Демократия.Ру




Главное отличие демократического режима от авторитарного состоит в том, что при последнем народ расплачивается за чужие ошибки, тогда как при первом - за свои собственные. О.Н.Смолин, депутат Государственной Думы


СОДЕРЖАНИЕ:

» Новости
» Библиотека
» Медиа
» X-files
» Хочу все знать
» Проекты
» Горячая линия
» Публикации
» Ссылки
» О нас
» English

ССЫЛКИ:

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования


23.08.2019, пятница. Московское время 21:45

Обновлено: 29.01.2011  Версия для печати

Опасная безопасность. Теракт в "Домодедово" продемонстрировал полную импотенцию Закона "О безопасности"

Золотарев П.

Оперативно принятый Федеральным собранием накануне наступления 2011 года новый Закон «О безопасности» ярко иллюстрирует достаточно равнодушное отношение к основополагающим документам, не имеющим непосредственного отношения к решению текущих проблем.

Первый Закон «О безопасности» был принят Верховным Советом Российской Федерации 5 марта 1992 года. Открывая первое заседание Совета безопасности, первый президент России Борис Николаевич Ельцин выделил то, что, по его мнению, было главным в Законе «О безопасности» – теперь в России будет не человек для государства, а государство для человека.

Закон определял безопасность как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Ключевое значение в этом определении имеет понятие «жизненно важные интересы». К ним в законе отнесены лишь те, которые обеспечивают прогрессивное развитие (личности, общества и государства). Одним из принципов обеспечения безопасности закон определял соблюдение баланса жизненно важных интересов личности, общества и государства.

Подобный подход к понятию «безопасность» и к принципам обеспечения безопасности требовал постоянного анализа и выявления: интересов объектов обеспечения безопасности; интересов, которые могут быть отнесены к числу жизненно важных; интересов, которые существуют, но не соответствуют прогрессивному развитию; противоречий между жизненно важными интересами объектов обеспечения безопасности; целесообразного для каждой ситуации распределения приоритетов между противоречивыми жизненно важными интересами, то есть определение разумного баланса интересов.

Закон «О безопасности» 1992 года, несмотря на свои недостатки, предусматривал последовательный, научно обоснованный алгоритм формирования государственной политики, обеспечивающей прогрессивное развитие страны. Тем не менее он так и остался нереализованным и в итоге отменен.

В 1997 году аппаратом Совета безопасности Российской Федерации была подготовлена Концепция безопасности Российской Федерации, которая была утверждена президентом России в декабре 1997 года. «Творческий» подход, проявленный при разработке концепции, сыграл роковую роль.

Этот документ полностью проигнорировал положения действующего закона и внес искажения в ключевые понятия в сфере безопасности. В концепции идет речь не о задаче обеспечения жизненно важных интересов личности, общества и государства, а лишь о безопасности самих объектов обеспечения безопасности – личности, общества и государства. Тем самым была исключена взаимосвязь состояния безопасности с условиями прогрессивного развития.

Концепция национальной безопасности не требовала никаких реальных действий. Идеальный вариант для государственного чиновника. Не действовали ни Закон «О безопасности», ни Концепция национальной безопасности. Так продолжалось до принятия «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года».

«Стратегия национальной безопасности до 2020 года» разрабатывалась в период, когда Закон «О безопасности» 1992 года был действующим, но полностью его проигнорировала. Содержание стратегии отражает стремление сформировать внутреннюю и внешнюю политику в интересах устойчивого развития страны без опоры на научный подход. В результате просматриваются приоритеты, которые не столько связаны с обеспечением устойчивого развития, сколько с интересами государственных ведомств и государственной бюрократии.

Содержание «Стратегии национальной безопасности до 2020 года», судя по всему, повлияло решающим образом на содержание нового Закона «О безопасности», принятого в 2010 году.

Понятия «безопасность» в новом законе нет.

Исчезло четкое обозначение объектов обеспечения безопасности (личность, общество и государство) и субъектов обеспечения безопасности. В новом законе, как можно предположить из его первой статьи, на главном месте стоит обеспечение безопасности государства, далее общественная и экологическая безопасность и лишь перед упоминанием об иных видах безопасности фигурирует безопасность личности.

Интересы личности, общества и государства, в том числе жизненно важные интересы, в новом законе отсутствуют.

Новый закон возлагает на президента задачу определения основных направлений государственной политики в области обеспечения безопасности, а механизм научного обоснования этой политики ликвидирует. За Советом безопасности Российской Федерации законом закреплен сокращенный перечень функций. Анализ этих функций показывает, что они соответствуют сложившейся структуре аппарата Совета безопасности и практике его работы.

Интересы государственной бюрократии трансформируются в интересы государства и подавляют интересы общества и личности. Государственный аппарат, интересы его ведомств, интересы значительной части государственных чиновников становятся главным источником безопасности личности, общества и государства, его целостности и суверенитета. Противоречия и дисбаланс интересов порождают последствия, которые не могут быть нейтрализованы укреплением потенциала структур безопасности и правопорядка.

Не устраняя глубинных противоречий интересов, можно лишь гадать о месте следующего после «Домодедово» террористического акта.

Сложилась парадоксальная ситуация. Реальная политика президента России направлена на развитие современных функций государства. Отсюда попытка наращивания социальных задач. Приоритет современных функций государства перед традиционными функциями (оборона и правопорядок) свойственен наиболее развитым государствам. Реальная политика президента России направлена в будущее, а государственной бюрократии – в прошлое. Интересы государственной бюрократии вошли в противоречие не только с интересами личности, общества и собственно государства, но и с интересами президента России.


Павел Семенович Золотарев - руководитель Межрегионального общественного фонда поддержки военной реформы, генерал-майор в отставке.
28.01.2011

Статья опубликована в Независимой Газете
Постоянный URL статьи http://www.ng.ru/politics/2011-01-28/3_kartblansh.html


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

 Демократия.Ру: Подрабинек А., Суверенные спецслужбы

 Демократия.Ру: Сатаров Г., Страх рождает бред. Из опытов медленного чтения

 Демократия.Ру: Подрабинек А., Главный враг на первое время

 Демократия.Ру: Латынина Ю., Цепная реакция насилия

 Демократия.Ру: Геворкян Н., Жизнь других

 Демократия.Ру: Кесаева Э., Террористы-агенты

 Демократия.Ру: Солдатов А., Бороган И., Сокрытие покажет

 Демократия.Ру: Владимир Путин подписал скандальный закон об экстремизме

 Демократия.Ру: Подрабинек А., Гос. Страхи. Кому выгоден закон «О противодействии терроризму»

 Демократия.Ру: Неиссякаемый источник. Каспаров: Путин дал криминалу с Кавказа расползтись по всей России




ОПРОС
Какая должна быть зарплата у госчиновника, чтобы он не брал взятки в 1 млн долларов?

2 млн долларов
1 млн долларов
100.000 долларов
10.000 долларов
1.000 долларов
100 долларов


• Результаты



 05.08.2019

 02.08.2019

 19.07.2019

 23.06.2019

 14.06.2019

 05.04.2019

 05.04.2019

 01.04.2019

 01.04.2019

 19.02.2019

 23.01.2019

 07.10.2018

 29.09.2018

 14.09.2018

 27.07.2018

 27.07.2018

 23.07.2018

 18.07.2018

 10.07.2018

 29.06.2018


ПУБЛИКАЦИИ ИРИС



© Copyright ИРИС, 1999-2019  Карта сайта