Демократия.Ру




Демократия - нахождение приближенных решений неразрешимых задач. Рейнхольд Нибур


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


18.08.2019, воскресенье. Московское время 07:51

Обновлено: 22.05.2007  Версия для печати

На цепи доказательств

Туров О.

Монолог бизнесмена, похищенного сотрудниками милиции. Заказчики и исполнители известны. Дело не раскрыто

Предприниматель Константин Иткин два года назад был похищен в городе Видное Московской области милицейской бандой, которой так и не удалось получить за него крупный денежный выкуп. Преступная группировка попала в поле зрения УБОПа — Константина отпустили, потому что у его похитителей была полная уверенность: это дело будет похоронено. И дело действительно было похоронено. Предприниматель лишился собственности (преступники воспользовались выкраденными у него документами для перерегистрации квартиры) и бизнеса (была перепродана его строительная техника).

Обычное дело обычного российского бизнесмена, который должен благодарить Бога, что просто остался жив. Подорванное здоровье и зрение (его кололи сильнодействующими препаратами) — не в счет. Заказчики его похищения известны поименно, известны исполнители. Только те немногие следователи, которые пытались довести дело до суда, подорвали этим свою карьеру. Разбирая такие дела, можно заглянуть внутрь правоохранительной системы, которая сегодня способна защищать только саму себя.

— Три года назад я вышел на один крупный проект — электрификацию Горьковской железной дороги. Нашел генподрядчика. Нужно было согласовать план финансирования и получить согласие РЖД. Я почти все это сделал. Но по неосторожности засветился. Я же из Сибири и более-менее привык доверять людям. А в Москве всех новых знакомых надо проверять. Мои новые знакомые оказались связаны с криминалом. Они решили взять этот проект под себя. К тому же в это время я покупал дом в области и квартиру на Спиридоновке. Это были деньги, которые я получал с Сибири. А у них сложилось впечатление — о, идет работа, пошли деньги, пора влезать.

Сначала первые три дня за мной велась слежка. Сотрудники милиции в форме и с автоматами стояли в центре города Видное и отрабатывали мои маршруты. А на следующий день они остановили меня для проверки документов, посадили в машину — ствол автомата приставили к голове, надели наручники — поехали. До последней минуты, пока мне не сделали укол, я считал, что меня официально арестовали милиционеры. После укола я отключился. Три-четыре дня был без сознания. Когда очнулся — на руке увидел следы пяти уколов. Я оказался в каком-то деревянном доме, в изолированной комнате. Там было все подготовлено: в потолке вбит крюк, на нем цепь. Тебя пристегивают к этой цепи, и ты спишь на диване в углу. Как потом выяснилось, я был в Иванове.

Понятно, что для того, чтобы меня вывезти туда в бессознательном состоянии на “девятке”, нужно иметь служебное удостоверение, с которым можно свободно проехать через Московскую, Владимирскую и Ивановскую области. Все необходимые документы для беспрепятственных вояжей у похитителей были. Я помню, что они три или четыре раза километров за шестьдесят вывозили меня звонить жене. Понятно, что они были очень осторожны — не хотели, чтобы был засечен район звонка. Так вот, когда меня вывозили, на постах машину останавливали за превышение скорости. А я слышу — человек выходит и тут же садится за руль. Значит, служебные документы показал. И еще они все время комментировали ход моих поисков, действия прокуратуры, свидетельские показания по моему делу. Обо всем были прекрасно осведомлены.

Они с первого дня постоянно находились в масках. Но я видел их лица через щелку. Если бы они об этом узнали, меня бы убили однозначно. Многое зависит в таких ситуациях от поведения. Достаточно достойно себя вести. Меня пальцем никто не тронул. Когда меня выводили, в углу я видел гору окровавленных простыней — от других узников. С одним из охранников мы, можно сказать, подружились. Он на мой день рождения даже кусок торта принес.

Они хотели полтора миллиона долларов. Эти деньги можно было бы собрать, продав все мое имущество. Но все пошло не так, как планировалось. Меня похитили в марте 2004 года. Я пробыл в плену два месяца. 3—4 недели заложено на то, чтобы родные осознали, что все бесполезно. И это действительно было бесполезно. Когда меня похитили, мои друзья и жена пошли в ОВД. Первое, что у них попросили, — деньги. Говорят: а у нас не на чем ездить и искать его, бензина нет.

Логика похитителей простая: если похищают человека без связей, его родственники идут в ОВД, пишут заявление — и на этом все. Искать никто не будет. Но у них вышел прокол с моим телефоном. Я, понятно, не знал ни одного номера по памяти — все были забиты в мобильник, и так получилось, что мой телефон вышел в эфир. Только он засветился, как на него выходит УБОП, подписываются мероприятия на арест. Но похитители на следующий день узнают от прокуратуры, что все всплыло. Мои охранники занервничали. 21 мая они вывезли меня и выбросили из машины.

Как удалось завести механизм расследования? Система работает, только если у тебя есть деньги или связи. В моем случае сработали связи. С этого момента устранять меня для них стало худшим вариантом. Выпустив меня, они сразу же были освобождены от уголовной ответственности. Есть такой закон: если похититель добровольно отпустил заложника, он освобождается от уголовной ответственности. Мне об этом обстоятельно разъяснили в прокуратуре. Я же прокурору говорю: ладно, отбросим похищение. Но есть разбой. На меня напали с оружием в руках, забрали и перепродали машину. Ну, говорят, это уже другой вопрос…

Я знаю, что люди, которые заказали мое похищение, должны были заплатить исполнителям 60 тысяч долларов. Поскольку никаких денег за меня не получили, заказчики попытались продать мою технику. Как только я получил об этом сигнал, написал заявление в УБОП. Они тут же задерживают людей, которые участвовали в похищении. Вот тогда я узнал, что меня заказали наши хорошие знакомые. Одна из них стала постоянно приезжать к нам домой, утешать жену, ночевала у нас и смогла выкрасть часть документов. Против этого человека в Домодедове возбуждается дело. Но милиция начинает относиться к ней очень бережно. Ее объявляют в розыск. Я говорю: а чего искать-то? Вам же известно, где она живет, берите и арестовывайте. А мне: а нам-то откуда знать, где она?

Я обратился за помощью в Главное управление собственной безопасности МВД. Там однозначно было сказано: в этой ситуации мы тебе помочь не можем, потому что прокуратура — это особый клан. Но вот тебе человек оттуда — попробуй решить вопрос через него. Иду к нему. Этот человек начинает пробивать это дело и через некоторое время неожиданно перестает отвечать на звонки. И такое происходило и происходит на многих этапах.

У УБОПа было колоссальное желание раскрыть дело. Но когда из Иванова привезли задержанных и я их опознал как похитителей, прокурор города Видное взял их и отпустил. Начальник УБОПа сказал тогда в сердцах: “Мне в лицо никто никогда не плевал так, как сейчас”.

И ведь чем глубже погружаешься, тем отчетливее видишь масштаб поражения системы. Вот у меня была квартира. Я никогда не думал, что, имея паспорт человека на руках, можно так легко переоформить его собственность на другого человека. Даешь 700 долларов — и в Мосрегистрации на все закрывают глаза. И доказать обратное почти невозможно. Нотариус, который провернул это дело, сел на 9 лет по другому эпизоду, но заказчики до сих пор на свободе. 8 месяцев ОВД Пресни тянуло и не возбуждало уголовное дело по факту кражи квартиры.

Пресненский суд первой инстанции (гражданское дело № 2-909/06) оставил квартиру за новыми собственниками, признав их “добросовестными покупателями”, несмотря на то что графологическая экспертиза показала: я не подписывал акт купли-продажи, все документы о собственности у меня на руках. Более того, человек, которому я ее якобы продал и который давно потерял свой паспорт, по результатам экспертизы тоже не ставил своей подписи. Он давал показания в суде. Но, знаете, когда судья намерена принять решение не в вашу пользу, она становится такая ласковая и советует: а вы подайте иск о признании сделки недействительной (я-то подал иск об истребовании имущества из незаконного пользования). А что это значит? Это значит, что я как бы признаю, что сделка была. Я отказался. И Мосгорсуд утвердил решение первой инстанции.

Я принципиально не хочу давать никому денег за раскрытие моего дела. Вот я приезжаю в прокуратуру. Помощник начальника управления тебе загадывает цифру. Давай десятку, мы завтра начнем арестовывать. Я им объясняю: ребята, вы не правы — не я похитил, меня похитили. Но система работает так, что она в любом случае оказывается в выигрыше — возбуждая дело или его не возбуждая.

Эту страну построили люди, абсолютно лишенные иллюзий. У меня и у людей моего поколения не проходит ощущение, что все, что сейчас происходит, временно. Мы никак не можем поделить между собой эту страну. А в голове все время крутится: надо следить за ситуацией, чтобы вовремя соскочить с этого поезда. Сейчас многие мои знакомые мыслят так: поработаю на свой страх и риск, если останусь живым — уеду за границу. У всех устойчивое ощущение, что придут в любой момент и заберут все, что у тебя есть.

Мой старший сын говорит: папа, давай производство какое-нибудь начнем. А я ему говорю: не надо ничего. У тебя все должно быть ликвидно, на чемоданах. Если почувствовал, что все плохо, — продал и уехал. Я точно знаю: тихий и спокойный частный бизнес в России сегодня невозможен. Единственный выход, если все-таки здесь оставаться, — искать касты неприкасаемых и примыкать к ним.

Официально
Из департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом МВД РФ
“…по факту незаконной продажи недвижимого имущества <…> прокуратурой ЦАО г. Москвы 12.05.2005 возбуждено уголовное дело № 320093 <…>. Данное дело расследуется СО при ОВД Пресненского района г. Москвы. Также проводятся необходимые мероприятия, направленные на установление и привлечение к уголовной ответственности организаторов и исполнителей указанных Вами преступлений.

Начальник отдела Г.Н. Захаров”.
Из Департамента собственной безопасности МВД РФ
“<…> Установлено, что Видновской городской прокуратурой возбуждено уголовное дело № 12400 по ч.1 ст. 105 УК РФ (убийство). В ходе расследования проверялась причастность к совершению указанного преступления С.Ю. Мякишевой, М.И.Бабкина и А.В. Дубовцева. По поступившей из прокуратуры информации, в ходе расследования их причастность к совершению указанного преступления не подтвердилась. Уголовное дело приостановлено <…> в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого… <…>
Прокуратурой Центрального административного округа г. Москвы 13 мая 2005 года по факту продажи неустановленными лицами 3 комнат в квартире <…> возбуждено уголовное дело № 320093 <…>. Решение по уголовному делу до настоящего времени не принято…. <…>
Заместитель начальника отдела М.А. Коломицев”.


Из Генеральной прокуратуры РФ
“…Установлено, что в ходе расследования по уголовному делу № 12400 Вами были опознаны Дубовцев А.В. и Супонев И.В. как лица, совершившие Ваше похищение. Однако доказательств, достаточных для привлечения подозреваемых к уголовной ответственности, получено не было <…>. Уголовное дело <…> направлено для дальнейшего расследования в Видновскую городскую прокуратуру…. <…>
Помощник генерального прокурора Российской Федерации Ю.А. Иванова”.

Записал Олег Туров
21.05.2007

Статья опубликована в Новой Газете, № 37 от 21 мая 2007 г.

Постоянный URL статьи http://www.novayagazeta.ru/data/2007/37/27.html


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Орех А., Из прошлого века

 Демократия.Ру: Хандриков И., Нашей страной управляет российская "Триада" или "Коза Ностра"

 Демократия.Ру: Михалыч С., ОМОН.ru

 Демократия.Ру: Зубченко Е., «Мы их содержим – они нас бьют». Для раскрытия преступлений правоохранители используют средневековые методы

 Демократия.Ру: Солдатов А., Бороган И., Сокрытие покажет

 Демократия.Ру: Латынина Ю., Эффект капитана Овсянникова

 Демократия.Ру: Латынина Ю., Система и государство

 Демократия.Ру: Латынина Ю., От Рудакова до Френкеля

 Демократия.Ру: Наджаров А., Мухи-отдельно, котлеты-отдельно. Можно ли в России разделить власть и бизнес?




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019

 07.10.2018

 29.09.2018

 14.09.2018

 27.07.2018

 27.07.2018

 23.07.2018

 18.07.2018

 10.07.2018

 29.06.2018


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта