Демократия.Ру




Люди во всем мире должны иметь четыре свободы: 1. Свобода слова, 2. Свобода вероисповедания, 3. Свобода от нужды, 4. Свобода от страха. Голодные и безработные – материал из которого создается диктатура. Франклин Рузвельт


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


12.12.2019, четверг. Московское время 08:02

Обновлено: 28.02.2006  Версия для печати

Власть, НКО и благотворительность

Фирсов А.

В отношении государственной власти к некоммерческим организациям (НКО) и благотворительности как в капле воды отражается отношение власти к собственному народу

Как работают некоммерческие организации (НКО)

Россияне мало знакомы с некоммерческими организациями. А в тех случаях, когда они получают какую-то помощь от НКО, они часто даже не знают об этом.

Некоммерческие организации потому и называются некоммерческими, что их цель – максимально эффективно (с максимальной пользой для граждан) реализовать имеющееся финансирование или гуманитарную помощь.

То есть, главная цель некоммерческой организации – с помощью минимума денежных средств достичь максимальной реализации тех программ, для которых создана эта организация.

Такие организации создаются и регистрируются в государственных органах для реализации определенных общественно-значимых целей, которые по тем или иным причинам нуждаются в отдельном финансировании, или до которых централизованная помощь еще не дошла:

- беженцы,
- пострадавшие от стихийных бедствий,
- беспризорные дети,
- инвалиды,
- памятники культуры и искусства,
- экологически грязные зоны,
- новые научные разработки,
- заключенные,
- правозащитники,
- военнопленные и т.п.

А также:

Объединения по защите прав животных,
Наблюдатели на выборах,
Экологические организации,
Программы по тестированию товаров и продуктов,
Социальные программы для отдельных категорий граждан,

И многое другое.

Такие организации могут получать средства от граждан и юридических лиц, иностранных фондов и под контролем попечительских советов (работающих на безвозмездной основе) максимально эффективно реализовывать нужные обществу программы.

В мире количество некоммерческих организаций постоянно растет, поскольку это –быстрый и эффективный способ решить наиболее сложные проблемы. Такой способ помощи гораздо более эффективен, чем финансирование из государственного бюджета по определенным, утверждаемым раз в год программам.

Во всем мире это хорошо понимают. И потому в любой цивилизованной стране исполнительная и законодательная ветви власти делают все возможное, чтобы упростить работу НКО и помощь своим гражданам.

НКО никогда не существуют сами для себя. За ними всегда стоят определенные люди, для которых это НКО создано, и которым оно помогает. И эти люди, как правило, нуждаются в конкретной целевой помощи или финансировании.

Кто финансирует НКО

Теоретически, НКО могут получать средства из разных источников:

- от юридических лиц в своей стране,
- от своих и иностранных граждан,
- от других НКО,
- от иностранных фондов.

Государство, которое является формой самоуправления людей, на практике не может управлять всем, что только существует в современной жизни. Это просто нецелесообразно. Не все проекты заслуживают того, чтобы осуществлять их за счет государственного бюджета. Но государство должно оставлять возможность для реализации отдельных проектов за счет инициативы отдельных лиц. Как это будет происходить и за счет каких средств – это не дело государства. В идеале оно устанавливает рамки для получения средств некоммерческими организациями на осуществление своих уставных целей, предполагая определенный контроль для того, чтобы НКО не использовались для отмывания доходов, подрывной деятельности, получения определенных привилегий для своего руководства, и т.п.

Фактически, если посмотреть на то, как государственная власть относится к НКО, можно понять, как власть относится к своему народу.

НКО и налог на прибыль/доходы

В западных странах получение некоммерческой организацией денежных средств освобождается он налога на прибыль по определению.
В России все сделано с точностью до наоборот. От налога на прибыль освобождаются только те организации, которые оказывают помощь только по одному из трех направлений: культура, наука, здравоохранение.

Причем освобождаются только те организации, которым это разрешит соответствующее министерство. И не просто разрешит, а внесет в соответствующий список, утверждаемый в высших эшелонах власти.
И чтобы получить это освобождение, организация должна задолго до получения какой-либо помощи:

- доказать свою преданность действующей власти,
- подать заявление в соответствующее министерство,
- приложить к заявлению большой пакет документов, доказывающий, что деньги будут расходоваться только на такие программы, которые уже реализуются в рамках бюджета, т.е. доказывающий, что иностранная помощь будет дополнять финансирование из российского бюджета и не выделяться на его фоне.

В результате, получение гранта из-за рубежа российской некоммерческой организацией в ста случаях из ста попадает под 25% налогообложение налогом на прибыль.

Но это не все. На западе, грант, выделенный некоммерческой организацией физическому лицу освобождает это лицо от налога на доходы физического лица. Если налог на доходы составляет, скажем, 13%, как в России, то государство не берет с людей, получающих гранты, соответствующие налоги, таким образом, государство делает все возможное, чтобы целенаправленная помощь в максимальном объеме дошла до тех людей, кто гранты получает (ученые, писатели, правозащитники, врачи, археологи, художники, артисты). В России такое освобождение не предоставляется. И люди, получающие гранты, вынуждены платить подоходный налог с полученных сумм.

Поскольку законопроекты в России пишут не депутаты Госдумы, а профильное министерство, то в этом случае, видимо, бумага родилась в соответствующем подразделении Администрации президента, потом перекочевала в Минфин, после чего была проштемпелевана в Госдуме и Совете федерации, и потом попала на подпись к Путину. Любопытно, что с «субъектом регулирования», т.е., с некоммерческими организациями, никто встречаться и не подумал. Да и зачем?

Если у МВД есть цель собрать дополнительные деньги или просто сократить количество машин на дорогах, оно присылает в Госдуму законопроект о том, что теперь все машины и днем должны ездить с включенными фарами. С этого дня можно штрафовать всех, кто ездит без фар, или с габаритами, или с дальним светом. Также и с законом о налогообложении НКО. Если была цель прекратить безобразие с финансированием какой-то деятельности, неподконтрольной тем, кто за нее не платит, не осуществляет, и не несет ответственности, то она сразу же достигнута.

Потому что если бабушка отдаст своих 30 рублей (с которых уплачены все налоги) на то, чтобы оплатить телефон группе активистов, которые хотят заселить белок в городской парк (или помочь семьям, оставшимся без кормильца, или купить Оку инвалиду), то активистам нужно будет отчислить государству долю в виде налогов. На прибыль. Поскольку в России все денежные средства, получаемые НКО, попадают под налогообложение по налогу на прибыль.

НКО и отчетность

В западных странах НКО освобождаются от излишней отчетности и подают в государственные органы только упрощенную отчетность о полученных и израсходованных средствах. В России под нажимом международных организаций ввели такую отчетность для НКО. При этом, однако, забыли законодательно отменить необходимость подавать в Налоговую отчетность в соответствии с обычным российским законодательством.

В результате российские НКО подают в налоговые инспекции два комплекта отчетности: отдельно упрощенную, о полученных и израсходованных средствах, и отдельно стандартную российскую отчетность по всем видам российских налогов (в том числе с привлечением организаций, оказывающих бухгалтерские услуги в Санкт Петербурге).

Налог на тех, кто осуществляет пожертвования

В западных странах государство поощряет пожертвования в некоммерческие организации и фонды, освобождая жертвующих от подоходного налога.
Если иностранный гражданин или юридическое лицо делает пожертвование в некоммерческую организацию или фонд своей страны, то государство с помощью налога поощряет тех, кто это делает.

Простой пример. Гражданин, выходя за рубежом из театра после спектакля, практически в любой цивилизованной стране может пожертвовать деньги в НКО, фонд культуры или конкретного театра. Если он дает деньги НКО, скажем 100 долларов, то на месте получает соответствующую номерную бумажку с указанием того, куда, когда и сколько было пожертвовано. Этот документ является официальным освобождением от налога на доходы. Он позволяет гражданину не платить налоги с этой суммы, т.е. уменьшить свой налогооблагаемый доход. Т.е., если доход гражданина в месяц равен 1000 долларов, его налог должен быть 130 долларов (если считать, что налог – 13%, как в случае России). Если же он документально подтвердил, что он пожертвовал 100 долларов, то налогом облагаются только 900 долларов, полученные им в этом месяце (т.е. 117 долларов).

Культура приобретает 100 долларов. Получивший деньги фонд государству налоги не платит. Гражданин теряет 87 долларов (платит 100 долларов, уменьшает налог на 13 долларов). Государство теряет 13 долларов.

Из этих 100 долларов иностранный фонд может с разрешения своего попечительского совета выделить грант не только своим культурным центрам, но и дать грант нуждающимся театрам за рубежом, например, театру Константина Райкина.

На практике в России происходит следующее. Я, как гражданин России, плачу государству 13 процентов налога из своих заработанных 100 долларов. Государство из полученных 13 долларов выделяет 1% бюджета, т.е. 0.13 доллара на культуру. Театр Райкина из этих 13 центов получает после распределения хрен на палочке.

В России благотворительность фактически запрещена.

Например, если российское юридическое лицо на свой страх и риск решится заняться благотворительностью, скажем, начав систематическую раздачу супа бездомным, то оно должно будет зарегистрировать всех, кто воспользовался благотворительностью., заплатить с розданного супа подоходный налог, и, самое главное, в конце года подать в налоговую инспекцию подробную информацию о тех, кому досталость благотворительности больше чем на 2000 руб.

В подаваемых сведениях необходимо указать на каждого человека следующее:

- Фамилия, Имя, Отчество,
- Дата рождения,
- Место рождения,
- Место жительства,
- Паспортные данные,
- Индекс место жительства,
- Номер ИНН,
- Номер пенсионного свидетельства.

Неподача сведений ведет к штрафам.

Потраченные средства не будут освобождены от налога на прибыль (с них придется заплатить не только подоходный налог в размере 13%, но и налог на прибыль в размере 25%).

Аналогичная ситуация происходит в случае, если юридическое лицо осуществляет пожертвования в фонд или НКО. В этом случае благотворитель не получает освобождения от 25% налога на прибыль (заплатит 25% с благотворительных сумм). Кроме того, 25% налога на прибыль заплатит НКО со стоимости бесплатно раздаваемого, и, высока вероятность, что НКО предъявят претензии о неподаче индивидуальных сведений о тех, кто воспользовался благотворительностью.

Расходы НКО

Вы можете себе представить, чтобы, скажем, фирма, продавшая или подарившая НКО мебель или компьютеры, заплатила налог на прибыль со стоимости проданного/подаренного, но не заплатила государству налог на добавленную стоимость (НДС) в размере 18% от стоимости проданного или подаренного?

В России такая неуплата - преступление. В Западных странах это – норма.

НКО в западных странах приобретают товары и услуги. И те, кто продает им эти товары или оказывает услуги, освобождаются от уплаты НДС государству с сумм продажи/стоимости услуг. Таким образом, НКО имеют возможность приобретать для своих программ оборудование и материалы дешевле, чем они продаются на рынке.

В западных странах государство заботится о том, чтобы это правило соблюдалось, и с помощью НДС помогает НКО уменьшить свои расходы.

Почему Путин борется с НКО

Однажды по РТР была передача про то, как группа молодых немцев выбрала (добровольно) альтернативную службу вместо военной, и поехала работать в гуманитарную организацию, которая занималась тем, что помогала бомжам в Петербурге (Россия) не умереть от холода и голода. Они приезжали с передвижной кухней и кормили бомжей горячим супом. Корреспондент сунул микрофон довольному бомжу с тарелкой супа, и тот сказал: «Я не знаю, кто это и почему тут помогает, но большое спасибо Путину!!!»

Вот вам и НКО. Немецкий призывник кормит в зимнем Петербурге бомжей, а спасибо Путину. Кстати, есть ли хоть в одном российском городе хоть одна социальная программа, которая нацелена на то, чтобы накормить бомжей супом, а не их отлов и кастрацию?

К сожалению, даже от такой помощи Путин старается отказаться всеми силами. Почему?

От помощи можно отказываться по разным причинам.

Так, в фильме «Девчата» бригадир лесорубов (в исполнении Николая Рыбникова) отказывался от обедов в столовой, для того, чтобы наказать повариху, отказавшуюся с ним потанцевать, а вовсе не потому, что обеды были невкусными.

Из-за личной обиды герой фильма наказывает всю свою бригаду.

Контрразведка различных стран старается предотвратить нелегальное поступление денежных средств в свою страну, передаваемых резидентам на их подпольную деятельность. Чтобы купленные на эти деньги оружие, боеприпасы и оборудование не могли быть использованы для диверсионной деятельности, разведки и подкупа.

И это понятно. Нелегельные средства – основной источник финансирования противоправной деятельности.

В России же Путин борется с официально оформляемым и легальным финансированием НКО из-за рубежа не потому, что на шпионские деньги будут реализовываться политические программы, и не потому, что хочет наказать иностранные фонды.

К сожалению, он борется с ними потому, что фонды эти оказывают помощь гражданам России.

Он борется с ними просто потому, что они есть. Что они действительно оказывают помощь.

И помощь эта:
- не уходит полностью в карман чиновников,
- адресно доходит до нуждающихся,
- не дает откатов тем чиновникам, кто контролирует расходы бюджета,
- не разворовывается, а целевым методом распределяется под контролем добровольцев, попечительского совета, грантодателей и государственных органов,
- оказывается очень эффективной,
- дает людям возможность почувствовать реальную заботу о себе.

Но, в результате оказывается, что помощь от какого-то мецената Сороса на восстановление культурных памятников России в десятки и сотни раз превышает то, что выделяется на те же цели в бюджете России. Что инвалидных колясок в России на деньги иностранцев делается в десяток раз больше, чем на деньги из бюджета, что иностранные инвалидные коляски гораздо лучше отечественных, что их раздают бесплатно, а не продают из бюджета инвалидам за деньги.

И российские граждане начинают задавать непростые вопросы о том, почему это какой-то иностранец из своего кармана может помогать бездомным детям, инвалидам, деятелям культуры и искусства, очищать от мусора российские парки, реставрировать памятнику культуры, финансировать российские научные разработки, проводить интернет в ВУЗы, помогать исчезающим народам Севера, строить дома для военнослужащих, лечить больных СПИДом, и наркоманов, а Путину и его окружению до этого дела нет.

Когда-то наше государство раздавало социальную помощь из-за рубежа самостоятельно. Но вскоре иностранцы поняли, что НКО справляются с помощью гораздо лучше, поскольку:
- быстрее работают,
- меньше воруют и не оставляют часть помощи себе или своим близким,
- действуют точечно,
- легче контролируются,
- несут меньшие издержки,
- своевременно и в необходимом объеме представляют отчетность грантодателям и меценатам.

Помощь из-за рубежа стала поступать в различные российские НКО.
Были созданы массы примеров того, как можно работать не для себя, а для общества и без помощи государства.

Если пример присутствует перед глазами, то со временем могут произойти перемены в сознани не только у тех, кто получает помощь, но и у тех, кто обладает достаточной властью, и может распоряжаться аналогичными государственными финансами. Многие из тех представителей российской власти, кто впервые столкнулся с малой, но эффективной помощью от негосударственной (некоммерческой) организации, делают довольно неожиданные выводы – в первую очередь, их это озлобляет. Они не хотят, чтобы о наших проблемах стало известно там, «на Западе». Если мы тут сами справиться не можем со своими беженцами, голодающими и беспризорными, так лучше сдохнут пусть, но останутся без помощи. Так думают не те, кто эту помощь получает, а те, кто наблюдает, ничего не делая. Однако есть и такие люди с гражданской позицией, кто находит в себе силы задавать вопросы о том, почему практически все культурные, экологические, некоммерческие научные, правозащитные, медицинские центры финансируются из-за рубежа, а не из России.

Вот этих то российских граждан с их проблемами, с их непростыми вопросами больше всего и боятся Путин с окружением. Боятся, что в стране все больше становится людей, которые могут прийти к власти и спросить с нее за все: за перекрытые для эскортов дороги, за голод и холод, за нищету и бесправие, за мизерные зарплаты и пенсии, за подтасованные результаты выборов, за отсутствие финансирования культуры и здравоохранения

Путинская команда изо всех сил борется с теми, кто понимает ситуацию, кто пытается ее улучшить, кто реально помогает гражданам России. И не иностранных фондов она боится, не их денег, а своего народа.

