Демократия.Ру




Когда государство управляется согласно с разумом, постыдны бедность и нужда; когда государство не управляется согласно с разумом, то постыдны богатство и почести. Конфуций (ок. 551-479 до н.э.), древний мыслитель и философ Китая


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


13.12.2019, пятница. Московское время 05:39

Обновлено: 29.11.2010  Версия для печати

Послание президента и настоящие страхи

Кваша М.

30 ноября президент Дмитрий Медведев— как всегда в торжественной обстановке— огласит очередное послание Федеральному собранию. Теоретически это главное событие политического сезона, повод подвести итоги года и обозначить главные направления развития страны на ближайшее время. А раз так, то понятно желание кремлевских чиновников развести вокруг него интригу, спровоцировать аналитиков на гадание на кофейной гуще, газетчиков— на обсасывание утечек, а публику (главным образом, конечно, высокопоставленную)— обратить на него хоть какое-то внимание.

Впрочем, даже если вы— депутат Госдумы, шансы на то, что вы хорошо помните, что именно говорилось в предыдущих посланиях, не слишком велики. Ну или наоборот, легко сделать вид, что помните: почти в каждом из них были слова про экономический рост, макроэкономическую стабильность, совершенствование институтов, борьбу с коррупцией, социальные гарантии и подъем благосостояния, привлечение инвестиций, повышение эффективности и т.д. и т.п.

Потом— всякий раз— принимались какие-то решения, готовились законопроекты, вбухивались деньги в пропагандистские кампании. И... почти ничего не менялось, а если и менялось, то едва ли не вопреки тому, что делало государство.

Так что, наверное, неудивительно, что в этом году особых страстей не наблюдалось. То есть политес был соблюден— 29 ноября с подачи пресс-секретаря Медведева Натальи Тимаковой на первые полосы газет угодили вялые намеки, что акцент будет сделан на социальных темах. Дескать, о политике и экономике президент уже говорил в прошлые годы, настало время для чего-то другого. Сюрпризом это на самом деле назвать трудно: следующий год— предвыборный, пора накормить электорат подачками.
Короче говоря, есть ощущение, что жанр себя исчерпал. Хотя... когда на днях в видеоблоге Медведева мелькнуло слово «застой», некоторые особо впечатлительные граждане встрепенулись— неужто о насущном заговорит?

Неужели в Кремле, наконец, осознали, что российский тупик выглядит как экономическая стагнация, помноженная на политический маразм и безбрежную коррупцию? Что в начале 1980-х, в разгар брежневского застоя, ситуация не казалась столь безысходной?

Впрочем, и они быстро опомнились, и из Кремля быстро окрикнули— ничего такого президент в виду не имел и развивать тему не собирается. Скорее всего, он— чисто по-человечески— просто использовал неудачное слово, не сообразил, с чем именно оно ассоциируется.

А также, что, произнося его, он все ближе подходит к тому, чтобы вынести приговор политике последнего десятилетия. Политическая стабильность— одно из главных, хоть и сомнительных, достижений эпохи Путина— держалась на трех китах: перераспределении сырьевой ренты, неустойчивости прав собственности и растущей коррупции. Вытащи один элемент, система посыпется в считаные месяцы или, в крайнем случае, годы. А если не вытаскивать, то экономического роста не будет, потому что неоткуда взяться ресурсам, за счет которых будет развиваться страна.

Налоговые изъятия из сырьевых отраслей близки к пределу. Нефтянка уже обложена так, что разработка новых месторождений нерентабельна, и если не снизить нагрузку, то эта дойная корова российской экономики постепенно сдохнет— старые-то месторождения постепенно исчерпываются. Что-то еще можно снять с газовой отрасли и добычи другого сырья. Но, во-первых, это много меньше, чем дает нефть, а во-вторых, придется наступить на интересы разнообразных людей, много лет считавшихся неприкасаемыми.

Так что объем перераспределения уже не увеличить. Нельзя сильно увеличить и долю бюджета, идущую на социальные расходы, она и без того уже крайне велика. Уже приходится ради пенсий жертвовать инвестициями в инфраструктуру (теми же злосчастными дорогами) и образование (будущим человеческим капиталом). Особенно хорошо такой способ проедания сырьевого богатства заметен по специфике российского платежного баланса— с быстро растущим потребительским импортом и стагнацией ввоза товаров инвестиционного предназначения.

Неустойчивость прав собственности— возможность для государственной машины или с ее использованием отобрать у владельца все, что угодно— от квартиры до нефтяной компании,— многие годы была гарантией того, что ни бизнес, ни средний класс ни в какую политику не полезет. Есть, правда, осложнение— инвестируют в такой ситуации мало, а при первых же признаках опасности норовят увести деньги из страны. Пока бюджет пух от сверхдоходов, на это можно было закрывать глаза. Теперь оказывается, что и отток капитала опять превращается в угрозу, и госденег не хватает на то, чтобы заменить частные, и иностранных инвестиций в страну не притащить, пока не гарантируешь комфорт и защиту.

Коррупция— после того, как было принято решение о строительстве вертикали власти,— вообще-то стала системообразующим элементом, эту самую вертикаль удерживающую. Фактически произошел обмен самостоятельности бюрократических элит на возможность «кормления». Одновременно всеобщая вовлеченность чиновников в коррупционные схемы стала дополнительной защитой от «бунта», от возникновения оппозиции внутри власти. Увы, то ли настал, то ли настает момент, когда объем коррупционных изъятий из экономики уже окончательно несовместим с ее нормальным функционированием.

На самом деле бытующие в российской элите страхи только риском многолетнего застоя не ограничиваются. И правда, если три вышеописанных «кита» начинают исчезать, со страной могут начать происходить самые неожиданные вещи. Мне уже приходилось— впервые после 1998 года— выслушивать произносимые «на полном серьезе» версии грядущих заговоров в верхушке, военных переворотов. Или наоборот— сюжеты с окончательной деградацией государства, сползанием в анархию и распад федерации.

Страхи-то, может, и преувеличенные. Хотя основаны они, увы, на реальных опасностях. А значит, что есть шанс того, что эти страхи уже превращаются в самостоятельную опасность. И правда, как при таких перспективах здесь вкладывать деньги или просто строить планы на жизнь? Так что, может, стоило все-таки посвятить послание вещам, не столь выигрышным с точки зрения пиара, зато критически важным для самого существования страны?


Максим Кваша
29.11.2010

Статья опубликована на сайте GZT.Ru
Постоянный URL статьи http://www.gzt.ru/opinion/column/maxim-kvasha/-poslanie-prezidenta-i-nastoyaschie-strahi-/336767.html


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Латынина Ю., Что-то вы всегда обещаете...

 Демократия.Ру: Бачеева Е., Три года за пустые обещания

 Демократия.Ру: Суварин Б., Выборы скоро

 Демократия.Ру: Новопрудский С., Послание президентов

 Демократия.Ру: Чиков П., Парадоксы Медведева

 Демократия.Ру: Любарев А., Выдержки из стенограммы заседания Госсовета с комментариями

 Демократия.Ру: Кагарлицкий Б., «Титаник» должен утонуть?

 Демократия.Ру: Латынина Ю., Киндерсюрприз-2, или экономика дуршлага

 Демократия.Ру: Ольшанский Д., Декларация боярского будущего




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 01.12.2019

 13.11.2019

 07.11.2019

 11.09.2019

 11.09.2019

 07.09.2019

 07.09.2019

 04.09.2019

 23.08.2019

 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта