Демократия.Ру




'Мы живем в условиях переходной экономики и не соответствующей состоянию и уровню развития общества политической системы. Путин В.В


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


08.12.2019, воскресенье. Московское время 21:44

Обновлено: 09.10.2006  Версия для печати

Клановая многопартийность

Туровский Р.

Polit.Ru: Интервью с директором Агентства региональных исследований Ростиславом Туровским

В воскресенье, 8 октября, состоялись выборы в законодательные собрания восьми российских регионов – вероятно, предпоследние перед выборами Государственной Думы. Среди новаций этих выборов – попытка позиционирования еще одного проекта, на этих выборах пока раздробленного как еще одна «партия власти» - точнее, ее левая нога. Незадолго до выборов мы побеседовали об их смысле и специфике с директором Агентства региональных исследований Ростиславом Туровским. Хотя часть материала составляют прогнозы уже состоявшихся выборов, но, во-первых, еще не подведены окончательные их итоги, во-вторых, наиболее ценна здесь логика прогноза, не теряющая своей ценности по мере публикации результатов голосования. Интервью взял Иван Гринько.

- Какие результаты на региональных выборах вы ожидаете у еднороссов?

Я думаю, что во всех регионах Единая Россия займет первое место – и в этом нет ничего удивительного. Что касается состава законодательных собраний, то получение 50% голосов по партийным спискам для Единой России является по-прежнему большой проблемой. Думаю, что в большинстве регионов Единой России не удастся преодолеть эту планку. Однако поскольку на выборах используется смешанная система, а в мажоритарных округах Единая Россия имеет почти полное превосходство, то за счет результатов в округах итогом для Единой России будет доминирование во всех законодательных собраниях. Отличаться может только степень абсолютности этого доминирования, т. е. получение двух третей депутатских мандатов возможно далеко не везде. Но получение половины мест – думаю, абсолютно реалистично во всех регионах.

- Существуют какие-нибудь планки, опуститься ниже которых для Единой России будет поражением? Т.е. есть ли что-либо конкретное, на что рассчитывает Кремль на этих выборах?

Дело в том, что регионы очень разные, поэтому нормативные показатели тоже различаются очень сильно. Кроме того, в некоторых случаях – как, например, в Туве – руководство региона демонстрирует шапкозакидательское настроение, обещает взять 70-80% голосов. В других регионах подошли гораздо скромнее, например, в Приморском крае «единороссы» сказали, что для них хорошим результатом будет 35%. То есть цифры, как видим, отличаются очень сильно.

На самом деле сравнение будет проводиться, прежде всего, с результатами той же Единой России на федеральных выборах 2003 года, и оценивать Единую Россию будут на основании того, улучшился ли ее результат в каждом конкретном регионе по сравнению с результатом на выборах 2003 года. По моему прогнозу, такое улучшение должно за счет разных причин пройти практически повсеместно, но успех «Единой России» не будет обвальным, то есть это будет не сверхъестественное превышение, а просто произойдет некоторый относительный прирост доли голосов.

- По каким причинам может увеличиться результат Единой России, по сравнению с 2003 годом?

Здесь несколько причин разного свойства. Во-первых, это усилившийся административный ресурс – не случайно почти во всех регионах списки Единой России возглавляют губернаторы, которые фактически своей головой отвечают перед Кремлем за результаты Единой России в регионах. Во-вторых, по сравнению с теми же выборами 2003 года, имеется довольно ограниченное электоральное предложение. Это очевидный результат зачистки российской партийной системы в целом – избавления от мелких партий, многие из которых прекратили свое существование, а также тех зачисток, которые проводились уже в ходе избирательной кампании через снятие неугодных партий с дистанции. В условиях выбывания лишних игроков доля голосов, поданных за лидера, автоматически возрастает.

- Что вы можете сказать о Российской партии жизни? Каковы ее шансы и как она себя позиционирует в регионах?

Я думаю, что самая интересная особенность данных выборов – это появление феномена «второй партии власти» и попытка Российской партии жизни и ее союзников раскручиваться в регионах.

Вообще, если говорить в целом, то эти выборы имеют переходный характер. Я имею в виду, что, например, если на весенних выборах и ранее была абсолютно однозначно доминирующая тенденция в пользу Единой России и региональная элита знала только одну партию власти, то сейчас появилась «вторая партия власти», но этот проект возник довольно поздно. То есть он не может быть раскручен непосредственно к октябрьским выборам, для этого нет времени, поэтому я и говорю о переходном характере.

Будет или не будет в России сразу две партии власти, можно будет говорить только после весенних выборов 2007 года. Пока же я думаю, что результат для Российской партии жизни, Родины и Партии пенсионеров будет очень неоднозначным и неровным – в зависимости от того, каковы были их стартовые позиции в регионах. Кроме того, очевидно, что никакого реального объединения трех партий к этим выборам не произошло, во многих регионах, если не в большинстве, они выступают как конкуренты.

Поэтому здесь, говоря о второй российской «партии власти», следует иметь в виду только Российскую партию жизни, потому что она пытается раскрутиться, в том числе используя ассоциации с президентом, хотя бы в случае с Липецкой областью. Но ее организационный ресурс в регионах очень слаб, административным ресурсом в регионах она не обладает, поэтому ее результат целиком и полностью зависит от количеств вложенных средств и эффективности вложения в конкретных регионах, а также от того, удалось ли партии привлечь в свои ряды какие-то влиятельные знаковые фигуры.

Если говорить о конкретных регионах, то видно, на какие регионы сделаны ставки, где есть возможность получить результат получше. Я имею в виду, скажем, Свердловскую область, где есть Ройзман, Республику Карелия, где есть фигура совершенно другого плана – Степанов, Липецкую область, где Миронов сам ведет партию, возможно, также Приморский край. Но, с другой стороны, есть регионы, где позиции РПЖ совершенно слабы и успеха ожидать не приходится.

На сегодняшний момент главная для РПЖ реалистичная цель – это хотя бы преодолеть заградительный барьер, доказать свое право на существование и сформировать небольшое представительство в региональных законодательных собраниях. Ни на что больше в нынешнем положении она претендовать не может. Учитывая к тому же, что борьба в некоторых регионах идет между ней и Родиной или между ней и Партией пенсионеров. То есть до реального объединения, как я уже сказал, еще очень и очень далеко.

- С чем, на ваш взгляд, связаны многочисленные акции против РПЖ? Она практически добровольно снялась с выборов в ЯАО, ее сняли с выборов в Свердловской области, правда, потом восстановили.

У этих акций есть две составляющих – федеральная и региональная. На федеральном уровне кураторы Единой России и тот же Сурков, думаю, не были заинтересованы в том, чтобы РПЖ укрепляла свои позиции и добивалась успеха в регионах, поэтому, я думаю, со стороны части чиновников Администрации Президента было благожелательное отношение к отстранению РПЖ от участия в выборах. Здесь, кстати, можно вспомнить очевидную ситуацию на прошлых выборах, когда Сурков лично приезжал в Кировскую область и пытался там снять РПЖ, только неудачно.

Что касается региональной составляющей, то здесь все довольно просто. Как я уже сказал, губернаторы уже несколько лет в соответствии с однозначной установкой Кремля консолидировали элиту вокруг Единой России. Поэтому в регионах РПЖ нередко оказывается партией оппозиционной. Оппозиционной не центру, а губернатору. Поэтому региональный административный ресурс зачастую тоже работал против РПЖ. И в рамках классической логики «нет партии – нет проблемы» подконтрольные суды и избиркомы снимали РПЖ с дистанции. Однако когда эта тенденция стала слишком очевидной, в дело вмешался федеральный административный ресурс и, соответственно, федеральные покровители РПЖ, которые в результате оказались доминирующими – им удалось добиться решения Верховного суда о восстановления РПЖ на всех выборах, поэтому эта партия везде и участвует.

- Для укрепления бренда партии в Липецкой области с подачи Миронова будет использоваться бренд президента. То есть, позиционироваться РПЖ будет как партия президента. На ваш взгляд, какой из паровозов окажется мощнее на региональных выборах – губернатор или президент? Скажем, в Свердловской области?

Президент у нас поступил очень аккуратно и осторожно. Он дал право РПЖ использовать свое изображение только в одном случае – в Липецкой области. Тем самым он дал понять региональной элите, что поддерживает РПЖ, но в тоже время он не дал понять, что он ее поддерживает вместо Единой России и, тем более, против Единой России. Поэтому, я вообще не считал бы Путина паровозом для РПЖ. Есть одна конкретная ситуация в Липецкой области, где действительно возникла дезориентация и в партии власти, и в умах избирателей, которые теперь не понимают, с кем же президент Путин.

Учитывая общие консервативные электоральные тенденции в провинции, я думаю, что это ни в коем случае не означает, что в Липецкой области РПЖ и Единая Россия по поддержке вдруг поменяются местами. Потому что регионально-административный ресурс значит по-прежнему очень многое, является определяющим. Его олицетворяют и губернатор Королев, и мэр Липецка Гулевский, и председатель облсовета Путилин, то есть вся местная элита находится на стороне Единой России. Ну, с некоторыми оговорками, конечно. Потому что они не могли открыто бороться против РПЖ, и даже, как я теперь понимаю, губернатор готов допустить присутствие РПЖ в парламенте. Но это уже его собственные маневры, тем более что как раз в Единой России позиции Королева слабы, и поэтому ему выгоднее заигрывать сразу с несколькими партиями, одновременно возглавляя список Единой России.

Ну, а что касается Путина-паровоза, то только в отдельной ситуации в Липецкой области часть избирателей, ориентированных на Путина, может проголосовать за РПЖ, но слишком уж быстро и скоропостижно, в самый последний момент, происходят эти изменения, чтобы на них легко и быстро отреагировало большинство избирателей. Поэтому, кардинально ситуация там не изменится, и, кроме того, замечу, что как раз в Липецкой области, по итогам президентских выборов, Путин пользовался не такой высокой популярностью, как в других регионах. Она для него на тех выборах была одной из наименее удачных.

- А в целом подобная технология паровоза сколько процентов может принести партии и где она используется? Ясно, что Единая Россия получит, скажем, поддержку в Свердловской области, в Туве, а где еще?

Региональные лидеры возглавляют списки во всех регионах, кроме Еврейской Автономной Области. Поэтому, собственно, во всех регионах губернаторы и приносят Единой России значительную часть голосов. В остальном вопрос лишь в том, насколько этот губернатор влиятелен и популярен. Есть губернаторы, у которых популярность невысокая, – скажем, Дарькин в Приморском крае, поэтому не случайно Единая Россия довольно скромно рассчитывает там на 35%. А с другой стороны, есть региональные лидеры типа Николая Федорова в Чувашии, который достаточно влиятелен и популярен, у него мощный административный ресурс, там Единая Россия уж точно наберет больше половины голосов.

- Но сколько именно процентов может принести подобный лидер?

Я считаю некорректным заниматься такими расчетами. Конечно, электоральный результат складывается в кирпичиках, но определять величину каждого конкретного кирпичика было бы не очень правильно, потому что это кумулятивная величина, зависящая от усилий множества политических субъектов – и губернаторов, и глав муниципальных образований, и, может быть, финансово-промышленных групп, и бюджетных учреждений. Это единая административная машина. Если губернатор силен, то он создает такую мощную административную машину. И, конечно же, он ее возглавляет, поэтому его лидерство в списке символизирует то, что он хозяин этой машины. Ну, а сколько приносят отдельные винтики – не в этом дело, они работают вместе.

- По поводу других «конкурентов» Единой России: кто еще может претендовать на места в региональных парламентах? Скажем, либералы смогут преодолеть семипроцентный барьер?

СПС ни в одном регионе не участвует – я говорю непосредственно: нигде не вывешен его список. А что касается Яблока, то оно участвует в выборах только в двух регионах. То есть на региональных выборах либеральные силы практически не представлены, не участвуют. И даже там, где они участвуют, у них практически нет шансов. Разве что в Свердловской области при некотором стечении обстоятельств Яблоко может пройти, хотя, по-моему, для него это проблематично.

Причина простая и, опять же, не требует лишних комментариев – тот электорат, который поддерживает правые силы, региональные выборы, как известно, игнорирует – и ничего с этим сделать нельзя. Только на федеральных выборах есть шансы – на региональных практически никаких.

- А КПРФ и ЛДПР? Скажем, реально ли для КПРФ соперничать с той же РПЖ в бывших красных регионах?