Путь разрешения и путь запрета

В тех странах, где власть действует для своего народа, деятельность НКО всячески поощряется, этой деятельности оказывается всемерное содействие. Государство верит своим гражданам и присоединяется к тем пожертвованиям, которые делают граждане. Политические деятели, думающие о благе своего народа всеми силами развивают НКО, содействуют их деятельности и всемерно им помогают. Там отношения с НКО строятся по пути РАЗРЕШЕНИЯ.

В тех странах, где народ только мешает государственной власти осуществлять свою деятельность (выкачивать за рубеж природные ресурсы, превращать свою страну в мировую свалку, перекачивать государственный бюджет в свой карман через локальные войны и конфликты), руководство стран идет по пути ЗАПРЕТА и всяческих помех в деятельности НКО, перекрывая им любой «кислород», как в виде финансирования от своих граждан и юридических лиц, так и из-за рубежа.

Если бы российская власть заботилась о своем народе, она бы сделала все возможное, чтобы российские НКО могли существовать на пожертвования от своих граждан и юридических лиц. Чтобы эти пожертвования были максимально беспрепятственны.

Если бы российское руководство реально беспокоилось о своем народе, а не о сохранении своей власти, то оно сделало бы все возможное, чтобы российское финансирование НКО было настолько простым, доступным и объемным, чтобы российским НКО и в голову не приходило идти выпрашивать гранты у зарубежных спонсоров.


Послесловие.

Путину не нравятся российские НКО. Особенно ему не нравятся те из них, которые получают финансовую поддержку из-за рубежа (увы, из-за определенной внутренней политики России, таких в России из ста – сто). Из зарубежной финансовой поддержки ему больше всего не нравится поддержка из Соединенных Штатов Америки. Из американской поддержки он больше всего не любит Агентство по международному развитию США (US AID), потому что эта организация получает деньги от Государственного департамента США. Путин не может себе представить, чтобы деньги американского бюджета шли не во вред России, а на благое дело или на пользу России.

Может быть, он и прав.
Но, поскольку я иногда выглядываю на улицу, эта мысль у меня в голове не приживается.
Проезжая часть моей улицы и многих соседних уже много лет освещается фонарями, на которых наклеен значок US AID.

Это значит, что освещение улиц делалось не за счет московских властей, а благотворительной некоммерческой организацией за счет средств, полученных по гранту от Агентства по международному развитию США (US AID). Фактически на деньги того самого агентства, которое Путин считает виновным в существовании российской оппозиции.

Каждый раз, когда я задумываюсь о путинской политике по отношению к российским НКО и их зарубежному финансированию, меня мучает вопрос: к чему мы идем, и остановится ли Путин на достигнутом или пойдет дальше?

Он будет бороться только с помощью россиянам из-за рубежа? Или он будет чуть более последователен, и будет бороться не только с тем, что сейчас делается на иностранные гранты, но и перейдет к уничтожению того, что уже сделано? Т.е. перейдет к разбиванию уличный фонарей, установленных за счет иностранной помощи.

Или, может быть, он будет последователен до конца в своей борьбе и снесет все уличные фонари в России?


Александр Фирсов

28.02.2006


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Алексеева Л., Зачем душить НКО?

 Демократия.Ру: Гусева Д., Построение общества

 Демократия.Ру: Обращение: Об атаке властей на демократическую оппозицию и гражданское общество

 Демократия.Ру: Заподинская Е., Управляющий ЮКОСа оказался виновнее Михаила Ходорковского. Дело о преступной благотворительности

 Демократия.Ру: Нил Бакли, Российские неправительственные организации опасаются ограничений

 Демократия.Ру: Фирсов А., Как нас «строили»

 Демократия.Ру: Фирсов А., Закон в одно слово

 Демократия.Ру: Чеботарев Ю., Демократия по-путински




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 11.09.2019

 11.09.2019

 07.09.2019

 07.09.2019

 04.09.2019

 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта