Демократия.Ру




Люди в первых эшелонах власти не должны никого к себе близко подпускать, не должно быть любимчиков. Ведь все мы люди, все хотят от первых людей что-то получить. Владимир Путин


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


15.12.2019, воскресенье. Московское время 22:54

Обновлено: 02.07.2006  Версия для печати

На президентских выборах передавать власть никто вообще не собирается

Информационное агентство МиК

Дискуссия о наследниках президента Путина вышла за пределы России и перекочевала и в американские средства массовой информации. В ней приняло участие ежедневное интернет-обозрение «Johnson’s Russia List». Автор статьи, почетный политический обозреватель агентства «Юнайтед пресс интернэшнл» Мартин Уокер пытается угадать, с кем из путинских преемников придется иметь дело Белому Дому. И более конкретно — мнение кого из нынешних советников российского президента следует больше принимать во внимание.

«С одной стороны — это Сергей Приходько, высказывающий прозападные взгляды», — пишет обозреватель ЮПИ. И цитирует такое высказывание этого советника Путина о предстоящем саммите: «Мы ожидаем серьезных сигналов о дальнейшем расширении российско-американского партнерства». «С другой, — продолжает Уокер, — заместитель начальника президентской администрации Владислав Сурков, которого иногда считают главным путинским идеологом. Этот советник российского президента относится к Западу с подозрением. Ему мерещится, что существует „нечестивый альянс“ между российскими олигархами, нажившимися на разграблении природных ресурсов, и администрацией президента Буша и Евросоюзом, которые добиваются ослабления России».

О предполагаемых преемниках Путина обозреватель ЮПИ высказывается следующим образом: «Если исходить из того, что Путин уйдет со своего поста в 2008 году, есть две явные кандидатуры. Первым следует назвать министра обороны Сергея Иванова, сторонника жесткой линии. Он — старый друг Путина и ветеран спецслужб. Есть также „либеральный“ кандидат — вице-премьер Дмитрий Медведев, сторонник реформ и расширения демократии; его взгляды являются более прозападными… Конечно, — оговаривается Мартин Уокер, — это лишь общие характеристики обоих кандидатов-соперников».

О том, как себя чувствуют те, кто мог бы побороться в 2008 году за пост президента России и условиях, в которых будут проходить выборы, пишет Нил Бакли в «The Finanсial Timеs»

(http://www.inopressa.ru/ft/2006/06/27/16:30:53/kasyan).Лишь два года назад Михаил Касьянов был одним из наиболее влиятельных российских политиков, напоминает газета. В бытность премьер-министром он часто оказывался на стороне президента Владимира Путина. Но после увольнения в ходе перестановок в правительстве он, впоследствии объявивший о намерении в 2008 году баллотироваться в президенты как демократический кандидат, стал в России почти никем. Его попыткам встретиться с избирателями в российских регионах мешали ложные звонки о взрывных устройствах и демонстрации пропутинской молодежной организации «Наши», созданной в прошлом году при поддержке Кремля. Его игнорирует государственное телевидение. В банке, заподозренном в том, что он его финансирует, провели обыски и вынудили банк закрыться. Прокуратура начала, по мнению многих, политически мотивированное расследование покупки Касьяновым бывшей государственной дачи.

Харизматичного Касьянова преследует кличка «Миша два процента», связанная с утверждениями СМИ ельцинского периода, что он извлекает выгоду из своего поста, продолжает. «The Finanсial Timеs». Непонятно, сможет ли он привлечь поддержку избирателей. Но Кремль, похоже, ничто не оставляет на волю случая. Такова российская «управляемая демократия» в действии. В этой системе сохраняется борьба на выборах, но делается все возможное, чтобы предопределить результат. Или, как сказал один российский политтехнолог: «При демократии власть организовывает выборы. При управляемой демократии власть организовывает выборы и их результат».

Многочисленные сторонники Путина говорят, что пока именно эта модель нужна России. После семидесяти лет коммунизма и практического отсутствия демократической традиции, эта огромная этнически неоднородная страна не может безболезненно войти в западную политическую систему, как это сделали ее восточноевропейские сателлиты. Многие россияне, говорят эти сторонники, имея выбор, до сих пор голосуют за коммунистов или националистов. Переходный период сильного правления необходим для того, чтобы рыночные реформы создали средний класс, приверженный демократическим ценностям.

Некоторые союзники президента добавляют, что у либеральных демократов был шанс проявить себя во время президентства Бориса Ельцина в 1990-е годы. Однако «шоковая терапия», устроенная ими с благим намерением выдернуть Россию из социализма в капитализм, ввергла миллионы людей в нищету, породила горстку сказочно богатых «олигархов», почти опустошила государственную казну и создала реальную угрозу распада страны. На либеральные партии до сих пор возлагают ответственность за финансовый кризис 1998 года, когда Россия объявила дефолт по долгам на миллиарды долларов и девальвировала рубль, лишив простых граждан сбережений второй раз за десятилетие. Их плохие результаты на выборах в Думу в 2003 году невозможно объяснить исключительно усилением контроля Кремля и вниманием, которое СМИ уделяли пропутинской «Единой России», получившей две трети мест.

"Путин появился не случайно, — говорит Андрей Климов, заместитель председателя фракции «Единой России» в Думе. — России был нужен человек, способный объединить общество".

Путинская Россия не является точной копией СССР. У россиян есть свободы: они могут ездить за границу, открывать компании, ходить в церковь, смотреть спутниковое телевидение, пользоваться неподцензурным интернетом — все это было немыслимо 20 лет назад. А еще они могут голосовать за разные партии, но огромное количество сил пытается повлиять на их политическое поведение.

У управляемой демократии есть два механизма. Первый — это использование милиции, спецслужб, судов, избирательных комиссий, но прежде всего СМИ для манипулирования мнениями и событиями, для затыкания рта оппозиции. Еще есть «политтехнология», индустрия, которая в России стоит миллионы долларов. В книге «Виртуальная политика. Имитация демократии в постсоветском мире» Эндрю Уилсон из Лондонской школы славянских и восточноевропейских исследований задокументировал масштабы «черного пиара» и других методов, используемых СМИ и избиркомами, чтобы повлиять на политические результаты.

Уилсон утверждает, что в мире российской политики, как и во многих государствах бывшего СССР, партии и политические деятели нередко являются не тем, чем кажутся. Они могут быть «клонами», искусственными партиями, поддерживаемыми властями, которые проповедуют то же, что и оппозиционные организации, отбирая у них голоса. Примером является «Родина», националистическая партия, созданная при поддержке Кремля перед парламентскими выборами 2003 года, чтобы отобрать голоса у коммунистов. Она справилась с задачей, но в прошлом году ее лидер Дмитрий Рогозин ушел в отставку, по его словам, под давлением Кремля, так как партия стала слишком популярной. Владимир Корсунский, редактор независимого политического сайта «Грани.ru», согласился с тем, что Россия — это «инсценированная демократия». «Это пьеса, где Кремль — режиссер, распределяющий роли», — говорит он.

Однако не Путин ввел такие методы. Григорий Явлинский, давний лидер либеральной партии «Яблоко», датирует появление управляемой демократии 1996 годом. Тогда российские олигархи, в 1995 году получившие акции привлекательных государственных компаний, использовали свои финансовые и медийные ресурсы, чтобы обеспечить переизбрание Ельцина и предотвратить почти неизбежную победу коммунистов. Политтехнологам платили за преувеличение негативных последствий такого результата. С их помощью Ельцин, имевший в конце 1995 года однозначный рейтинг, победил.

«Все олигархи, все СМИ согласились на несвободу, чтобы предотвратить возвращение коммунизма, — говорит Марат Гельман, политтехнолог, участвовавший в кампании. — С этого момента началась управляемая демократия».

Аналогичный трюк проделали в 2000 году, когда кандидатом, взявшимся ниоткуда, был Путин. К угрозе коммунистического реванша добавили чеченский терроризм после взрывов домов в Москве, в которых обвинили сепаратистов. Во многих отношениях Путин был политическим «проектом», выбранным отчасти потому, что он совпадал с идеальным кандидатом, придуманным на основе кремлевских опросов. Запад закрывал глаза на методы эпохи Ельцина, так как тоже не хотел коммунистического реванша, а команда Ельцина была привержена рыночным реформам.

Но между эпохами Путина и Ельцина есть различия. Путин во время второго срока не только утратил интерес к рыночным реформам, но принимает меры по совершенствованию унаследованной им управляемой демократии, несмотря на то, что имеет преимущества, которых недоставало его предшественнику. Он очень популярен: рейтинг Путина по-прежнему превышает 70%; а страна переживает устойчивый экономический рост, связанный с высокими ценами на нефть. «Путин находит отклик у людей, — говорит Климов. — Он соответствует их представлениям о власти».

Лишения 1990-х годов породили у многих россиян недоверие к демократии и желание пойти на подразумеваемую Путиным сделку. В ходе апрельского опроса «Левада-центра» выяснилось, что почти половина респондентов с удовольствием пожертвует свободой и правами человека ради материального благополучия. Они поставили «укрепление демократии и свободы слова» на восьмое место в списке важнейших политических задач России, гораздо дальше, чем развитие промышленности.

Но хотя Путин и «Единая Россия» могли бы победить без манипуляций, во время своего первого срока он поставил под госконтроль два телеканала и несколько газет, ранее принадлежавших олигархам. «Дело ЮКОСа», в результате которого самый богатый человек России Михаил Ходорковский оказался в тюрьме за мошенничество после того, как продемонстрировал политические амбиции, показало, с какой безжалостностью власти готовы использовать судебную систему, чтобы нейтрализовать потенциального противника.

Закручивание политических гаек продолжилось после переизбрания Путина. Кремль использовал теракт в Беслане для усиления контроля над 89 российскими регионами, отменив прямые выборы губернаторов в пользу президентских назначенцев, которых должны утверждать региональные парламенты. Он провел закон, требующий пропорционального представительства на выборах в Думу, отменив одномандатные округа, благодаря которым в парламент попадали беспартийные кандидаты.

Кремль утверждает, что изменения избирательного законодательства направлены на создание более крупных и стабильных партий. Он отмечает, что отмена губернаторских выборов дала возможность отстранить от власти коррумпированных и некомпетентных людей, купивших себе высокие посты.

Демократические революции 2003 года в Грузии и 2004 года на Украине спровоцировали новые меры по усилению контроля Кремля. Россия приняла закон, разгромивший неправительственные организации, получающие зарубежное финансирование, так как было решено, что они играют важную роль в разжигании оппозиционных настроений. Движение «Наши» создали для противостояния демократическим молодежным организациям, аналогичным тем, что собирали толпы в Киеве и Тбилиси. «В ближайшие два года люди должны понять, что Россия идет в неправильном направлении, — говорит Касьянов. — Иначе политические свободы, которые сегодня выдавливают, просто раздавят». Но даже он согласен с аналитиками, утверждающими, что шансы «оранжевой революции» 2008 года в России очень малы. Хотя окружение может уговорить Путина изменить конституцию и остаться на третий срок — опросы показывают, что многие россияне поддержали бы такой шаг, — наиболее вероятным сценарием является назначение преемника. Путин уже выделил бывшего главу своей администрации Дмитрия Медведева и министра обороны Сергея Иванова как вероятных кандидатов, повысив обоих до вице-премьеров.

Но пока Кремль усиливает контроль, многие, включая бывших сторонников, считают, что его уже пора ослабить. Гельман, расставшийся с политтехнологиями в 2003 году, говорит, что, поскольку коммунизм в упадке, а нефть течет рекой, пора снимать «гипс», наложенный Путиным на травмы ельцинской эпохи.

Стивен Дженнингс, генеральный директор Renaissance Capital, 14 лет занимающийся банковскими инвестициями в Россию, считает, что давлению со стороны нового поколения бизнесменов и предпринимателей, нередко получающих образование за границей, в какой-то момент станет невозможно противостоять. «Долгосрочный результат очевиден, — заявил он на конференции на прошлой неделе. — Народ и бизнес возьмут верх над нынешним неэффективным руководством».