Действительно, ситуация такова, что есть явные лидеры в лице Единой России, и есть своеобразная гонка за лидером, в которой участвуют несколько партий, у которых хорошие шансы на преодоление заградительного барьера, но никаких шансов на создание фракций, сопоставимых с будущими фракциями Единой России. В этой группе находятся и КПРФ, и ЛДПР, и РПЖ, в некоторых регионах – Родина, в некоторых – Партия пенсионеров. Вот, собственно, и весь электоральный натюрморт, который мы на этих выборах имеем.

Что касается КПРФ, то я считаю, что она способна пройти в законодательные собрания во всех регионах. Показатели могут различаться: где-то получше, где-то похуже – это зависит от силы местных организаций, настроения электората. Есть регионы, где у КПРФ позиция традиционно прочная, как, например, в Чувашии, в Астраханской области. В Липецкой области развивается действительно интересный сюжет, потому что если бы не РПЖ, КПРФ претендовала бы на твердое и заслуженное второе место, а сейчас РПЖ пытается практически вытеснить КПРФ со второго места. Но я предпочитаю консервативный прогноз: думаю, что у КПРФ шансы занять здесь второе место значительно выше, чем у РПЖ. Даже в ситуации Липецкой области.

Что касается ЛДПР, то на региональных выборах в законодательные собрания среднестатистическая ситуация первых трех партий – это Единая Россия, за ней КПРФ, за ней ЛДПР. Эти три партии представлены почти повсеместно. Сейчас тоже будет нечто подобное, но к этим трем партиям будут добавляться и другие партии – там, где они сильны. Это та же РПЖ, Партия пенсионеров и Родина.

- Выборы в региональный парламент пройдут и в Карелии. В связи с последними событиями в Кондопоге, как вы считаете, повлияет ли национальный вопрос на ход выборов?

Надо сказать, что националистическая риторика на этих выборах стала фигурой умолчания. Во многом это связано с деятельностью Кремля, который, как известно, придумал законодательство по поводу экстремизма и, кроме того, провел зачистку руководства Родины. Нынешняя Родина националистическую риторику не использует, и надо сказать, что ЛДПР этой риторикой тоже не пользуется.

Но отсутствие партий, выступающих с националистическими лозунгами, не означает, что этот фактор в выборах не участвует. Он будет проявляться косвенно, в связи с уже давно сложившимися в головах избирателей представлениями о характере политической платформы той или иной партии.

Конкретизирую: в Карелии национальный вопрос действительно обострился, при этом ни одна из партий, участвующих в выборах, его не педалирует, включая ЛДПР. Но в то же самое время, я думаю, традиционный имидж ЛДПР – партии «за русских и за бедных» – в данной ситуации может увеличить ее поддержку.

- 8 октября проходят выборы в двух национальных автономиях – в Туве и в Чувашии. Что, на ваш взгляд, будет общего между выборами в этих автономиях, и какие между ними есть отличия?

Общим результатом будет, конечно же, убедительная победа Единой России и ее абсолютное доминирование в законодательных собраниях. Конечно, между двумя республиками есть и различия, то есть, например, в Туве огромную роль играет клановый фактор, но в то же время там не возникло клановой многопартийности – есть лишь намек на нее в связи с появлением РПЖ и переходом туда ряда довольно влиятельных фигур, тоже представляющих достаточно влиятельные тувинские кланы, однако я думаю, что доминирующие кланы, представляющие Единую Россию, способны подавить сопротивление соперников.

Еще одна особенность ситуации в Туве в том, что Ооржак крайне заинтересован в успехе Единой России, поскольку у него скоро истекают полномочия, а состав законодательного собрания может повлиять на его переназначение. Тувинскому руководству удалось при поддержке федеральных патронов пробить очень важный проект – строительство железной дороги в Туву, а это как манна небесная, что автоматически усиливает позиции партии власти.

В целом же если говорить о национальных регионах, то уже традиционным их качеством является послушное голосование основной части населения (прежде всего, сельского) за партию власти.

- Участвуют ли в региональных выборах какие-нибудь финансово-промышленные группы, намечается ли их противостояние в каких-нибудь регионах? Например, в таких крупных, как Свердловская область?

Что касается роли финансово-промышленных групп, то я бы не говорил об их противостоянии – здесь сюжет несколько другой: финансово-промышленные группы всегда заинтересованы в том, чтобы обеспечить свое собственное представительство в законодательных собраниях, то есть создать свою микрофракцию, что, собственно, они и делают.

Ставки ими в основном делаются на Единую Россию, а политическая борьба, в которой они участвовали, была связана с тем, какие позиции, какое количество проходных мест ставленники финансово-промышленных групп получат в списках Единой России. Как показывает пример Астраханской области (он яркий, потому что там две доминирующие компании – «Газпром» и «ЛУКОЙЛ»), список Единой России носит коалиционный характер: то есть и «Газпром», и «ЛУКОЙЛ» поддерживают Единую Россию, их представители присутствуют в списках, и, соответственно, ситуация полностью отрегулирована.

В Липецкой области ситуация несколько другая, но тоже интересная, потому что там один доминирующий экономический субъект, который находится в конфликтных отношениях с губернатором. Особенность ситуации заключается в том, что в списке Единой России собрались противоборствующие группировки: группировка губернатора, который возглавляет список, и группировка Новолипецкого металлургического комбината, причем в региональной Единой России именно НЛМК имеет наиболее сильные позиции.

Но, опять же, места уже поделены заранее, все работают на один результат, несмотря на свои клановые противоречия. Зато клановые противоречия проявятся потом, когда сформируется состав Законодательного собрания и депутаты разойдутся уже не столько по партиям, сколько внутри Единой России по тем финансово-промышленным группам, которые они представляют. Возможны конфликты.

- Каковы, на ваш взгляд, будут последствия этих выборов для предстоящих федеральных?

Есть ряд важных тенденций. Главная тенденция, на мой взгляд, связана с той трудностью, что однопартийной системы по итогам этих выборов явно не получается. Тенденция в сторону однопартийности, которая доминировала у нас вплоть до весны-лета этого года, завершилась. И начинается новая тенденция – в сторону управляемой клановой многопартийности. Главным символом этой новой тенденции является появление «второй партии власти». Ну, а главным фактором Х – то, что РПЖ пока еще не смогла укрепиться в регионах, занять там прочные позиции. И вряд ли после октябрьских выборов можно будет делать оптимистические прогнозы по поводу ее дальнейшей раскрутки.

Ясно, что у Единой России конституционного большинства в будущей Госдуме не будет, потому что электоральная поддержка для этого явно недостаточна. Единой России придется еще побороться за простое большинство в будущей Госдуме, то есть за 50% мест. Если игра различных кремлевских фракций будет усиливаться, то вполне вероятно, что будущая Госдума может оказаться совсем не медвежьей и одноцветной, а довольно разнообразной и полицентричной – конечно, скорее всего, при относительном доминировании Единой России. Но подчеркиваю, что это доминирование может оказаться очень относительным.

Тем не менее здесь присутствует и множество «но», потому что нынешние выборы – это очередной этап борьбы между собой кремлевских фракций, поддерживающих различные проекты. Между октябрем и мартом будет очень сложный процесс объединения трех партий, которые почти наверняка не удастся объединить полностью, – то есть будут потери людей, потеря качества. «Вторая партия власти», на самом деле, останется электоральной загадкой, потому что пока ей удается несколько потеснить Единую Россию, но ни в коем случае не лишить ее статуса наиболее мощной партии власти.


Ростислав Туровский
09.10.2006

Статья опубликована на сайте Полит.Ру
Постоянный URL статьи
http://www.polit.ru/analytics/2006/10/09/vybory.html


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Туровский Р., Путинская пятилетка в региональной политике, или бег по кругу

 Демократия.Ру: Туровский Р., Новые полномочия регионов – это «данайские дары»

 Демократия.Ру: Туровский Р., Кому мешали губернаторские выборы?

 Демократия.Ру: Туровский Р., Губернатором Санкт-Петербурга станет мужчина

 Демократия.Ру: Туровский Р., Губернаторские выборы - 2003 и кадровый кризис в регионах




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 11.09.2019

 11.09.2019

 07.09.2019

 07.09.2019

 04.09.2019

 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта