Демократия.Ру



Юридическая консультация онлайн

Главный принцип моей внешней политики - хорошее правление внутри страны. Уильям Гладстон


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


06.08.2020, четверг. Московское время 01:51

Обновлено: 09.03.2008  Версия для печати

Люди и манекены

Вишневский Б.

Абсурдность происходящего сейчас с сидящим в СИЗО лидером питерского "Яблока" Максимом Резником поражает любого, кто знаком с обстоятельствами его дела. Совпадения трудно не заметить: совсем недавно престолонаследник Дмитрий Медведев в Красноярске с пафосом заявил, что нужна, мол, "гуманизация правосудия" и в первую очередь "смягчение мер пресечения до вынесения приговора", - и тут же Резника арестовали не то что до вынесения приговора – даже еще до предъявления обвинения. С замечательной формулировкой: "для обеспечения исполнения решения суда". Выходит, следователь заранее знает, каким будет приговор?

Известно: подозреваемые в грабежах, воровстве, торговле наркотиками, изнасилованиях, педофилии и даже убийствах, бывает, дожидаются суда под подпиской о невыезде. Но человек, наградивший милиционера двумя синяками (и то - лишь по показаниям двух других милиционеров, то есть лиц очевидно заинтересованных), обязательно должен сидеть за решеткой! А то, мол, сбежит или пуще того – "окажет влияние на следствие, потерпевших и свидетелей, используя свой общественный статус" и "влияние на широкие слои общества".

До такого даже при советской власти не додумывались. То есть, конечно, "был бы человек, а статья найдется", но представьте себе, что лет тридцать назад следователь заявляет в суде: подозреваемый является членом антисоветской организации, и ежели его отпустить – непременно использует свое общественное положение для давления на следствие! Да такого следователя даже наш самый советский суд в мире поднял бы на смех, попросив написать чего-нибудь поубедительнее. А сегодня представьте, как лидер оппозиционной и находящейся под постоянным давлением партии грозно стучит кулаком по столу следователя, требуя немедля прекратить дело. Представили? Хорошо представили?

Впрочем, к чему логика андроидам от юриспруденции? Их дело – не рассуждать, а исполнять команды. Чем они и занимаются: одни ходатайствуют о самой суровой мере пресечения, другие ее в суде поддерживают, третьи удовлетворяют ходатайства. И с наглой улыбкой обесчещенного (это не я придумал – Фазиль Искандер) называют белое черным.

Схватил милиционера (проводившего, по его собственному признанию, "удушающий прием") рукой за палец? Значит, "незаконно применил насилие, неопасное для жизни и здоровья, в отношении представителя власти". Участвовал в акциях протеста? Значит, "человек с устойчивым противоправным поведением". Заявил милиционерам, что они действуют незаконно и будут за это отвечать? Значит, "угрожал потерпевшим, ссылаясь на свое общественное положение"...

Это не люди. Это манекены. Те самые куклы, которые "так похожи на людей", как пел когда-то артист, ныне поющий для кремлевской мафии, торжественно отмечающей смену пахана (опять же, не я придумал – адвокат Юрий Шмидт). Воплощенные функции. Как будто после окончания очередного процесса их отключают от сети и убирают в шкаф – до следующей потребности. Собственно, ничего нового: ровно такие же манекены отказывались изменить меру пресечения Василию Алексаняну, давали весомые сроки нацболам за мелкое хулиганство, отправляли в камеру Гарри Каспарова, снимали питерское "Яблоко" с выборов и констатировали, что Михаил Ходорковский сам у себя украл втрое больше, чем у него было.

На два якобы поставленных Резником милиционеру синяка манекены отреагировали мгновенно: и полдня не прошло, как возбудили уголовное дело по двум статьям УК. Такую бы ретивость – да год назад, когда 15 апреля десятки участников "Марша несогласных" в Петербурге были избиты ОМОНом у Витебского вокзала! Там-то речь шла не о синяках: социологу Ольге Цепиловой сломали нос, поэту Борису Лихтенфельду разбили колено, политику Сергею Гуляеву сломали руку, инвалиду второй группы Александру Казанцеву повредили легкое. Все они не один день провели в больнице и по сей день тщетно добиваются хотя бы установления личности карателей! Одно уголовное дело по фактам избиений все же возбудили (и то суд заставил, прокуратура всеми правдами и неправдами от этого уклонялась) - но этим все и кончилось. Что уж говорить о содержании кого-то из омоновцев под стражей в качестве "меры пресечения".

Описанный случай – вовсе не исключение: подавляющее большинство акций протеста последних двух лет заканчивается примерно так же. И нет ни одного случая, когда "правоохранители" были бы наказаны: за нанесенные гражданам травмы, за незаконное задержание, за безосновательно возбужденное (и впоследствии развалившееся в суде) административное дело.

Подобная "правоприменительная практика" может означать только одно: это заранее выданные гарантии безнаказанности. "Мочить" оппозицию можно, не опасаясь неприятностей. Все дозволено, и ничего не будет. В худшем случае слегка пожурят: мол, перестарались, ребята, с кем не бывает. Но и только.

Но в чем же причина тупой и не рассуждающей жестокости? Ведь, казалось бы, нет никаких прагматических объяснений – ни тому, чтобы избивать оппозиционеров (ну не те, далеко не те сегодня масштабы у акций протеста, как на рубеже 90-х годов), ни тому, чтобы во что бы то ни стало держать под арестом того же Максима Резника, отвергая любые логические аргументы. Разве что мотив личной мести: слишком часто лидер "яблочников" оценивал по достоинству Валентину Матвиенко. На словах она выглядит просвещенной правительницей европейского города, а на деле ведет себя, как помещица из русской классической литературы: в стиле "чего я, барыня, захотела, то и должно быть, и не дело холопов обсуждать барские приказы".

Конечно, Валентину Ивановну, привыкшую в последние годы к массовому лизоблюдству окружающей ее "политической элиты", это необычайно раздражает. А человек она ничуть не менее злопамятный, чем Владимир Путин (что многое объясняет в еще более абсурдном, чем дело Резника, деле Ходорковского). И в общем совершенно неважно, она лично распорядилась "закатать" Резника или ее подчиненные решили таким образом угодить начальнице.

Впрочем, одними только мотивами политической вендетты происходящее не объясняется - это было бы слишком просто. Суть дела глубже: тоталитарная система (или кто-то еще продолжает верить в "просвещенный авторитаризм"?) одну за другой проводит акции устрашения, демонстрируя гражданам: оппозиционная деятельность приравнена к преступлению, любое выступление против власти будет жестоко наказано, и не спасут ни мастерство адвокатов, ни показания свидетелей, ни логические аргументы.

Недаром "Марши несогласных" стали менее многолюдными, чем в прошлом году: тех, кто не боится выйти на площадь, стало заметно меньше. В конце 80-х многотысячные митинги в Москве и Ленинграде не разгонялись милицией – и потому, что власть не решалась отдать такой приказ, и потому, что милиция его не выполнила бы. Сегодня на разгон акций протеста бросают карателей, в верности и готовности которых выполнить любой приказ власть не сомневается. Это – тоже манекены.

"Люди, причастные к этому неблаговидному делу, сегодня взяли грех на свою бессмертную душу, арестовав невиновного", — скажет после решения судьи Ольги Андреевой адвокат Максима Резника Борис Грузд.

Не взяли, Борис Борисович. У манекенов нет души.


Борис Вишневский,
обозреватель "Новой газеты"

Справка :

Прекратить заказное дело против Максима Резника (Обращение к генпрокурору и уполномоченному по правам человека)
Выборы нового президента ознаменовались зловещим прецедентом – откровенной фабрикацией уголовного дела против политического оппонента власти.

В ночь со 2 на 3 марта органами правопорядка был задержан председатель петербургской организации партии "Яблоко" Максим Резник, которому предъявлено обвинение в "оскорблении представителей власти" и "применении насилия в отношении представителей власти" – нападении на трех милиционеров.

4 марта 2008 года судья Дзержинского федерального суда Санкт-Петербурга Ольга Андреева вынесла постановление о помещении Резника под стражу в следственный изолятор "Кресты", где содержатся обвиняемые и подозреваемые в совершении уголовных преступлений.

Грубейшим образом нарушая Уголовно-процессуальный кодекс, судья Андреева отказалась допустить на оглашение постановления коллег Резника, представителей общественности и журналистов, на что, естественно, последует очередное обращение в Европейский Суд по правам человека. В знак протеста против очевидно неправомочного решения Максим объявил голодовку.

Фабрикуя это уголовное дело, власти Санкт-Петербурга запускают новый виток политических репрессий, бросают очередной вызов гражданскому обществу, всем россиянам, осознающим себя гражданами.

Никто из них не верит, что Максим Резник мог напасть на милиционеров. Никто не верит, что он, оставаясь до суда на свободе, может удариться в бега или оказывать давление на свидетелей.

Мы обращаемся в Генеральную прокуратуру РФ с требованием:

- немедленно прекратить это заказное дело,
- провести служебное расследование и привлечь к ответственности его инициаторов и исполнителей.

Мы требуем положить конец позорной практике использования исполнительной властью органов правопорядка для достижения своих политических целей.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы
Сергей Ковалев, Институт прав человека
Лев Пономарев, исполнительный директор Общероссийского общественного движения "За права человека"
Юрий Самодуров, директор Музея и общественного центра им.Сахарова
Эрнст Черный, ответственный секретарь Общественного комитета защиты ученых
о. Глеб Якунин, Комитет защиты свободы совести
Борис Стругацкий, писатель
Яков Гилинский, доктор юридических наук, профессор
Андрей Алексеев, социолог
Борис Вишневский, обозреватель "Новой газеты", член бюро партии "Яблоко"
Лилия Шевцова, профессор, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Фонда Карнеги
Игорь Клямкин, вице-президент фонда "Либеральная миссия"
Андрей Пионтковский, профессор, член международного ПЕН-клуба, член бюро партии "Яблоко"
Нина Катерли (Эфрос), член Союза писателей Москвы, член международного ПЕН-клуба
Владимир Кузнецов, зампред фракции "Зеленая Россия" партии "Яблоко", член бюро партии "Яблоко"
Вадим Белоцерковский, писатель, публицист, правозащитник
Самуил Лурье, писатель, критик
Владимир Прибыловский, историк, президент центра "Панорама"
Александр Кобринский, доктор филологических наук, профессор
Виктор Николаев, журналист, Санкт-Петербург
Елена Боннэр, правозащитник, общественный деятель
Александр Горский, историк
Кирилл Страхов, депутат муниципального совета, Санкт-Петербург
Владимир Киверецкий, писатель, публицист, Санкт-Петербург
Дмитрий Шушарин, кандидат исторических наук, шеф-редактор журнала Artbest-seller, Москва
Илья Мильштейн, журналист


06.03.2008

Статья и обращение опубликованы на сайте Грани.Ру
Постоянный URL статьи и обращения http://www.grani.ru/opinion/m.134351.html


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Завадская М., Лидер без оков. Дмитрий Медведев и правовой нигилизм

 Демократия.Ру: Латынина Ю., Первая спецоперация эпохи Дмитрия Медведева

 Демократия.Ру: М.Б. Горный. Выборы в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга в 1998 г. (опыт избирательной кампании на примере 33-го округа)

 Демократия.Ру: Елена Рыковцева: «Ему можно, а нам нет?!»

 Демократия.Ру: Фаляхов Р., Новый человек Кремля. Тезисы Дмитрия Медведева

 Демократия.Ру: Мининформсвязи открыло ФСБ доступ для прослушивания телефонных переговоров

 Демократия.Ру: Кантор М., Распутица. Время снабженцев




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.07.2020

 24.06.2020

 23.06.2020

 23.06.2020

 23.06.2020

 21.06.2020

 14.05.2020

 05.05.2020

 03.04.2020

 21.03.2020

 01.03.2020

 01.02.2020

 19.01.2020

 06.01.2020

 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 27.10.2019

 11.09.2019

 11.09.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2020  Карта сайта