Демократия.Ру




Странно представить, чтобы война, самое дикое, что только есть, была страстью наиболее героических душ. Героизм и человеколюбие – почти одно и то же. Но стоит чувству этому немного сбиться с пути, и любящий человечество герой превращается в свирепого безу Энтони Эшли Купер Шефтсбери (1671-1713), английский философ, писатель и политик


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


21.08.2019, среда. Московское время 19:56

Обновлено: 28.02.2007  Версия для печати

Почему в России умирают партии. Часть вторая

Черняховский С.

Первая часть статьи

Действующее «партийное законодательство» усиливает конфликт между обществом и государственным аппаратом.

Ужесточение требований к партиям ведет не только к ликвидации уже существующих организаций. Теперь почти невозможно и создание гражданской партии, которая сможет получить соответствующий статус и принять участие в выборах, о чем шла речь в первой части статьи «Почему в России умирают партии». Для политически активных граждан есть и еще один путь.

Если оставить в стороне вариант, когда 50 тысяч набираются исключительно на бумаге, эта численность не может быть создана инициативным призывом «А не создать ли нам новую партию?». Чтобы собрать 50 тысяч, скажем, в 50 регионах (по тысяче в регионе), нужны не намерения и обещания, а политическая структура с конкретными действиями и результатами.

Чтобы собрать численность, необходимую для регистрации в качестве партии, надо уже в течение некоторого времени быть партией.

Считается, что у партии есть некий поэтапный путь «самообразования»: сначала формируется общественная организация, затем на основе образованных структур она собирает силы, а потом превращается в партию со всеми положенными ей правами. Сначала предлагается создать организацию, не ориентированную на политическую деятельность, а потом преобразовать ее в партию с политическими целями. На практике это означает, что сначала в организацию набираются люди, которым не до политики, а потом им предлагается ею заняться. То есть сначала создается, скажем, общество любителей фантиков, а потом объявляется о его преобразовании в клуб охотников на волков. Любители фантиков, скорее всего, просто разбегутся. По законодательству главное практическое отличие между общественной организацией и партией – отсутствие у первой права на участие в выборах. Тогда это либо должно оказаться неким сознательным лицемерием – «мы создаем организацию, не претендующую на участие в выборах, но имеем в виду, что в конце концов она в них примет участие», либо не окажется ничем, потому что в организацию первоначально соберутся аполитичные люди.

Получается, что российское законодательство требует сначала создать партию незарегистрированную, как бы нелегальную, а уже потом зарегистрировать.

Разрешение создания легальных партий есть противодействие созданию нелегальных.

Последние, между прочим, обладают рядом очень существенных преимуществ и во многих отношениях могут действовать более эффективно. Если же сначала надо создать нелегальную – зачем нужна легальная? Тем более что 10–15 тысяч активистов хватит для эффективной политической деятельности. Разумеется, на этот случай власть имеет особые профессиональные структуры.

Однако нигде и никогда борьба политической полиции с подпольными партиями не заканчивалась победой политической полиции.

Она всегда в конечном счете заканчивалась победой подпольных политических структур. То есть законодательство, вместо того чтобы закрывать каналы нелегальной деятельности и направлять общественную энергию в легальные формы, делает обратное: освоение легальных форм делает менее доступным и интересным, чем освоение нелегальных.

Власть по неграмотности не понимает, что истинный смысл выборов – вовсе не в обеспечении соответствия неким абстрактным представлениям о народовластии, а в том, чтобы политически активные и пассионарные личности люди «ходили в депутаты», а не «в подпольщики и террористы».

Таким образом, в таких условиях общество за старые партии голосовать не хочет и их как форму своей политической деятельности не рассматривает, новые легальные партии создавать, по сути, нельзя, а подпольные структуры можно. И как тут должна развиваться партийная система?

Еще одной проблемой российских партий является то, что их руководство не знает, что делать с активистами. Это уже общая проблема крупных парламентских партий стран с развитой электоральной демократией, заключающаяся в том, что в перерывах между выборами этим партиям нечем занять своих активистов. Раньше этого вопроса не существовало. Выборы были кульминацией политической борьбы, но в перерывах между ними массовые партии отстаивали свое право на политическое влияние, свои парламентские полномочия, бросая в прямое политическое действие своих сторонников. За десятилетия этой борьбы эти партии настолько заставили исполнительную власть считаться с собой и заискивать перед собой, что это «выкладывание карт на стол» оказалось излишним.

Что теперь делать со своими политическими армиями, кроме как водить их на выборы, эти партии не знают.

В известном смысле эта проблема существует и для России. Но если в Европе она встала в полный рост потому, что партии добились признания своего статуса контролеров власти, и водить политические армии в повседневное сражение оказалось уже не нужным, то российские партии отказались от борьбы за свой статус, ласково прикорнули у сапог исполнительной власти и смирились со своим декоративным статусом, также отказавшись от какой-либо реальной борьбы с властью и между собой в перерывах между выборами.

В итоге получается, что:

- парламентская партия в современной России безвластна, реальной возможностью влиять на власть не обладает и обществу поэтому не нужна;

- парламентскую партию в современной России создать и зарегистрировать сложнее, чем сформировать партию непарламентскую, подпольную и антисистемную;

- парламентскую партию в современной России вообще трудно поддерживать в жизнеспособном состоянии в перерыве между выборами, поскольку сами вожди этих партий ни на какую иную форму деятельности, кроме участия в выборах, никогда не рискнут.


Отсюда и вопрос – какой должна быть политическая партия для того, чтобы полноценно существовать в современной России?

Есть несколько вариантов:

-либо в принципе отказаться от попыток формирования партийной системы, что на самом деле все равно не получится. В обществе есть и будут разные интересы, не одни, так другие группы людей будут создавать организации, предназначенные в борьбе за власть представлять эти интересы;

- либо всем, кто хочет заниматься партийно-политической деятельностью надо четко осознать, что взять под контроль нынешнее российское государство – а именно в этом цель и назначение самого института политических партий – можно, только либо его разрушив, либо силой принудив к повиновению своему хозяину – гражданскому обществу;

- либо избрать третий, смешанный вариант, то есть, создавая партии и или партию, которая хотя формально и не будет прямо вести насильственную борьбу против этого государства и формально будет декларировать неприятие незаконных методов борьбы, на деле будет использовать все, весь арсенал политических средств – от латентного давления до акций массового протеста, от любых форм дискредитации государственного аппарата и государственных деятелей до акций гражданского неповиновения и организации паралича государственных структур, от проникновения негласной агентуры во все звенья государственного аппарата до организации бытового морального давления на представителей власти – в целях принуждения государства к признанию нормальных, цивилизованных правил игры и его отречению от претензии на бесконтрольность по отношению к обществу.

Это путь глубокого конфликта, а не цивилизованного сотрудничества, это путь противостояния, а не согласия. И это будет правдой.


Но правдой является и то, что этот путь партиям оставлен самим государством как единственный, что этот путь конфликта уже сегодня избран и навязан обществу государственным аппаратом, который своим отношением к представительным органам власти и своим избирательным и партийным законодательством, своей судебной практикой объявил войну партиям, войну гражданам, войну самому гражданскому обществу. И оставил последним простой выбор: либо смириться с этой государственной агрессией против общества и подобно лидерам старых партий прикорнуть у сапог современного Левиафана, либо пытаться отстоять свое достоинство и свое право на контроль этого самого государства.


Сергей Черняховский,
профессор Международного независимого эколого-политологического университета

27.02.2007

Первая часть статьи
Статья опубликована на сайте Газета.Ру
Постоянный URL статьи http://www.democracy.ru/article.php?id=1384


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Черняховский С., Почему в России умирают партии. Часть первая

 Демократия.Ру: Коргунюк Ю., Стабильность тихого омута и секреты подполья

 Демократия.Ру: Кынев А., Диагноз - партийная недостаточность

 Демократия.Ру: Новопрудский С., Власть в себе

 Демократия.Ру: Вощанов П., Кремлевских окон негасимый свет. Партийная касса: судя по началу рекламной кампании, большинство партий получают деньги в одном окошке

 Демократия.Ру: Вощанов П., Давка у кассы, или управляемая свобода. Малопартийность — классная придумка кремля

 Демократия.Ру: Ильин В., Повышение роли партии в государственном строительстве. 2001 г.

 Демократия.Ру: Новопрудский С., Зачем России партии




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019

 07.10.2018

 29.09.2018

 14.09.2018

 27.07.2018

 27.07.2018

 23.07.2018

 18.07.2018

 10.07.2018

 29.06.2018


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта