствии с законом, как не отразившиеся на определении волеизъявления избирателей, служить правовым основанием для отмены решения об итогах голосования на избирательной участке N780; незаконность решения от 26 апреля автоматически влечет за собой незаконность решения комиссии от 28 апреля.

В дополнительной жалобе Дубровин С.В. указывает, что протокол участковой избирательной комиссии N780 подписан большинством членов этой комиссии, поэтому является действительным, итоги голосования, отраженные в нем, установлены правильно, так как в ходе голосования и подсчета голосов жалоб и заявлений о нарушении при этом закона в УИК N780 в избирательную комиссию Тутаевского муниципального округа не поступало; если у избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа возникли сомнения в правильности составления протокола УИК N780, то она могла принять решение о проведении повторного подсчета голосов на территории участка, а не искажать результаты волеизъявления граждан по всему Тутаевскому муниципальному округу; при исключении из подсчета голосов избирателей, проголосовавших на участке N780, с учетом незначительной разницы голосов, поданных против всех кандидатов и поданных за кандидата Кривошеину В.А., невозможно с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей 23 апреля 2000 г., и результат выборов избирательной комиссией Тутаевского муниципального округа 28 апреля 2000 г. определен неправильно.

В судебном заседании заявители и их представитель требования, изложенные в жалобах, поддержали, пояснили, что считают, что во время судебного заседания не установлено наличие нарушений законодательства о выборах при проведении голосования и подсчете голосов на избирательном участке N780, которые могли бы являться основанием для отмены результатов голосования по этому участку; кроме того, они вообще не могут учитываться, так как при принятии решения 26 апреля избирательная комиссия Тутаевского муниципального округа не располагала какими-либо сведениями о таковых нарушениях.

Представитель избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа требования заявителей не признал, пояснил, что допущенные при подсчете голосов на избирательном участке N780 нарушения не позволяют с достоверностью установить результаты волеизъявления избирателей указанного участка, поэтому решение избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа о признании недействительным голосования на этом участке соответствует закону; он присутствовал на заседании избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа 26 апреля и сообщил членам комиссии ставшие ему известными от наблюдателей Мазетовой Н.Ю. и объяснений наблюдателя Шинкевича Д.В. факты нарушения закона при подсчете голосов УИК N780. Так, не закончив подсчет бюллетеней, находившихся в переносных ящиках для голосования, комиссия вскрыла стационарный ящик и высыпала на стол бюллетени из него, одновременно с этим происходило гашение не использованных при голосовании бюллетеней, причем поштучный пересчет последних не велся, каждый бюллетень присутствовавшим не демонстрировался, одновременное гашение бюллетеней и подсчет проголосовавших не обеспечивали наблюдателям из-за выбора мест для этих действий обзор за ними; член УИК N780 Салманова Ю.А. при проведении голосования и подсчете голосов не участвовала, а свою подпись на протоколе поставила накануне; Моисеев Р.А., напротив, принимал участие в работе комиссии в день голосования, хотя в установленном порядке, т.е. муниципальным Советом Тутаевского муниципального округа, в комиссию не назначался, его назначение территориальной избирательной комиссией произведено незаконно, и, следовательно, при подсчете голосов находился посторонний человек; кроме того, при проверке списков избирателей по избирательному участку выяснилось, что ряд избирателей исключен из него без указания даты и подписи председателя УИК, не оговаривались ошибки избирателей при выполнении подписи не в своих строках, делались неправильные записи.

Представитель УИК N780 и Кривошеина В.А. в судебном заседании не участвовали.

Выслушав пояснения участников процесса, свидетелей, заключение прокурора, полагавшего в удовлетворении жалобы отказать, исследовав материалы дела, суд считает, что требования заявителей удовлетворению не подлежат.

Как видно из текста решения избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа N22 от 26 апреля 2000 г., правовым его основанием является ст. 89 п.5 Закона Ярославской области "О выборах в органы государственной власти Ярославской области и органы местного самоуправления муниципальных образований Ярославской области" (далее - Закон Ярославской области), в которой указано, что избирательная комиссия муниципального образования Ярославской области признает результаты выборов недействительными:

а) в случае, если допущенные при проведении голосования или установлении итогов голосования нарушения не позволяют с достоверностью установить результаты волеизъявления избирателей;
б) в случае, если они признаны недействительными не менее чем на одной четвертой части избирательных участков;
в) по решению суда.

Указанные положения Закона Ярославской области полностью соответствуют п. 3 ст. 58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (далее Федеральный закон).

Поскольку решение суда по итогам голосования на участке N780 не принималось, а голосование признано недействительным на одном участке из 39, то, следовательно, избирательная комиссия Тутаевского муниципального округа при принятии решения 26 апреля 2000 г. нашла установленным, что допущенные при проведении голосования или установлении итогов голосования нарушения не позволяют с достоверностью установить результаты волеизъявления избирателей. Этот вывод комиссии является правильным и нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Так, свидетель Салманова Ю.А., допрошенная в судебном заседании, поясняла, что работает в муниципальном учреждении "Дом природы", директором которого является председатель УИК N780 Моисеева Л.В., при голосовании 23 апреля 2000 г. она на избирательном участке не находилась, не участвовала и при подсчете голосов, протокол об итогах голосования подписан ею 22 апреля с разрешения председателя комиссии при секретаре Смирновой В.Д.

Свидетель Селезнева И.В. показала, что при подведении итогов голосования 23 апреля занималась сортировкой и подсчетом бюллетеней, которые были высыпаны из стационарного ящика для голосования, за другими членами избирательной комиссии не наблюдала, были ли у них пишущие принадлежности, не знает, но у нее не было. При подсчете участвовавший в этом член избирательной комиссии брал из общей массы бюллетень, осматривал его и складывал в зависимости от их вида на столе у секретаря, при этом содержание бюллетеней не оглашалось, затем стопки несколько раз пересчитывались и было оглашено количество бюллетеней в каждой из них, что и занесено в протокол; строки протокола она не знает, подписала его не просматривая, точно помнит, что ей попадались бюллетени без каких-либо отметок, почему в протоколе указано, что таковых нет, объяснить не может.

Свидетель Мительштет В.А. пояснил, что примерно в 23 ч. 50 мин. члены комиссии и он в том числе стали подсчитывать необходимые сведения по страницам списков избирателей, после чего приступили к гашению неиспользованных бюллетеней и одновременно высыпали из переносных и стационарных ящиков бюллетени для подсчета, кто именно занимался подсчетом и гашением неиспользованных бюллетеней, сказать не может, сам занимался подсчетом бюллетеней из ящика, содержание бюллетеней не оглашалось, складывались они в стопки на столе, потом пересчитывались и количество оглашалось, велась ли увеличенная копия протокола, не помнит, утверждает, что при сортировке находил около 12 недействительных бюллетеней, т.е. в которых имелось несколько пометок или не было ни одной, почему в протоколе бюллетеней без отметок нет, не знает, членам комиссии доверял, детально с протоколом при подписании не знакомился, более того, подписал на всякий случай пустой бланк протокола перед уходом домой.

Свидетель Алексеева Е.И. показала, что участвовала в подсчете голосов, бюллетени при этом не оглашались, складывались в стопки, она проверяла стопку бюллетеней за Кривошеину В.А., после нее эту стопку пересчитывали еще 2 раза, в гашении бюллетеней участия не принимала.

Свидетель Смирнова В.Д. пояснила, что является секретарем УИК N780, по ее мнению, каких-либо нарушений при подсчете голосов не было, все происходило в последовательности, предусмотренной законом, велась увеличенная копия протокола, о том, что бюллетени при сортировке каждый необходимо оглашать, не знала, сама подсчетом не занималась, так как у нее как секретаря были другие дела, Салманова, действительно, подписала пустой бланк протокола накануне, а в день голосования на участок не приходила, протокол она ей дала для подписания по указанию председателя комиссии.

Свидетель Головачева С.А. показала, что нарушений закона при голосовании и подсчете голосов не было, однако положения закона о последовательности подведения итогов голосования изложить не смогла, сама занималась гашением неиспользованных бюллетеней и подсчетом проголосовавших.

Свидетель Мазетова Н.Ю. пояснила, что являлась наблюдателем при голосовании на избирательном участке N780, законодательство о выборах знает в общих чертах, когда закрыли избирательный участок, то члены комиссии вскрыли ящики, высыпали бюллетени и стали их считать, наблюдать за подсчетом она не могла, так как в это же время за колонной гасились неиспользованные бюллетени и она смотрела за этим; неиспользованные бюллетени принесла председатель в пачках, сказала, что в них по 50 штук, бюллетени не демонстрировались и точное количество их она не знает.

Свидетель Жирякова Л.Н., являвшаяся наблюдателем, показала, что подсчет голосов и гашение бюллетеней происходили одновременно, так как колонна мешала наблюдать за обоими действиями, то она стала смотреть, как сортируют и считают бюллетени из ящиков, при этом члены комиссии из общей массы доставали бюллетени, не оглашая и не показывая их, процедура подведения итогов прошла очень быстро.

Согласно протоколу УИК N780 он был подписан в 0 ч. 40 мин.

Оценивая показания указанных лиц, суд приходит к убеждению, что показания свидетелей Мительштета В.А., Мазетовой Н.Ю., Жиряковой Л.Н. о том, что одновременно члены избирательной комиссии занимались несколькими операциями при определении итогов голосования соответствуют действительности, они подтверждаются и данными о количестве бюллетеней и о времени, которое было затрачено на их обработку членами комиссии. Опровергающие данный факт показания свидетеля Головачевой непоследовательны, свидетель Смирнова В.Д. как секретарь комиссии явно заинтересована в результатах рассмотрения дела, поэтому их показания суд не может принять во внимание.

Суд также считает, что нет оснований не доверять показаниям свидетелей Селезневой и И.В. и Мительштета В.А. о том, что при сортировке бюллетеней им попадались бюллетени, не содержащие отметок ни по одной из позиций.

Порядок подсчета голосов избирателей и составления протокола об итогах голосования участковыми избирательными комиссиями определен ст. 56 Федерального закона и ст. 87 Закона Ярославской области.

Суд считает установленным, что при подсчете голосов избирателей УИК N780 были нарушены следующие требования ст. 56 Федерального закона и ст. 87 Закона Ярославской области:

предусмотренные законом действия со списками избирателей начались до подсчета и гашения неиспользованных избирательных бюллетеней,
поштучный подсчет неиспользованных избирательных бюллетеней не велся,
гашение неиспользованных избирательных бюллетеней происходило одновременно с непосредственным подсчетом голосов избирателей при необеспечении членами комиссии полного обзора своих действий,
при сортировке избирательных бюллетеней, извлеченных из переносных и стационарных ящиков для голосования, членами избирательной комиссии не оглашались содержащиеся в избирательных бюллетенях отметки избирателей, для визуального контроля избирательные бюллетени ими всем присутствующим не предоставлялись, одновременно несколько членов избирательной комиссии, занимавшихся сортировкой, складывали бюллетени в стопки, по числу бюллетеней в которых и были подсчитаны результаты, занесенные в протокол.

При этом ссылки заявителей и их представителя в подтверждение своего довода об отсутствии нарушений при подсчете голосов на объяснения наблюдателей Шинкевича Д.В. и Жирнова В.П., содержащиеся в протоколе избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа от 26 апреля 2000 г., при противоречии между этими объяснениями и показаниями допрошенных судом свидетелей, несостоятельны, так как каждый из указанных лиц пояснял, что оглашение содержания отметок в избирательных бюллетенях при их сортировке не производилось, а секретарь УИК N780 Смирнова В.Д. даже не знала о таком требовании закона.

Кроме того, Моисеев Р.А., сын председателя УИК N780 Моисеевой Л.В., активно участвовал при подсчете голосов как член УИК N780 с правом решающего голоса, однако таковых полномочий не имел.

В соответствии со ст. 27 Закона Ярославской области участковые избирательные комиссии формируются Собранием представителей муниципального образования Ярославской области.

Участковая комиссия избирательного участка N780 была сформирована решением муниципального совета Тутаевского муниципального округа N315 от 26.02.2000 г., и этим решением Моисеев Р.А. ее членом не назначался.

Как видно из протокола 12/2 от 23.03.2000 г. территориальной избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа, решением этой комиссии Моисеев Р.А. и утвержден членом УИК N780 с правом решающего голоса. Однако такое решение территориальная комиссия Тутаевского муниципального округа могла вынести только при наличии условий, указанных в п. 8 ст. 29 Закона Ярославской области, т.е. при выбытии из состава комиссии члена по обстоятельствам, указанным в п. 6 ст. 29 Закона Ярославской области, если Муниципальный совет Тутаевского муниципального округа в месячный срок не назначил нового члена.

Как следует из протокола заседания УИК N780 от 07.04.2000 г., копия которого имеется в материалах проверки Тутаевской прокуратуры, приобщенных к настоящему делу, и сообщения избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа в редакцию газеты "Берега" на 23.03.2000 г., никто из членов УИК N780 с правом решающего голоса из состава не выходил.

Таким образом, решение территориальной комиссии об утверждении Моисеева Р.А. членом УИК N780 с правом решающего голоса не имеет юридической силы, а Моисеев Р.А. не является членом УИК N780 с правом решающего голоса.

Судом также установлено, что протокол от 24.04.2000 г. об итогах голосования на территории избирательного участка N780 23.04.2000 г. фактически не подписан Салмановой Ю.А., членом УИК N780 с правом решающего голоса, так как она подписала пустой бланк протокола с ведома председателя комиссии и секретаря.

В соответствии с п.15 ст. 18 Федерального закона и п.11 ст. 40 Закона Ярославской области вносить какие-либо изменения в списки избирателей после окончания голосования и начала подсчета голосов избирателей запрещается.

Как следует из акта проверки списков избирателей по избирательному участку N780 от 26 апреля 2000 г., 25 избирателей были исключены из списков, однако подписи председателя УИК и даты исключения в списках нет.

Ошибочные подписи избирателей в списках не оговорены.

Из семи избирателей, голосовавших не в месте для голосования (как указано в протоколе), по данным акта в отношении пяти человек в списке не указаны данные паспортов, под одной записью дня голосования указана дата 26.04.2000 г., еще под одной - дата предыдущих выборов.

В протоколе об итогах голосования число бюллетеней, выданных избирателям в день голосования, 936, по спискам 937.

Суд не может принять во внимание доводы Дубровина С.В., что данный акт не является доказательством, так как члены избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа проверяли списки в нарушение закона без членов УИК N780, на что не имели права.

Указанный акт составлен председателем, заместителем председателя и секретарем избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа, т.е. лицами, имевшими право на указанные действия. Ходатайств о подложности акта и необходимости проверки содержащихся в нем сведений судом заявители не выразили, напротив, требовали завершения судебного разбирательства.

В соответствии с п.2 ст. 28 Закона Ярославской области полномочия участковой избирательной комиссии прекращаются через 10 дней со дня официального опубликования результатов выборов в случае, если в адрес вышестоящей избирательной комиссии не поступило жалоб и протестов на действия данной избирательной комиссии, в результате которых был нарушен порядок голосования и подсчета голосов, и если по указанным фактам не ведется судебное разбирательство; в случае обжалования или опротестования итогов голосования полномочия избирательной комиссии прекращаются после вынесения окончательного решения по существу жалобы, протеста вышестоящей комиссией или судом.

Члены УИК N780, не выразив соответствующим образом свое волеизъявление, после проведения голосования фактически прекратили выполнение своих обязанностей: председатель комиссии не присутствовала ни на одном из судебных заседаний, не направляла в суд ни одного заявления по этому поводу, секретарь комиссии не выполнила поручение суда об извещении членов УИК о необходимости их явки в судебное заседание 26.06.2000 г., более того, не явилась в суд сама, член комиссии Куруленко Н.В., придя в суд, не дождавшись своего вызова для дачи пояснений без объяснения причин, здание суда покинула, фактически не явилась в судебное заседание.

Установленные судом нарушения законодательства о проведении выборов членами УИК N780, при их по меньшей мере безответственном отношении к своим обязанностям, делают невозможным с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей на указанном участке.

В протоколе N1 УИК N780 об итогах голосования 23 апреля 2000 г. по выборам главы Тутаевского муниципального округа в строке 13 отсутствует указание на наличие недействительных бюллетеней, не содержащих сведений ни по одной из позиций, тогда как судом с достоверностью установлено, что такие бюллетени при голосовании были. Это искажение волеизъявления избирателей находится в прямой причинной связи с нарушениями положений п. 14 ст. 56 Федерального закона и п. 12 ст. 87 Закона Ярославской области о необходимости оглашения содержания каждого избирательного бюллетеня и предоставления для визуального осмотра присутствующим.

Указанное нарушение, вопреки утверждениям заявителей, не может быть устранено повторным пересчетом голосов избирателей на территории избирательного участка N780, и оно в совокупности с другими установленными судом нарушениями, при данных конкретных обстоятельствах ставит под сомнение сведения всего протокола УИК N780 об итогах голосования 23 апреля 2000 г. и не позволяет с достоверностью установить волеизъявление избирателей, голосовавших 23 апреля 2000 г. на территории избирательного участка N780.

Поэтому решение избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа от 26 апреля 2000 г. N33 о признании недействительными выборов на территории избирательного участка N780 в соответствии с п. 5 ст. 89 Закона Ярославской области является правильным.

Доводы заявителей, что нарушения при проведении голосования и определении его итогов, не известные избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа при принятии ею указанного решения, не могут учитываться судом, суд принять не может. В соответствии со ст.ст. 97, 98 Закона Ярославской области, ст.ст. 63. 64 Федерального закона суд наделен правом отмены решений избирательных комиссий об итогах голосования, о результатах выборов, а при установленных судом обстоятельствах итоги голосования 23 апреля 2000 г. на территории избирательного участка N780 не являются действительными, что уже установлено решением избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа N22 от 26 апреля 2000 г. Кроме того, законодательством о выборах не регламентировано содержание решения избирательной комиссии, не указано об обязательности в нем мотивировочной части, а содержание резолютивной части оспариваемого решения отвечает требованиям закона и установленным судом обстоятельствам.

Как следует из повторного протокола избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа о результатах голосования на территории Тутаевского муниципального округа по выборам главы муниципального округа, число голосов избирателей, поданных за зарегистрированного кандидата Зелинского составило 3186, за Кривошеину - 8125, против всех кандидатов 8045. При указанных данных избирательная комиссия Тутаевского муниципального округа в соответствии со своим решением от 28 апреля 2000 г. признала избранной кандидата Кривошеину В.А.

Доводы заявителей, что избирательная комиссия Тутаевского муниципального округа 28 апреля неправильно определила результаты выборов, так как при сложившейся после признания выборов на территории избирательного участка разнице голосов невозможно с достоверностью определить волеизъявление избирателей, противоречат положениям подпункта "б" п. 5 ст. 89 Закона Ярославской области, подпункта "б" п. 3 ст. 58 Федерального закона, предусматривающим, что результаты выборов признаются недействительными в случае, если они признаны недействительными не менее чем на одной четвертой части избирательных участков, тогда как на территории избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа 39 избирательных участков, а выборы признаны недействительными только на одном из них.

Таким образом, по мнению суда нет оснований для отмены решения избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа N23 от 28 апреля 2000 г., как и для удовлетворения требований заявителей о признании выборов главы Тутаевского муниципального округа 23 апреля 2000 г. несостоявшимися. Суд решил в удовлетворении жалоб Дубровиной Т.В., Дубровина С.В., Исполинова В.А. отказать.

Оценивая приведенное выше решение Тутаевского городского суда, полагаем, что оно является необоснованным, противоречит целому ряду принципиальных положений действующего избирательного законодательства, регламентирующих процедуру признания итогов голосования, результатов выборов недействительными.

Как вытекает из п. 7 ст. 58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", отмена итогов голосования по избирательному участку могла иметь место только в случае, если допущенные при проведении голосования нарушения не позволяют с достоверностью установить результаты волеизъявления избирателей. Соответственно избирательная комиссия Тутаевского муниципального округа могла признать итоги голосования по избирательному участку N780 недействительными только в случае, если имелись объективные факты, свидетельствующие о том, что невозможно с достоверностью установить результаты волеизъявления избирателей.

Для того чтобы на основании процедурных нарушений, допущенных участковой избирательной комиссией, признать выборы по избирательному участку недействительными, нужно было доказать причинную связь между этими нарушениями и тем, что невозможно с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

При имеющихся обстоятельствах не было никаких препятствий к достоверному установлению действительного волеизъявления избирателей. Избирательная комиссия Тутаевского муниципального округа, если у нее возникли сомнения в правильности подсчета голосов избирателей и составления протокола, поступившего из участковой избирательной комиссии N780, могла принять решение о проведение повторного подсчета голосов (пункт 9 статьи 88 Закона Ярославской области). Однако вместо этого комиссия признала недействительными итоги голосования по избирательному участку, аннулировав волеизъявление 931 избирателя.

Таким образом, избирательная комиссия необоснованно признала выборы по избирательному участку N780 недействительными. Впоследствии на основе данного решения было принято, на наш взгляд, необоснованное новое решение избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа об определении результатов выборов, что, в принципе, не допускается законом.

В результате исключения 931 голоса избирателей, проголосовавших на избирательном участке N780, изменились результаты выборов. Кривошеина В.А. была признана избранной Главой Тутаевского муниципального округа в связи с тем, что за нее оказалось подано 8125 голосов против 8045 голосов, поданных против всех кандидатов. Разница по этим двум позициям составляет 80 голосов. Так как из подсчета исключены голоса 931 избирателя, тем самым признается, что направленность волеизъявления этих избирателей неизвестна. Имеющаяся разница в 80 голосов между голосами, поданными за Кривошеину, и голосами, поданными против всех кандидатов, недостаточна, чтобы "поглотить" 931 голос избирателей, неизвестно за кого поданных.

При данных условиях невозможно с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, состоявшегося 23 апреля 2000 г. Соответственно избирательная комиссия Тутаевского муниципального округа неправильно определила результаты выборов, признав избранной Кривошеину В.А.

Тутаевский городской суд, подтвердив правильность решения избирательной комиссии Тутаевского муниципального округа от 28 апреля 2000 года об избрании Кривошеиной Главой Тутаевского муниципального округа, по нашему мнению, неправильно применил норму, содержащуюся в п.7 ст.58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и соответствующую норму Закона Ярославской области "О выборах ...", в соответствии с которой избирательная комиссия обязана признать результаты выборов недействительными не только в случае, если выборы признаны недействительными не менее чем на одной четвертой части избирательных участков, но и в случае, если допущенные при проведении голосования или установлении итогов голосования нарушения не позволяют с достоверностью установить результаты волеизъявления избирателей.

Таким образом, приняв решение о признании выборов по избирательному участку N780 недействительными, избирательная комиссия была обязана признать результаты выборов, состоявшихся 23 апреля 2000 г., также недействительными.

Вместе с тем имеется и немало позитивных примеров, когда суды при рассмотрении дел об отмене решений избирательных комиссий об итогах голосования, результатах выборов принимали во внимание только безусловно доказанные нарушения закона, повлекшие искажение результатов волеизъявления избирателей, объективно оценивали влияние соответствующих нарушений на итоги голосования, результаты выборов. Эти дела составляют очевидный контраст иной, описанной выше практике применения норм законодательства о недействительности выборов, об отмене решений избирательных комиссий об итогах голосования, результатах выборов. Наличие противоположных подходов в судебной практике делает весьма актуальным издание руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам отмены решений избирательных комиссий об итогах голосования, результатах выборов.

Приведем в изложении два определения, принятых Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, которые могут быть использованы в качестве ориентиров при решении рассматриваемой категории дел.

1. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании от 27 апреля 2000 года дело по кассационным жалобам Цаголова Т.С. и Центральной избирательной комиссии Республики Северная Осетия-Алания на решение Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 23 декабря 1999 года и установила следующее.

Постановлением Центральной избирательной комиссии Республики Северная Осетия-Алания (РСО-А) от 5 мая 1999 года признаны состоявшимися и действительными выборы депутата Парламента Республики Северная Осетия-Алания по Молодежному избирательному округу N64.

В результате голосования депутатом Парламента Республики избран Цаголов Т.С. Джиоев Я.Н., являвшийся кандидатом в депутаты Парламента по этому же избирательному округу, обратился в суд с жалобой о признании незаконным указанного постановления Центральной избирательной комиссии. В обоснование жалобы он ссылался на то, что при проведении голосования и установлении итогов голосования были допущены нарушения, которые не позволяют с достоверностью установить результаты волеизъявления избирателей.

Джиоев просил также взыскать с Центральной избирательной комиссии компенсацию морального вреда.

В ходе рассмотрения дела в качестве заинтересованных лиц к участию в деле судом были привлечены кандидат в депутаты Хутаев Р.Р. и избранный депутат Цаголов Т.С.

Указанным выше решением Верховного Суда РСО-А признаны недействительными результаты голосования по выборам депутатов Парламента Республики Северная Осетия-Алания по избирательным участкам N239 и N294 и в целом по Молодежному избирательному округу N64, а также постановление Центральной избирательной комиссии от 5 мая 1999 года. В иске о взыскании компенсации морального вреда отказано. В кассационной жалобе Цаголов Т.С. и председатель Центральной избирательной комиссии ссылаются на незаконность решения, ставят вопрос о его отмене и вынесении нового решения. Как следует из материалов дела, по итогам голосования по выборам депутатов Парламента РСО-А по Молодежному избирательному округу N64 за Цаголова Т.С. проголосовал 391 избиратель, за Джиоева Я.И. и Хугаева Р.Р. - соответственно 384 и 334 избирателя. Постановлением Центральной избирательной комиссии республики избранным депутатом признан Цаголов Т.С.

В соответствии со ст. 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", а также ст.88 Республиканского закона "О выборах депутатов Парламента Республики Северная Осетия-Алания" суд может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, если установит нарушения, перечисленные в указанных нормах, и если эти нарушения не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Удовлетворяя заявленные требования, суд пришел к правильному выводу, что установленные нарушения при голосовании и с учетом незначительной разницы голосов избирателей, поданных за Цаголова и Джиоева (всего 7), не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Так, судом установлено, что на избирательных участках N293 и N294 в голосовании принимали участие лица, не достигшие возраста 18 лет (3 человека), лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации (6 человек), лица, которые незаконно включены в списки избирателей данных избирательных участков (4 человека).

Суд также установил, что лицо, не значившееся в списках избирателей, приняло участие в голосовании, другое лицо проголосовало дважды.

Избиратели, проживающие в многоэтажном доме N242 по ул. Доватора и обратившиеся в избирательную комиссию с заявлениями о желании проголосовать на дому, не приняли участие в голосовании, так как к ним не приходили члены избирательной комиссии.

В списках избирателей, проголосовавших на дому, в некоторых случаях отсутствуют отметки о годе рождения избирателя, нет подписей члена участковой избирательной комиссии, имеются исправления без каких-либо оговорок, что вызывает сомнения в законности таких списков.

Исследуя протоколы участковой избирательной комиссии N293, суд пришел к выводу об увеличении числа недействительных бюллетеней.

В соответствии со ст.56 ГПК РСФСР суд дал оценку и другим доказательствам, подтверждающим факты нарушений избирательного законодательства при голосовании на избирательных участках NN293 и294.

С учетом изложенного суд пришел к правильному выводу, что указанные нарушения не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Доводы кассационных жалоб об отсутствии указанных нарушений, были предметом рассмотрения в судебном заседании и суд, оценивая их, обоснованно пришел к иному выводу.

В то же время судебная коллегия находит заслуживающим внимания доводы жалобы Цаголова в той части, что заявителем подана жалоба на постановление Центральной избирательной комиссии РСО-А и суд, признавая недействительными решения участковых и окружной избирательных комиссий, вышел за пределы жалобы.

Кроме того, в соответствии с действующим избирательным законодательством суд вправе был отменить решение избирательной комиссии, а не признавать его недействительным (ст.64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ст.88 Республиканского закона "О выборах депутатов Парламента Республики Северная Осетия-Алания"). С учетом этого судебная коллегия полагает необходимым уточнить решение и его резолютивную часть изложить в следующей редакции: удовлетворить жалобу Джиоева Я.И. и отменить постановление Центральной избирательной комиссии Республики Северная Осетия-Алания от 5 мая 1999 года по Молодежному округу N64 об избрании депутатом Парламента Республики Северная Осетия-Алания Цаголова Т.С.

Оснований для отмены решения и постановки нового решения об отказе в удовлетворении жалобы, о чем указывается в кассационных жалобах, не имеется.

В итоге судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 23 декабря 1999 года оставить без изменения.

Уточнить резолютивную часть решения, изложив ее в следующей редакции: удовлетворить жалобу Джиоева Я.И. и отменить постановление Центральной избирательной комиссии Республики Северная Осетия-Алания от 5 мая 1999 года по Молодежному избирательному округу N64 об избрании депутатом Парламента Республики Северная Осетия-Алания Цаголова Т.С.

2. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании от14 июня 2000 года гражданское дело по жалобе на решение N17 от 20 декабря 1999 года окружной избирательной комиссии N62 по выборам депутатов Республики Татарстан по протесту Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации на постановление Президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 11 мая 2000 года в части отказа в вынесении нового решения об удовлетворении жалобы Камалова А.А. и установила следующее.

Камалов А.А. обратился в Чистопольский городской суд с жалобой на решение N17 от 20 декабря 1999 года окружной избирательной комиссии N62 по выборам народных депутатов Республики Татарстан, которым выборы, проведенные 19 декабря 1999 года по избирательным участкам NN2906, 2914, 2916, 2917, 2918, 2930, 2941, 2944 и 2945, признаны недействительными и назначено повторное голосование на 29 декабря 1999 года, поскольку никто из кандидатов не набрал более 50% голосов: за Камалова А.А. было подано 4092 голоса или 48,5% от общего количества избирателей 7838, за Хайруллина А.Х. 3247 голосов или 38,5% и за Насретдинова Р.М. - 190 голосов избирателей. Камалов просил об отмене решения окружной избирательной комиссии N62 и признании выборов по этому избирательному округу состоявшимися.

В обоснование жалобы Камалов указывал на то, что изложенные в протоколе окружной избирательной комиссии N62 обстоятельства не соответствовали действительности, так как давление на членов участковых избирательных комиссий никто из его доверенных лиц и наблюдателей не оказывал и агитация в его пользу в день выборов не проводилась, поэтому к первым экземплярам протоколов указанных избирательных комиссий не прилагались жалобы на такие нарушения, а также решения и акты по ним не составлялись.

Решение было принято окружной избирательной комиссией N62 20 декабря 1999 года после подсчета голосов не в пользу другого кандидата Хайруллина А.Х. - главы администрации Чистопольского района.

По участкам, на которых выборы признаны недействительными, за Камалова А.А. проголосовало 2456 избирателей, за Хайруллина А.Х. - 887 избирателей и за Насретдинова Р.М. - 68 избирателей. Этого количества избирателей было достаточно для того, чтобы не проводить повторные выборы, поскольку заявитель имел бы свыше 50% голосов избирателей (4092 +2456 = 6548 голосов).

Решением Чистопольского городского суда от 27 декабря 1999 года в удовлетворении жалобы отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 28 января 2000 года решение оставлено без изменения.

Постановлением Президиума того же суда от 11 мая 2000 года протест Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации удовлетворен в части отмены указанных выше судебных постановлений, в части вынесения нового решения об удовлетворении жалобы протест оставлен без удовлетворения.

Протест принесен на предмет отмены постановления надзорной инстанции в части отказа в вынесении нового решения об удовлетворении жалобы Камалова А.А.

Обсудив доводы протеста, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла протест обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Отказывая в удовлетворении протеста в части вынесения нового решения об удовлетворении жалобы заявителя, надзорная инстанция в постановлении указала на отсутствие предусмотренных п.5 ст. 329 ГПК РСФСР условий - ошибки в применении и толковании норм материального права, так как пришла к выводу о том, что подлежащие применению правовые нормы определены правильно, но были допущены существенные нарушения норм процессуального права, которые и повлекли вынесение незаконного решения.

В частности, указывалось на то, что были допрошены не все свидетели, о допросе которых ходатайствовал представитель окружной избирательной комиссии, что осталось неисследованным объяснение заявителя о наличии у него 337 заявлений о допущенных в ходе голосования нарушениях, что суд не привлек в качестве заинтересованных лиц других кандидатов, участвующих в выборах. Однако такие доводы надзорной инстанции не соответствуют материалам дела.

В Российской Федерации принят Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

В Республике Татарстан принят Закон "О выборах народных депутатов Республики Татарстан", который полностью соответствует положениям Федерального закона.

Окружная избирательная комиссия N62 вынесла обжалуемое заявителем решение 20 декабря 1999 года, т.е. на следующий день после подведения итогов голосования в указанных избирательных участках, используя поступившие от должностных лиц местного самоуправления заявления граждан - избирателей об обращении к ним в день выборов по месту их жительства двух неизвестных молодых мужчин с предложением голосовать за заявителя Камалова А.А., в котором констатировала нарушение заявителем предвыборной агитации в день голосования и, как следствие этого, о невозможности с достоверностью установить волеизъявление избирателей, в связи с чем признала на этих избирательных участках выборы недействительными и определила дату повторного голосования - 29 декабря 1999 года.

Такой вывод окружной избирательной комиссии не соответствует требованиям указанного выше Федерального закона.

Предвыборная агитация определена в ст. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" как деятельность граждан Российской Федерации, кандидатов, избирательных объединений, имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к участию в выборах, а также к голосованию за тех или иных кандидатов или против них.

Такая агитация при проведении выборов может осуществляться через средства массовой информации, путем проведения массовых мероприятий (собраний и встреч с гражданами, публичных дебатов и дискуссий, митингов, демонстраций, шествий), выпуска и распространения агитационных печатных материалов, в иных установленных законом формах (п. 4 ст. 37 приведенного выше Федерального закона).

Ничего подобного судом установлено не было, хотя было допрошено 40 свидетелей. Судом были допрошены все свидетели, о допросе которых заявляли участвующие в деле лица, поэтому ссылка надзорной инстанции об обратном не соответствует материалам дела.

Другая ссылка на неисследованность объяснений заявителя о наличии у него 337 заявлений граждан о нарушениях при проведении выборов также не имеет правового значения, поскольку Камалов А.А. требование о признании выборов недействительными не заявлял. Наоборот, его требования были об обратном.

Довод Президиума Верховного Суда Республики Татарстан о том, что не были привлечены к участию в деле в качестве заинтересованных лиц другие кандидаты в депутаты, также нельзя признать законным, поскольку Камалов А.А. заявлял требование об отмене решения окружной избирательной комиссии N62 и признании выборов 19 декабря 1999 года по этому избирательному округу состоявшимися.

При отмене решения избирательной комиссии судом новое решение по существу вопроса обязана принять избирательная комиссия, чье решение было отменено, либо вышестоящая комиссия на основании решения суда, так как оно является обязательным для исполнения избирательными комиссиями.

При исполнении решения суда о признании выборов 19 декабря 1999 года по избирательному округу N62 действительными окружная избирательная комиссия вправе выслушать всех кандидатов в депутаты Республики Татарстан.

В протоколе окружной избирательной комиссии N62 также указывалось на противоправные действия в день выборов 19 декабря 1999 года доверенных лиц и наблюдателей Камалова А.А., которые требовали от участковых избирательных комиссий выдачу протоколов, включали видеокамеру, оказывали давление на членов избирательных комиссий, что, по мнению окружной избирательной комиссии N62, также способствовало тому, что было невозможно с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Однако данное обстоятельство никак не могло повлиять на волеизъявления избирателей.

Суд первой инстанции в обоснование вывода о невозможности с достоверностью установить волеизъявление избирателей по девяти избирательным участкам избирательного округа N62 сослался на показания свидетелей Кузиной, Журавлевой, Ткача, Загидуллина, Фатгахова, Хасаншиной, Миннеханова, Хайбуллина, Фархаева, Гимадеевой, Шайхутдиновой, Масовой, которые подтвердили, что в день выборов к ним подходили двое неизвестных молодых людей и советовали голосовать за Камалова. Угроз и насилия с их стороны не было. Никто из свидетелей не подтвердил, что такое обращение повлияло на их выбор в голосовании.

Однако собранные по делу доказательства не подтверждают выводы суда.

В соответствии с п. 29 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (ст. 33 ч. 1 Закона Республики Татарстан) к первому экземпляру протокола об итогах голосования приобщаются особые мнения членов участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса, поступившие в избирательную комиссию жалобы (заявления) на нарушения соответствующего закона, устава муниципального образования, на основании которых проводятся выборы, а также принятые по указанным жалобам (заявлениям) решения избирательной комиссии и составленные участковой избирательной комиссией акты. Заверенные копии указанных документов и решений избирательной комиссии приобщаются ко второму экземпляру протокола.

Это требование Федерального закона и Закона Республики Татарстан участковые избирательные комиссии не выполнили потому, что таких обращений в комиссию не поступало и нарушений при проведении выборов не допускалось.

Судом в качестве свидетелей были допрошены 8 председателей участковых избирательных комиссий. Все они указывали на отсутствие нарушений при проведении голосования, отсутствие жалоб от избирателей и наблюдателей от кандидатов, спокойную обстановку при проведении голосования на всех участках. Никто из них не подтвердил проведение агитации в день выборов и обращений к работникам милиции для наведения порядка.

Допрошенные в качестве свидетелей семь представителей местных Советов самоуправления: Гимадеева, Загидуллин, Сизова, Шайхутдинова, Шарифуллина, Савельев и Кузина также подтвердили отсутствие нарушений при проведении голосования на избирательных участках, которые могли бы стать причиной для признания выборов недействительными.

Некоторые из свидетелей указывали лишь на неправильное, по их мнению, расположение наблюдателей на избирательных участках, их поведение (хождение по избирательным участкам и размещение в непосредственной близости от членов избирательных комиссий), требования о присутствии при подсчете голосов и предоставлении протоколов, однако эти обстоятельства ни в какой мере не могут влиять на невозможность определения волеизъявления избирателей. Тем более что такие требования наблюдателей предусмотрены Федеральным законом (ст. 56 п.п. 3, 11, 28).

Ссылка на показания свидетелей, перечисленных в решении суда, в подтверждение наличия агитации в пользу заявителя в день выборов и, как следствие этого, признание выборов недействительными, сделана в нарушение приведенного выше материального закона, которым определены формы агитации. В данном случае такая агитация в день выборов не проводилась.

Предложение двух молодых незнакомых избирателям людей голосовать по некоторым участкам за Камалова А.А. само по себе не является предвыборной агитацией, поскольку такая форма не указана в законе, предложение голосовать за заявителя поступало избирателям не от доверенных лиц заявителя или его наблюдателей, а от неизвестных лиц, которые никому не угрожали и не предпринимали никаких принудительных мер для понуждения голосовать за Камалова А.А.

Никто из допрошенных свидетелей не подтвердил, что такое обращение повлияло на результат их волеизъявления.

Также не подтверждено, что такие предложения делались избирателям с ведома заявителя или его доверенных лиц или наблюдателей. Все свидетели, доверенные лица заявителя и он сам подтвердили, что молодые люди были им незнакомы.

В соответствии с п. 7 "а" ст. 58 Федерального закона и п. 2 ст. 34 Закона Республики Татарстан соответствующая избирательная комиссия признает итоги голосования, результаты выборов недействительными в случае, если допущенные нарушения при проведении голосования не позволяют с достоверностью установить результаты волеизъявления избирателей.

В данном случае из установленных судом обстоятельств дела следует вывод об отсутствии таких нарушений при голосовании, которые не позволяли бы с достоверностью установить волеизъявление избирателей, в связи с чем судом неправильно истолкован и применен материальный закон, поэтому выборы на девяти избирательных участках округа недействительными не являются.

Основанием к отмене решения, определения, постановления суда в надзорном порядке является неправильное применение или толкование норм материального права (ст. 330 ч. 1 ГПК РСФСР).

В соответствии с п. 5 ст. 329 ГПК РСФСР суд, рассмотрев дело в порядке надзора, своим определением или постановлением вправе отменить либо изменить решение суда первой, кассационной или надзорной инстанций и вынести новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права.

Судом правильно определены юридически значимые обстоятельства, полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, но был неправильно применен и истолкован материальный закон, поэтому отказ Президиума Верховного Суда Республики Татарстан в удовлетворении протеста в части вынесения нового, противоположного по содержанию решения нельзя признать законным, противоречащим требованиям приведенного выше процессуального закона.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

Постановление Президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 11 мая 2000 года в части отказа в вынесении нового решения об удовлетворении жалобы Камалова А.А. отменить и вынести новое решение, которым решение N17 от 20 декабря 1999 года окружной избирательной комиссии N62 по выборам депутатов Республики Татарстан отменить и обязать ее вынести решение о подведении итогов голосования 19 декабря 1999 года с учетом действительности выборов в девяти избирательных участках избирательного округа N62: NN2906, 2914, 2916, 2917, 2918, 2930, 2941, 2944 и 2945.


[16] Нерсесянц В.С. Право математика свободы. Опыт прошлого и перспективы. - М., 1996.

«« Пред. | ОГЛАВЛЕНИЕ | След. »»




ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2018  Карта сайта