Демократия.Ру




Если вы скроете правду и зароете ее в землю, она непременно вырастет и приобретет такую силу, что однажды вырвется и сметет все на своем пути. Эмиль Золя (1840-1902), французский писатель


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


25.08.2019, воскресенье. Московское время 05:41

Обновлено: 11.01.2007  Версия для печати

Уголовный элемент избирательной системы

Газета.Ру

Никаких шансов реализовать уголовную ответственность за фальсификацию итогов выборов в сегодняшней России нет.

Новый политический сезон с тяжелыми осложнениями в виде выборов делают популистскую риторику основой всех настоящих и предстоящих заявлений и выступлений участников процесса. Учитывая, что основной мандатной тематикой помимо борьбы с коррупцией будет справедливость в самом разнообразном и широком ее понимании, каждое заявление или лозунг, сделанный в этом направлении, неизбежно будет касаться того, что то или иное направление, описываемое этим термином, в эпоху действующей власти, мягко говоря, не соблюдалось. Но в силу того, что риторика, особенно предвыборная, есть не более чем текст, никаких реальных последствий в виде реализации предложенных мер ожидать не следует. Ни в процессе выборной деятельности, ни, тем более, после ее окончания.

Первый пример нового года – предложение законодательно ввести в России уголовную ответственность за фальсификацию итогов выборов. Как уже упоминалось, это одновременно является формальной оценкой нынешнего политического режима в стране и задает тон риторике двух будущих федеральных выборных кампаний. При этом всем понятно, что исполнить подобный закон без демонтажа нынешней политической системы невозможно в принципе.

Свежеиспеченный глава думской фракции «Родина» («Народная воля» – СЕПР) Геннадий Семигин сразу решил внести пакет законодательных инициатив, самая громкая среди которых – введение уголовной ответственности вплоть до лишения свободы на 15 лет (такой срок у нас дают преимущественно убийцам и насильникам) за фальсификацию итогов выборов всех уровней. Едва ли этот законопроект, уже отправленный на экспертизу в Верховный суд, получит одобрение Кремля и думского большинства.

Однако появление подобной, по сути, совершенно бессмысленной инициативы симптоматично.

Геннадий Семигин, имеющий репутацию абсолютно управляемого политика, в свое время по меньшей мере с одобрения Кремля организовавший раскол тогда еще влиятельной КПРФ, возглавляющий так называемое народное правительство (трудно себе представить, чтобы в теневое правительство сейчас разрешили бы играть, например, Михаилу Касьянову), этим законопроектом обозначает характер федеральных кампаний-2007–2008 годов. Архетип предвыборной риторики уже сейчас вполне очевиден: абстрактные политические и социальные требования популистского характера для избирателей на фоне закулисного торга внутри теневых властных группировок за думские квоты.

При этом понятно, что при всей абстрактности лозунги честных выборов или борьбы с коррупцией все равно фактически будут означать, пусть и обращенные в пустоту, требования ревизии базовых элементов путинской политической системы.

Требовать законодательной уголовной ответственности за фальсификацию выборов значит автоматически допускать возможность такой фальсификации со стороны действующей власти. Кроме власти, официальные итоги выборов по определению не может исказить никто. Требовать усиления борьбы с коррупцией значит признавать ее размах после того, как эта тема была лейтмотивом обоих путинских сроков – от разговоров о равноудаленности власти и бизнеса, ареста Гусинского и уголовного дела против Березовского до дела ЮКОСа.

Очевидно, что никаких шансов исполнить закон об уголовной ответственности за фальсификацию итогов выборов в сегодняшней России нет. Теневая борьба внутривластных группировок не предусматривает такой формы выяснения отношений, как подача в суд иска о признании, допустим, думских выборов недействительными, – эти группировки попытаются договориться об итогах и о распределении административного ресурса до выборов, а если не договорятся, будут разбираться с оппонентами явно не путем оспаривания легитимности новоизбранного парламента. Если иск подаст «внекремлевская» оппозиция (еще не факт, что таковую вообще пустят к участию в парламентских и президентских выборах), ни один российский суд не пойдет против исполнительной власти и не признает итоги голосования сфальсифицированными. Разумеется, при всей невозможности оспорить итоги самих важных для страны федеральных выборов можно предположить, что удастся признать сфальсифицированными результаты голосования на выборах какого-нибудь отдаленного районного или поселкового совета. Провести, так сказать, показательный процесс. Но в этом случае тюремный срок главы районной избирательной комиссии не решит главной проблемы, ради которой, по идее, может быть введен в действие подобный законопроект, – не гарантирует честность выборных кампаний всех уровней и, прежде всего, федерального. В условиях, когда партийная система в стране деформирована, когда в честность выборов не верит фактически ни одна формальная и фактическая политическая сила, когда (и это еще важнее) честные выборы в принципе не рассматриваются властью как неотъемлемый базовый атрибут прочной государственности, она спокойно может пойти на фальсификацию выборов и никогда не признает факта такой фальсификации.

Именно поэтому требование уголовной ответственности за манипуляции с волей избирателей в России выглядят совершенной абстракцией.

В стране нет никакого органа и никакой структуры, которые могли бы применить на практике положения подобного законопроекта. А лозунг честных выборов хорош для оппозиции уже тем, что неизбежное поражение можно объяснить их нечестностью.

И такое объяснение в сегодняшней России будет очень правдоподобным. Другое дело, что в странах с реальными демократическими институтами в принципе никому не приходит в голову вводить уголовную ответственность за фальсификацию итогов голосования – просто потому, что власти никогда не придет в голову совершать подобное преступление. В демократических государствах такое преступление невозможно, потому что немыслимо, ибо затрагивает сами основы государственности.

И еще одно наблюдение в связи с законопроектом: ментальность граждан и государства совпадает в том, что соблюдать законы и правила обе стороны в состоянии заставить только неотвратимость жесткого уголовного наказания. И это единое правовое сознание, вернее, его уровень, и есть самая неразрешимая проблема.


Газета.Ру

10.01.2007

Постоянный URL статьи http://gazeta.ru/comments/2007/01/10_e_1241736.shtml


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Бузин А., Общественный контроль на декоративных выборах

 Демократия.Ру: Суд в Адыгее признал факт фальсификации выборов Путина и простил виновных

 Демократия.Ру: Кириченко Л., Идеальные выборы с безграничным доверием

 Демократия.Ру: Кынев А., Выборы и состояние гражданского общества в регионах России

 Демократия.Ру: Новопрудский С., Власть в себе

 Демократия.Ру: Любарев А., Cистема избирательных комиссий не в состоянии обеспечить правильный подсчет голосов

 Демократия.Ру: Любарев А., Наши выборы еще не декорация. Пока

 Votas.Ru: Бузин А., Курс аномальной электоральной статистики (рекорды и награды московских выборов)




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019

 07.10.2018

 29.09.2018

 14.09.2018

 27.07.2018

 27.07.2018

 23.07.2018

 18.07.2018

 10.07.2018


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта