Демократия.Ру




Самая жестокая тирания - та, которая выступает под сенью закона и под флагом справедливости. Шарль Луи де Секонда Монтескье, барон де ла Бред (1689-1755), французский писатель, правовед и философ


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


27.01.2020, понедельник. Московское время 08:07

Обновлено: 11.09.2007  Версия для печати

Как бороться с коррупцией?

Немцов Б., Воробьев А., Жириновский В.

Пять рецептов борьбы с коррупцией
СПС

Начнем со второй российской проблемы — с дорог. Когда президент Путин пришел к власти, в стране строилось 6000 километров дорог в год, а бюджет дорожного фонда был около 40 миллиардов рублей. Через семь лет ударного труда бюджет вырос в три раза, а дорог строят 2000 километров. В чем причина? За годы правления Путина коэффициент разворовывания дорожного фонда увеличился в девять раз.

Второй пример. Бюджет Министерства обороны за годы правления Путина увеличился в восемь раз, а зарплаты офицеров — в три. При этом как было около 200 тысяч бесквартирных офицеров, так и осталось. Если приплюсовать сюда провальные пуски ракет «Булава», четыре из которых упали в воду, то нетрудно догадаться, что коэффициент разворовывания бюджета военного ведомства тоже вырос в несколько раз. В целом масштабы взяток и потерь от них превысили астрономическую сумму в 50 миллиардов долларов ежегодно. А по уровню коррупции, по данным «Трансперенси интернэшнл», Россия за семь лет опустилась с позорного 80−го места в мире на кошмарное 130−е. Мы среди таких стран, как Сьерра-Леоне, Нигерия, Зимбабве, Венесуэла… Впервые за многие годы по уровню коррупции мы даже обогнали Украину. Причин столь плачевного положения несколько. Первое — цензура в политически значимых СМИ, когда чиновник не боится разоблачения. Второе — монополия одной партии на власть, когда у политической оппозиции отсутствуют реальные политические рычаги для проведения расследований по факту коррупции. Третье — отказ от выборов губернаторов и их несменяемость в течение шестнадцати, а иногда и двадцати лет. Я думаю, интересно и москвичам, и всем жителям страны, как жена мэра Москвы из малого предпринимателя, продававшего одноразовую посуду и пластмассовые стулья, превратилась в самую богатую женщину России с состоянием более двух миллиардов долларов. И почему по этому поводу нет даже намека на общественную дискуссию.

До сих пор не принят закон о конфликте интересов, который мы предлагали еще в 2000 году. Суть в том, что чиновник обязан подавать декларацию, в которой указываются бизнесы, где участвует он, а также близкие родственники, и он же должен взять на себя обязательства не содействовать этим бизнесам, занимая эту должность.

Итак, наши предложения по борьбе с коррупцией:

— отмена цензуры, чтобы боялись брать взятки;

— ограничение пребывания губернаторов во власти — не более двух сроков;

— восстановление выборности губернаторов;

— восстановление политической конкуренции, принятие закона об оппозиции;

— принятие закона о преодолении конфликта интересов.

Борис Немцов, член федерального политсовета СПС

Нужны не громкие слова, а системные решения
«Единая Россия»


Борьба с коррупцией на любых выборах (не только у нас, но и во всем мире) является одним из самых острых вопросов, на котором все — особенно оппозиционные партии — пытаются набрать дополнительные очки. Борьба с коррупцией — идеальное поле для популизма. Однако сегодня, когда вопрос становления и укрепления российского государства во многом решен, проблема коррупции действительно становится первоочередной. Коррупция как системное явление стала реально угрожать национальной безопасности и выступает главным тормозом на пути дальнейшего развития и укрепления нашей страны. Коррупция сплошь и рядом подрывает действие экономических законов рынка, резко снизила престиж России в глазах внешнего мира, стала одним из главных препятствий на пути инвестиций в нашу экономику. Именно из-за коррупции в нашем обществе столь низок уровень доверия граждан к институтам государственной власти. Об этом в последние годы много говорил и президент России Владимир Путин, об этом говорится и в основных документах «Единой России».

Но именно актуальность борьбы с коррупцией заставляет подходить к вопросу ответственно — без популизма и демагогии. Коррупция — явление системное, а потому в борьбе с ней нет и не может быть простых универсальных рецептов, позволяющих в одночасье решить эту проблему. Нужны не громкие слова, а системные решения.

И пока оппоненты власти кричат о засилье коррупции, «Единая Россия» уже много сделала для того, чтобы эта борьба была эффективной. Не на уровне демагогии и пустых обещаний, а на уровне конкретных конвенций и законопроектов.

Прошедший год стал во многом переломным по части создания системных мер в сфере противодействия коррупции. Подготовлены и ратифицированы международные антикоррупционные конвенции, которые дают возможность использовать на российской почве отвечающие международным стандартам правовые инструменты, направленные на борьбу, предупреждение и профилактику коррупции. На основании этих инструментов уже разработаны программы первоочередных законодательных мер и поправки в целый ряд ключевых законов, включая УК и УПК РФ, Гражданский кодекс, законы «О банках и банковской деятельности», «О государственной гражданской службе», «Об оперативно-розыскной деятельности». Причем все это делается в тесном контакте с представителями силовых структур и правоохранительных органов. Уже сейчас рассматривается вопрос о введении в российское законодательство ответственности за незаконное обогащение — нормы, которая крайне эффективно работает в Италии (стране, еще недавно с очень высоким уровнем коррупции). В этом случае при расследовании дел, связанных с коррупцией, бремя доказательства легальности приобретения чиновником имущества, стоимость которого превышает его денежное содержание, ложится на самого чиновника. Имеешь дачу за полмиллиона долларов — докажи, откуда взял такие средства. При этом хотел бы обратить внимание, что у европейских юристов, в отличие от наших либеральных правоведов, не возникает опасений, что эта норма нарушает принцип презумпции невиновности.

Необходимость системного подхода к борьбе с коррупцией ставит на повестку дня вопрос о координации антикоррупционной деятельности на национальном уровне. Мы считаем, что нам необходим единый, независимый от других силовых структур специальный орган по борьбе с коррупцией, который подчинялся бы непосредственно президенту. И для создания этого органа нами уже создана законодательная основа.

Борьба с коррупцией для нас не предвыборный лозунг, а ключевое направление нашей работы, которая в следующие четыре года должна выйти на новый качественный уровень и наконец принести полноценные результаты.

Андрей Воробьев, руководитель Центрального исполнительного комитета «Единой России»

Было бы желание
ЛДПР


Сегодняшний разгул коррупции уходит корнями в 1945 год: именно тогда США поняли, что силой нас не одолеть. И они приняли решение коррумпировать русских и расчленить СССР. К сожалению, все, что они тогда запланировали, сбылось. Раздробили страну, поломали ее экономику, коррумпировали всех и вся, включая политическую элиту. Мы не можем их обвинять, это их право так поступать: им нужна Россия-колония, в этом их интерес. Европа высосала все соки из Африки, США — из Латинской Америки. А Россия еще девственница, к тому же полная ресурсов, — вот их взгляды сюда и обратились. Они насадили здесь коррупцию, которая позволяет не только выкачивать из России природные богатства, но и при помощи Стабфонда под грабительские проценты забирать себе «на хранение» российскую выручку.

Тотальная коррупция длится уже 50 лет. Оборот теневых средств в России сегодня больше, чем официальный бюджет. Это огромная проблема, с которой сейчас борются при помощи уголовных дел — то одного взяточника арестуют, то другого. Это бесполезно: можно арестовать десять тысяч преподавателей, чиновников и милиционеров, но остальные будут делать то же самое.

Надо идти по другому пути. Следует воспитывать кадровый резерв, уменьшать число бюрократов, сроки и количество согласований, повысить чиновникам зарплату, а также вести за ними постоянное электронное наблюдение. Прослушивать телефонные переговоры, повесить камеры в кабинетах, следить за чиновниками повсюду — на улице, на даче, в ресторанах. Технически это все несложно — нужно лишь принять соответствующие законы, но никто этого, оказывается, не хочет.

Чиновников должно быть значительно меньше, чем сегодня. В этом случае государство сможет платить им нормальные деньги. Госслужащий должен бояться не только тюрьмы и позора, но и бояться потерять свою должность и зарплату. Для этого оклад чиновников надо повысить до уровня зарплат топ-менеджеров частного сектора, а пенсию сделать 70 процентов от этой суммы. Сегодня получает 20 тысяч — давайте платить ему 100. Так мы легализуем честные деньги, позволим чиновникам безбедно существовать, не нарушая закона. А государство от этого только выиграет, ведь те средства, которые сейчас идут на взятки, пойдут в реальную экономику.

И начинать надо с головы — надо вычистить коррупцию во власти. Запретить финансирование политических партий со стороны коммерческих структур — это же прямой подкуп! Пусть государство дает партиям деньги из бюджета. Но не копейки, а столько, сколько им надо.

Во многих государствах мира есть специальные службы по борьбе с коррупцией во власти, которые напрямую подчиняются главе государства. Не сходится у политика что-то в декларации о доходах, выяснилось, что депутат, министр или их близкие родственники занимаются коммерческой деятельностью, — все, позор на всю страну, чиновник уходит в отставку.

Изобретать велосипед тут не нужно: эффективные антикоррупционные методы уже давно придуманы и опробованы — было бы желание. Но у наших руководителей его нет. Закон о борьбе с коррупцией лежит в Думе с 2001 года — в первом чтении приняли, и все заглохло. Конечно, ведь власти сложившаяся ситуация очень даже выгодна — все тихо, все спокойно, все повязаны, все сидят на крючке. Наверху знают, кто у кого сколько берет, и всегда могут надавить практически на любого, чтобы добиться от него лояльности. Известно, что портфель министра стоит до десяти миллионов евро, губернаторское кресло — примерно столько же, депутатский мандат — пять миллионов. Пока это не прекратится, пока власть не очистится от этой заразы и не подаст людям положительный пример, попытки бороться с коррупцией в обществе обречены.

Владимир Жириновский, лидер ЛДПР

10.09.2007

Статья опубликована на сайте Эксперт.Ру
Постоянный URL статьи http://www.expert.ru/printissues/expert/2007/33/kak_borotsya_s_korrupciey/


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Голдман М., Государственная коррупция по-российски

 Демократия.Ру: Дятликович В., Менты на крыше

 Демократия.Ру: Наджаров А., Мухи-отдельно, котлеты-отдельно. Можно ли в России разделить власть и бизнес?

 Демократия.Ру: Симакин Д., Национальный проект «Борьба с коррупцией»

 Демократия.Ру: Фирсов А., Заметки о коррупции

 Демократия.Ру: Латынина Ю., О странностях российской борьбы с коррупцией

 Демократия.Ру: Прибыловский В., Происхождение путинской олигархии. Президентское окружение: досье, связи, возможные назначения. Часть 1

 Демократия.Ру: Происхождение путинской олигархии. Президентское окружение: досье, связи, возможные назначения. Часть 2

 Демократия.Ру: Белковский С., Пацаны, или логика Владимира Путина




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 19.01.2020

 06.01.2020

 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 11.09.2019

 11.09.2019

 07.09.2019

 07.09.2019

 04.09.2019

 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2020  Карта сайта