Но пока это не произойдет, Западу придется иметь дело с Россией, непохожей на ту, которая, надеялся он, возникнет на обломках СССР. заключает Нил Бакли в «The Financial Timеs» .

Западные наблюдатели, рассуждая о том, кто мог бы стать преемником Путина, пока не называют иных имен, чем ставших уже записными — Иванова и Медведева. И сходятся во мнении со своими российскими коллегами, что говорить о том, что этот человек будет избран демократическим путем, в сегодняшней ситуации не приходится.

Да и само слово преемник, очевидно, такую логику событий не предполагает. Преемника называют, назначают, его кандидатуру согласовывают, но отнюдь не избирают.

Характерно, что информационные поводы для рассуждений на эту тему дает сам Путин — последний раз на саммите ШОС в Шанхае. Хотя и недостатка в инициативах о третьем сроке и продлении президентских полномочий, регулярно озвучиваемых на разных уровнях, в стране также нет.

Может ли сегодня в принципе, в условиях управляемой, а вернее «суверенной» демократии", появиться какая-либо альтернативная действующему президенту кандидатура? И если она появится, то кто ее поддержит?


Может ли кто-нибудь из лидеров оппозиции составить в 2008 году конкуренцию преемнику Путина, так как пока речь о третьем сроке все-таки не идет?

Ответить на эти вопросы МиК попросил Льва Пономарева, представителя демократических сил, лидера Движения «За права человека»:

- Я думаю, что состояние нашей политической системы сейчас такое, что трудно поверить в то, что серьезный оппонент нынешнему режиму или преемнику, которого выдвинет Путин, может появиться. Но я считаю, что просто необходимо, чтобы такой человек был выдвинут демократической средой, и она должна быть очень широкой — от левых до правых. Но партия Зюганова, я думаю, не должна в этом участвовать, а левые партии, в широком понимании этого слова, должны поддерживать эту идею.

Я знаю ситуацию изнутри и ответственно говорю, что такие левые найдутся, которые будут поддерживать единого кандидата. И социальные движения такие найдутся, которые будут поддерживать единого кандидата от демократических сил, не называя их правыми, левыми, либеральными и какими угодно, а именно демократическими силами. Я надеюсь, что такой кандидат будет. Но, тем не менее, я не думаю, что он может составить серьезную конкуренцию Путину или его преемнику.

Однако, ситуация в стране может развиваться достаточно сложно и мы видим, как вокруг Путина начинается борьба между потенциальными преемниками, и может быть, эта борьба приведет к разрушению той достаточно монолитной системы, которая сейчас построена Путиным.

- Борьба конкурентных группировок — это понятно. А другие угрозы стабильности нынешнему политическому режиму вы видите? Ведь если вспомнить 1991 год, то никто не мог предположить, что Союз развалится и союзное правительство в одночасье перестанет существовать…

Я хочу сказать, что угроз стабильности для нынешней российской власти существует много. Но прежде всего, я считаю, что стабильная власть — это демократическая власть, которая в общем-то опирается на поддержку населения. А так как сегодняшняя власть - верхушечная, связанная с борьбой кланов, то она по определению нестабильная, я в этом совершенно уверен.

Хотя диктатуры — это стабильные режимы, но диктатуру Путин не установил и не установит, я в этом тоже совершенно уверен. Поэтому та власть, которая есть сегодня — коррумпированная, связанная с разными кланами, она по определению является нестабильной, и причины для дестабилизации ситуации могут быть разные. Не только интриги, но и экономическая дестабилизация возможна. Ведь поскольку вся стабильность держится на огромном профиците, связанном с деньгами, получаемыми за счет продажи ресурсов, то в этой сфере при резком изменении конъюнктуры цен на нефть дестабилизация вполне возможна, и она на устойчивости политической власти отразится.

Возможна и социальная дестабилизация, к тому же, эти процессы очень трудно прогнозировать. Сегодня, на мой взгляд, наше население находится в такой шизофренической стадии. С одной стороны, оно поддерживает Путина, а с другой стороны, существует колоссальное имущественное расслоение населения и на этом фоне происходит отторжение народа от власти. Все это может привести к неожиданным и неконтролируемым процессам, и при определенных условиях дестабилизация вполне возможна.


Что думают по поводу участия в президентских выборах 2008 года и борьбе с преемником Путина представители левых партий?,

Андрей Савельев, зампред думского комитета по делам СНГ, член партии «Родина», д.п.н., так прокомментировал ситуацию:

- Коль скоро президент вообще поднимает вопрос о преемнике и готов об этом рассуждать, отсюда следует единственный вывод — что на выборах власть никто передавать вообще не собирается. Власть будет переделена за кулисами. Никто не собирается соблюдать конституцию и избирательное законодательство. Потому что для народа никаких преемников не существует. И в законодательстве никаких преемников нет. Поэтому, даже сам разговор на эту тему должен быть оскорбительным для избирателей. Избиратель сам решит, кто будет его следующим президентом и сам понимает, без всяких разъяснений со стороны Путина, что закон не позволяет ему участвовать в следующих выборах.

Но коль скоро вопрос о преемнике поднимается, то тем самым для оппозиции дается внятный и однозначный сигнал, что не надейтесь и не пытайтесь, и любыми способами сильные кандидаты, способные конкурировать со ставленником партии власти , будут с выборов сняты или дискредитированы каким-то образом. Или внеправовыми методами вообще устранены с политического поля.

Поэтому, на сегодняшний день, это, расшифрованное таким образом послание власти, достаточно ясно всем фигурам, которые могли бы претендовать на участие в выборах. И единственное, на что могут надеяться Зюганов или Рогозин, или какие-то еще претенденты на президентский пост — это на то, что в партии власти, в кремлевской олигархии начнутся внутренние трения, внутренняя борьба по поводу того, кто же, в конце концов, будет преемником и кому будет передан политический капитал от действующего президента. И кого вся эта бюрократическая машина будет пропихивать на главный пост в стране.

Но, скорее всего, действительно в партии власти возникнет раскол, и я думаю, что уже сейчас этот раскол обозначился, просто он еще не проявился публично, но некоторые отголоски мы видим, в частности, по отставке генерального прокурора. И я думаю, что в этом случае известные люди, способные бороться на выборах президента, могут рассчитывать на какие-то коалиционные соглашения с тем или иным фрагментом расколовшейся олигархии.

Вопрос в том: захотят ли они участвовать в этом закулисном сговоре? Я думаю, что многие согласятся. Но при этом конечный результат все равно будет плачевен. Поскольку олигархия не собирается учитывать мнение народа, а значит, избран будет не президент от народа, а ставленник олигархии. Пока расклад такой.

- Но шанс на то, что власть может перейти к кому-то, кто не находится в нынешней властной обойме, вы оставляете?

Только в форме определенного закулисного сговора, который не лучше, чем нынешнее положение, когда народу предлагают определиться с преемниками, а не с президентом. Когда обсуждаются фигуры преемников, а не фигуры кандидатов в президенты. И когда президент обсуждает с прессой вопрос о преемнике, а не утверждает, что я как гарант конституции пройду эти выборы строго по закону и не позволю никому закулисными сделками предрешить вместо народа исход этих выборов. Президент так не говорит и это тоже о многом сообщает избирателю и основным политическим игрокам.


30.07.2006

Статья и интерьвю опубликованы на сайте информационного агентства МИК.Ру
Постоянный URL статьи http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=28615


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Гольц А., Все под контролем?

 Демократия.Ру: Кынев А., Синдром технолога

 Демократия.Ру: Новопрудский С., Тефлоновый народ

 Демократия.Ру: Владимир Рыжков: В основе всего, что делает власть, лежит глубокое презрение к народу

 Демократия.Ру: Кынев А., Зачистка от демократии

 Демократия.Ру: Поляков Ю., Россия в откате

 Демократия.Ру: Бовт Г., Нищета философии «оттепели»

 Демократия.Ру: Новопрудский С., Великий поворот не туда

 Демократия.Ру: Гольц А., Откуда оппозиция берется

 Демократия.Ру: Крик души




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 11.09.2019

 11.09.2019

 07.09.2019

 07.09.2019

 04.09.2019

 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта