Демократия.Ру




Быть человеком — это чувствовать свою ответственность. Чувствовать стыд перед нищетой, которая, казалось бы, и не зависит от тебя. Гордиться каждой победой, одержанной товарищами. Сознавать, что, кладя свой кирпич, и ты помогаешь строить мир. Антуан де Сент-Экзюпери (1900-1944), французский писатель, поэт и профессиональный лётчик


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


16.12.2019, понедельник. Московское время 13:41

Обновлено: 14.11.2006  Версия для печати

Наши выборы еще не декорация. Пока

Любарев А.

Год назад, на проводимой нами конференции одна из наших коллег (это была Е.А. Панфилова, директор “Транспэрэнси-Интернэшнл-Р”) сделала довольно точный вывод: “Как только мы видим случаи злоупотребления административным ресурсом, это значит, что у власти есть конкурент, и это хорошо. Это значит, есть эта самая конкуренция. Абсолютно нет никакого смысла власти напрягаться на злоупотребление административным ресурсом, когда и так ясно, что победит представитель власти”.

То же самое можно сказать и о нынешнем “зуде” в области избирательного законодательства. Раз “партия власти” так лихорадочно, по несколько раз в год, пытается перекроить законы о выборах, значит, выборы еще не стали чистой декорацией. Те, кто знает советское время, подтвердят: в те годы избирательное законодательство было стабильным, его меняли лишь раз за несколько десятилетий, так как то, что там было написано, никакого значения не имело.

Разумеется, нынешняя “партия власти” хочет, чтобы выборы были декоративными, чтобы никакое народное волеизъявление не могло поколебать ее монопольного положения. Разумеется, с каждым таким новшеством российские выборы все дальше уходят от демократических стандартов. Но до советского ритуала, который тоже именовался “выборы”, все же еще далеко.

На днях я от имени Независимого института выборов обнародовал составленный нами рейтинг демократичности региональных выборов, прошедших 8 октября 2006 г. Сразу же посыпались насмешки: о какой, мол, демократичности тут вообще можно говорить?! Отвечу: говорить можно – потому что на этих выборах была реальная конкуренция. Она, конечно, не была на 100% честной и равной (а в некоторых регионах совсем нечестной и неравной), но тем не менее конкуренция была. Заметный факт: по сравнению с двумя предыдущими кампаниями (осень 2005 г. и весна 2006 г.) количество не допущенных до выборов партийных списков существенно сократилось (а те регионы, которые все же отличились на поприще снятия неугодных списков, получили соответствующие оценки). И “партия власти” на этих выборах получила явно меньше, чем рассчитывала, т.е. голос избирателей еще что-то значит.

Сегодня прямые фальсификации не играют решающей роли (хотя они, безусловно, есть, и с ними надо по-прежнему бороться). Одно из главных направлений усилий административного ресурса – создание информационных и финансовых преимуществ для своих кандидатов. И в этом власть весьма преуспела. Но не будем забывать: все эти информационные преимущества, все эти мелькания одних и тех же лиц на экране, билбордах и прочих носителях срабатывают лишь тогда, когда власть имеет некий уровень популярности. Ниже этого уровня эффект оказывается противоположным: вспомним выборы 1989 и 1990 гг. в Москве и других крупных городах.

Главный по опасности прием административного ресурса и главная угроза для российских выборов – это недопуск на выборы реальных конкурентов через механизмы отказа в регистрации и отмены регистрации. Некоторое время назад законодательство и правоприменительная практика развивались в этом плане в противоположных направлениях: в законах возможности для снятия кандидатов становилось все меньше, а на практике снятий становилось все больше. Но в последние годы направление развития законодательства изменилось, и теперь оно движется в ту же сторону, что и правоприменительная практика, т.е. в сторону декоративных выборов.

И в этом отношении тот законопроект, который был принят в первом чтении 7 июля с.г., был безобразен настолько, что вызвал резкую критику А.А. Вешнякова (о мотивах, подвигнувших главу ЦИКа на этот демарш, много спорили; на мой взгляд, он заботился прежде всего о том, чтобы на его ведомство не переложили всю грязную работу). Главной целью авторов законопроекта (не знаю, кто именно его подготовил, но пусть позор падет на тех, кто его подписал: М.В. Емельянов – “яблочный перебежчик” – и П.Ю. Воронин из “Единой России”, А.М. Бабаков и А.Д. Жуков из “Родины”, И.В. Лебедев, В.А. Овсянников и Е.Ю. Соломатин из ЛДПР) было максимально облегчить возможность снятия кандидатов и партий с выборов. Чего стоят только нормы об отказе в регистрации за ненадлежащее оформление документов и неполноту представленных сведений! Наиболее откровенно все эти мотивы были выражены в выступлении А.В. Митрофанова на заседании Государственной Думы.

Но протесты ЦИК и Общественной палаты некоторое действие возымели. И тот законопроект, который 9 ноября вышел из недр Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству, конечно, плохой, но не такой ужасный, как принятый в первом чтении. Впрочем, это совсем другой законопроект. По моим беглым оценкам, проект, принятый в первом чтении, и проект, выносимый на второе чтение, совпадают не больше, чем на треть. Можно также уверенно утверждать, что концепция законопроекта изменилась.

Отдельный вопрос – почему Государственная Дума допускает такую порочную практику. В Московской городской Думе (по крайней мере, раньше) в подобных случаях проводилось еще одно чтение, к которому депутаты и другие субъекты законодательной инициативы могли подавать новые поправки. В Государственной Думе такой практики нет, но очевидно, что такой законопроект, в соответствии с Регламентом Думы, должен быть возвращен на первое чтение.

Самый большой шум наделала поправка, отменяющая порог явки. Ее осудили довольно дружно. Но если бы не ранее состоявшаяся ликвидация строки “против всех”, я бы отмену порога явки, пожалуй, поддержал бы. В условиях, когда у избирателей есть возможность активно выразить свое негативное отношение ко всем кандидатам, оставленным в избирательном бюллетене, можно было бы и не учитывать тех, кто предпочитает пассивную позицию, даже если это пассивный протест. Но когда порог явки отменяется вслед за ликвидацией строки “против всех”, это означает, что власть никакой протест не желает принимать во внимание. Добавлю, что в Государственной Думе уже лежит еще один законопроект (внесенный депутатом С.В. Ивановым из ЛДПР), который также можно было бы оценить положительно, если бы оставалось голосование “против всех”. Я имею в виду проект, предлагающий считать проценты не от числа проголосовавших, а от числа действительных бюллетеней. Тем самым не будут учитываться недействительные бюллетени – последняя из возможных форм протеста избирателей.

Вспоминается случай трехлетней давности, когда воля избирателей оказалась сильнее административного ресурса. На выборах главы города Норильска лидировал профсоюзный вожак В.В. Мельников, которому не хватило для победы в первом туре всего около трех процентов. А перед вторым туром его сняли по явно натянутому обвинению. Но тогда еще была строка “против всех”. И голосование даже не потребовалось: все соперники Мельникова сняли свои кандидатуры, хорошо понимая, что победить “кандидата против всех” они не смогли бы. А на повторных выборах Мельников победил уже в первом туре.

В нынешних условиях волей большинства избирателей уже можно пренебречь. Во втором туре порог явки был отменен уже давно. А позицией Конституционного суда, заявившего, что нельзя проводить второй тур, если снят лидер первого тура, законодатели пренебрегли. Можно перед вторым туром снять лидера, а можно его и просто убить, как это произошло недавно в Дальнегорске. Можно отстранить тем или иным способом и двух кандидатов, и тогда в избирательном бюллетене могут оказаться кандидаты, пользующиеся поддержкой ничтожного числа избирателей. И это ничтожное число придет на выборы и проголосует.

С принятием нового закона такая ситуация может возникнуть не только во втором туре (который остался лишь для выборов Президента и глав муниципальных образований), но и на любых выборах. И это открывает неограниченные возможности не только для административного произвола, но и для бандитских разборок.

И все же, на мой взгляд, отмена порога явки – не главное зло обсуждаемого законопроекта. Главное – это увеличение возможностей для отстранения кандидатов и партий от выборов. Тут и обвинения в экстремистской деятельности, к которой приравнивается, например, оправдание экстремизма (а под это определение может попасть и утверждение, что власть своими действиями вынуждает людей прибегать к экстремистским действиям), и совершенно безобразный запрет на критику соперника в эфире (неоднократное нарушение этого запрета является основанием для отмены регистрации кандидата или партийного списка).

Что касается содержащихся в первоначальном варианте проекта норм об отказе в регистрации за ненадлежащее оформление документов и неполноту представленных сведений, то эти нормы существенно изменены, но тем не менее заложенная в них опасность остается. Ныне проект обязывает избирательную комиссию не позднее чем за три дня до заседания, на котором должен решаться вопрос о регистрации, уведомить кандидата или избирательное объединение о неполноте сведений или о несоблюдении требований к оформлению документов. И у кандидата или партии есть возможность устранить эти недостатки – не позднее чем за день до дня заседания.

Само по себе право кандидата исправить недостатки в представленных им документах – это, безусловно, большой шаг вперед в нашем избирательном законодательстве. Но два нюанса не дают повод для оптимизма. Во-первых, кандидату дается на исправление всего два дня. Точнее, не менее двух дней, но тут как раз все зависит от отношения к кандидату избирательной комиссии. Закон позволяет ей одним кандидатам сообщать о недостатках за две недели до крайнего срока, а другим – за два дня. И вообще: почему только за два дня? Ведь документы, представленные вместе с уведомлением о выдвижении (а именно в них обычно находят недостатки), могут лежать в комиссии целый месяц!

Во-вторых, из закона неясно, как быть, если комиссия не выполнила требование закона о своевременном уведомлении кандидата. Увы, судебная практика демонстрирует нам, что невыполнение комиссией норм закона не (например, по процедуре проверки подписных листов) не спасает кандидата от санкций. Если так будет продолжаться, кандидаты останутся совершенно незащищенными от административного произвола.

В общем делается еще один крупный шаг в направлении превращения выборов в декорацию. Насколько крупный – покажет правоприменительная практика.


Аркадий Любарев,
кандидат юридических наук

12.11.2006

Статья опубликована на сайте Межрегионального Объединеня Избирателей Votas.Ру
Постоянный URL статьи http://votas.ru/no_decor.html


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Вишневский Б., Хроника отмены выборов

 Демократия.Ру: Кынев А., Агония власти

 Демократия.Ру: Бузин А., Общественный контроль на декоративных выборах

 Демократия.Ру: Черняховский С., Электоральная капитуляция

 Демократия.Ру: Ворожейкина Т., Ускользающий выбор

 Демократия.Ру: Кремль здорово боится будущих выборов

 Демократия.Ру: Любарев А., Двумя руками за «Против всех». Никогда еще избирательные законы не принимались в такой спешке

 Демократия.Ру: Бовт Г., Почему я не пойду на выборы

 Демократия.Ру: Вощанов П., Кремлевских окон негасимый свет. Партийная касса: судя по началу рекламной кампании, большинство партий получают деньги в одном окошке




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 11.09.2019

 11.09.2019

 07.09.2019

 07.09.2019

 04.09.2019

 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта